Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 января 2009 г. N 44у-3/09

 

Президиум Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Епифановой В.Н.,

членов: Кудряшовой В.В., Пономарева А.А., Черкасовой Г.А.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Бартенева Д.Г. в защиту Ш.П.

на постановление мирового судьи судебного участка N 20 Санкт-Петербурга от 7 ноября 2007 года

которым Ш.П., <...>, ранее не судимый, -

освобожден от уголовной ответственности за совершение уголовно-наказуемого деяния, предусмотренного ст. 117 ч. 1 УК РФ, и к нему применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа;

на постановление Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 29 февраля 2008 года, которым постановление мирового судьи судебного участка N 20 Санкт-Петербурга от 7 ноября 2007 года оставлено без изменения;

на кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 3 июня 2008 года, которым постановление Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 29 февраля 2008 года оставлено без изменения.

В надзорной жалобе адвокат просит отменить состоявшиеся в отношении Ш.П. судебные решения и направить дело на новое рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Санкт-Петербургского городского суда Маслобоева И.Т., выступление адвоката Бартенева Д.Г., поддержавшего доводы своей жалобы, мнение заместителя прокурора Санкт-Петербурга Резонова И.Г., полагавшего необходимым обжалуемые судебные решения отменить, президиум

 

установил:

 

согласно постановлению мирового судьи от 07.11.2007, Ш.П. с конца марта 2007 года по 12 апреля 2007 года неоднократно совершал в отношении своей матери Ш.Т. насильственные действия, имея умысел на причинение ей физических страданий.

По заключению комиссионной судебно-психиатрической экспертизы от 25.07.2007 Ш.П. страдал хроническим психическим расстройством в виде шизофрении простой формы, психопатоподобного дефекта, во время совершения инкриминируемых действий и во время проведения экспертизы он не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, нуждался в принудительном лечении.

Данное заключение экспертизы было положено в основу постановления от 07.11.2007 о применении к Ш.П. принудительного лечения, поскольку было установлено, что общественно-опасное деяние он совершил в состоянии невменяемости.

В надзорной жалобе указывается на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушение уголовно процессуального закона.

В обоснование жалобы адвокат, в частности, ссылается на ограничение права защитника на предоставление суду доказательств, что выразилось в нарушении судом ч. 4 ст. 271 УПК РФ при отказе в удовлетворении ходатайства защитника о допросе в качестве специалиста явившегося в судебное заседание врача-психиатра Ш.В.

Кроме того, по мнению заявителя, вывод судов первой, апелляционной и кассационной инстанций о необходимости применения к Ш.П. принудительного лечения в психиатрическом стационаре, ничем не подтверждается и опровергается собранными по делу доказательствами.

Рассмотрев доводы надзорной жалобы, проверив материалы уголовного дела в порядке ч. 1 ст. 410 УПК РФ, президиум считает обжалуемые судебные решения подлежащими отмене.

Постановлением мирового судьи от 07.11.2007 установлено, что Ш.П. совершил истязание в отношении своей матери Ш.Т.

При этом в тексте постановления указано на причинение им потерпевшей физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев или иными насильственными действиями, не повлекшими последствий, указанных в ст. 111, ст. 112 УК РФ, т.е. конкретный способ совершения им общественно-опасного деяния не установлен.

Между тем, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию способ совершения преступления, и этот способ, по смыслу закона, должен быть конкретным.

Использование в тексте постановления указанных альтернативных формулировок, относящихся к способу совершения Ш.Т. насильственных действий в отношении потерпевшей, допущено без должного учета данных требований закона.

Далее, согласно постановлению от 07.11.2007, Ш.П. совершал насильственные действия, имея умысел на причинение физических страданий потерпевшей.

Однако данный вывод суда сделан вопреки положениям ст. ст. 24 - 25 УК РФ о том, что умысел является формой вины в совершении преступления, и применим лишь в отношении вменяемого лица, каковым Ш.П., по мнению суда, не являлся во время совершения упомянутого деяния.

Таким образом, указание в постановлении на умышленный характер действий Ш.П. находится в явном противоречии с выводами суда о том, что он их совершил в состоянии невменяемости.

Из материалов уголовного дела следует, что 18 февраля 2008 года в ходе судебного заседания, при рассмотрении уголовного дела в отношении Ш.П. в апелляционном порядке, адвокатом Бартеневым Д.Г. было заявлено ходатайство о допросе в качестве специалиста явившегося в судебное заседание врача-психиатра Ш.В., с целью выяснения его мнения по поводу обоснованности заключения проведенной в отношении Ш.П. судебно-психиатрической экспертизы и необходимости применения к нему принудительных мер медицинского характера.

Данное ходатайство стороны защиты было безмотивно отклонено постановлением суда, о чем свидетельствует содержание протокола судебного заседания (л.д. 278), что было сделано вопреки требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, которые обязывают суд мотивировать выносимые постановления.

Судом кассационной инстанции довод адвоката Бартенева Д.Г. о незаконности отказа судом апелляционной инстанции в ходатайстве стороны защиты о допросе специалиста Ш.В. был признан необоснованным.

Вместе с тем закрепленные в ст. 53 УПК РФ полномочия защитника в уголовном судопроизводстве предусматривают его право собирать и представлять доказательства, а также право привлекать специалиста.

Кроме того, положения ч. 4 ст. 271 УПК РФ в императивной форме указывают на невозможность отказа суда в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании в качестве специалиста лица, явившегося в суд по инициативе стороны.

При таких обстоятельствах ходатайство адвоката Бартенева Д.Г. о допросе специалиста Ш.В. было отклонено судом без учета требований уголовно процессуального закона, что не получило должной оценки суда кассационной инстанции.

Таким образом, при вынесении обжалуемых судебных решений был неправильно применен уголовный закон, не были надлежащим образом соблюдены требования уголовно-процессуального закона, что повлияло на законность, обоснованность и справедливость этих решений, в связи с чем, в соответствии со ст. ст. 379, 381 УПК РФ, они подлежат отмене.

Остальные доводы надзорной жалобы могут быть учтены при новом судебном рассмотрении дела.

Руководствуясь ст. 407, п. 3 ч. 1 ст. 408, ст. 409 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу адвоката Бартенева Д.Г. удовлетворить.

2. Постановление мирового судьи судебного участка N 20 Санкт-Петербурга от 7 ноября 2007 года, постановление Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 29 февраля 2008 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 3 июня 2008 года, вынесенные в отношении Ш.П., отменить.

Направить дело в Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга для передачи иному мировому судье на новое судебное рассмотрение.

 

Председательствующий

ЕПИФАНОВА В.Н.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь