Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2009 г. по делу N 22-1

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Черемных С.В.,

судей Трубниковой Л.В., Рудакова Е.В.,

рассмотрела в судебном заседании 15 января 2009 года кассационные жалобы осужденного Л. и представителя потерпевших ЗАО "Н" и П. - адвоката Маценко В.В. на приговор Мотовилихинского районного суда г. Перми от 22 октября 2008 года, которым

Л., не судимый,

осужден по ст. 159 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 171 ч. 2 п. "б" УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа. В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание назначено условно с испытательным сроком в 3 года. На Л. возложены обязанности: являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление осужденных, не менять места жительства без уведомления.

Заслушав доклад судьи Рудакова Е.В., изложившего обстоятельства дела, пояснения осужденного Л. и адвоката Шпака В.В. по доводам жалобы, мнение адвоката Маценко В.В. об отмене приговора по основаниям, изложенным в жалобе, объяснения адвоката Кичева А.В., полагавшего, что приговор подлежит оставлению без изменения, мнение прокурора Мокрушина О.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Л. признан виновным в мошенничестве, т.е. приобретении права на чужое имущество путем обмана и злоупотреблением доверием в отношении Ш. в крупном размере. Преступление совершено при обстоятельствах, установленных судом и изложенных в приговоре. Кроме того, Л. признан виновным в незаконном предпринимательстве, т.е. в осуществлении предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере.

В кассационной жалобе осужденный Л. выражает свое несогласие с приговором, полагает, что доказательств его вины в совершении преступлений, установленных судом, не имеется, просит отменить обжалуемый приговор, уголовное дело прекратить, поскольку по действиям в отношении Ш., между ним и Ш. имели место гражданско-правовые отношения, он попросил у Ш. деньги под проценты, а Ш. сказал, что с процентов надо платить налоги и предложил оформить строящееся помещение на него, он согласился оформить помещение как обеспечение договора займа и получил от Ш. 1 000 000 рублей. В дальнейшем возникли проблемы со строительством, подорожали материалы, ему стало трудно выплачивать проценты Ш. После регистрации все получили документы без проблем. С Ш. он договорился переоформить договор долевого участия в строительстве на помещение площадью 169 кв. м. Документы на это помещение были им переданы Ш. в качестве залога. При наличии всего пакета документов для оформления права собственности Ш. свое право собственности не зарегистрировал. Он все время платил проценты по договору займа и поэтому Ш. помещение на себя не оформлял. В сентябре 2004 года он продал большую часть этого помещения с согласия Ш. Деньги он Ш. не отдал, поскольку решил строить пятый этаж. У него имелись другие обязательства. Он вложил деньги в проектирование и решил вернуть их после продажи помещений пятого этажа. В 2005 году он не стал платить проценты, оформил кредит и принес Ш. 500 000 рублей, Ш. отказался составить расписку, тогда он перечислил деньги Ш. на счет. Остальные 500 000 рублей он отдал Ш. в судебном заседании. Незаконного предпринимательства, функций заказчика не осуществлял, заключал договоры со специализированными организациями, которые могли осуществлять строительство высотных зданий, технический надзор и выполнять функции заказчика, являлся инвестором.

В кассационной жалобе адвокат Маценко В.В. просит отменить приговор, поскольку суд не удовлетворил ходатайство государственного обвинителя о возвращении уголовного дела прокурору для учета Л. по ст. 171 ч. 2 п. "б" УК РФ незаконного строительства пятого этажа.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель Бормотин А.И. считает обжалуемый приговор законным и обоснованным, а кассационную жалобу осужденного не подлежащей удовлетворению, поскольку судом в приговоре приведены доказательства и дан их должный анализ, при этом обоснованно не приняты во внимание показания осужденного об отсутствии в его действиях состава преступлений. Назначенное наказание является справедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражений, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения жалобы Л. в части несогласия его с осуждением по ст. 159 ч. 3 УК РФ.

Вывод суда о виновности Л. в совершении инкриминируемого деяния, предусмотренного ст. 159 ч. 3 УК РФ, в отношении Ш. нашел свое подтверждение совокупностью имеющихся по делу достоверных доказательств, которые были проверены в судебном заседании и получили в приговоре надлежащую оценку.

Вина Л. в совершении вышеуказанного преступления установлена показаниями потерпевшего Ш., из которых следует, что никаких гражданско-правовых отношений между ним и Л. по поводу займа денежных средств и выплат процентов не было, имело место его участие в долевом строительстве объекта с вложением 1 000 000 рублей по договору от 06.08.2003 года, по завершении которого он намеревался получить в собственность нежилое помещение в административно-бытовом комплексе по адресу: г. Пермь, ул. Лебедева. Однако в апреле 2004 года он узнал, что помещение, которое должно было быть передано в его собственность по окончании строительства, продано Л. другому лицу. После этого он обратился к Л., который пообещал, оформить в его собственность другое помещение в этом же АКБ площадью 169 кв. м на четвертом этаже литер "А" за ранее выплаченный 1 000 000 рублей с составлением нового договора от 08.04.2004 года и акта взаимозачета от 08.04.2004 года. Затем между ним и Л. были оформлены документы по передаче ему данного помещения. Регистрировать право собственности он не спешил, поскольку он доверял Л., у него имелся весь пакет документов для регистрации. Затем от своих знакомых он узнал, что Л. продал переданное ему ранее нежилое помещение. Он встретился с Л., спросил у того, почему он продал помещение, тот пояснил, что у него вновь возникли финансовые проблемы. В 2006 году, после того как он написал заявление в милицию, на его счет поступили 500 000 рублей от Л. После начала рассмотрения дела в суде Л. перечислил еще 500 000 рублей.

Показания потерпевшего подтверждаются показаниями свидетеля С., о том, что 08.01.2003 года он заключил с ИП Л. договор долевого участия в строительстве нежилого помещения литер "А1" на четвертом этаже здания АБК площадью 193,1 кв. м по адресу: г. Пермь, ул. Лебедева, впоследствии 01.09.2003 года переуступил свои права по договору Ф. Аналогичными показаниями свидетеля Ф., из которых также следует, что 08.01.2004 года Л. передал ему построенное по договору нежилое помещение. Показаниями свидетеля К., из которых следует, что фактическая площадь помещения литер "А1", указанного в плане 4 этажа к договору N 1 от 06.08.2003 года, заключенного между ИП Л. и ИП Ш. составляет 193,1 кв. м, помещение площадью 169 кв. м литер "А" состоит из помещения площадью 138,1 кв. м и коридора площадью 30,9 кв. м.

Вышеуказанные показания потерпевшего и свидетелей согласуются и с документами, составленными при оформлении сделок с недвижимостью, их передачей и регистрацией: Л. с Ш., Л. с С. и Ф., Л. с К.

Изложенные и приведенные судом в приговоре доказательства опровергают версию осужденного об отсутствии в его действиях состава преступления и наличии между ним и потерпевшим гражданско-правовых отношений, связанных с займом денежных средств, и свидетельствуют о том, что умысел у Л. изначально был направлен на совершение преступления в отношении Ш., поскольку Л. нуждался в финансовых средствах, уже при заключении договора долевого участия в строительстве нежилого помещения 06.08.2003 года между Л. и Ш. указанное помещение являлось предметом аналогичного ранее заключенного договора между Л. и С., по которому у Л. имелись обязательства по передаче построенного нежилого помещения С., и которое впоследствии было передано Л. Ф., которому в свою очередь С. уступил свои права по договору, т.е. у Л. заведомо отсутствовала реальная возможность для исполнения обязательства по договору с Ш. После того, как действия Л. стали известны Ш., Л., продолжая свои преступные действия, с целью придания им законного вида, заключил с Ш. новый договор долевого участия в строительстве аналогичного нежилого помещения с последующим составлением документов о передаче указанного объекта Ш., однако после этого, несмотря на надлежащее исполнение Ш. обязательств, Л. в одностороннем порядке ликвидировал этот объект и продал К. основную часть помещения, ранее составлявшую часть нежилого помещения переданного Ш. Доводы жалобы о том, что Ш. длительное время не регистрировал право собственности на переданный ему Л. объект недвижимости, не свидетельствует о невиновности осужденного, поскольку регистрация права на недвижимость при надлежащем исполнении сторонами своих обязанностей является правом сторон. Перечисление в 2005 году 500000 рублей расценивается как частичное возмещение ущерба потерпевшему после обращения последнего в правоохранительные органы.

Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора по данному преступлению, из материалов дела не усматривается.

Оценив приведенные и другие исследованные доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что вина осужденного Л. в совершении мошенничества в крупном размере в отношении Ш. доказана.

Однако при квалификации действий осужденного по ст. 159 ч. 3 УК РФ, учитывая, что преступная деятельность Л. началась в августе 2003 года, когда действовала ст. 159 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ от 13 июня 1996 г.) и продолжалась до июля 2004 года, когда стала действовать ст. 159 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ от 8 декабря 2003 г.), суд не указал в приговоре редакцию этой статьи.

Учитывая, что Федеральным законом от 08 декабря 2003 года N 162-ФЗ в ст. 159 УК РФ внесены изменения, улучшающие положение осужденного, в частности, санкция ст. 159 ч. 3 УК РФ была смягчена, действия осужденного Л. следовало квалифицировать по ст. 159 ч. 3 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г., в связи с чем суд считает необходимым изменить приговор в этой части, уточнив, что Л. осужден по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ от 8 декабря 2003 г.).

Вместе с тем, приговор в отношении Л. в части осуждения по ст. 171 ч. 2 п. "б" УК РФ подлежит отмене с прекращением производства по делу по следующим основаниям.

Статья 171 ч. 1 и ч. 2 УК РФ предусматривают ответственность за незаконное предпринимательство, в том числе за осуществление предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий, если это деяние сопряжено с извлечением дохода в крупном или особо крупном размере.

Как следует из приговора суда, Л. признан виновным в том, что он, имея лицензию на выполнение строительно-монтажных работ Г N 874452 от 26.03.2001 года (особое условие лицензии: право осуществления строительной деятельности только зданий и сооружений второго уровня ответственности т.е. административных и бытовых не выше трех этажей), с марта 2001 года с нарушением лицензионных требований и условий выполнял функции заказчика - застройщика на объекте строительства - административно-бытовом комплексе этажностью выше трех этажей по адресу: г. Пермь, ул. Лебедева. Построенные помещения на четвертом этаже здания АБК реализовывались ИП Л. до июня 2004 года третьим лицам, в результате чего Л. получил доход в особо крупном размере - 2 130 000 рублей.

Признавая Л. виновным в совершении этого преступления, суд руководствовался: Федеральным законом "О лицензировании отдельных видов деятельности" N 158-ФЗ от 25.09.1998 года, согласно которому деятельность по строительству зданий и сооружений подлежит лицензированию; Положением "О лицензировании строительной деятельности", утвержденным Постановлением Правительства РФ N 351 от 25.03.1996 года, регулирующим порядок выдачи лицензий на строительную деятельность и виды строительной деятельности, подлежащей лицензированию; Перечнем работ, составляющим виды строительной деятельности, осуществляемых на основании лицензии, среди которых перечислена функция заказчика, утвержденным Приказом Министерства строительства РФ N 17-119 от 05.09.1996 года.

Однако суд не учел, что в соответствии с подп. 102 п. 1 ст. 17 Закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" (в редакции, действовавшей до 01.07.2007 года) деятельность по строительству зданий и сооружений, за исключением сооружений сезонного или вспомогательного назначения, подлежала лицензированию, однако с 01.07.2007 года указанная норма признана утратившей силу.

Законом от 19.07.2007 года N 136-ФЗ п. 1 ст. 17 Закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" дополнен подп. 101.2, предусматривающим необходимость лицензирования деятельности по строительству зданий и сооружений, за исключением сооружений сезонного или вспомогательного назначения. Указанное дополнение вступило в силу 23.07.2007 года.

Соответственно в период с 01.07.2007 года по 22.07.2007 года такой вид деятельности, как строительство зданий и сооружений, за исключением сооружений сезонного или вспомогательного назначения, не подлежал лицензированию.

С учетом имевшей место в период с 01.07.2007 года по 22.07.2007 года декриминализации деяния, совершенного Л. (предпринимательской деятельности, осуществляемой до вышеуказанного периода времени с нарушением лицензионных требований и условий с извлечением дохода в особо крупном размере), в силу положений ст. 10 УК РФ, уголовное дело в части осуждения Л. по ст. 171 ч. 2 п. "б" УК РФ подлежит прекращению на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, приговор в части осуждения Л. по указанной статье подлежит отмене.

Доводы кассационной жалобы представителя потерпевших ЗАО "Н" и П. - адвоката Маценко В.В. об отмене приговора по тем основаниям, что суд должен был вернуть дело прокурору по ходатайству государственного обвинителя, судебная коллегия не находит убедительными. Возвращение уголовного дела прокурору для увеличения объема предъявленного обвинения и вменения ему дополнительных эпизодов противоречит ст. 252 ч. 1 УПК РФ, согласно которой судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению. Указанные обстоятельства не являлись препятствием к вынесению приговора по делу в рамках предъявленного Л. обвинения.

Наказание по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ от 8 декабря 2003 г.) назначено Л. в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, в пределах санкции закона, с учетом тяжести совершенного преступления, его характера и обстоятельств совершения, данных о личности виновного. При этом суд правильно признал смягчающими наказание обстоятельствами наличие малолетнего ребенка, добровольное возмещение имущественного вреда потерпевшему и счел возможным назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ. Назначенное наказание является справедливым.

С учетом прекращения уголовного дела в отношении Л. по ст. 171 ч. 2 п. "б" УК РФ из приговора подлежит исключению указание о назначении наказания по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ, установленный судом в силу ст. 73 ч. 3 УК РФ испытательный срок в связи с изменением объема обвинения подлежит снижению до 2 лет 6 месяцев.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 379 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Мотовилихинского районного суда г. Перми от 22 октября 2008 года в части осуждения Л. по ст. 171 ч. 2 п. "б" УК РФ отменить и уголовное дело в этой части прекратить на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Этот же приговор в отношении Л. изменить: уточнить, что Л. осужден по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ от 8 декабря 2003 г.), исключить из приговора указание о назначении наказания по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ, установленный в силу ст. 73 УК РФ испытательный срок по приговору снизить до 2 лет 6 месяцев.

Считать Л. осужденным по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ от 8 декабря 2003 г.) к 3 годам лишения свободы без штрафа с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 2 года 6 месяцев.

В остальной части приговор в отношении Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Л. и адвоката Маценко В.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь