Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2009 г. N 22-34

 

 

15 января 2009 года судебная коллегия по уголовным делам Рязанского областного суда в составе: председательствующего, судей, рассмотрела в закрытом судебном заседании кассационные жалобы осужденного Ч.А.Н., возражения государственного обвинителя К.Н.А. на приговор Октябрьского районного суда г. Рязани от 7 ноября 2008 года, которым Ч., <...>, гражданина РФ, невоеннообязанного, со средним образованием, холост, работал в ООО "Промышленно-строительная компания САК", зарегистрированного по адресу: Рязанская область, ранее не судим, - осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи, мнение прокурора полагавшей, что приговор суда является законным и обоснованным, выступление осужденного Ч., поддержавшего доводы кассационных жалоб об отмене приговора суда, мнение адвоката, поддержавшей доводы кассационных жалоб осужденного Ч. об отмене приговора суда, судебная коллегия

 

установила:

 

Ч. приговором суда признан виновным и осужден за совершение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего М.В.Н., при следующих обстоятельствах.

19 июля 2008 года М., Е., П. употребляли спиртные напитки по месту жительства последней по адресу: г. Рязань. Примерно в 11 часов того же дня по вышеуказанному адресу пришел Ч., который принес с собой водку и также присоединился к употреблению с ними спиртного. В ходе распития спиртного около 16 часов этого же дня между М. и Ч. произошла словесная ссора, в ходе которой они стали высказывать оскорбления в адрес друг друга. Имея цель отомстить за высказанные оскорбления со стороны М. путем причинения ему телесных повреждений, Ч. попросил М. отойти с ним в другую комнату. Там между ними продолжился конфликт, в ходе которого М. нанес Ч. несколько ударов в область груди, причинив ему телесные повреждения, относящиеся к категории легкого вреда здоровью человека. В тот же период времени Ч., имея умысел на причинение тяжкого вреда здоровью М., умышленно нанес последнему несколько ударов руками в область головы, в результате чего потерпевший упал на кровать, а Ч. продолжил его избивать, нанеся множественные удары ногами по различным частям тела, а затем с кухни взял деревянный брусок размерами 93 см х 3 см х 2 см и, продолжая реализовывать свои преступные намерения, им умышленно нанес М. не менее двух ударов деревянным бруском в область головы и не менее трех ударов в область грудной клетки. От полученных телесных повреждений М. скончался на месте происшествия. Умышленными противоправными действиями Ч.М. были причинены телесные повреждения, которые по признаку опасности для жизни относятся к категории тяжкого вреда здоровью человека. Непосредственная причина смерти М. - острая массивная кровопотеря.

В кассационных жалобах (основной и дополнительных) осужденный Ч. полагает, что приговор суда подлежит отмене по следующим основаниям. Так, с приговором суда он не согласен, поскольку вышеназванного преступления он не совершал. Судом не были исследованы документы о фактическом задержании осужденного 19 июля и о незаконном физическом и психологическом воздействии на него и свидетелей со стороны дознавателей. Также судом не была проверена ни одна из других версий относительно того, кому была выгодна смерть М., не были допрошены свидетели, не был задан вопрос откуда появилась кровь П. на постели М. Кроме того, его ходатайство по поводу телесных повреждений не было рассмотрено вообще. В судебном заседании им было заявлено о том, что П. и Е. предложили ему избавиться от трупа, однако на данное заявление никто не прореагировал. Все доказательства были основаны на предположениях и показаниях пьяных свидетелей, которые расходятся. Все заявленные им ходатайства в судебном заседании были проигнорированы. Адвокат не был на оглашении приговора, тем самым нарушено право осужденного на защиту. По мнению осужденного, на предварительном слушании и при рассмотрении дела по существу судом были проигнорированы его заявления о том, что имеются существенные препятствия к рассмотрению данного дела, поскольку отсутствуют характеристики с места фактического проживания Ч. Кроме того, не установлен мотив убийства потерпевшего. Необходимо было определить круг лиц, желавших смерти М. Из первичных показаний П. следовало, что 19 июля к ней приходили двое неизвестных парней и о чем они говорили - неизвестно. Судом нарушен принцип презумпции невиновности. Также в приговоре суд не привел бесспорных доказательств виновности осужденного, не дал им должного анализа. Таким образом, приговор вынесен с нарушением требований действующего законодательства.

В возражениях государственный обвинитель полагает, что приговор суда является законным и обоснованным. Согласно материалам уголовного дела, Ч. задержан 21 июля 2008 года. При этом в протоколе задержания отсутствуют какие-либо замечания осужденного, в том числе и относительно фактического времени задержания. Заявлений о применении к нему со стороны сотрудников милиции недозволенных методов ведения следствия Ч. в присутствии адвоката не делал. В ходе судебного следствия были исследованы все обстоятельства произошедшего в доме П., в том числе и мотив преступления, а именно неприязнь к потерпевшему. Что касается допроса свидетелей, указанных в кассационной жалобе осужденного, то ходатайств об их допросе в ходе предварительного и судебного следствия не заявлялось ни осужденным, ни его защитником. Утверждение Ч. о наличии на одежде П. крови потерпевшего не основано на материалах уголовного дела. Судом обоснованно были отклонены его замечания на протокол судебного заседания. Ходатайств по вопросам, изложенным в кассационных жалобах Ч., ни им самим, ни его защитой не заявлялось. Кроме того, свидетель П. в судебном заседании поясняла, что никогда она не давала показаний о том, что к ней в день совершения преступления приходили какие-то лица и что она просила Ч. помочь избавиться от трупа М.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре" приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений судебная коллегия находит приговор суда соответствующим требованиям вышеназванного законодательства, а выводы суда о виновности Ч. в совершении им преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ, основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании, и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Судебное решение также соответствует положениям ст. 304; 307; 308; 309 УПК РФ.

В судебном заседании Ч. свою вину признал, пояснив, что от дачи показаний он отказывается на основании ст. 51 Конституции РФ. Вместе с тем пояснил, что полностью подтверждает свои признательные показания, данные им в ходе предварительного следствия о том, что 19 июля 2008 года в обеденное время он, П., Е. и М. распивали спиртное в доме П. В ходе распития М. назвал Ч. "козлом", что для последнего является оскорблением. С целью выяснения отношений Ч. отозвал М. в одну из комнат дома, где М. нанес Ч. один удар кулаком в область груди. Ч. нанес М. около 2 ударов кулаком руки и около 3 ударов ногой в область груди. М. упал на кровать, после чего Ч. стал избивать его ногами в области груди и живота. Затем Ч. вышел из комнаты и продолжил употреблять спиртное. Через некоторое время из комнаты, где находился М. вновь послышался голос последнего, и Ч., решив, что тот что-то сказал в его адрес, взял деревянный брусок, примерно 1 метр в длину, и нанес 2 удара М. этим бруском в область головы. Палку он в дальнейшем выбросил около дома П.

Кроме того, его вина в совершении вышеназванного преступления подтверждается показаниями потерпевшего М., которому со слов соседей стало известно, что его отца убил Ч.

В подтверждение вины Ч. суд также обоснованно сослался в приговоре на показания свидетелей. Согласно данным показаниям 19 июля 2008 года примерно в 16 часов во время распития спиртного в доме П. между Ч. и М. возник словесный конфликт, после чего Ч. и М. направились в одну из комнат дома П. Затем через 10 - 15 минут Ч. вышел из комнаты, где находился с М., взял из комнаты, где они распивали спиртное деревянный брусок и вновь пошел в комнату, где находился М.П. оттуда услышала 2 глухих удара. В дом П. в тот день никто из посторонних не приходил. Е. потом проверил пульс у М. и сказал, что тот скончался. Никаких телесных повреждений у М. до того, как он ушел в комнату с Ч. не было, жалоб на здоровье М. не высказывал. М. Ч. пояснил, что в доме П. труп, но убивать он никого не хотел.

Судом не установлено оснований к оговору осужденного ни потерпевшим, ни этими свидетелями, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Вина Ч. в совершении вышеуказанного преступления подтверждается данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, проверке показаний на месте, заключениях экспертиз. Исходя из протокола осмотра места происшествия от 21 июля 2008 года у г. Рязани Ч. указал на деревянный брусок, которым он наносил телесные повреждения М. Согласно протоколу проверки показаний Ч., осужденный указал место - г. Рязань, где 19 июля 2008 года он наносил телесные повреждения М. С помощью манекена человека он указал механизм причинения телесных повреждений М. и воспроизвел обстановку происшествия на месте. По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть М. наступила в результате тупой травмы с повреждением правой доли печени и закрытого перелома 7 - 10 ребер справа. Непосредственная причина смерти - острая массивная кровопотеря.

Также суд проанализировал доводы осужденного, приведенные им в последнем слове, о том, что М. он не убивал, что следствие было проведено не квалифицированно, верно отнесся к ним критически, с позиции защиты. Кроме того, как верно отметил суд, при всех следственных действиях в ходе предварительного расследования принимал участие защитник Ч. Ни от самого осужденного, ни от его защиты жалоб на действия органов следствия не поступало. Не было также жалоб со стороны защиты на нарушение прав Ч., предусмотренных УПК РФ и Конституцией РФ. Также суд сделал обоснованный вывод в приговоре о стремлении Ч. затянуть рассмотрение дела относительно его довода о том, что не все лица допрошены. Вместе с тем, в ходе предварительного следствия и судебного заседания ему разъяснялись его процессуальные права, однако ни он, ни его защита не называли лиц, которых необходимо допросить в качестве свидетелей. Также Ч. не назвал фамилии этих лиц при выступлении в последнем слове.

Судебная коллегия считает выводы суда 1 инстанции, изложенные в приговоре, законными и обоснованными. Иные обстоятельства по делу судом 1 инстанции верно не были установлены, в связи с чем мнение осужденного о других версиях данного преступления являются надуманными.

Судебная коллегия не может согласиться с мнением осужденного относительно даты его задержания. Согласно протоколу задержания, он был задержан 21 июля 2008 года. При этом, в протоколе отсутствуют какие-либо замечания Ч., в том числе и относительно фактического времени задержания. Кроме того, будучи допрошенным в качестве подозреваемого после задержания, Ч. в присутствии адвоката каких-либо заявлений о времени своего фактического задержания, а также применении к нему сотрудниками милиции насилия не сообщал. С жалобами на действия сотрудников милиции Ч. в течение всего времени производства предварительного расследования не обращался.

Также являются необоснованными доводы осужденного о том, что судом не был установлен мотив совершения преступления, поскольку этот мотив был выяснен - неприязнь к потерпевшему, что нашло свое отражение в приговоре суда. Утверждение Ч. о наличии на одежде свидетеля крови потерпевшего М. является голословным и не основано на материалах дела. Доводы осужденного о том, что он не подтверждал в ходе судебного следствия показаний, данных им в ходе предварительного следствия и не отказывался от своих первоначальных показаний в суде противоречит протоколу судебного заседания. Утверждения Ч. о том, что судом не рассмотрены его устные ходатайства по вопросу причинения ему телесных повреждений, невозможности рассмотрения дела, истребования характеристики, проведения экспертиз не обоснованы, поскольку исходя из протокола судебного заседания ходатайств по данным вопросам ни Ч., ни его защитой, в том числе и в судебном заседании в порядке предварительного слушания, ни в устной, ни в письменной форме не заявлялось. Утверждения осужденного об отсутствии в деле первоначальных показаний свидетеля П. несостоятельны, поскольку в судебном заседании этот свидетель пояснила, что никогда не давала показаний о том, что к ней в дом в день совершения преступления приходили какие-то люди и что она просила Ч. помочь избавиться от трупа М. Кроме того, являются голословными и утверждения Ч. о применении к свидетелям П. и Е. недозволенных методов ведения следствия со стороны правоохранительных органов, поскольку материалами дела данные факты не подтверждены. Отсутствие адвоката при провозглашении приговора суда также не подтверждено материалами дела. Нарушений прав Ч. на защиту кассационной инстанцией не установлено. Судом замечания Ч. на протокол судебного заседания были отклонены. Также необоснованными являются доводы Ч. о том, что показания свидетелей Е. и П. носят предположительный характер, поскольку сообщенные ими сведения носят конкретный характер и подтверждаются, в том числе, и показаниями самого Ч., данными им в ходе предварительного следствия.

Таким образом, предметом исследования в суде, а затем и отражения в приговоре явились доказательства, которые в соответствии со ст. 88 УПК РФ обоснованно оценивались им с точки зрения относимости и допустимости.

На основании изложенного, приведенные и другие отраженные в приговоре суда доказательства, получившие в решении суда надлежащую правовую оценку, находятся в полном соответствии друг с другом и фактическими обстоятельствами дела. В связи с чем тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, позволили суду правильно установить обстоятельства совершенного Ч. преступления, прийти к верному выводу о его виновности в совершении вышеназванного преступления, а также о квалификации его действий.

При назначении Ч. наказания судом соблюдены требования закона, регулирующие общие начала его назначения. В соответствии со ст. 60 УК РФ судом достаточно полно были учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные, характеризующие его личность, влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Кроме того, судом был обсужден вопрос о назначении Ч. наказания, не связанного с лишением свободы. В ходе этого суд достаточно полно учел тяжесть совершенного им преступления. Кроме того, совершенное им преступление представляет повышенную общественную опасность. В связи с этим суд правильно посчитал необходимым назначить осужденному наказание в виде реального лишения свободы. Мера наказания Ч. назначена в пределах санкции ст. 111 ч. 4 УК РФ и является справедливой.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену либо изменение приговора по делу, не установлено.

Оснований для отмены приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах осужденного, судебной коллегией не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Октябрьского районного суда г. Рязани от 7 ноября 2008 года в отношении Ч. оставить без изменения, а поданные им кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь