Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 января 2009 г. N 22-146

 

Судья Мраморова Н.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе:

Председательствующего Мясниковой В.С.

Судей Медведевой М.А. Скляровой Т.Л.

Рассмотрела в судебном заседании от 16 января 2009 года

Представление гос. обвинителя Ярошенко О.Н.

Кассационные жалобы осужденных В., К.Н.Н., Ш., К.Д.А., адвокатов Тихонова В.А., Агашина С.Н., Лапина Д.В., потерпевшей П.А.Ю.

На приговор Канавинского районного суда г. Н.Новгорода от 10 октября 2008 года, которым

В. <...>, не судим

Осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ на 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения содержание под стражей.

Срок исчислять с 17 февраля 2008 года.

К.Д.А. <...>, судим

20.09.2004 г. ст. 158 ч. 2 п. "а, б, в", 158 ч. 2 п. "а, б, в", 161 ч. 2 п. "а, в, г" УК РФ на 2 года 6 месяцев л/св. освобожден по отбытии наказания 30.11.2006 года

Осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ с применением ст. 62 ч. 1 УК РФ на 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима

Мера пресечения содержание под стражей.

Срок исчислять с 10 октября 2008 года, зачесть в срок отбывания время содержания под стражей с 26 по 27 сентября 2007 года

К.Н.Н. <...>, не судим

осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ на 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения содержание под стражей.

Срок исчислять с 10 октября 2008 года

Ш. <...> года рождения, не судим

23.06.2008 г. ст. 30 ч. 3 - 158 ч. 2 п. "а, б" УК РФ на 1 год л/св. с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 1 год

Осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ с учетом правил ст. 88 ч. 6-1 УК РФ на 6 лет лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

Мера пресечения содержание под стражей.

Срок исчислять 10 октября 2008 года.

Приговор Автозаводского районного суда г. Н.Новгорода от 28.06.2008 года исполнять самостоятельно.

По *** разрешены гражданские иски и решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Мясниковой В.С., объяснения осужденных В., К.Н.Н., К.Д.А., адвоката Лапина Д.В., поддержавших доводы своих жалоб, мнение прокурора Коптелова К.Е., просившего приговор суда отменить, судебная коллегия

 

установила:

 

В., К.Н.Н., К.Д.А. и Ш. признаны виновными и осуждены за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Обстоятельства совершения преступного деяния подробно изложены в приговоре суда.

Осужденные В., К.Д.А., Ш. вину признали, осужденный К.Н.Н. вину признал частично.

В кассационном представлении гос. обвинитель Ярошенко О.Н. просит приговор в отношении В., К.Н.Н., К.Д.А. и Ш. отменить, указывая на нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, что повлияло на назначение несправедливого наказания осужденным, вследствие его мягкости.

В кассационных жалобах основной и дополнительной осужденный В. просит приговор суда отменить, указывает на нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона при решении вопроса о наказании. Считает, что суд проигнорировал доводы защиты.

Осужденный Ш. в своей жалобе просит об изменении приговора, указывая на суровость назначенного наказания.

В кассационной жалобе осужденный К.Д.А. просит приговор в отношении его отменить, указывая на несправедливость назначенного наказания ввиду его суровости. При этом осужденный ссылается на то, что он давал признательные показания, способствовал раскрытию преступления, а также указывает на аморальное поведение потерпевшего. Кроме того, К.Д.А. считает, что участвовавший в качестве понятого С.Р.Т. проходил в тот период стажировку в прокуратуре и являлся работником прокуратуры, заинтересованным в исходе дела, а также в период следствия на него оказывалось давление со стороны сотрудников милиции. По мнению осужденного К.Д.А., согласно заключения эксперта, смерть от его действий наступить не могла, поскольку ударов в голову он не наносил. Осужденным также оспаривается преступный сговор.

В кассационной жалобе осужденный К.Н.Н. оспаривает предварительный сговор и указывает, что он нанес только один удар. Назначенное наказание считает чрезмерно суровым.

В кассационной жалобе адвокат Тихонов В.А. просит приговор суда в отношении К.Н.Н. изменить, поскольку прямых доказательств его вины не добыто, умысла на причинение тяжких последствий не было. Между К.Н.Н. и потерпевшим произошла ссора, которая переросла в драку, К.Н.Н. нанес один удар в область лица, при этом разбил П. очки, больше ударов не наносил. Также считает, что суд не учел то обстоятельство, что К.Н.Н. пытался воспрепятствовать дальнейшему избиению потерпевшего, пытаясь отобрать брусок и уговаривая В. прекратить избиение. Назначенное наказание осужденному К.Н.Н. считает чрезмерно суровым.

В кассационной жалобе адвокат Агашин С.Н. просит приговор в отношении Ш. изменить, снизив ему наказание, при этом учесть аморальное поведение потерпевшего, а также активное способствование раскрытию преступления.

В кассационной жалобе адвокат Лапин Д.В. просит приговор в отношении В. изменить, снизив ему назначенное наказание, указывая на то, что выводы суда, изложенные в приговоре содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на решение вопроса о наказании.

В кассационной жалобе потерпевшая П.А.Ю. просит об отмене приговора в связи с мягкостью назначенного осужденным наказания.

Проверив материалы дела с учетом доводов жалоб и представления судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Выводы суда о виновности осужденных В., К.Н.Н., К.Д.А. и Ш. в содеянном соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных и оцененных судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для постановления приговора.

Судом проверялись доводы осужденного К.Н.Н. и его защиты об отсутствии доказательств вины К.Н.Н. и отсутствии у него умысла на причинение тяжких последствий, а также проверялись и доводы осужденных, хотя и не отрицавших факта избиения потерпевшего, но считавших, что от действий каждого из них не могла наступить смерть потерпевшего, но объективного подтверждения данные доводы не нашли.

Осужденные В., К.Д.А. и, Ш. не отрицали, что все, в том числе и осужденный К.Н.Н., наносили удары потерпевшему руками и ногами по различным частям тела, а также по голове.

Свидетель З. подтвердила суду, что потерпевшего избивали все осужденные. Она пояснила, что первым мужчину ударил К.Н.Н. кулаком в лицо, мужчина упал и все накинулись на него. До падения мужчину никто кроме К.Н.Н. не бил. Очков на нем уже не было и никаких вещей в руках также не было. Когда мужчина от удара К.Н.Н. упал, все стали бить его руками и ногами, но она не присматривалась, кто и как из осужденных бил мужчину, удары ногами наносили с размаху, били около 2-х минут, мужчина не сопротивлялся, о помощи не просил. Остановить избиение никто не пытался.

Свидетель Л.О.М. также подтвердила факт избиения потерпевшего всеми осужденными.

Не доверять показаниям данных свидетелей у суда не было оснований, поскольку их показания последовательны и не противоречивы, объективно подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей, что смерть потерпевшего П. наступила от повреждений, входящих в комплекс черепно-мозговой, черепно-лицевой травмы, течение которой осложнялось отеком и дислокацией стволовых отделов мозга, что явилось непосредственной причиной смерти. Между повреждениями, входящими в комплекс черепно-мозговой, черепно-лицевой травмы и смертью имеется прямая причинная связь, а заключением дополнительных судебно-медицинских экспертиз установлено, что разграничить какие повреждения наступили у П. от действия каждого из подозреваемых не представляется возможным, из-за имеющихся противоречий в их показаниях. Принимая во внимание количество повреждений, их расположение, эксперт полагает, что имело место не менее 10 травматических воздействий в область головы и не менее 10 травматических воздействий в область туловища и конечностей. Телесные повреждения, которые были обнаружены на трупе П. не возможно разграничить по отдельности к каждому указанному предмету воздействия (бревно-брус, металлическая опора, руками, ногами, обутыми в обувь).

Судом также были исследованы показания свидетелей С., А.И.Ю., А.А.С., М.М.А., В. и их показаниям судом дана надлежащая оценка, а, кроме того, судом исследовались и письменные материалы дела.

Таким образом, суд, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, обоснованно признал К.Н.Н., В., К.Д.А. и Ш. виновными в содеянном.

Осужденные В., К.Н.Н., К.Д.А. и Ш. не оспаривая факта избиения потерпевшего, не признают предварительного сговора между собой.

Вместе с тем предварительный сговор на совершение преступления между осужденными суд мотивировал, указав, что их действия являлись умышленными, носили совместный и согласованный характер, о чем свидетельствует тот факт, что после рассказа С. и З., при котором присутствовали все осужденные, о том, что в мини-маркете к ним приставал мужчина осужденные, оскорбленные действиями мужчины, договорились между собой пойти и разобраться с потерпевшим. Свою договоренность они незамедлительно реализовали, направившись все вместе в сторону, куда пошел П., совместно и согласованно стали избивать его.

Действиям осужденных В., К.Н.Н., К.Д.А. и Ш. дана верная юридическая оценка и их действия правильно квалифицированы по ст. 111 ч. 4 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Что касается доводов осужденных о заинтересованности свидетеля С.Р.Т., который проходил преддипломную практику в прокуратуре Канавинского района г. Н.Новгорода и был приглашен следователем в качестве понятого при проведении ряда следственных действий с участием В., К.Д.А., К.Н.Н., то данные доводы нельзя признать обоснованными, поскольку они противоречат требованиям ст. 60 УПК РФ. Кроме того показания указанного свидетеля судом были оценены в совокупности с другими, добытыми по делу доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Проверялись судом первой инстанции доводы осужденных о применении к ним воздействия со стороны работников милиции, но объективного подтверждения эти доводы не нашли.

Наказание осужденным в виде реального лишения свободы назначено судом в соответствии с требованиями ст. 6 и 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, а также данных о личностях осужденных.

Суд в приговоре мотивировал как обстоятельства отягчающие наказание, так и обстоятельства смягчающие наказание.

Суд принял во внимание, что осужденный К.Н.Н. впервые привлекается к уголовной ответственности, имеет постоянное место жительства, на учете нигде не состоял, положительно характеризуется, в содеянном раскаялся, частично возместил ущерб, а также суд принял во внимание активную роль Ш. в совершении преступления, его удовлетворительные характеристики, то, что он впервые привлекается к уголовной ответственности, вину признал.

Решая вопрос о назначении наказания осужденному В. суд учел его наиболее активную роль в совершении преступления, признание им вины, наличие на его иждивении малолетнего ребенка, первую судимость частичное возмещение ущерба, положительные характеристики, а при назначении наказания осужденному К.Д.А. суд принял во внимание его активную роль в совершении преступного деяния, признание вины, явку с повинной.

Доводы гос. обвинителя и потерпевшей П. о несправедливости назначенного осужденным наказания вследствие его мягкости не могут быть удовлетворены, так как обстоятельства, на которые ссылается в своем представлении гос. обвинитель и потерпевшая судом исследованы и им дана надлежащая оценка при решении вопроса о наказании.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводами суда первой инстанции в части не согласия с позицией защиты об аморальном поведении потерпевшего, поскольку данные выводы суда являются противоречивыми. Суд, мотивируя свой вывод признает, что подсудимые конфликт между потерпевшим П. и С. в мини-маркете использовали как повод для совершения преступления, а, кроме того, придя к выводу о совместности и согласованности действий осужденных, суд ссылается на то, что В., К.Н.Н., К.Д.А. и Ш., были оскорблены действиями мужчины, который приставал в мини-маркете к С.

При таких обстоятельствах доводы стороны защиты об аморальном поведении потерпевшего заслуживают внимания и поэтому такое поведение потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления следует признать обстоятельством, смягчающим наказание.

В связи с этим наказание осужденным подлежит соразмерному снижению.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Канавинского районного суда г. Н.Новгорода от 10 октября 2008 года в отношении В., К.Д.А., К.Н.Н., Ш. изменить: смягчив назначенное наказание:

В. до 9 лет 11 месяцев лишения свободы, К.Д.А. и К.Н.Н. до 9 лет 5 месяцев лишения свободы, Ш. до 5 лет 11 месяцев лишения свободы.

В остальной части приговор суда оставить без изменений, доводы жалоб удовлетворить частично, доводы представления гос. обвинителя и жалобы потерпевшей без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь