Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

СПРАВКА

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИЗУЧЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ ОБ УСЫНОВЛЕНИИ ДЕТЕЙ

ИНОСТРАННЫМИ ГРАЖДАНАМИ

 

19 января 2009 года

 

В 2008 году Саратовским областным судом (далее - суд) всего рассмотрено 67 гражданских дел об усыновлении детей иностранными гражданами (далее - дела). Из них с вынесением решения об удовлетворении заявленных требований рассмотрено 65 дел. По делу по заявлению гражданки Испании А. об усыновлении гражданки Российской Федерации несовершеннолетней Л. постановлено решение об отказе в удовлетворении заявленных требований. По делу по заявлению граждан Испании Г. и П. об усыновлении гражданки Российской Федерации несовершеннолетней К. постановлено определение о прекращении производства по делу в связи с принятием судом отказа заявителей от заявленных требований. Все дела были рассмотрены судом с соблюдением установленных законом процессуальных сроков, в кассационном и надзорном порядке не обжаловались.

В 2008 году судом рассмотрены:

- 38 дел по заявлениям граждан Испании;

- 12 дел по заявлениям граждан Франции;

- 7 дел по заявлениям граждан Ирландии;

- 5 дел по заявлениям граждан Германии;

- 1 дело по заявлению гражданина Великобритании и гражданки Ирландии;

- 1 дело по заявлению гражданина Испании и гражданки Греции;

- 1 дело по заявлению гражданина Франции и гражданки США;

В указанном году судом не рассматривались дела об усыновлении детей лицами без гражданства, а также гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами Российской Федерации.

Из поступивших в суд в 2008 году заявлений иностранных граждан об усыновлении детей только заявление гражданки Российской Федерации и Бельгии Ш. об усыновлении несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации Н. было оставлено без движения, а затем возвращено на том основании, что заявитель в установленный срок не выполнила указания судьи, перечисленные в определении об оставлении заявления без движения (часть 2 статьи 136 ГПК РФ). По другим основаниям заявления не возвращались и определений об отказе в их принятии не выносилось.

По рассмотренным делам все поданные в 2008 году в суд заявления иностранных граждан об усыновлении детей по форме и содержанию отвечали общим требованиям, предъявляемым статьей 131 ГПК РФ к исковому заявлению, а также требованиям статьи 270 ГПК РФ.

При рассмотрении дел об усыновлении детей иностранными гражданами судом соблюдались требования статьи 273 ГПК РФ. А именно, по всем делам принимали участие усыновители (усыновитель), представители органа опеки и попечительства, учреждения, в котором находится ребенок, прокурор (в том числе, ребенок, достигший возраста четырнадцати лет, если в отношении его ставился вопрос об усыновлении).

По делу по заявлению гражданки Испании А. об усыновлении гражданки Российской Федерации несовершеннолетней Л. органами опеки и попечительства не были представлены исчерпывающие документы, подтверждающие невозможность передачи девочки на усыновление либо под опеку другим ее родственникам. По этой причине судом к участию в деле был привлечен родственник усыновляемого ребенка - дедушка Л., который изъявил желание взять девочку в свою семью, и установить над ней опеку. По данному делу суд вынес решение об отказе в удовлетворении заявления. По другим рассмотренным судом в 2008 году делам родители усыновляемых детей и их родственники к участию в рассмотрении дел не привлекались, поскольку необходимость в этом отсутствовала.

Все лица, участвующие в рассмотрении дел, предупреждались о необходимости сохранения в тайне ставшими им известными сведений об усыновлении, а также о возможности привлечения к уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления вопреки воле усыновителей, в случаях предусмотренных в статье 155 УК РФ. Данное предупреждение отражалось в протоколах судебного заседания и подтверждалось подписями указанных лиц.

По всем рассмотренным делам судом истребовались от органа опеки документы, подтверждающие невозможность передачи детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации или на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников, документ, подтверждающий наличие сведений об усыновляемых детях в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, а также документы, содержащие информацию о предпринятых органами опеки и попечительства, региональным и федеральным оператором мерах по устройству (оказанию содействия в устройстве) детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации.

Судом проверялись дата, с которой сведения об усыновляемых детях находились в федеральном банке данных о детях, правильность сведений о них (возрасте, состоянии здоровья и т.д.) в этом банке, факт того, что дети предлагались на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление их родственникам. Судом выяснялись причины, по которым перечисленные лица отказались от принятия детей, оставшихся без попечения родителей в свою семью (на усыновление, под опеку (попечительство), в приемную семью). Как правило, у родственников усыновляемых детей это материально-бытовые затруднения, у граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, - отсутствие сведений о наследственных заболеваниях, о родителях детей, либо наличие о них негативной информации, а также наличие у детей заболеваний, и их национальная принадлежность. В целях проверки указанных обстоятельств судом по некоторым делам, в необходимых случаях, допрашивались в качестве свидетелей лица, которые знакомились со сведениями о детях и отказались от их усыновления или семейного воспитания в иных формах.

При рассмотрении дел судом не допускались нарушения требований пункта 4 статьи 124 Семейного кодекса Российской Федерации, в силу которого дети, оставшиеся без попечения родителей, передаются на усыновление иностранным гражданам, постоянно проживающим за пределами территории Российской Федерации, по истечении шести месяцев со дня поступления сведений о таких детях в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей.

Из анализа материалов каждого рассмотренного дела следует, что в них имеются документы о постановке иностранных граждан - усыновителей (усыновителя) на учет в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, заключения компетентных органов государства, гражданами которого они являются, об условиях их жизни и о возможности быть усыновителями (усыновителем), а также разрешения компетентных органов соответствующих государств на въезд усыновляемых детей в это государство и его постоянное жительство на территории этого государства. Разрешения на въезд были оформлены письмами посольств соответствующих государств, гражданами которых являются усыновители (усыновитель). Некоторые из них носили безусловный характер, в других - разрешение на въезд ставилось в зависимость от принятия судом решения об усыновлении в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации.

По всем делам, рассмотренным судом, заключения об условиях жизни усыновителей и об их возможности быть усыновителями, были составлены компетентными органами государства, гражданами которого являются усыновители, либо усыновительным агентством (Германия), имеющим право и полномочия в соответствии с законодательством Германии составлять такие заключения от имени компетентного органа Германии.

Как видно из рассмотренных судом дел, документы усыновителей - иностранных граждан, были легализованы в установленном порядке, переведены на русский язык, подпись переводчика удостоверялась нотариусом на территории Российской Федерации в соответствии с пунктом 23 Правил ведения государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, и осуществления контроля за его формированием и использованием, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 04 апреля 2002 года N 217.

При рассмотрении судом дел соблюдалось положение статьи 4 Гаагской Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов от 05 октября 1961 года. Апостиль проставлялся на самом документе или на отдельном листе, скрепляемом с документом, и он соответствовал образцу, приложенному к указанной Конвенции. Апостиль проставлялся на всех без исключения документах (части 1 и 2 статьи 271 ГПК РФ), прилагаемых к заявлению иностранных граждан об усыновлении ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации.

В суд не представлялись документы для усыновления ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации, представительством иностранной организации, не имеющей аккредитации на территории Российской Федерации.

Судом при рассмотрении дел исследовалось законодательство иностранного государства, гражданами которого являются усыновители (усыновитель), для выяснения вопросов о возможности заявителей (заявителя) быть усыновителями (усыновителем), об отсутствии препятствий для них быть усыновителями (усыновителем). В частности, суд в каждом конкретном случае устанавливал, что не имелось препятствий у заявителей (заявителя) быть усыновителями (усыновителем) в связи с разницей в возрасте усыновителей (усыновителя) и усыновляемого. В случае, когда заявление было подано одиноким лицом, суд, анализируя законодательство государства, гражданином которого он является, выяснял, что данное обстоятельство не являлось препятствием к усыновлению ребенка.

Суд в целях установления содержания норм иностранного семейного права не обращался за содействием и разъяснениями в Министерство юстиции Российской Федерации и другие компетентные органы Российской Федерации, не привлекал эксперта в области иностранного права в связи с тем, что заявители сами прилагали к заявлению об усыновлении документы, подтверждающие содержание норм иностранного семейного права, на которые они ссылались в обоснование своих требований, легализованные в установленном порядке. Содержание представленных и переведенных на русский язык документов было ясным и понятным, не требовало комментариев и разъяснений.

При решении вопроса об отсутствии у заявителей заболеваний, препятствующих им быть усыновителями, суд руководствовался Перечнем заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации 01 мая 1996 года N 542. При оценке состояния здоровья усыновителей (усыновителя) суд принимал во внимание только медицинские заключения, составленные как врачами иностранного государства, так и врачами соответствующего медицинского учреждения Российской Федерации. Не имел место ни один случай, когда состояние здоровья кандидатов в усыновители оценивалось лишь из медицинских документов, выданных в иностранном государстве. Кандидаты в усыновители самостоятельно заблаговременно проходили медицинское обследование в Государственном учреждении здравоохранения "Консультативная поликлиника Саратовской областной клинической больницы". Никаких трудностей у них при этом не имелось.

При рассмотрении дел судом учитывались следующие обстоятельства: возможность усыновителей (усыновителя) обеспечить преемственность в воспитании и образовании ребенка; возможность усыновителей (усыновителя) обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие. При этом учитывались нравственные и иные качества усыновителей (усыновителя). А именно данные, характеризующие их поведение в быту и на работе, в том числе, отсутствие криминального (противоправного) прошлого, состояние здоровья проживающих вместе с ними членов их семьи, сложившиеся в семье взаимоотношения, взаимоотношения между усыновляемым ребенком и усыновителями (усыновителем), возникшие к моменту рассмотрения дела.

Поскольку иностранными гражданами усыновлялись малолетние дети, их этническое происхождение, принадлежность к определенной религии и культуре, родной язык, не являлись определяющими факторами в рассмотрении дел.

По всем рассмотренным делам судом было установлено, что усыновители (усыновитель) лично неоднократно встречались с усыновляемыми детьми и установили с ними необходимый контакт.

Суд выяснял, что усыновителям (усыновителю) известно об имеющихся у усыновляемых детей заболеваниях, что они в состоянии и могут обеспечить таким детям надлежащий уход и соответствующее лечение.

Не имело место ни одного случая, когда состояние здоровья усыновляемого ребенка было подтверждено только справкой медицинского учреждения или врача. В отношении каждого усыновляемого ребенка имелось медицинское заключение экспертной комиссии Министерства здравоохранения Саратовской области о состоянии здоровья, физическом и умственном развитии.

При рассмотрении дел судом соблюдалось требование пункта 1 статьи 129 Семейного кодекса Российской Федерации о наличии согласия родителей усыновляемого ребенка, которое было выражено в их заявлении, заверенном руководителем учреждения, в котором находится ребенок, либо органом опеки и попечительства по месту производства усыновления ребенка или по месту жительства родителей. По некоторым делам имели место случаи усыновления детей без согласия родителей, когда они были неизвестны, признаны судом безвестно отсутствующими и лишены судом родительских прав.

Судом рассматривались дела, по которым у усыновляемого ребенка имелись братья и сестры, также оставшиеся без попечения родителей, и в отношении которых вопрос об усыновлении не ставился. Суд обсуждал вопрос о соответствии усыновления интересам усыновляемого ребенка и при этом, удовлетворяя заявление, исходил из того, что усыновляемый ребенок в силу возраста не был осведомлен о своем родстве с братьями и сестрами, с момента своего рождения не проживал и не воспитывался совместно с ними, усыновляемый ребенок и его братья и сестры находились в разных детских учреждениях.

По делу по заявлению граждан Испании М. и Д. об усыновлении гражданина Российской Федерации несовершеннолетнего З. решение суда было обращено к немедленному исполнению. Указание на немедленное исполнение содержалось в резолютивной части решения суда. Как на причины немедленного исполнения решения суд в мотивировочной части сослался на мнение главного врача дома ребенка о необходимости изъятия усыновляемого ребенка из детского учреждения в связи с его состоянием здоровья. По другим делам решения суда к немедленному исполнению не обращались.

При рассмотрении данной категории дел какие-либо принципиальные неясные или спорные вопросы у суда не возникают.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь