Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2009 г. по делу N 22-582/2009

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                 Герасименко М.Ю.,

    судей                                                   Паньковой И.А.,

                                                               Грозных Г.Ю.

 

рассмотрела в судебном заседании 21 января 2009 года дело по кассационным жалобам адвоката Неупокоева С.Б., потерпевшего Б., его законного представителя Л. по кассационному представлению прокурора Талицкого района Симонова С.В. на приговор Талицкого районного суда Свердловской области от 01 декабря 2008 года, которым

С., 1983 года рождения,

осужден по пп. "а", "б" ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации к трем годам лишения свободы. В силу ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года;

Ш., 1983 года рождения,

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Заслушав доклад судьи Паньковой И.А., выступление адвоката Неупокоева С.Б., осужденного С., поддержавших доводы, изложенные в кассационной жалобе, объяснения прокурора Курченко Э.В., поддержавшего доводы, изложенные в кассационном представлении, мнение оправданного Ш., возражавшего против отмены приговора, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда осужденный С. признан виновным в том, что, являясь инспектором ДПС ГИБДД отдела внутренних дел по Талицкому городскому округу Свердловской области, 25 мая 2008 года около 22:00, находясь при исполнении должностных обязанностей, при задержании гр. Б., нарушившего Правила дорожного движения при управлении мотоциклом, действуя совместно с Ш., применил в отношении Б. специальное средство - палку резиновую ПР-73 - и нанес Б. два удара по правому боку, причинив физическую боль и телесные повреждения, не расценивающиеся как вред здоровью. Ш. органом следствия было предъявлено обвинение в том, что он, являясь должностным лицом - инспектором ДПС ГИБДД отдела внутренних дел по Талицкому городскому округу Свердловской области, 25 мая 2008 года при задержании гр. Б. без достаточных оснований применил к последнему боевой прием в виде закручивания руки за спину, а также, действуя совместно с С., нанес Б. удар коленом в правый бок в область подвздошной кости, причинив своими действиями физическую боль и телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью.

В судебном заседании Ш. и С. вину не признали.

В кассационных жалобах:

адвокат Неупокоев С.Б. в интересах С. указывает, что последний не совершал преступления, доказательства его вины отсутствуют в материалах дела. Считает, что суд необоснованно отверг объяснения Г. о том, что он не видел, как со стороны С. и Ш. было применено насилие в отношении Б. Не видел Г. и резиновой палки в руках милиционеров. Адвокат просит признать указанные объяснения доказательством по делу и оценить их надлежащим образом. Показания Г., данные в судебном заседании в качестве свидетеля, адвокат подвергает сомнению, поскольку считает их противоречащими первоначальным объяснениям. Автор жалобы полагает, что предварительное следствие по делу проведено неполно. Утверждает, что телесные повреждения Б. получил при падении с мотоцикла. Просит приговор отменить, уголовное дело прекратить в связи с отсутствием состава преступления и недоказанностью вины С.;

потерпевший Б. и его законный представитель Л. просят приговор в отношении Ш. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство и указывают, что Ш. оправдан необоснованно;

потерпевший Б. в жалобе указывает, что в момент задержания он не пытался скрыться от Ш., однако, несмотря на это, а также на его несовершеннолетний возраст, Ш. применил к нему боевой прием, а потом ударил его коленом в область живота;

законный представитель Б. - Л. - подвергает сомнению выводы судебно-медицинского эксперта о локализации телесных повреждений у ее сына. Считает, что следствие велось необъективно.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора в отношении Ш., о направлении дела на новое рассмотрение и оспариваются выводы суда о том, что, применяя к Б. физическую силу, Ш. не превысил свои полномочия. В обоснование своих доводов прокурор ссылается на последовательные показания потерпевшего Б., данные на следствии и в судебном заседании, в которых он сообщал о незаконных действиях Ш., применившего к нему боевой прием и нанесшего ему удар ногой в область живота. Прокурор указывает, что как таковое задержание Б. не производилось, его не пытались доставить в милицию для установления личности, не составляли административных протоколов. Автором представления оспаривается и вывод суда о недоказанности факта нанесения Ш. потерпевшему удара коленом. Также прокурор приводит доводы о том, что суд не указал основания оправдания Ш. и не сослался на норму процессуального права, позволяющую принять такое решение. В представлении также ставится вопрос об отмене приговора в отношении С. ввиду неправильного применения уголовного закона и несправедливости приговора. Так, по мнению прокурора, суд в нарушение требований ст. 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не указал мотив совершения преступления. Несправедливость приговора, как считает автор представления, выразилась в том, что суд назначил С. условное осуждение к лишению свободы и не учел коррупционный характер преступления, а также то, что своими незаконными действиями С. подорвал авторитет власти, не извинился перед потерпевшим, не принял мер к заглаживанию вреда. Прокурор указывает, что суд не дал никакой оценки тому обстоятельству, что Ш. и С. применили насилие в отношении несовершеннолетнего. Далее прокурор в представлении ссылается на то, что суд не вменил С. никаких обязанностей при назначении условного осуждения, не назначил дополнительное наказание, которое является обязательным.

 

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах потерпевшего и его законного представителя и кассационном представлении прокурора, судебная коллегия находит приговор в отношении Ш. подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Выводы суда о невиновности осужденного должны соответствовать установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела, должны быть основаны на исследованных доказательствах, которым в приговоре необходимо дать анализ и правильную оценку.

Указанное требование закона по настоящему делу судом нарушено.

Придя к выводу об отсутствии в действиях Ш. состава преступления, суд указал, что стороной обвинения не было представлено убедительных доказательств того, что удар Б. в правую область верхней трети подвздошной кости был нанесен именно Ш.

Однако суд не дал надлежащей оценки показаниям потерпевшего Б. и его законного представителя Л., которые в ходе предварительного и судебного следствия последовательно поясняли о применении Ш. насилия к несовершеннолетнему потерпевшему, а именно о нанесении удара ногой в область живота справа и причинении физической боли.

Суд не дал в приговоре никакой оценки показаниям свидетеля А., которому потерпевший Б. непосредственно после имевших место событий сообщил, что его избили сотрудники милиции, а также медицинской справке МУЗ "Талицкая ЦРБ", согласно которой на момент осмотра у потерпевшего имелась гематома в брюшно-поясничной области справа, то есть в той области, куда, как указывал потерпевший, ему наносились удары сотрудниками милиции.

Суд не дал надлежащей оценки выводам трех заключений судебно-медицинских экспертиз о наличии у Б. телесных повреждений в области правого бока, не принял во внимание то обстоятельство, что во всех этих заключениях и в разъяснении эксперта Чусовитиной Н.А., данном в судебном заседании, указан лишь предположительный механизм образования этих телесных повреждений.

При этом суд не учел, что указанные доказательства сами по себе без всей совокупности исследованных доказательств по делу не могут иметь заранее установленной силы.

Кроме того, судом оставлено без внимания то, что по смыслу уголовного закона наличие телесных повреждений не является обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В нарушение требований ст. 305 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд не привел в приговоре мотивов, по которым он одни и те же показания потерпевшего Б. в части применения к нему насилия С. признает достоверными, а в части применения насилия Ш. отвергает.

В нарушение уголовно-процессуального закона, оправдывая Ш. по предъявленному обвинению в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, суд сослался в приговоре на отсутствие достаточных доказательств его вины, то есть на непричастность к совершению преступления.

Таким образом, по мнению судебной коллегии, вывод суда о необоснованности предъявленного Ш. обвинения не соответствует установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела, поскольку не основан на исследованных доказательствах, которым в приговоре не даны анализ и правильная оценка.

С изложенными в представлении доводами прокурора в той части, что наказание в виде условного осуждения С. к лишению свободы является чрезмерно мягким, судебная коллегия не может согласиться.

Как видно из материалов дела, С. ранее не судим, характеризуется положительно, имеет на иждивении малолетнего ребенка. Обстоятельства, отягчающие наказание, по делу отсутствуют.

Вместе с тем приговор в отношении С. подлежит отмене, поскольку суд при назначении ему наказания неправильно применил уголовный закон.

На основании ст. 60 Уголовного кодекса Российской Федерации лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, и с учетом положений Общей части настоящего Кодекса.

Санкция ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Суд не выполнил требование закона и не назначил С. обязательное дополнительное наказание, предусмотренное санкцией статьи, по которой он признан виновным, никак не мотивировав свое решение.

Кроме того, по мнению судебной коллегии, суд необоснованно не ограничил правовое положение осужденного С. условиями, способствующими его исправлению и указанными в ч. 5 ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах приговор подлежит отмене в полном объеме с направлением дела на новое судебное разбирательство, в ходе которого необходимо устранить допущенные нарушения уголовно-процессуального и уголовного законов, принять законное и обоснованное решение по делу.

Поскольку приговор в отношении С. отменен ввиду неправильного применения уголовного закона, доводы кассационной жалобы адвоката Неупокоева С.Б. не были предметом кассационного рассмотрения.

На основании изложенного, руководствуясь п. 3 ч. 1 статьей 378, ст. 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Талицкого районного суда Свердловской области от 01 декабря 2008 года в отношении С. и Ш. отменить.

Уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей. Кассационное представление прокурора, кассационную жалобу потерпевшего и его законного представителя удовлетворить.

 

Председательствующий

ГЕРАСИМЕНКО М.Ю.

 

Судьи

ПАНЬКОВА И.А.

ГРОЗНЫХ Г.Ю.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь