Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 января 2009 г. по делу N 33-47

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу К. дело по иску В. в интересах несовершеннолетнего В.И. к К.В., К.Г., Г. об установлении факта нахождения на иждивении, признании права на долю в наследственном имуществе, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону и определении долей наследников в наследственном имуществе,

 

установила:

 

В., действующая в интересах своего несовершеннолетнего сына В.И., обратилась в суд с иском к К.В., К.Г., Г. об установлении факта нахождения на иждивении, признании права на долю в наследственном имуществе, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону и определении долей наследников в наследственном имуществе. Обосновывая исковые требования, указала, что 28.11.2006 умер ее гражданский муж К.Ю., после его смерти осталась квартира, находящаяся по адресу: г. Кострома, ул. Шагова, в которой она проживает со своим сыном. Брак между ней и К.Ю. зарегистрирован не был. В течение последних полутора лет, с июля 2005 г. и до дня смерти К.Ю., она и ее сын проживали совместно с К.Ю., вели с ним совместное хозяйство, благоустраивали квартиру. Доходы ее гражданского мужа являлись основным средством существования для сына, поскольку она сама в то время являлась безработной. После смерти К.Ю. остались наследники К.В., К.Г. и Г., которые обратились в суд с требованиями о выселении ее с сыном из жилого помещения по ул. Шагова. Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 19.02.2008 их исковые требования были удовлетворены. Поскольку В.И. фактически находился на иждивении у К.Ю., он также может входить в круг наследников.

Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 12 ноября 2008 года исковые требования В. оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе В. просит отменить решение суда и принять по делу новое судебное постановление. Указывает, что выводы суда не соответствуют материалам дела. Решение основано на неправильном понимании судом сути "совместного проживания". Вывод суда о том, что В.И. должен был каждый день находиться с К.Ю. в его квартире на ул. Новополянской, является неправильным. Ее сын и К.Ю. практически всегда находились вместе: или в квартире на ул. Новополянская по месту жительства К.Ю., или в квартире на улице Шагова по ее с сыном месту жительства. Полагает, что совместное времяпрепровождение - это уже факт совместного проживания.

В возражениях относительно кассационной жалобы представитель К.Г. - К.К., Г., К.В. полагают решение законным и обоснованным, а потому подлежащим оставлению без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений относительно нее, выслушав В., судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Принимая решение об отказе в удовлетворении иска, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и пришел к обоснованному выводу о недоказанности факта совместного проживания несовершеннолетнего В.И. с К.Ю. и нахождения несовершеннолетнего на иждивении К.Ю.

Этот вывод судом мотивирован, соответствует установленным по делу обстоятельствам, основания для признания его неправильным отсутствуют.

Согласно п. 2 ст. 1148 ГК РФ к наследникам по закону относятся граждане, которые не входят в круг наследников, указанных в статьях 1142-1145 настоящего Кодекса, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним. При наличии других наследников по закону они наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию.

Действующее законодательство определяет понятие "иждивение" в п. 3 ст. 9 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", согласно которому члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным, основным источником средств к существованию.

Из материалов дела видно, что наследодатель К.Ю. умер 28 ноября 2006 года. Принадлежащее наследодателю имущество по завещаниям К.Ю. перешло в собственность ответчиков по делу и иных лиц. На имя В. и В.И. завещание К.Ю. не составлено.

Как установлено в судебном заседании, несовершеннолетний В.И. приходится сыном В., в родственных отношениях с К.Ю. не состоял.

С февраля 2006 года и по день смерти наследодателя В.И. проживал с матерью по адресу: г. Кострома, ул. Шагова в квартире, принадлежавшей на праве собственности К.Ю.

К.Ю. проживал по адресу: г. Кострома, ул. Новополянская. Эти обстоятельства не оспорены истицей в судебном заседании.

Вывод суда о том, что близкие отношения, сложившиеся между К.Ю. и В., сами по себе не подтверждают факта совместного проживания наследодателя с несовершеннолетним сыном В., является обоснованным.

Представленным В. доказательствам в подтверждение факта совместного проживания: показаниям свидетелей, фотографиям, суд дал надлежащую оценку и правомерно признал их недостаточными для установления факта совместного проживания В.И. с К.Ю. и ведения ими совместного хозяйства.

Доводы кассационной жалобы о том, что совместное времяпрепровождение является доказательством совместного проживания, не состоятельны, основаны на ошибочном толковании закона.

Судом проверялись и не нашли подтверждения доводы В. о нахождении В.И. на иждивении К.Ю.

Из материалов дела видно, что К.Ю. в последний год жизни получал пенсию в размере от 5232 руб. 69 коп. до 6456 руб. 72 коп.

В., в силу закона обязанная содержать несовершеннолетнего сына, в этот же период получала пособие по безработице, стипендию в период профессиональной подготовки, вознаграждение за участие в церковном хоре, т.е. имела самостоятельный источник дохода.

Суд правильно пришел к выводу о том, что подарки К.Ю. В.И. ко дню рождения и праздникам, не могут расцениваться как доказательство нахождения на иждивении, поскольку в силу п. 3 ст. 9 ФЗ "О трудовых пенсиях" под иждивением понимается полное содержание иждивенца или оказание ему постоянной помощи.

Достоверных доказательств того, что В.И. находился на полном содержании К.Ю., и оказываемая последним помощь была для В.И. постоянной, не представлено.

Доводы кассационной жалобы выводов суда не опровергают, сводятся к иной оценке доказательств, которые исследованы в судебном заседании и оценены судом в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ. Давать иную оценку представленным доказательствам оснований не имеется.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Свердловского районного суда г. Костромы от 12 ноября 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь