Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 января 2009 г. по делу N 22-370/2009

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда

в составе:

    председательствующего     Золотаревой СВ.,

    судей областного суда     Сосниной Е.В., Турченко А.В.,

рассмотрела в судебном заседании от "28" января 2009 года кассационное представление прокурора Мошковского района Новосибирской области Ашифина К.А., кассационную жалобу осужденного Е. на приговор Федерального суда общей юрисдикции Мошковского района Новосибирской области от 02 октября 2008 года, которым Е., ранее судимый:

1) 26 ноября 1998 года, с учетом внесенных в приговор изменений, по ст. ст. 213 ч. 1; 112 ч. 2 п. "д"; 30 - 105 ч. 1 УК РФ, с применением ст. 69 УК РФ, к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, освободившийся 03 ноября 2006 года по отбытии наказания;

2) 12 сентября 2007 года по ст. 297 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 4000 рублей, -

осужден по ст. 162 ч. 3 УК РФ к 9 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 01 января 2007 года.

Приговором суда Е. признан виновным и осужден за разбой, то есть нападение в целях хищения имущества потерпевших А. и Б., совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Как указано в приговоре, преступление совершено 30 декабря 2006 года в р.п. Ояш Мошковского района Новосибирской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании подсудимый Е. вину не признал.

Заслушав доклад судьи областного суда Сосниной Е.В., объяснения осужденного Е, поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Новосибирской областной прокуратуры Быковой О.С, поддержавшей доводы кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном представлении прокурор района Ашифин К.А. просит приговор суда отменить и дело направить в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе суда, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью назначенного наказания.

По доводам представления, суд, признавая Е. виновным в совершении разбойного нападения на потерпевших А. и Б., в нарушение требований ст. 307, 380 УПК РФ, не привел в приговоре доказательств, подтверждающих вывод суда о том, что применение им в отношении потерпевших аэрозольного баллончика с раздражающим веществом, представляло опасность для жизни и здоровья последних; не дал надлежащей оценки тому, что газовый (аэрозольный) баллончик, который использовал нападавший, изъят не был, его поражающие свойства не исследованы, характер и степень вреда здоровью потерпевших, не установлены. Доказательством осведомленности Е. о наличии заболеваний у потерпевших (у А. туберкулеза, у Б. хронической астмы) судом в приговоре не приведено.

Кроме того, суд не привел в приговоре и не дал оценки показаниям Е. в судебном заседании о том, 31 декабря 2006 года он вместе с потерпевшим А. содержался в ИВС Мошковского района, и последний говорил, что не знает его, однако впоследствии в ходе допроса А. пояснил следователю, что опознал его как Е. Допрошенный ранее в судебном заседании потерпевший А., также не отрицал, что 31 декабря 2006 года находился в камере ИВС Мошковского района, где он видел Е. По мнению автора кассационного представления, судом тем самым, не проверена в должной мере версия Е. о том, что потерпевшие, которые первоначально не узнали нападавшее на них лицо, в последующем указали на него, то есть Е., в своих допросах со слов следователя.

В кассационной жалобе осужденный Е. просит изменить приговор суда в отношении его, переквалифицировав его действия со ст. 162 ч. 3 УК РФ на ст. 175 ч. 1 УК РФ, с назначением наказания в пределах санкции данной статьи.

По доводам жалобы, в материалах дела отсутствуют допустимые и достоверные доказательства его причастности к совершению преступления в отношении потерпевших А. и Б.. Считает, что доказательства, на которые суд сослался в приговоре в подтверждение его вины, а именно протокол осмотра места происшествия от 30 декабря 2006 года, протокол допроса потерпевшей Б. от 31 декабря 2006 года, протокол обыска от 30 декабря 2006 года, протокол осмотра предметов от 04 января 2007 года, протокол допроса свидетеля Р. от 30 декабря 2006 года, не соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона, а потому являются недопустимыми и подлежат исключению из приговора.

Кроме того, считает, что положенные в основу приговора показания потерпевших А. и Б., а также свидетелей В. и Х., являются непоследовательными, противоречивыми и недостоверными. При этом В., который причастен к совершению данного преступления, и его сожительница Х., являются заинтересованными лицами. Считает, что суд необоснованно не принял во внимание показания свидетелей Н., Ч., Р., из которых следует, что похищенный телевизор они видели у В., и именно последний предлагал Е. приобрести его. Отвергнув показания данных лиц, суд свое решение не мотивировал.

Кроме того, судом 03 мая 2007 года было принято решение запросить в Мошковском РОВД сведения о совместном содержании его, то есть Е., и потерпевшего А. 31 декабря 2006 года в ИВС Мошковского РОВД. Однако ответ на данный запрос к материалам дела не приобщен, хотя на данное обстоятельство указывал и суд кассационной инстанции. Указания суда кассационной инстанции в этой части судом не выполнены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене ввиду нарушения судом требований уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать не только описание преступного деяния, признанного судом доказанным, но и доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, а также мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

При этом выводы обвинительного приговора относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, должны быть бесспорны и однозначны.

Кроме того, согласно требованиям ст. 302 ч. 4 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Из чего следует, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и устранены.

При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

Перечисленные требования уголовно-процессуального закона судом по настоящему уголовному делу не выполнены, что, по мнению судебной коллегии, повлияло на законность и обоснованность приговора.

Как следует из приговора, признавая Е. виновным в совершении разбойного нападения на потерпевших А. и Б., с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, суд исходил из показаний потерпевших А. и Б., свидетелей В., Х..

Между тем, как правильно указал прокурор в кассационном представлении, суд вопреки требованиям ст. 307 УПК РФ, не привел в приговоре доказательств, подтверждающих вывод суда о том, что применение газового (аэрозольного) баллончика к. А., которые подверглись нападению, представляло опасность для жизни и здоровья потерпевших.

Суд не дал надлежащей оценки тому, что газовый (аэрозольный) баллончик, который использовал нападавший, изъят не был, его поражающие свойства не исследованы, характер и степень вреда здоровью потерпевших, не установлены. Доказательств осведомленности Е. о наличии заболеваний у потерпевших (у А. туберкулеза, у Б. хронической астмы) судом в приговоре не приведено.

Кроме того, судом не проверена в должной мере версия Е. о том, что потерпевшие А., указали на него как на лицо, совершившее в отношении их преступление, со слов следователя.

Так, в судебном заседании Е. указывал, что 31 декабря 2006 года он вместе с потерпевшим А. содержался в ИВС Мошковского района, и последний говорил, что не знает его, однако впоследствии в ходе допроса А. пояснил следователю, что опознал его как Е.

Однако в нарушение ст. 307 УПК РФ, суд данные показания Е. в приговоре не привел и никакой оценки им не дал, не выполнив тем самым и указания суда кассационной инстанции от 03 декабря 2007 года, изложенные в кассационном определении при отмене приговора в связи с аналогичными нарушениями, которые согласно ст. 388 ч. 6 УПК РФ были обязательны для исполнения при новом рассмотрении уголовного дела.

Кроме того, в соответствии с требованиями ст. 240 ч. 3 УПК РФ, приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Эти требования закона судом также не выполнены.

Как видно из приговора, суд в обоснование своего вывода о виновности Е., сослался в приговоре на показания потерпевшего А., ранее данные им в стадии предварительного следствия и в суде.

Как следует из протокола судебного заседания, судом в начале судебного следствия было принято решение об оглашении показаний потерпевшего А. в связи с его смертью, однако в дальнейшем данные показания потерпевшего в порядке ст. 281 УПК РФ оглашены не были, а потому суд не мог ссылаться на них в приговоре.

Допущенные судом нарушения требований уголовно-процессуального закона являются существенными, а потому приговор суда нельзя признать законным и обоснованным, он подлежит отмене, а уголовное дело - направлению в суд на новое рассмотрение, при котором суду первой инстанции надлежит учесть изложенное выше, тщательно проверить представленные доказательства, дать им соответствующую оценку и свои выводы надлежащим образом мотивировать в приговоре.

В связи с отменой приговора за нарушением уголовно-процессуальных норм, доводы кассационной жалобы осужденного Е. о недоказанности его вины в совершении разбойного нападения, неверной квалификации содеянного, о признании недопустимыми доказательствами протокола осмотра места происшествия, протокола обыска, протокола осмотра предметов, протоколов допроса потерпевшей Б., свидетеля Р., показаний свидетелей В. и Х. удовлетворению не подлежат в связи с преждевременностью. Их следует учесть суду первой инстанции и тщательно исследовать при новом рассмотрении дела.

Меру пресечения Е., с учетом данных о его личности и тяжести предъявленного ему обвинения, судебная коллегия считает необходимым оставить без изменения.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Федерального суда общей юрисдикции Мошковского района Новосибирской области от 02 октября 2008 года в отношении Е. отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения в отношении Е. оставить прежней - содержание под стражей, продлив срок содержания под стражей на три месяца, то есть до 28 апреля 2009 года.

Кассационное представление прокурора Мошковского района Новосибирской области Ашифина К.А. - удовлетворить, кассационную жалобу осужденного Е. удовлетворить частично.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь