Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 января 2009 г. N 33-219/09

 

Судья Демко А.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи Качанова А.П.,

судей Кошелевой И.Л., Решетникова М.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Качанова А.П. гражданское дело по кассационной жалобе Д.Л. и Д.С. на решение Всеволожского городского суда Ленинградской области от 01 декабря 2008 года,

 

установила:

 

в апреле 2003 года Д.Л. и Д.С. обратились в суд с иском к ЗАО "Фермерское хозяйство "Бугры" (ранее ФАОЗТ "Бугры), в дальнейшем переименованному в ЗАО "Бугры", а впоследствии преобразованному в ОАО "Бугры", о применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора мены, заключенного ими с ответчиком 03.07.1998 г., согласно которому истцы обменяли принадлежащие Д.С. и Д.Л. соответственно земельный пай площадью 2,53 га и 1/2 долю земельного пая площадью в 1,27 га в общей долевой собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения, расположенного по адресу: Ленинградская область, Всеволожский район, земли ФАОЗТ "Бугры", на двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу: <...>, находящуюся в пользовании истцов на условиях аренды. При этом истцы просили передать спорную квартиру в собственность ответчика, а земельные паи в собственность истцов.

В обоснование требований истцы указали, что сделка совершена в результате обмана и в нарушение принципов российского законодательства, направленных на защиту прав и свобод граждан и норм морали. По утверждению истцов, их семья лишилась возможности улучшить жилищные условия, тогда как действия ответчика носили умышленный характер и совершены с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. Договор мены был заключен ими под угрозой их выселения, данный договор противоречит закону и совершен с нарушением полномочий со стороны директора ФАОЗТ "Бугры".

Решением Всеволожского городского суда Ленинградской области от 22.01.2004 г. в удовлетворении иска Д.Л. и Д.С. было отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 31.03.2004 г. данное решение было отменено и дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела истцы дополнили основания своих требований, указав, что в соответствии со ст. ст. 168, 169 ГК РФ договор мены является ничтожным в связи с тем, что принадлежащие им земельные паи являются их долей в коллективно-долевой собственности предприятия и в соответствии со ст. ст. 7.2 и 8.3 Устава ЗАО "Бугры" позволяют истцам получать в виде дивидендов часть прибыли и участвовать в управлении обществом. Кроме того, на момент заключения договора законодательно не был урегулирован вопрос о возможности совершения сделок с землями сельскохозяйственного назначения.

В соответствии со ст. 10.32 Устава ЗАО "Бугры" сделки с землей могут быть совершены только по решению собрания акционеров, тогда как в ходе судебного разбирательства, по мнению истцов, установлено, что такого собрания не проводилось, а директор вышел за пределы своих полномочий, что в соответствии со ст. 174 ГК РФ также влечет признание сделки недействительной. При этом истцы изменили требования в части применения последствий недействительности сделки и полагали, что спорную квартиру не следовало передавать ответчику, поскольку квартира передана на баланс муниципального образования, а урегулировать данный вопрос с новым балансодержателем.

Истцы просили также взыскать в их пользу убытки в виде утраты возможности получить компенсацию за использование земель, принадлежащих ЗАО "Бугры", при строительстве кольцевой автодороги, в размере 108 000 руб. 00 коп., и взыскать денежную компенсацию морального вреда в размере по 15 000 руб. каждому.

В дальнейшем истцы просили при применении судом последствий недействительности ничтожной сделки передать спорную квартиру собственнику дома.

Решением Всеволожского городского суда Ленинградской области от 05.05.2005 г. исковые требования были удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 21.09.2005 г. данное решение вновь было отменено, а дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

На момент рассмотрения дела, по сведениям Единого государственного реестра прав ГУ ФРС по СПб и ЛО, право общей долевой собственности в отношении земельных паев, приобретенных у Д.Л. и Д.С. по оспариваемому договору мены, прекращено:

- земельные паи Д.С. и 1/2 доля земельного пая Д.Л. площадью 1,27 га в составе земельных паев, приобретенных у других граждан, были приобретены по договору купли-продажи земельных долей 28.07.2004 г. Фондом поддержки и развития сельскохозяйственного производства "Бугры".

В дальнейшем данные доли в результате выдела вошли в состав самостоятельного земельного участка по адресу: <...>, с кадастровым N 47:07:07-13-003:0023. Запись о регистрации права собственности Фонда на данный объект внесена в ЕГРП 29.04.2005 г. Также 29.04.2005 г. внесены записи в ЕГРП о прекращении права общей долевой собственности на вышеуказанные паи. Далее земельный участок с кадастровым N 47:07:07-13-003:0023 был ликвидирован в результате раздела на три участка с кадастровыми N 47:07:07-13-003:0076; 47:07:07-003:0077 и 47:07:07-13-003:0078;

- земельный участок площадью 400 000 кв. м по адресу: <...>, с кадастровым N 47:07:07-13-003:0076 был продан Фондом в общую долевую собственность К.А. и Л., запись о переходе права внесена в ЕГРП 15.05.2006 г. В свою очередь К.А.и Л. продали объект ООО "Бугры-Мар", запись о переходе права внесена в ЕГРП 17.07.2006 г. В настоящее время собственником данного участка является ООО "Бугры-Мар";

- земельный участок площадью 1 750 824 кв. м по адресу: <...>, с кадастровым N 47:07:07-13-003:0077 был внесен Фондом в качестве вклада в уставный капитал ООО "Сельскохозяйственное производство "Бугры", запись о переходе права внесена в ЕГРП 16.10.2006 г. В настоящее время собственником данного участка является ООО "Сельскохозяйственное производство "Бугры";

- земельный участок площадью 91 721 кв. м по адресу: <...>, с кадастровым N 47:07:07-13-003:0078 был внесен Фондом в качестве вклада в уставный капитал ООО "Аграрий", запись о переходе права внесена в ЕГРП 19.10.2006 г. В настоящее время собственником данного участка является ООО "Аграрий".

При новом рассмотрении дела истцы неоднократно меняли исковые требования и в итоге просили применить последствия недействительности ничтожной сделки, взыскав стоимость паев в размере 10 518 000 руб. за пай, принадлежащий Д.Л., и 10 708 700 руб. за пай, принадлежащий Д.С., а также взыскать с ответчика возмещение упущенной выгоды в пользу Д.Л. в размере 36 000 руб., в пользу Д.С. 72 000 руб., денежную компенсацию морального вреда в размере по 25 000 руб. в пользу каждого истца.

Решением Всеволожского городского суда Ленинградской области от 26.11.2007 г. в удовлетворении исковых требований Д-ник было отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 21.02.2008 г. указанное решение суда было также отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела истцы уточнили основания и предмет иска, указав, что правовые основания для совершения сделки отсутствовали, сделка совершена в нарушение требований закона и правопорядка, так как правом на совершение сделки обладал собственник - КУМИ МО "Всеволожский район Ленинградской области", в нарушение ст. 209 ГК РФ ответчик распорядился чужой собственностью без согласия собственника. Истцы были введены в заблуждение директором К.А., который использовал свое служебное положение с целью извлечь лично для себя выгоду, добросовестность в действиях последнего отсутствовала. Договор аренды спорной квартиры от 25.03.1994 г., заключенный между ФАОЗТ "Бугры" и истцами сроком на 10 лет, являлся ничтожной сделкой, поскольку по решению общего собрания работников совхоза "Бугры" от 1992 года при реорганизации совхоза "Бугры" весь жилой фонд и объекты социально-культурного комплекса, согласно Постановлению Правительства РФ от 04.09.1992 года N 708 "О реорганизации сельскохозяйственных предприятий" и решению внутрихозяйственной комиссии по приватизации земли и реорганизации совхоза "Бугры", передавались Бугровскому сельскому совету в муниципальную собственность. Кроме этого, указанный договор аренды не был зарегистрирован в БТИ. Никакой арендной платы истцы не вносили, квартирную плату и плату за коммунальные услуги вносили в Бугровское ЖКХ. Постановлением главы администрации Всеволожского района Ленинградской области N 731 от 25.03.1994 г. жилой дом, в котором расположена спорная квартира, был передан на баланс ФАОЗТ "Бугры", а не в собственность. Истцы являются безграмотными, договор аренды спорной квартиры подписали по настойчивому требованию руководства АОЗТ "Бугры", им объяснили, что это необходимо для закрепления квартиры за ними. После предоставления спорной квартиры у них забрали комнату по адресу: <...>.

В соответствии с постановлениями главы администрации Всеволожского района N 881 от 11.04.1996 г. и N 10 от 06.01.1997 г. "О принятии в муниципальную собственность жилого фонда фермерского АОЗТ "Бугры" дом N 5 по ул. Полевая в числе всего жилья, имевшегося в ФАОЗТ "Бугры", был передан в муниципальную собственность.

По мнению истцов, отсутствие указания в акте приема-передачи жилых домов ФАОЗТ "Бугры" в муниципальную собственность от 31.12.1996 г. N 1 на конкретные квартиры означает передачу в муниципальную собственность всего жилого дома N <...> ул. Полевой, включая и спорную квартиру.

При нотариальном удостоверении оспариваемой сделки ни Д.Л., ни Д.С. не присутствовали, договор мены истцы подписывали в кабинете у директора, а не у нотариуса, при этом нотариуса в кабинете не было, доверенностей истцы никому не выдавали. На момент совершения сделки в спорной квартире были зарегистрированы и проживали Д.В. и Ч., однако последние не были привлечены к участию в сделке, хотя имели право на приобретение этой квартиры в собственность в порядке приватизации. Договор мены не прошел надлежащей государственной регистрации, поскольку в свидетельстве о государственной регистрации указан реестровый номер договора мены: N 2038, в то время как заключенный ими договор мены имеет реестровый номер: N 2039. В нарушение требований Устава ФАОЗТ "Бугры" решения общего собрания о совершении сделки с землей не принималось. Основное строительство жилого дома, в котором расположена спорная квартира, производило государственное сельскохозяйственное предприятие - совхоз "Бугры", и только после того, как в 1993 году дом был построен, возникла необходимость в отделочных работах, к участию в которых и привлекались инвесторы.

С учетом этого, а также ранее приведенных доводов в обоснование требований о взыскании упущенной выгоды и денежной компенсации морального вреда, истцы просили признать недействительным в силу ничтожности договор мены, заключенный между ФАОЗТ "Бугры" и Д.С., Д.Л. 03.07.1998 г., и удостоверенный нотариусом Всеволожского нотариального округа Б. по реестру N 2039, применить последствия недействительности ничтожной сделки, передав в общую долевую собственность Д.С. для ведения сельскохозяйственного производства земельный пай площадью 2,5 га с оценкой 100 баллогектаров, Д.Л. - земельный пай площадью 1,27 га с оценкой 100 баллогектаров, расположенные по адресу: земли ФАОЗТ "Бугры" Всеволожского района Ленинградской области, а также просили взыскать с ответчика упущенную выгоду в пользу Д.Л. в размере 36 000 руб., в пользу Д.С. 72 000 руб., и денежную компенсацию морального вреда в размере по 25 000 руб. в пользу каждого.

К участию в деле судом были привлечены также в качестве третьих лиц Д.В., Ч., а также ООО "Аграрий", ООО "Сельскохозяйственное производство "Бугры", ООО "Бугры-Мар".

Решением суда от 01.12.2008 года Исковые требования Д-ник оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с решением суда, истцы, ссылаясь на те же доводы, просят решение суда отменить как незаконное.

Выслушав пояснения Д.Л. и ее представителя С.И., представителя ООО "Бугры-Мар" П., представителя ОАО "Бугры" К.Т., представителя ООО "Аграрий", ООО "Фонд Бугры", ОАО "Бугры" К.А., а также пояснения Ч., проверив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения.

Судом установлено, что 03.07.1998 г. между Д.Л., Д.С. и ФАОЗТ "Бугры" был заключен договор мены, по условиям которого истцам перешла в собственность принадлежащая ответчику двухкомнатная квартира <...>, а ответчику - один земельный пай площадью 2,53 га, принадлежавший Д.С., и один земельный пай площадью 1,27 га, принадлежавший Д.Л.

Постановлением администрации Всеволожского района N 731 от 25.03.94 г. был утвержден акт приемки 99-квартирного жилого дома <...>, жилой площадью 3300 кв. м, общей площадью 5681, 6 кв. м, весь дом был передан на баланс ЗАО "Бугры" для технического обслуживания.

Как следует из материалов дела, строительство данного жилого дома осуществлялось ФАОЗТ "Бугры", уже после приватизации совхоза "Бугры", за счет собственных и привлеченных средств дольщиков - юридических и физических лиц, что подтверждается, в частности, договором подряда на капитальное строительство N 21 от 24.09.1991 г. с дополнительными соглашениями, согласно которому ФАОЗТ "Бугры" являлось заказчиком, а ПМК II - генеральным подрядчиком строительства указанного жилого дома, платежным поручением от 06.04.1994 г., согласно которым ФАОЗТ "Бугры" произвело оплату за выполненные работы по строительству, актом о передаче квартир от 11.03.1994 г., согласно которому ПМК II были переданы в собственность 7 квартир, а также платежным поручением N 16 от 12.01.1994 г. в адрес Треста 101, договорами о долевом участии в строительстве, заключенными с физическими и юридическими лицами. Сведений о государственном финансировании строительства дома в деле не имеется.

В связи с участием в долевом строительстве названного дома ЗАО "Бугры", последнему было передано в собственность 40 квартир, на основании постановления администрации Всеволожского района N 2376 от 07.09.94 г. за ЗАО "Бугры" было зарегистрировано право собственности на 40 квартир, в том числе на квартиру N <...>, о чем выданы регистрационные удостоверения БТИ N 481 от 19.09.1994 г. и N 493 от 21.09.1994 г.

В соответствии со ст. 6 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу данного Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной данным Федеральным законом. Государственная регистрация прав проводится по желанию их обладателей. Государственная регистрация прав, осуществляемая в отдельных субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях до вступления в силу настоящего Федерального закона, является юридически действительной.

Государственная регистрация возникшего до введения в действие данного Федерального закона права на объект недвижимого имущества проводится при государственной регистрации перехода данного права или сделки об отчуждении объекта недвижимого имущества без уплаты государственной пошлины. Вышеуказанные регистрационные удостоверения являются подтверждением права собственности ФАОЗТ "Бугры" на квартиру N 61 в доме N <...>.

Согласно постановлению администрации Всеволожского района N 10 от 06.01.97 г. в муниципальную собственность принимаются жилой фонд и объекты, инфраструктуры АОЗТ "Бугры" в соответствии с прилагаемым перечнем.

Из пункта 31 прилагаемого перечня усматривается, что в муниципальную собственность передается жилой дом N 5 по ул. Полевой в п. Бугры общей площадью 3468,8 кв. м, жилой площадью 2060,6 кв. м.

Согласно акту приемки-передачи N 1 от 31.12.96 г., в муниципальную собственность передается жилой дом N 5 по ул. Полевой в соответствии с характеристиками объектов и актами технического состояния.

Из акта приемки-передачи технического состояния жилого дома N 5 по ул. Полевой от 31.12.96 г. следует, что Бугровское МУП ЖКХ приняло от ЗАО "Бугры" 59 квартир, общей площадью 3468,8 кв. м на основании ордеров и регистрационных удостоверений о праве собственности за физическими лицами, причем квартира N <...> в указанном Списке отсутствует, как и остальные 39 квартир, переданные в собственность ЗАО "Бугры".

Согласно областному закону N 118-оз от 09.07.2007 г. "Об утверждении перечней имущества, передаваемого от муниципального образования "Всеволожский район" Ленинградской области в муниципальную собственность муниципального образования "Бугровское сельское поселение", в собственность последнего переданы ряд квартир в доме 5 по ул. Полевой, в числе которых квартира N <...> отсутствует.

Согласно материалам дела, на квартиру N <...> ордер не выдавался, до 1998 г. в собственность физических лиц квартира не передавалась.

Таким образом, последующая передача жилого дома в муниципальную собственность и произведенная БТИ регистрация данного дома за КУМИ не прекратила право собственности ФАОЗТ "Бугры" на квартиры, указанные в регистрационном удостоверении БТИ N 481 от 19.09.1994 г.

При этом спорная квартира 25.03.1994 г. была предоставлена в аренду Д.Л. и Д.С. как работникам АОЗТ "Бугры".

Согласно сообщению МП "Жилищно-коммунальное объединение" Всеволожского района Ленинградской области N 7 от 12.01.2006 г., в доме N 5 по улице Полевой в частной собственности находятся ряд квартир, в частности квартиры N 1, 3, 5, 7, 9, 10, 13, 19 и т.д., которые Постановлением Администрации Всеволожского района Ленинградской области от 18.07.1994 г. N 1894, Постановлением от 10.105.1994 N 1086 были переданы в частную собственность и на них были выданы соответствующие регистрационные свидетельства.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 17.07.1995 г. N 724 "О передаче объектов социальной и инженерной инфраструктуры сельскохозяйственных организаций в муниципальную собственность, передаче подлежали:

- объекты социальной и инженерной инфраструктуры;

- обобществленный жилищный фонд;

- объекты бытового обслуживания, объекты коммунального хозяйства и другие объекты общего пользования на селе.

Таким образом, передаче в муниципальную собственность подлежал "обобществленный жилищный фонд". При этом, жилые и нежилые помещения, как самостоятельные объекты недвижимого имущества, входящие в состав жилого фонда, могли находиться и в государственной и в частной собственности, то есть сохранили своих первоначальных собственников. В силу ст. 289 ГК РФ квартира является самостоятельным объектом права собственности.

Таким образом, выдача регистрационного удостоверения за КУМИ на весь жилой дом N 5 в 1998 г. не может свидетельствовать о том, что в муниципальную собственность перешли все, находящиеся в доме, квартиры. Кроме того, регистрационное удостоверение N 493 от 21.09.1994 г., удостоверяющее права АОЗТ "Бугры" на квартиру N <...>, не отменено и является действующим.

При таких обстоятельствах суд правомерно признал необоснованными доводы истцов о том, что ответчик не был уполномочен заключать оспариваемую сделку в отношении спорной квартиры.

Согласно п. 2 ст. 218 ГК РФ, право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Момент возникновения права собственности у приобретателя по договору, в том числе земельного участка, определен п. 2 ст. 223 ГК РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

Пунктом 1 ст. 131 ГК РФ установлено, что право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.

В силу ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

В соответствии со ст. 567 ГК РФ по договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороне один товар в обмен на другой. К договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже, если это не противоречит правилам настоящей главы и существу мены. При этом каждая из сторон признается продавцом товара который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен.

Согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В силу ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со ст. 169 ГК РФ сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

С учетом представленных и исследованных доказательств суд обоснованно признал доводы истцов относительно ничтожности совершенной 03.07.1998 г. сделки мены безосновательными.

Стороны при ее заключении, как правильно указал суд, понимали существо сделки, имели возможность отказаться от ее заключения. Объективных доказательств тому, что она совершалась под определенным давлением со стороны ответчика, а также в отсутствие нотариуса, суду не представлено. Свидетель В. подтвердила, что тоже обменяла свой земельный пай на квартиру, при этом не указала о каком-либо давлении на нее, пояснила, что впоследствии земельный пай ей был возвращен в связи с истечением предусмотренного договором аренды жилого помещения срока работы в акционерном обществе, при наступлении которого работник имеет право на бесплатное приобретение квартиры в собственность.

Суд правильно посчитал установленным, что сделка совершена собственниками обмениваемого имущества (квартиры и земельных паев) в пределах их правоспособности, с соблюдением требований о свободе договора.

Доводы истцов о необходимости принятия решения общего собрания акционеров для совершения сделок с землей (п. 10.32 Устава ФАОЗТ "Бугры") нельзя признать обоснованными, поскольку в результате оспариваемого договора мены земельные доли (паи) не отчуждались, а приобретались акционерным обществом.

Доводы истцов о пороках договора аренды спорной квартиры, в соответствии с которым истцы приобрели право пользования спорной квартирой, не имеют правового значения для настоящего дела, поскольку о ничтожности договора мены не свидетельствуют.

Доводы истцов о ненадлежащей государственной регистрации договора мены ввиду указания в свидетельстве о государственной регистрации реестрового номера сделки, отличного на одну цифру от реестрового номера сделки, указанного в договоре, не могут быть приняты во внимание, поскольку свидетельствуют о наличии технической ошибки в выданном свидетельстве, недействительности договора мены это обстоятельство не влечет.

Доводы истцов о нарушении договором мены прав Д.В. и Ч., зарегистрированных и проживавших в квартире на момент заключения договора мены, также не влекут недействительности сделки. Д.В. и Ч. не являлись стороной договора аренды спорной квартиры, условия которого предусматривали право на приобретение данной квартиры в собственность при условии работы в акционерном обществе на протяжении определенного количества времени либо при условии обмена земельных паев.

При таких обстоятельствах суд обоснованно сделал вывод, что оснований для признания сделки недействительной и применения последствий недействительности сделки не имеется.

В связи с этим не подлежат удовлетворению и требования о взыскании в пользу истцов понесенных ими убытков и компенсации морального вреда.

Решение суда является правильным и оснований для его отмены судебная коллегия не усматривает.

Доводы кассационной жалобы были предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно не приняты во внимание по мотивам, изложенным в решении суда.

Судом достаточно полно установлены обстоятельства дела, имеющиеся доказательства судом исследованы и им дана правильная юридическая оценка.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

решение Всеволожского городского суда Ленинградской области от 01 декабря 2008 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Д.Л. и Д.С. без удовлетворения

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь