Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 января 2009 г. N 33-249/2009

 

Судья Королева Н.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в составе:

Председательствующего Крамаренко О.А.

судей Михальчик С.А., Агуреевой С.А.

с участием прокурора Мяшиной З.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 28 января 2009 года дело по кассационной жалобе Б.И.В. на решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 17 ноября 2008 года, которым Б.И.В. отказано в иске к ООО о восстановлении на работе, переводе на работу, исключающую воздействие вредных факторов, с сохранением заработной платы в прежнем размере, взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Михальчик С.А., объяснения Б.И.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Мяшиной З.А., полагавшей решение подлежащим отмене, судебная коллегия

 

установила:

 

Б.И.В. обратилась в суд с иском к ООО о восстановлении на работе, переводе на работу, исключающую воздействие вредных факторов, с сохранением заработной платы в прежнем размере, компенсации морального вреда, указав, что работала у ответчика в должности администратора документального центра. 18 июля 2008 года была уволена с работы по п.п. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ за прогулы.

Увольнение истица считала незаконным, поскольку на момент увольнения она находилась в состоянии беременности, о чем до увольнения - 15 июля 2008 года в устной форме уведомила коммерческого директора предприятия. Кроме того, истица ссылалась на то, что 14 июля 2008 года - в день, который работодатель посчитал прогулом, она находилась женской консультации больницы N 6 города Калининграда. Просила восстановить ее на работе в прежней должности, с сохранением пятидневного графика работы и прежней заработной платы, а также перевести ее в связи с беременностью на работу, исключающую воздействие вредных факторов, поскольку в помещении документального центра находится недопустимое количество техники, взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 20000 рублей.

Суд постановил изложенное выше решение.

В кассационной жалобе Б.И.В. просит решение отменить, считая его незаконным. Настаивает на том, что о своей беременности уведомила непосредственного начальника - коммерческого директора Б.Е.А., а 18 июля 2008 года сообщила об этом лично генеральному директору С.Л.В., поэтому оснований для отказа ей в иске у суда не имелось.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части отказа Б.И.В. в иске о восстановлении на работе и взыскании компенсации морального вреда в связи с неправильным применением норм материального права, неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, с вынесением нового решения об удовлетворении иска. В остальной части решение суда подлежит оставлению без изменения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Б.И.В. о восстановлении на работе, суд исходил из того, что истицей не представлено доказательств уважительности причины отсутствия на работе 14 июля 2008 года, так как исходя из сведений, представленных МУЗ Городская больница N 6, факт нахождения ее в этот день на приеме в женской консультации не подтвердился, в связи с чем суд пришел к выводу, что у работодателя имелись основания для ее увольнения за прогул. Ссылку истицы на нахождение в момент увольнения в состоянии беременности суд посчитал несостоятельной, признав, что истицей допущено злоупотребление правом, поскольку ею на момент увольнения не была представлена работодателю медицинская справка из женской консультации, подтверждающая состояние беременности, и в письменных объяснениях работодателю по факту отсутствия на работе 14 июля 2008 года она также не указывала о том, что находится в состоянии беременности.

Однако с таким выводом судебная коллегия согласиться не может.

Статьей 261 Трудового Кодекса РФ предусмотрены гарантии беременным женщинам при расторжении трудового договора.

В соответствии с частью первой статьи 261 Трудового Кодекса РФ расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

Как видно из материалов дела, истица Б.И.В., с которой 24 марта 2008 года ответчиком ООО был заключен трудовой договор о принятии на работу на должность администратора документального цеха на неопределенный срок, была уволена приказом ответчика от 18 июля 2008 года по п.п. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ за прогулы. Факт отсутствия на работе 14 июля 2008 года Б.И.В. не оспаривался, и, хотя истица ссылалась на то, что ее невыход на работу был связан с прохождением осмотра в женской консультации, действительно, бесспорными доказательствами уважительность причины ее отсутствия на работе в этот день не подтверждена.

Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что на момент увольнения истица находилась в состоянии беременности, о чем свидетельствует справка МУЗ "Городская больница N 6" от 21 июля 2008 года, согласно которой Б.И.В. состоит на учете в женской консультации Октябрьского района г. Калининграда с 11 июля 2008 года в связи с беременностью 6/7 недель.

Таким образом, увольнение произведено в нарушение приведенных выше положений ч. 1 ст. 261 ТК РФ, запрещающих увольнение беременных женщин, за исключением случаев, прямо указанных в законе (ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем).

Само по себе то обстоятельство, что справка о беременности истицей была представлена ответчику по истечении трех дней после издания им приказа об увольнении Б.И.В., а допрошенная судом в качестве свидетеля коммерческий директор ООО Б.Е.А. не подтвердила пояснений истицы о том, что последняя сообщила ей о состоянии беременности, основанием к отказу в иске в связи с злоупотреблением правом со стороны истицы являться не могло. Как следует из содержания письменного отзыва ответчика на исковое заявление Б.И.В., о нахождении ее в состоянии беременности работодателю стало известно от истицы в момент ознакомления ее с приказом об увольнении. Таким образом, до завершения процесса увольнения работодатель был извещен истицей о наличии обстоятельства, прямо запрещающего ее увольнение по инициативе работодателя, и вправе был проверить заявление истицы, а также отменить незаконно изданный приказ об увольнении. Однако ответчиком это сделано не было; не был отменен приказ об увольнении Б.И.В. и после того, как ею была представлена вышеуказанная справка, подтверждающая состояние ее беременности.

Между тем, как видно из содержания решения суда, вышеуказанные обстоятельства судом при рассмотрении дела не были учтены, положения ч. 1 ст. 261 ТК РФ не применены, что свидетельствует о неправильном применении судом норм материального права.

С учетом изложенного, решение суда в части отказа Б.И.В. в иске о восстановлении на работе и взыскании компенсации морального вреда нельзя признать законным и обоснованным, и оно подлежит отмене. Одновременно судебная коллегия считает необходимым принять по делу в части указанных требований истицы новое решение, которым в соответствии с положениями ч. 1, 9 ст. 394 Трудового Кодекса РФ восстановить Б.И.В. на работе в ООО в прежней должности с 19 июля 2008 года и взыскать в ее пользу с ответчика компенсацию морального вреда, причиненного незаконным увольнением.

Определяя размер такой компенсации, судебная коллегия учитывает характер нравственных страданий, перенесенных истицей, находившейся в момент увольнения в состоянии беременности, степень вины ответчика, конкретные обстоятельства дела, требования разумности и справедливости и считает необходимым взыскать в пользу Б.И.В. компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 103 ГПК РФ с ООО в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 200 рублей.

Оснований к отмене решения суда в части отказа в иске Б.И.В. о переводе на работу, исключающую воздействие вредных факторов, с сохранением заработной платы в прежнем размере, судебная коллегия не усматривает. Обращаясь с данными исковыми требованиями в суд, истица не представила доказательства нарушения своих прав. Так, из материалов дела видно, что до увольнения истица не обращалась к ответчику с заявлением о переводе ее в связи с нахождением в состоянии беременности на другую работу, исключающую воздействие вредных факторов, и соответствующее медицинское заключение о необходимости такого перевода работодателю не представляла. Данное обстоятельство истицей при рассмотрении дела не оспаривалось, и доказательств нарушения работодателем ее права на предоставление работы, исключающей воздействие вредных факторов, не приведено. При таких обстоятельствах решение суда в этой части является законным и обоснованным.

Руководствуясь ст.ст. 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 17 ноября 2008 года в части отказа в иске Б.И.В. к ООО о восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда отменить и вынести новое решение, которым восстановить Б.И.В. на работе в ООО в должности администратора документального центра с 19 июля 2008 года.

Взыскать с ООО в пользу Б.И.В. компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей.

Взыскать с ООО в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 200 рублей.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь