Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 января 2009 г. N 22-5

 

 

29 января 2009 года судебная коллегия по уголовным делам Рязанского областного суда в составе председательствующего судей рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе потерпевшей С., на приговор Шацкого районного суда Рязанской области от 27 октября 2008 года, которым Б., <...>, гражданка РФ, с высшим образованием, вдова, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, невоеннообязанная, ранее не судима.

Осуждена по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на 2 (два) года. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание, в части лишения свободы, постановлено считать условным с испытательным сроком в 2 года. Лишение права управлять транспортным средством постановлено исполнять самостоятельно.

Приговором суда на Б. возложена обязанность на весь период испытательного срока не менять постоянного места жительства, без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденной.

За потерпевшей С. признано право на удовлетворение иска в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи, мнение прокурора А., полагавшей возможным приговор суда оставить без изменения, позиции адвоката Ф. и осужденной Б. просивших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. управляя автомобилем, совершила нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека, при следующих обстоятельствах:

13 июня 2008 года, жительница Б., на технически исправном автомобиле, принадлежащем Х., которым она управляла по доверенности, вместе со своей несовершеннолетней дочерью Д., 1994 г. рождения и своей знакомой - С., приехала из г. Х, где у нее имеется дачный дом. В этот же день, в дневное время, водитель Б., на указанном автомобиле, совместно с С. и несовершеннолетними детьми Д. и ее подругой, приехала для отдыха в местечко под названием "К", расположенное на левом берегу реки "В"., где она и С. начали употреблять спиртные напитки. Через некоторое время, находившиеся с ними несовершеннолетние дети пешком вернулись обратно в село "Ж". В этот же день, около 22 часов, водитель Б., находясь в состоянии алкогольного опьянения, села за управление своим транспортным средством (нарушение п. 2.7 ПДД). Возвращаясь в село "Ж", водитель Б., управляя технически исправным автомобилем, выехала на грунтовую проселочную автодорогу, проходящую вдоль левого берега реки "В". В качестве пассажира Б. на заднем пассажирском сиденье перевозила С., при этом сам водитель и его пассажир не были пристегнуты ремнями безопасности (нарушение п. 2.1.2 ПДД). В пути следования водитель Б. невнимательно следила за дорожной обстановкой и ее изменениями, не учитывала непосредственную близость реки и ее обрывистые берега. Не осуществляя контроль над равномерной подачей топлива в систему питания двигателя, водитель Б. допускала либо незапланированные остановки транспортного средства, либо наоборот его рывки и соответственно резкое увеличение скорости движения, поэтому избранная техника вождения не обеспечивала ей возможность постоянного контроля над движением транспортного средства (нарушение п. 1.3, 1.5, 10.1 ПДД). Проявив небрежность и невнимательность, превысив возможную безопасную скорость движения, водитель Б., из-за состояния алкогольного опьянения не справилась с управлением, допустила выезд с автодороги на берег реки "В" (нарушение п. 9.9 ПДД), что повлекло его падение с обрыва и опрокидывание в реку. В результате дорожно-транспортного происшествия, находившаяся в салоне автомобиля в качестве пассажира С. утонула в воде. По заключению судебно-медицинской экспертизы N 31/223-08 от 23.07.2008, причиной смерти гр-ки С. явилось утопление в воде при опрокидывании автомобиля в реку в условиях дорожно-транспортного происшествия, которое является тяжким вредом здоровью и состоит в прямой причинно-следственной связи со смертью.

В судебном заседании Б. виновной признала себя полностью.

В кассационной жалобе потерпевшая С., просит приговор суда изменить, назначить Б. более строгое наказание и разрешить гражданский иск по существу. Потерпевшая ссылается на то, что показания свидетелей в должной мере не были проверены в ходе судебного следствия и без достаточных оснований оглашены; не была назначена и проведена автотехническая экспертиза; в ходе судебного заседания не была установлена форма вины подсудимой; не был исследован в должной мере факт нахождения потерпевшей С. на момент смерти в состоянии беременности.

В возражении на кассационную жалобу потерпевшей С. государственный обвинитель Ч. указывает, что требование потерпевшей об изменении приговора с целью его ужесточения не основаны на законе, поскольку не входят в компетенцию кассационной инстанции. Все иные основания, являются надуманными и удовлетворению не подлежат.

В возражении на кассационную жалобу потерпевшей С., адвокат Ф., в защиту осужденной Б., просит жалобу оставить без удовлетворения ввиду того, что все юридически значимые обстоятельства по делу были установлены и исследованы. Доводы изложенные в кассационной жалобе были предметом исследования суда и получили оценку в приговоре, назначенное Б. наказание соответствует тяжести содеянного и личности осужденной.

В возражении на кассационную жалобу потерпевшей С. осужденная Б. просит приговор оставить без изменения, полагает, что он является законным и справедливым, при назначении наказания суд учел и то обстоятельство, что у нее на иждивении находится двое детей, вину она признала, раскаялась.

Изучив материалы дела, исследовав доводы кассационных жалоб, кассационного представления и возражений, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене, в части касающейся разрешения гражданского иска.

Виновность Б. в нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Суд справедливо сослался в приговоре на показания Б., не оспаривающей предъявленное ей обвинение, показания свидетеля Х., подтвердившего на предварительном следствии обстоятельства совершения преступления, что согласуется с протоколом осмотра места происшествия и заключением судебно-медицинского эксперта N 223,31/223-08 о том, что смерть потерпевшей С. наступила от утопления в воде при опрокидывании автомобиля в реку в условиях дорожно-транспортного происшествия.

Вопреки утверждению потерпевшей С., судебная коллегия считает, что судом установлена форма вины совершенного осужденной преступления, которая выражается в умышленном нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортного средства и неосторожностью к смерти потерпевшей.

Довод потерпевшей о том, что без результатов автотехнической экспертизы нельзя установить истинную причину ДТП, судебная коллегия находит необоснованным.

Исходя из смысла ч. 3 ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, как следует из материалов дела, ходатайств о проведении автотехнической экспертизы ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании потерпевшая не заявляла.

По делу была проведена технико-диагностическая экспертиза N 5486 автомобиля по заключению которой неисправностей рабочей тормозной системы, рулевого управления и колесных узлов выявлено не было. Таким образом, суд правильно установил причину дорожно-транспортного происшествия, которой является нарушение правил дорожного движения водителем Б.

Довод потерпевшей о том, что суд не в должной мере исследовал факт нахождения погибшей С. в состоянии беременности противоречит материалам дела. Из заключения эксперта N 31/223-08 трупа С. следует, что матка и яичники по форме и размерам без особенностей. Допрошенные в судебном заседании эксперт Ч., подтвердил данное им заключение о том, что погибшая С. в состоянии беременности не находилась, свидетели Р., и К., у которых с С. были доверительные отношения не подтвердили факт нахождения последней в состоянии беременности.

Суд с соблюдением требований ст. 276 УПК РФ, огласил в судебном заседании показания свидетелей Х. и К., возражений против оглашения показаний указанных свидетелей ни потерпевшая, ни ее представитель не имели в связи с чем довод потерпевшей является необоснованным.

Оснований для отмены приговора ввиду мягкости назначенного наказания, о чем просит в кассационной жалобе потерпевшая судебная коллегия не находит.

Мера наказания, назначенная Б. соответствует требованиям ст. 6, 60 УК РФ, с учетом тяжести содеянного, осужденной совершено преступление впервые средней тяжести по неосторожности, на ее иждивении находится несовершеннолетний ребенок, в содеянном чистосердечно призналась и раскаялась, характеризуется она положительно.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 409, п. 2 ч. 1 ст. 379, п. 10 ч. 1 ст. 299, п. 1 ч. 1 ст. 309 УПК РФ неправильное разрешение гражданского иска в уголовном деле является основанием для отмены приговора суда в этой части.

Постановлением следователя от 24 июля 2008 г. потерпевшая С. была признана гражданским истцом по данному делу.

С. обратилась в суд с исковым заявлением к Б. о взыскании причиненного ей материального ущерба в сумме 184 000 рублей и компенсации морального вреда 4 500 000 рублей.

Относительно гражданского иска, заявленного по делу, в приговоре отражено, что исковые требования потерпевшей С., суд признает законными, обоснованными и подлежащими удовлетворению. Однако, вопреки вышеупомянутому выводу, суд приходит к убеждению, что разрешить гражданский иск в данном уголовном деле не представляется возможным, ввиду требующих отложения судебного разбирательства дополнительных расчетах в связи с чем решил передать вопрос о возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Вышеупомянутые противоречивые выводы суда относительно разрешения гражданского иска нельзя признать обоснованными и эти обстоятельства влекут безусловную отмену приговора в указанной части.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Шацкого районного суда Рязанской области от 27 октября 2008 года в отношении Б. в части гражданского иска - отменить, дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части приговор оставить без изменения, а жалобу потерпевшей С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь