Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 февраля 2009 г. N 33-1220/2009

 

Судья: Реутская О.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Параевой В.С. и Зарочинцевой Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 17 февраля 2009 года кассационную жалобу С.Б. на решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 18 декабря 2008 года по делу N 2-1025/08 по иску С.Б. к открытому страховому акционерному обществу "РЕСО-Гарантия" о взыскании страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда и по встречному иску ОСАО "РЕСО-Гарантия" к С.Б. и С.В. о признании договора страхования прекратившим действие.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения А. - представителя С.Б. (доверенность от 03.06.2008 г. на 3 года, копия - л.д. 359), поддержавшего жалобу, и представителей ОСАО "РЕСО-Гарантия" О. и К. (доверенности соответственно N РГ-Д-1060/08 от 24.04.2008 г. по 31.12.2009 г., копия - л.д. 324 и N РГ-Д-193/09 от 01.01.2009 г. по 31.12.2009 г.), просивших оставить вынесенное по делу решение без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С.В. 21.02.2006 г. заключил с ОСАО "РЕСО-Гарантия" договор страхования принадлежавшего ему автомобиля "БМВ Х5" 2005 г. выпуска по рискам "хищение" и "ущерб" со страховыми суммами по обоим рискам 115.000 долларов США, на срок с 23.02.2006 г. по 22.02.2007 г. (л.д. 275 - копия страхового полиса).

Дополнительным соглашением к договору от 17.07.2006 г. произведена замена выгодоприобретателя на С.Б. (л.д. 276), являющегося собственником автомобиля с 12.07.2006 г. (л.д. 5).

В период с 21 часа до 22 часов 15 минут 15.11.2006 г. указанный автомобиль был похищен; по этому факту возбуждено уголовное дело N 335948, находящееся в производстве СУ при УВД Петроградского района Санкт-Петербурга, по которому потерпевшими признаны С.В., управлявший автомобилем по доверенности, и С.Б. - собственник автомобиля (л.д. 85, 87, 88 - копии постановлений о возбуждении уголовного дела, признании потерпевшим и о приостановлении предварительного следствия).

16.11.2006 г. С.В. обратился к страховщику с извещением о хищении принадлежащего С.Б. автомобиля для решения вопроса о выплате страхового возмещения (л.д. 8, 81).

Письмом от 26.04.2007 г. ОСАО "РЕСО-Гарантия" уведомило С.В. и С.Б. об отказе в выплате страхового возмещения на основании пунктов 13.3.8.1 и 13.3.8.4 действующих у страховщика Правил страхования средств автотранспорта от 23.06.2003 г., являющихся неотъемлемой частью договора страхования в соответствии с указанием, содержащимся в страховом полисе (л.д. 275), со ссылкой на наличие оснований полагать, что преступление могло быть инсценировано С.В. с целью получения страхового возмещения, т.е. может иметь место покушение на мошенничество в отношении страховой компании (л.д. 8).

С.Б. в мае 2007 года обратился в суд с иском о взыскании в его пользу суммы страхового возмещения.

Решением Дзержинского районного суда от 06.06.2008 г. в удовлетворении требования С.Б. было отказано (л.д. 233 - 241).

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 01.07.2008 г. указанное решение отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей (л.д. 254 - 258).

При новом рассмотрении дела С.Б., уточнив и дополнив исковые требования, просил взыскать с ответчика сумму страхового возмещения в размере 2.558.617 рублей 75 копеек, проценты за пользование чужими денежными средствами - 494.879 рублей 31 копейки и денежную компенсацию морального вреда - 1.000.000 рублей (л.д. 309 - 311).

ОСАО "РЕСО-Гарантия" предъявило встречный иск к С.Б. и С.В. о признании договора страхования от 21.02.2006 г. прекратившим действие с 23.08.2006 г., указывая на неисполнение страхователем обязанности по внесению очередного взноса в оплату страховой премии, что в силу п. 7.9 Правил страхования, действующих у ответчика, влечет прекращение действия договора (л.д. 272 - 273).

Решением Дзержинского районного суда от 18.12.2008 г. в удовлетворении требований С.Б. отказано, встречное требование ОСАО "РЕСО-Гарантия" удовлетворено.

В кассационной жалобе С.Б. просит отменить указанное решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального права, и вынести новое об удовлетворении его требований и об отказе в иске ОСАО "РЕСО-Гарантия".

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие С.В., который извещался о времени и месте заседания суда кассационной инстанции, о причине своей неявки не сообщил.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к выводу о том, что обжалуемое решение подлежит отмене.

Как видно из материалов дела, полисом страхования от 21.02.2006 г. была предусмотрена уплата страховой премии в размере 6.549,10 доллара США в рассрочку двумя взносами по 50% каждый (л.д. 275).

В соответствии с п. 7.5 Правил страхования, действующих в ОСАО "РЕСО-Гарантия", при наличии такого условия вторая часть страховой премии должна быть оплачена не позднее 6 месяцев после даты начала действия договора страхования (л.д. 283).

Согласно п. 7.9 Правил страхователю предоставляется пятнадцатидневный льготный период для оплаты очередного взноса с даты, указанной в договоре страхования или Правилах как дата уплаты очередного (просроченного) взноса. Страховщик несет ответственность до окончания льготного периода в полном объеме при условии уплаты просроченного взноса в льготный период. В ином случае договор страхования считается прекратившим свое действие, считая с даты, указанной в договоре страхования или Правилах как дата уплаты очередного (просроченного) взноса (л.д. 283).

Установив, что страхователем 23.02.2006 г. была исполнена обязанность по уплате первого страхового взноса в размере 3.274,55 доллара США, а второй взнос в таком же размере не был внесен в установленный договором и п. 7.5 Правил срок, который в данном случае истекал 23.08.2006 г. (л.д. 185), суд пришел к выводу о прекращении действия договора с указанной даты вследствие неисполнения страхователем обязанности по внесению страховой премии и об удовлетворении соответствующего требования ОСАО "РЕСО-Гарантия", а также об отказе в иске С.Б., поскольку хищение автомобиля произошло после прекращения действия договора страхования, 15.11.2006 г.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда по следующим основаниям.

По общему правилу ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Возможность одностороннего отказа от исполнения обязательства в случаях, предусмотренных договором (если иное не вытекает из закона или существа обязательства) предусмотрена той же статьей лишь в отношении обязательств, связанных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности.

С этим связано и положение п. 3 ст. 450 ГК РФ, в соответствии с которым в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Указанное положение должно пониматься с учетом того, что соглашением сторон может быть предусмотрен отказ от исполнения договора только в случаях, когда договор заключен в связи с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности.

В данном случае содержание пункта 7.9 Правил фактически предоставляет страховщику право в одностороннем порядке отказаться от договора, не связанного с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, в то время как в силу приведенного выше положения закона такой отказ возможен только в случаях, предусмотренных законом, а не договором.

Согласно ст. 407 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором. Прекращение обязательства по требованию одной из сторон допускается только в случаях, предусмотренных законом или договором, который в силу п. 1 ст. 422 Кодекса должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Пункт 1 ст. 958 ГК РФ определяет, что договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай.

В силу п. 2 этой статьи досрочное прекращение договора возможно в случае отказа страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования.

Однако нарушение страхователем обязанности по уплате страховых взносов не может рассматриваться как отказ от договора страхования, влекущий его прекращение.

Согласно п. 3 ст. 954 ГК РФ, если договором страхования предусмотрено внесение страховой премии в рассрочку, договором могут быть определены последствия неуплаты в установленные сроки очередных страховых взносов.

В то же время, с учетом изложенного выше, такие последствия не могут быть связаны с автоматическим прекращением действия договора страхования, который в случае нарушения его условий со стороны страхователя может быть расторгнут лишь по соглашению сторон, а при недостижении соглашения - в судебном порядке, согласно п. п. 1 и 2 ст. 450 ГК РФ.

Таким образом, положение п. 7.9 Правил страхования о прекращении договора страхования в случае неуплаты страхователем страховой премии в установленные договором страхования сроки во взаимосвязи с приведенными нормами позволяло страховщику заявить требование о расторжении договора страхования, однако не дает оснований для вывода о прекращении действия договора в связи с невнесением очередного взноса С.Б.

Соответствующих требований ОСАО "РЕСО-Гарантия" предъявлено не было.

Это согласуется и с содержанием письма ОСАО "РЕСО-Гарантия" в адрес истца от 26.04.2007 г., из которого следует, что ответчик рассматривал договор страхования как действующий на момент обращения страхователя за выплатой страхового возмещения и отказа в этой выплате.

При таком положении у суда отсутствовали основания для признания договора страхования прекратившим действие с 23.08.2006 г. и в связи с этим - для отказа в выплате страхового возмещения в связи с прекращением действия договора.

В свою очередь, оснований для отказа в выплате возмещения, предусмотренных пунктами 11.3.4, 13.3.8.1 и 13.3.8.4 Правил страхования, на которые ОСАО "РЕСО-Гарантия" сослалось в письме от 26.04.2007 г., у него также не имелось.

По общему правилу, установленному пунктом 1 ст. 963 ГК РФ, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица.

В соответствии с абзацем вторым того же пункта законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

По смыслу этой нормы соответствующие случаи могут быть предусмотрены только законом, а не договором.

Следовательно, положения подпункта 5 п. 11.3.4 и п. 13.3.8.4 Правил страхования, действующих в ОСАО "РЕСО-Гарантия", предусматривающие возможность отказа страхователю в страховом возмещении в случае нарушения им требования о предоставлении страховщику всех изготовленных предприятием-изготовителем комплектов ключей и пультов управления (брелоков, карточек, ключей) противоугонными, охранными, поисковыми устройствами и системами, которыми оснащено транспортное средство, противоречат закону и не подлежат применению при разрешении спора.

Кроме того, как следует из материалов дела, страхователь представил ответчику 08.12.2006 г. постановление о признании и приобщении к уголовному делу N 335948 в качестве вещественных доказательств свидетельства о регистрации транспортного средства и ключей от автомобиля и спутниковой системы, а вывод о неисполнении им вышеназванной обязанности сделан ответчиком на основании заключения криминалистической трасологической экспертизы, проведенной в рамках данного уголовного дела (л.д. 86, 94).

Согласно этому заключению ключ зажигания, предоставленный С.В. в 18 отдел милиции Петроградского РУВД, изготовлен заводским способом, однако нарезка фигурного паза выполнена кустарным способом с использованием фрезерного станка по копиру, в качестве которого, вероятно, мог быть использован пластмассовый сервисный ключ, сданный в страховую компанию, на дне фигурного паза которого имеются остатки вещества, похожего на консистентную смазку (л.д. 135 - 136).

Указанное заключение, по мнению страховщика, свидетельствует, с одной стороны, о неисполнении страхователем обязанности по предоставлению всех комплектов ключей от автомобиля, а с другой, дает основания для предположения о возможных мошеннических действиях с его стороны и о его причастности к хищению автомобиля.

Однако данное заключение не является достаточным для подтверждения обоснованности таких выводов, поскольку ключ, принятый от С.В. 18 отделом милиции, не осматривался, его состояние и внешний вид нигде не фиксировались, ключ не был опечатан после его сдачи, в связи с чем невозможно идентифицировать ключ, предъявленный эксперту, на что было указано в постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении С.В. от 02.04.2007 г., копия которого имеется в деле (л.д. 6).

Указанное постановление было отменено постановлением заместителя прокурора Петроградского района от 21.11.2007 г. (л.д. 6, 130), однако это не опровергает факт неопечатывания ключа и связанные с этим доводы истцовой стороны о его возможной подмене.

При этом, как указано выше, в экспертном заключении содержатся данные о возможности использования для изготовления нарезки ключа зажигания пластмассового сервисного ключа, сданного в страховую компанию.

В свою очередь, состояние ключей, сданных в страховую компанию, в том числе сервисного ключа, также никак не фиксировалось, доказательств ограничения доступа к их использованию в деле не имеется.

Учитывая, что имущественная заинтересованность в данном случае имеется не только у С.Б., но и у страховой компании, которая возражает против выплаты страхового возмещения в значительном размере, указанное выше обстоятельство в равной степени может свидетельствовать как о подделке ключа владельцем автомобиля, так и о возможной причастности страховой компании к этой подделке, для которой был использован сервисный ключ, находившийся в ее распоряжении.

Из ответа СУ при Петроградском РУВД от 01.09.2008 г. на запрос суда следует, что в отношении С.В. уголовных дел не возбуждалось и не расследовалось, оснований для его привлечения к уголовной ответственности по уголовному делу N 335948 не имеется, версия о возможной инсценировке кражи транспортного средства в ходе расследования не нашла своего подтверждения (л.д. 301).

Каких-либо сведений о возбуждении уголовных дел в отношении С.Б., который, как и С.В., признан потерпевшим по уголовному делу N 335948, в материалах настоящего гражданского дела также не имеется.

При таком положении нельзя признать установленным, что страхователь (выгодоприобретатель) не исполнил обязанность по предоставлению всех комплектов ключей либо представил страховщику ложные сведения и документы, а также, что страховой случай наступил вследствие его умысла или грубой неосторожности.

С учетом этого выгодоприобретатель С.Б. вправе был требовать исполнения обязательства по выплате страхового возмещения.

Учитывая изложенное, решение районного суда в части отказа в удовлетворении требований С.Б. о взыскании суммы страхового возмещения подлежит отмене с вынесением в этой части нового решения.

Разрешая вопрос о размере причитающейся истцу страховой выплаты, судебная коллегия учитывает положения п. 4 ст. 954 ГК РФ, в силу которого наступление страхового случая до уплаты очередного страхового взноса, внесение которого просрочено, является основанием для зачета этой суммы при определении размера подлежащего выплате страхового возмещения.

Из материалов дела следует, что С.В. 23.02.2006 г. уплатил первый страховой взнос в размере 3.274,55 доллара США, второй взнос в таком же размере ни им, ни истцом внесен не был (л.д. 185, 202).

Доводы истцовой стороны о производстве взаимозачета, по которому ответчик в счет уплаты страхователем очередного страхового взноса зачел суммы, уплаченные С.В. организации, выполнявшей восстановительный ремонт автомобиля при наступлении риска "хищение", не подтверждены какими-либо доказательствами.

Исходя из этого при определении размера причитающейся истцу страховой выплаты зачету подлежат 3.274,55 доллара США.

В соответствии с п. 12.8 Правил размер страхового возмещения определяется исходя из страховой суммы по риску "хищение" с учетом износа транспортного средства в течение срока действия договора страхования.

Согласно п. 5.9 Правил в период действия договора страхования применяются нормы износа застрахованного ТС за первый год эксплуатации в размере 20% от страховой суммы (за первый месяц - 3%, за второй - 2%, за третий и последующие месяцы - по 1,5% за каждый месяц. При этом неполный месяц страхования учитывается как полный.

Таким образом, износ принадлежащего истцу автомобиля за 9 месяцев действия договора (с 23.02.2006 г. по 15.11.2006 г.) составил 15,5% (3 + 2 + 1,5 x 7).

Учитывая, что договором страхования по риску "хищение" установлена страховая сумма в размере 115.000 долларов США, в пользу истца с учетом нормы износа автомобиля подлежит выплате страховое возмещение в размере 100 - 15,5 = 84,5% от страховой суммы, что составляет 94.408 долларов США (115.000 - 3.274,55) x 84,5/100 = 94.408).

В соответствии с пунктами 12.29 и 12.30 Правил выплата страхового возмещения производится в рублях по курсу ЦБ РФ на день проведения выплаты.

Согласно п. 12.3.1 Правил в случае хищения застрахованного транспортного средства такая выплата производится в течение 30 дней со дня предоставления страхователем страховщику всех необходимых документов и подписания сторонами дополнительного соглашения о взаимоотношениях сторон в случае нахождения похищенного застрахованного транспортного средства (л.д. 288).

Из материалов дела усматривается, что 16.11.2006 г. С.В. в интересах С.Б. обратился в ОСАО "РЕСО-Гарантия" по вопросу выплаты страхового возмещения (л.д. 8, 95), а 08.12.2006 г. по запросу ответчика представил необходимый пакет документов (л.д. 89, 95).

Поскольку отказ в выплате страхового возмещения с учетом приведенных выше доводов не являлся обоснованным и, таким образом, препятствия к заключению между сторонами дополнительного соглашения, предусмотренного п. 12.3.1 Правил, были созданы самим страховщиком, расчет страхового возмещения должен производиться исходя из установленного этим пунктом тридцатидневного срока на 08.01.2007 г.

Доводов об ином порядке определения размера причитающейся истцу страховой выплаты ответчик в ходе судебного разбирательства не приводил и соответствующего расчета не представлял.

С 30.12.2006 г. Центральным банком Российской Федерации был установлен курс доллара США в размере - 26,3311 руб., который действовал и на 08.01.2007 г. По этому курсу страховое возмещение составит 2.485.762 руб. 64 коп. (94.408 x 26,33 = 2.485.762,64).

Учитывая, что отказ в выплате возмещения являлся необоснованным, требование истца о взыскании с ответчика процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ для случаев неправомерного удержания денежных средств и иной просрочки в их уплате, также подлежит удовлетворению.

В соответствии с пунктом 1 названной статьи размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Исходя из этого положения закона при расчете процентов судебная коллегия считает возможным применить ставку 11 процентов годовых, действовавшую в период, когда страховое возмещение подлежало выплате, и на момент обращения истца в суд с таким требованием (телеграмма ЦБ РФ N 1734-У от 20.10.2006 г. и указание N 2037-У от 11.07.2008 г.).

Принимая во внимание требование истца о взыскании процентов в твердой денежной сумме за период, ограниченный датой предъявления уточненного иска (13.10.2008 г. - л.д. 309 - 311), расчет процентов должен производиться с 09.01.2007 г. по 13.10.2008 г., исходя из годового количества дней 360 и указанной выше учетной ставки банковского процента.

Размер процентов за пользование чужими денежными средствами за указанный период (1 год 9 месяцев 4 дня - 634 дня) составит 481.547 рублей 46 копеек (2.485.762,64 x 11 : 100 : 360 x 634 = 481.547,46).

Учитывая положения ст. 333 ГК РФ о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, судебная коллегия с учетом размера основной суммы страхового возмещения и периода задержки в его выплате считает необходимым снизить размер процентов, подлежащих взысканию в пользу истца, до 200.000 рублей.

Требования С.Б. о взыскании денежной компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат, поскольку оснований для вывода о нарушении ответчиком личных неимущественных прав истца, что является условием для взыскания компенсации морального вреда в силу ст. 151 ГПК РФ, не имеется, а положения Закона Российской Федерации N 2300-1 от 07.02.1992 г. "О защите прав потребителей" неприменимы к отношениям, вытекающим из договора имущественного страхования.

В силу подпункта 1 пункта 1 ст. 333.19 Налогового кодекса РФ размер государственной пошлины при подаче искового заявления имущественного характера при цене иска свыше 500.000 рублей составляет 6.600 рублей плюс 0,5 процента суммы, превышающей 500.000 рублей, но не более 20.000 рублей.

Таким образом, исходя из размера удовлетворенной части иска, пошлина должна составить 6.600 + (2.485.762,64 + 200.000 - 500.000) x 0,5 : 100 = 17.528 рубля 81 копейку.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ пошлина в указанном размере подлежит взысканию с ответчика в доход государства, поскольку при подаче искового заявления истец был освобожден от ее уплаты.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 18 декабря 2008 года по настоящему делу в части отказа в удовлетворении требований С.Б. к ОСАО "РЕСО-Гарантия" о взыскании суммы страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами и удовлетворения требования ОСАО "РЕСО-Гарантия" к С.Б. и С.В. о признании договора страхования прекратившим действие отменить.

В удовлетворении требования ОСАО "РЕСО-Гарантия" к С.Б. и С.В. о признании договора страхования от 21 февраля 2006 года (полис АТ N 1859352) прекратившим действие с 23 августа 2006 года отказать.

Взыскать с ОСАО "РЕСО-Гарантия" в пользу С.Б. сумму страхового возмещения в размере 2.485.762 (двух миллионов четырехсот восьмидесяти пяти тысяч семисот шестидесяти двух) рублей 64 копеек и сумму процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 200.000 (двухсот тысяч) рублей.

Взыскать с ОСАО "РЕСО-Гарантия" в доход государства государственную пошлину в размере 17.528 (семнадцати тысяч пятисот двадцати восьми) рублей 81 копейки.

В части отказа в удовлетворении требования С.Б. о компенсации морального вреда решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь