Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 18 февраля 2009 г. по делу N 3-2/09

 

18.02.2009 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего: судьи Г.И. Дороднова

при секретаре судебного заседания З.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению Администрации Краснооктябрьского муниципального района Нижегородской области о признании недействующей со дня принятия статьи 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях в редакции Закона Нижегородской области от 04 апреля 2007 года N 28-З,

 

установила:

 

Администрация Краснооктябрьского муниципального района Нижегородской области обратилась в Нижегородский областной суд с заявлением о признании статьи 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях в редакции Закона Нижегородской области от 04.04.2007 года N 28-З недействующей со дня его принятия, указывая, что постановлением Законодательного Собрания Нижегородской области от 24 апреля 2003 года N 475-III был принят Кодекс Нижегородской области об административных правонарушениях, который опубликован в областной газете "Нижегородские новости" 28 мая 2003 года N 93.

С 2003 по 2008 год в Кодекс Нижегородской области об административных правонарушениях от 20.05.2003 года N 34-З периодически вносились изменения в отдельные его статьи.

В частности, Законом Нижегородской области от 04 апреля 2007 года N 28-З статья 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях была изложена в новой редакции следующего содержания: "Использование средств областного или местного бюджета получателем бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным в утвержденном бюджете, бюджетной росписи, уведомлении о бюджетных ассигнованиях, смете доходов и расходов либо в ином документе, являющемся основанием для получения бюджетных средств, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, - влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от сорока до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда; на юридических лиц - от четырехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда". В последующем, Законом Нижегородской области от 30.11.2007 г. N 177-З в санкцию ст. 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях внесено изменение: предельные размеры административного штрафа определены в твердой сумме, вместо кратного МРОТ.

Администрация Краснооктябрьского муниципального района Нижегородской области считает, что статья 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях принята за пределами компетенции субъекта РФ, поскольку эти публичные правоотношения уже урегулированы федеральным законодательством.

Так, в подпунктах "г" и "д" пункта 18 постановления N 48 Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2007 г. "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части" разъяснено, что "г) нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации не могут устанавливаться санкции (меры ответственности) за нарушения бюджетного и налогового законодательства (статья 282 Бюджетного кодекса Российской Федерации и пункт 6 части 2 статьи 1 Налогового кодекса Российской Федерации соответственно); д) законы субъектов Российской Федерации могут предусматривать санкции в законах, регламентирующих ответственность за административные правонарушения, принимаемых в пределах их компетенции, то есть по вопросам, не имеющим федерального значения (статья 1.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях)".

Далее, в пункте 18 данного постановления Пленум Верховного Суда РФ указал следующее: "Если судом будет установлено, что оспариваемый акт или его часть приняты по вопросу, который не мог быть урегулирован нормативным правовым актом данного уровня, или приняты с нарушением полномочий органа, издавшего этот акт, то оспариваемый акт или его часть признаются недействующими".

Кроме того, содержание ст. 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях практически воспроизводит ч. 1 ст. 15.14 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Формальное отличие лишь в словах: в ст. 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях записано - "Использование средств областного или местного бюджета...", а в ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ - "Использование бюджетных средств...", - что, в принципе, означает один и тот же объект состава административного правонарушения.

В соответствии с ч. 2 ст. 251 ГПК РФ с заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим Закону полностью или в части в суд вправе обратиться Президент РФ, Правительство РФ, законодательный (представительный) орган субъекта РФ, высшее должностное лицо субъекта РФ, орган местного самоуправления, глава муниципального образования, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом нарушена их компетенция.

Кроме того, в отношении права органа местного самоуправления на судебную защиту Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 своего постановления от 29.11.2007 г. N 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части" разъяснил, что "в силу статьи 133 Конституции Российской Федерации одной из гарантий местного самоуправления является право на судебную защиту. В связи с этим органы местного самоуправления, главы муниципальных образований вправе обращаться в суды с заявлениями об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части не только по основаниям нарушения их компетенции (часть 2 статьи 251 ГПК РФ), но и по основаниям нарушения оспариваемым нормативным правовым актом или его частью других прав местного самоуправления".

03 октября 2007 года постановлением N 517-13-1/10 Арбитражной комиссии Управления государственного финансового контроля Нижегородской области Администрация Краснооктябрьского муниципального района Нижегородской области была незаконно привлечена к административной ответственности на основании ст. 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях, - в чем усматривается нарушение прав заявителя.

Представитель Законодательного Собрания Нижегородской области - Ц. заявление Администрации Краснооктябрьского муниципального района не признала, указав, что статьей 251 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что с заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим закону полностью или в части в суд вправе обратиться органы местного самоуправления, глава муниципального образования, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом нарушена их компетенция.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года N 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части" определено, что должностные лица, органы государственной власти и местного самоуправления, перечисленные в части 2 статьи 251 ГПК РФ, вправе обратиться в суд с заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим закону полностью или в части, если они считают, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом или его частью нарушена их компетенция.

Нарушением компетенции, в частности, следует считать регулирование оспариваемым нормативным правовым актом или его частью тех отношений, которые в соответствии с действующим законодательством подлежат регулированию нормативными правовыми актами, издаваемыми заинтересованными лицами, обратившимися в суд. В заявлении должно быть указано, в чем конкретно состоит нарушение оспариваемым нормативным правовым актом или его частью компетенции соответствующего должностного лица или органа.

В силу статьи 133 Конституции Российской Федерации одной из гарантий местного самоуправления является право на судебную защиту. В связи с этим органы местного самоуправления, главы муниципальных образований вправе обращаться в суды с заявлениями об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части не только по основаниям нарушения их компетенции (часть 2 статьи 251 ГПК РФ), но и по основаниям нарушения оспариваемым нормативным правовым актом или его частью других прав местного самоуправления.

На основании изложенного полагают, что заявление Администрации Краснооктябрьского муниципального района составлено без учета норм ГПК РФ, а именно - в нем не указанно, в чем конкретно состоит нарушение статьей 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях компетенции Администрации Краснооктябрьского муниципального района или других его прав. В заявлении речь идет лишь о том, что привлечение к административной ответственности за нецелевое использование средств областного бюджета является нарушением прав заявителя.

Статьей 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях установлена ответственность за нецелевое использование средств областного или местного бюджета.

Согласно статье 72 Конституции Российской Федерации административное и административно-процессуальное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

Вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти (статья 73 Конституции Российской Федерации).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 8 апреля 2004 года N 137-О, в статье 1.3 КоАП Российской Федерации определено, что к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится, в частности, установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (пункт 3 части 1 статьи 1.3), при этом под вопросами, имеющими федеральное значение, в данной статье понимается круг вопросов, отнесенных в соответствии со статьей 71 Конституции Российской Федерации к ведению Российской Федерации.

Что касается законодательства об административной ответственности вне сферы, определенной статьей 1.3 КоАП Российской Федерации, то оно относится к ведению субъектов Российской Федерации, чьи законы - в силу конституционно-правовой природы совместного ведения и исходя из статей 72 и 76 Конституции Российской Федерации - не должны противоречить федеральным законам, в частности Бюджетному кодексу Российской Федерации и Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях.

Бюджетный кодекс Российской Федерации относит установление оснований и порядка привлечения к ответственности за нарушение бюджетного законодательства к компетенции органов государственной власти Российской Федерации (преамбула и статья 7) и, определяя общие признаки нарушений бюджетного законодательства, влекущих применение мер принуждения, подчеркивает, что речь идет о нарушениях, касающихся бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации (статья 281).

Указанное в статье 15.14 КоАП Российской Федерации нарушение является нарушением в сфере финансового и кредитного регулирования, относящегося в силу пункта "ж" статьи 71 Конституции Российской Федерации к предметам ведения Российской Федерации.

Однако, в силу статьи 73 Конституции Российской Федерации субъекты Российской Федерации и в рассматриваемых сферах обладают собственными нормотворческими полномочиями.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10 декабря 1997 года по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного закона) Тамбовской области со ссылкой на пункт "ж" статьи 71 Конституции Российской Федерации указывается, что закрепленный Конституцией Российской Федерации принцип единства экономического пространства (статья 8, часть 1) предопределяет проведение единой финансовой политики и, соответственно, наличие единой финансовой системы, включая бюджетную и налоговую; при этом органы государственной власти субъектов Российской Федерации участвуют в финансовых, валютных и кредитных отношениях, имеющих общефедеральное значение, в той мере и постольку, в какой и поскольку это предусмотрено и допускается федеральными законами, иными правовыми актами федеральных органов государственной власти; отнесение финансового, валютного, кредитного регулирования к ведению Российской Федерации не препятствует органам государственной власти субъекта Российской Федерации в пределах своих полномочий осуществлять меры по мобилизации и расходованию собственных финансовых ресурсов.

Таким образом, субъекты Российской Федерации не лишены статьей 15.14 КоАП Российской Федерации полномочий по установлению административной ответственности, в том числе в определенных сферах финансового регулирования.

С учетом изложенного мнения Конституционно Суда Российской Федерации полагают, что Нижегородская область была вправе установить административную ответственность за нецелевое использование средств областного бюджета.

Представитель Правительства Нижегородской области - Б.П.С. заявление Администрации Краснооктябрьского муниципального района также не признала, пояснив, что в соответствии со статьями 251 - 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при обращении в суд об оспаривании нормативного правового акта полностью или в части заявитель должен указать федеральный закон или нормативный правовой акт большей юридической силы, которому противоречит оспариваемый акт, а также права и свободы заявителя, которые затронуты.

В своем заявлении Администрация ссылается на нарушения подпунктов "г" и "д" пункта 18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2007 N 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части", а также указывает на то обстоятельство, что статья 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях практически воспроизводит часть 1 статьи 15.14 КоАП Российской Федерации.

Нормативный правовой акт - письменный официальный документ, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение или отмену правовых норм.

В соответствии с Конституцией РФ, статьей 3 Федерального закона от 06.10.1999 N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" законы субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации не является нормативным правовым актам, поскольку Верховный Суд не наделен правотворческими полномочиями.

В соответствии со статьей 126 Конституции Российской Федерации и пунктом 5 статьи 19 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" Верховный Суд Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики.

В силу статьи 56 Закона РСФСР от 08.07.1981 "О судоустройстве РСФСР" (применяется в части, не противоречащей Закону от 31.12.1996 N 1-ФКЗ) Верховный Суд РСФСР изучает и обобщает судебную практику, анализирует судебную статистику и дает руководящие разъяснения судам по вопросам применения законодательства РСФСР, возникающим при рассмотрении судебных дел.

Таким образом, при рассмотрении дела в соответствии со статьями 251 - 253 ГПК РФ суд не может рассматривать вопрос о соответствии оспариваемых норм, положениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Кроме того, согласно правовой позиции высказанной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 08.06.2004 N 195-О нормы закона субъекта Российской Федерации, воспроизводящие федеральное регулирование по вопросам совместного ведения, не противоречат конституционным предписаниям.

То есть, изложение содержания отдельных положений федерального законодательства в законе субъекта не создает новых правовых норм, следовательно, эти положения нельзя расценивать как результат самостоятельной правотворческой деятельности субъекта Российской Федерации.

Согласно пункту "к" статьи 72 Конституции Российской Федерации административное, административно-процессуальное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъекта Российской Федерации. Вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 8 апреля 2004 года N 137-О указал, что Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях относит к предметам ведения Российской Федерации определение подведомственности дел об административных правонарушениях, предусмотренных данным Кодексом, федеральным органам исполнительной власти в соответствии с их установленной структурой (часть 4 статьи 1.3), при этом уполномоченными органами (должностными лицами) и учреждениями органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации рассматриваются дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации (пункт 3 части 2 статьи 22.1, часть 2 статьи 22.2). Таким образом, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях закрепил принцип, в соответствии с которым наделение юрисдикционными полномочиями органов исполнительной власти находится в прямой зависимости от того, законом какого уровня определены материальные нормы об ответственности за административные правонарушения.

Следовательно, субъект Российской Федерации может установить, какой из органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации вправе осуществлять юрисдикционные полномочия при наличии совершенных в отношении средств регионального и местного бюджетов административных правонарушений. Однако необходимым условием для подобного установления является наличие соответствующих норм об административной ответственности в законе субъекта Российской Федерации. Аналогичные выводы содержатся и в определении Верховного Суда Российской Федерации от 3 мая 2006 года по делу N 58-Г06-15.

Таким образом, статья 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях принята в соответствии с действующим законодательством в пределах компетенции органов государственной власти Нижегородской области.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, судебная коллегия приходит к следующему.

Постановлением Законодательного Собрания Нижегородской области от 24 апреля 2003 г. N 475-III был принят Кодекс Нижегородской области об административных правонарушениях.

Кодекс Нижегородской области об административных правонарушениях опубликован в газете "Нижегородские новости" 28.05.2003 года N 93.

В период с 2003 года по 2008 год в Кодекс Нижегородской области об административных правонарушениях вносились изменения в отдельные статьи.

Так Законом Нижегородской области от 04.04.2007 года N 28-З "О внесении изменений в статью 43 Закона Нижегородской области "О бюджетной системе и бюджетном процессе в Нижегородской области" и статью 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях" внесены в статью 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях изменения, статья изложена в следующей редакции: "Статья 8.1. Нецелевое использование средств областного или местного бюджета

Использование средств областного или местного бюджета получателем бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным в утвержденном бюджете, бюджетной росписи, уведомлении о бюджетных ассигнованиях, смете доходов и расходов либо в ином документе, являющемся основанием для получения бюджетных средств, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, - влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от сорока до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда; на юридических лиц - от четырехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда.".

Законом Нижегородской области от 30.11.2007 N 177-З "О внесении изменений в Кодекс Нижегородской области об административных правонарушениях" в абзаце втором статьи 8.1 слова "от сорока до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда" заменены словами "от четырех тысяч до пяти тысяч рублей", слова "от четырехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда" заменены словами "от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей".

Между тем ст. 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях должна быть признана недействующей по следующим основаниям.

Из анализа данной статьи следует, что она устанавливает основание и порядок привлечения к ответственности за нарушение бюджетного законодательства.

Однако согласно п. "ж" ст. 71 Конституции Российской Федерации в ведении Российской Федерации находится финансовое регулирование.

В соответствии с п. "к" ст. 72 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся административное, административно-процессуальное законодательство.

В силу ч. 2 и ч. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

В силу положений статей 7 и 8 Бюджетного кодекса Российской Федерации установление оснований и порядка привлечения к ответственности за нарушение бюджетного законодательства Российской Федерации в области регулирования бюджетных правоотношений относится к компетенции органов государственной власти Российской Федерации, а не органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Ответственность за нецелевое использование бюджетных средств установлена статьей 289 Бюджетного кодекса Российской Федерации, согласно которой нецелевое использование бюджетных средств, выразившееся в направлении и использовании их на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным утвержденным бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным правовым основаниям их получения, влечет наложение штрафов на руководителей получателей бюджетных средств в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, изъятие в бесспорном порядке бюджетных средств, используемых не по целевому назначению, а также при наличии состава преступления уголовные наказания, предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации.

В соответствии со статьей 15.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях использование бюджетных средств получателем бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным утвержденным бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным документом, являющимся основанием для получения бюджетных средств, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния - влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на юридических лиц - от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

Указанный в данной статье состав административного правонарушения является нарушением в сфере финансового и кредитного регулирования, относящегося в соответствии с п. "ж" ст. 71 Конституции Российской Федерации к предметам ведения Российской Федерации, что в основном и предопределило установление на федеральном уровне ответственности в отношении бюджетов всех уровней, включая бюджеты субъектов Российской Федерации и местные бюджеты.

Исходя из конституционно-правового статуса субъекта Российской Федерации, обуславливающего относительную автономность системы бюджетного законодательства субъекта Российской Федерации, Бюджетный кодекс Российской Федерации определяет объем бюджетной компетенции субъекта Российской Федерации, при этом, границы сферы реализации бюджетного законодательства субъекта Российской Федерации установлены ст. 2, 3, 8 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

В соответствии со ст. 2 Бюджетного кодекса Российской Федерации нормативные правовые акты, регулирующие бюджетные правоотношения, не могут противоречить Бюджетному кодексу Российской Федерации. В случае противоречия между Бюджетным кодексом Российской Федерации и нормативными правовыми актами применяется названный Кодекс.

В силу ч. 4 ст. 3 Бюджетного кодекса Российской Федерации органы государственной власти Российской Федерации принимают нормативные правовые акты, регулирующие бюджетные правоотношения, в пределах своей компетенции.

Согласно ст. 8 Бюджетного кодекса Российской Федерации органы государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляют бюджетные полномочия по установлению ответственности за нарушение нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации по вопросам регулирования бюджетных правоотношений в случае и в порядке, предусмотренных Бюджетным кодексом Российской Федерации, федеральными законами и принятыми в соответствии с ними законами субъектов Российской Федерации.

Таким образом из смысла приведенных положений закона следует, что субъект Российской Федерации не вправе принимать правовые нормы по вопросам, законодательное регулирование которых осуществляется Российской Федерацией. Полномочия органов государственной власти субъекта Российской Федерации ограничены Бюджетным кодексом Российской Федерации, который не относит установление оснований, порядка и видов ответственности за нарушение бюджетного законодательства к предмету собственного правового регулирования субъекта Российской Федерации.

Следовательно, установление ст. 8.1 Кодекса Нижегородской области оснований и порядка привлечения к административной ответственности за нарушение бюджетного законодательства орган государственной власти Нижегородской области Законодательное Собрание Нижегородской области вышел за пределы компетенции, предоставленной ему ст. 8 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Кроме того, поскольку к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (часть 1 статьи 1, пункт 3 части 1 статьи 1.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), то судебная коллегия также приходит к выводу о превышении субъектом Российской Федерации нормотворческих полномочий в области законодательства Российской Федерации об административных правонарушениях при принятии ст. 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает необходимым признать ст. 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях противоречащей федеральному законодательству и недействующей.

Согласно ч. 2 ст. 253 ГПК РФ установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречат федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня принятия или иного указанного судом времени.

Судебная коллегия считает возможным признать ст. 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях противоречащей федеральному закону и недействующей с момента вступления настоящего решения в законную силу, поскольку указанная статья длительное время (с 04.04.2007 года) применялась до вынесения настоящего решения и на основании ее были реализованы возникшие правоотношения.

Что же касается утверждений представителей Законодательного Собрания Нижегородской области, Правительства Нижегородской области Ц., Б. соответственно о том, что ст. 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях принята с учетом позиции изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 08.04.2008 года N 137-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Законодательного Собрания Ростовской области о проверке конституционности статей 15.14, 15.15, 15.16 и 23.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" и постановлении от 10.12.1997 года по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного закона) Тамбовской области, то они не могут быть приняты во внимание, поскольку они основаны на неверном толковании правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в указанных актах.

Из данных определения и постановления Конституционного Суда Российской Федерации не следует то, что субъект Российской Федерации вправе устанавливать ответственность за правонарушения в области финансов, а лишь указывается на то, что органы государственной власти субъектов Российской Федерации участвуют в финансовых, валютных и кредитных отношениях, имеющих общефедеральное значение, в той мере и постольку, в какой и поскольку это предусмотрено и допускается федеральными законами, иными правовыми актами федеральных органов государственной власти; субъект Российской Федерации может установить, какой из органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации также вправе осуществлять юрисдикционные полномочия при наличии совершенных в отношении средств регионального и местного бюджетов административных правонарушений, предусмотренных ст. 15.14, 15.15 и 15.16 КоАП РФ, при условии соответствующего воспроизведения диспозиции указанных норм об административной ответственности в законе субъекта Российской Федерации.

Утверждения Ц., Б. о том, что заявление Администрации Краснооктябрьского муниципального района Нижегородской области не соответствует нормам ГПК, т.к. в нем не указанно в чем конкретно состоит нарушение статьей 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях прав и свобод заявителя, являются необоснованными.

Согласно ч. 4 ст. 251 ГПК РФ заявление об оспаривании нормативного правового акта должно соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 131 настоящего Кодекса и содержать дополнительно данные о наименовании органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, принявших оспариваемый нормативный правовой акт, о его наименовании и дате принятия; указание, какие права и свободы гражданина или неопределенного круга лиц нарушаются этим актом или его частью.

Из заявления Администрации Краснооктябрьского муниципального района Нижегородской области о признании ст. 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях недействующей со дня принятия следует, что 03.10.2007 года постановлением N 517-13-1/10 Арбитражной комиссии Управления государственного финансового контроля Нижегородской области Администрация Краснооктябрьского муниципального района Нижегородской области была якобы незаконно привлечена к административной ответственности на основании оспариваемой ею ст. 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях, в чем, по мнению последней усматривается нарушению прав заявителя.

Руководствуясь ст. 194, 198 ГПК РФ, судебная коллегия

 

решила:

 

признать противоречащей федеральному законодательству и недействующей с момента вступления настоящего решения суда в законную силу статью 8.1 Кодекса Нижегородской области об административных правонарушениях в редакции Закона Нижегородской области от 04 апреля 2007 года N 28-З.

О принятом решении сообщить в газете "Нижегородские новости".

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации через Нижегородский областной суд в течение 10 дней.

Решение вступило в законную силу 27.05.2009 года.

 

Председательствующий

Г.И.ДОРОДНОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь