Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 февраля 2009 г. N 22-164/2009

 

 

19 февраля 2009 года судебная коллегия по уголовным делам Рязанского областного суда рассмотрев в закрытом судебном заседании кассационную жалобу осужденного Т., возражения государственного обвинителя на приговор Октябрьского районного суда г. Рязани от 17 декабря 2008 года, которым Т., <...>, гражданин РФ, имеет высшее образование, разведен, имеет малолетнего ребенка, военнообязанный, не работает, ранее судим:

1. 20.07.2007 Октябрьским районным судом г. Рязани по ст. 232 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 1 год;

2. 06.02.2008 Октябрьским районным судом г. Рязани по ст. 228 ч. 1; 232 ч. 1; 228 ч. 1 УК РФ, на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении,

- осужден по ст. 232 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ст. 228.1 ч. 1 УК РФ к 4 годам лишения свободы. По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний определено 4 года 3 месяца лишения свободы. На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Октябрьского районного суда г. Рязани от 20 июля 2007 года. На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Октябрьского районного суда г. Рязани от 20 июля 2007 года и назначено по совокупности приговоров наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 6 месяцев. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору Октябрьского районного суда г. Рязани от 6 февраля 2008 года окончательно определено наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 9 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи, мнение прокурора, полагавшей, что приговор суда является законным и обоснованным, выступление осужденного Т., поддержавшего доводы кассационной жалобы об отмене приговора суда, судебная коллегия

 

установила:

 

Т. по приговору суда признан виновным и осужден за содержание притона для потребления наркотических средств и за незаконный сбыт наркотического средства, при следующих обстоятельствах.

Не позднее июля 2007 года, точное время и дата в ходе предварительного следствия не установлены, у Т., являющегося лицом, употребляющим кустарно приготовляемое наркотическое средство дезоморфин и имеющего достаточный навык в изготовлении указанного наркотического средства, возник преступный умысел на содержание притона для немедицинского потребления наркотического средства дезоморфин в квартире по месту своего жительства, с целью получения материальной выгоды от данного вида преступной деятельности, а именно для получения от лиц, посещающих притон, необходимых компонентов для изготовления наркотического средства дезоморфин, часть которого Т. использовал для собственного потребления.

Реализуя преступный умысел по содержанию притона, в период времени с июля 2007 года по декабрь 2007 года Т. подыскал среди своих знакомых И., Ф., К., С., М., также употребляющих кустарно приготовленное наркотическое средство дезоморфин и предложил им посещать свою квартиру в качестве удобного и безопасного места для немедицинского потребления наркотических средств. С июля 2007 года и по 6 декабря 2007 года И., Ф., К., М., С. систематически, не менее 2 раз в неделю собирались в квартире Т., где используя находящуюся в квартире газовую плиту, раковину с водопроводом и канализационной системой, посуду, приобретенные лекарственные кодеиносодержащие препараты, предметы бытовой химии, а также самодельно приспособленные инструменты для кустарного приготовления наркотического средства дезоморфин, Т. незаконно изготавливал наркотическое средство дезоморфин, которое затем потреблял самостоятельно и передавал для потребления И., К., Ф., М., С. Необходимые для изготовления дезоморфина компоненты Т. получал от лиц, посещавших содержащийся им притон.

В целях конспирации деятельности функционирующего в квартире притона для потребления наркотических средств, Т. назначал время посещения данного притона, с учетом отсутствия в квартире своей матери, регулировал посещаемость притона, а также после изготовления и потребления дезоморфина наводил в квартире порядок: убирал помещение, мыл посуду, выносил мусор, прятал инструменты, посуду, вещества, используемые для изготовления наркотика.

Преступная деятельность Т. по содержанию притона для потребления наркотических средств была пресечена сотрудниками Управления ФСКН РФ по Рязанской области 6 декабря 2007 года в ходе проведения ОРМ, когда в вышеуказанной квартире были изъяты вещества и предметы, используемые при кустарном изготовлении наркотического средства дезоморфин, готовое к употреблению наркотическое средство дезоморфин, а также установлены лица, употребляющие кустарно приготовленное наркотическое средство дезоморфин.

4 февраля 2008 года в дневное время у Т., являющегося лицом, употребляющим кустарно приготовленные наркотические средства, находящегося по вышеуказанному месту жительства возник преступный умысел, направленный на незаконный сбыт наркотического средства дезоморфин. В этот же день, 4 февраля 2008 года около 16 часов, реализуя свой преступный умысел, действуя умышленно и осознавая противоправный характер своих действий, Т., находясь по месту своего жительства, безвозмездно передал, т.е. незаконно сбыл М. и С., употребляющим кустарно приготовленное наркотическое средство дезоморфин, имевшееся у него готовое к употреблению наркотическое средство дезоморфин общей массой не менее 0,034 гр, помещенное в два одноразовых шприца. При этом Т. незаконно сбыл М. одноразовый инъекционный шприц с дезоморфином массой не менее 0,0142 гр, а С. одноразовый инъекционный шприц с дезоморфином массой не менее 0,0198 гр. М. и С. указанные шприцы хранили при себе без цели сбыта для личного потребления, до момента, когда у них в тот же день, т.е. 4 февраля 2008 года, у С. в 16 часов 10 минут, у М. - 4 февраля в 16 часов 36 минут были изъяты сотрудниками Управления ФСКН России по Рязанской области при проведении личного досмотра. Общий вес незаконно сбытого Т.С. и М. наркотического средства дезоморфин составил 0,034 гр. Данное количество в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.02.2006 N 76 не является крупным или особо крупным размером.

В кассационной жалобе Т. считает приговор суда незаконным, подлежащим отмене, поскольку инкриминируемых ему преступлений он не совершал, т.к. болел. Его невиновность подтверждают свидетели М., Ф., Б. Кроме того, отсутствуют отпечатки пальцев осужденного на двух шприцах и стеклянных пузырьках. Выводы суда не соответствуют установленным в судебном заседании обстоятельствам.

В возражениях представитель прокуратуры полагает, что приговор суда является законным и обоснованным. Вина Т. подтверждена материалами дела, свидетельскими показаниями. Должную оценку суд дал изменению показаний свидетелей М., Ф., С. Суд при определении наказания обоснованно учел тяжесть совершенных Т. преступлений, конкретные обстоятельства дела, назначил справедливое наказание с учетом требований ст. 60, 61 УК РФ.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре" приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений судебная коллегия находит приговор суда соответствующим требованиям вышеназванного законодательства, а выводы суда о виновности Т. в совершении им преступлений, предусмотренных ст. 232 ч. 1; 228.1 ч. 1 УК РФ, основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании, и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Судебное решение также соответствует положениям ст. ст. 304; 307; 308; 309 УПК РФ.

В судебном заседании Т. свою вину не признал, пояснив, что притон он не содержал, наркотические средства не изготавливал и никому не сбывал.

Однако, его вина в совершении вышеназванных преступлений подтверждается показаниями свидетелей М., С., Ф., Т., данными ими в ходе предварительного расследования и оглашенными в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ, показаниями свидетелей К., З. Согласно данным показаниям, М., С. и Ф. приходили в квартиру Т. по два, три раза в неделю для приобретения дезоморфина. Т. приглашал к себе в квартиру ребят, которые употребляют наркотические средства, когда на работу уходила их мать. М., С. и Ф. иногда приносили Т. деньги, необходимые для изготовления наркотика, компоненты, таблетки, а он готовил дезоморфин. М. иногда помогал брату готовить наркотик, но обычно Т.Д. готовил его сам. После изготовления дезоморфина Т. наводил в квартире порядок, проветривал ее. Т.Д. следил за тем, чтобы в квартире не было много людей и иногда не пускал к себе в квартиру, потому что боялся, что соседи сообщат в милицию. Обычно за шприц с дезоморфином, в котором было 2 мл, платили 150 рублей. Иногда Т.Д. продавал наркотик на лестничной площадке. Также приходили в квартиру Т. для употребления наркотических средств К. и И.Т. не работали, денег мать им не давала. Необходимые компоненты для изготовления наркотика приносили наркоманы. Перед приходом матери домой, ее дети наводили порядок. Д. и М. употребляли дезоморфин примерно с августа 2006 года. М. умер 5 апреля 2008 года. 4 февраля 2008 года С. и М. в подъезде Т. остановили сотрудники наркоконтроля, где в присутствии двух понятых провели их личный досмотр, они выдали шприцы с дезоморфином, который передал им Т.Д. бесплатно. Шприцы упаковали в полимерный пакет и опечатали печатью, на которой расписались участвующие лица. Ход и результат досмотра сотрудник наркоконтроля фиксировал в протоколе, в котором расписались С. и М., поскольку в нем было все верно записано. В квартире Т. также были обнаружены шприцы, половник. Сотрудники наркоконтроля составили акты и запечатали шприцы.

В подтверждение вины Т.Д. суд также обоснованно сослался в приговоре на заключения экспертов, акт обследования квартиры, справки об исследовании ЭКО Управления по Рязанской области ФСНК, акты личных досмотров М. и С. Согласно акту обследования квартиры Т., в ней обнаружены и изъяты: на кухне половник с остатками вещества темного цвета, два пузырька с веществом темного цвета, три медицинских шприца с веществом темного цвета, в комнате три одноразовых медицинских шприца с жидкостью темного цвета, в зале - одноразовый медицинский шприц с жидкостью темного цвета. Согласно справкам об исследовании ЭКО, жидкости, изъятое в квартире Т. является раствором наркотического вещества - дезоморфин с массами сухого остатка - 0,0210 гр, 0,0768 гр, 0,0252 гр, 0,0805 гр, 0,0623 гр. При досмотре М. и С. в подъезде дома., в одноразовом шприце у М. обнаружен дезоморфин, массой сухого остатка 0,0142 гр, у С. - дезоморфин, массой сухого остатка - 0,0198 гр.

Судом обоснованно в качестве достоверных приняты именно эти показания свидетелей. В судебном заседании свидетели М., С. и Ф. изменили данные ими на предварительном следствии показания, пояснив, что к ним были применены недозволенные методы ведения следствия. На самом деле Т.Д. не совершалось инкриминируемых ему преступлений. Вместе с тем, по их заявлениям была проведена соответствующая проверка, которой не установлено фактов физического насилия либо психологического воздействия по отношению к ним. В связи с этим, суд справедливо сделал вывод о том, что М., С. и Ф. изменили свои показания для смягчения участи Т.Д., поскольку находятся с ним в приятельских отношениях. Таким образом, судом первой инстанции не установлено оснований к оговору осужденного вышеназванными свидетелями, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Вина Т.Д. в совершении вышеуказанных преступлений подтверждается данными в ходе предварительного расследования показаниями осужденного, оглашенными в соответствии с требованиями ст. 276 УПК РФ. Согласно этим показаниям, Т.Д. подтвердил, что изъятые 6 декабря 2007 года у него в квартире наркотики он изготовил сам. Он также содержал притон по месту своего жительства, но делал это один без брата. М., С., Ф. употребляли приготовленный им дезоморфин.

Также суд проанализировал показания осужденного, данные им как в ходе предварительного, так и в ходе судебного следствия, верно отнесся к показаниям в ходе судебного следствия критически, обоснованно расценив их как способ защиты.

Судебная коллегия считает выводы суда первой инстанции, изложенные в приговоре, законными и обоснованными, версия о том, что осужденный не принимал участия в содержании притона по месту своего жительства, не сбывал дезоморфин М. и С. является несостоятельной, его вина в совершении инкриминируемых преступлений подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании вышеназванных доказательств. Иные обстоятельства по делу судом первой инстанции верно не были установлены.

Предметом исследования в суде, а затем и отражения в приговоре явились доказательства, которые в соответствии со ст. 88 УПК РФ обоснованно оценивались им с точки зрения относимости и допустимости.

Замечаний на протокол судебного заседания по вышеизложенным вопросам стороны по делу не приносили.

Свидетель по фамилии Б. в судебном заседании не допрашивался, в связи с чем судебная коллегия не может принять во внимание позицию Т. относительно подтверждения его невиновности этим свидетелем.

Таким образом, приведенные и другие отраженные в приговоре суда доказательства, получившие в решении суда надлежащую правовую оценку, находятся в полном соответствии друг с другом и фактическими обстоятельствами дела. В связи с чем тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, позволили суду правильно установить обстоятельства совершенных Т.Д. преступлений, прийти к верному выводу о его виновности в совершении вышеназванных преступлений, а также о квалификации его действий.

При назначении Т. наказания судом соблюдены требования закона, регулирующие общие начала его назначения. В соответствии со ст. 60 УК РФ судом достаточно полно были учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные, характеризующие его личность, влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Кроме того, судом был обсужден вопрос о назначении Т. наказания, не связанного с лишением свободы. В ходе этого суд достаточно полно учел тяжесть совершенных им преступлений, представляющих повышенную общественную опасность, совершение преступлений в период испытательного срока. В связи с этим суд правильно посчитал необходимым назначить осужденному наказание в виде реального лишения свободы. Размер наказания Т. назначен в пределах санкции ст. ст. 232 ч. 1; 228.1 ч. 1 УК РФ, с учетом требований ст. ст. 69 ч. 3, 74 ч. 5, 70, 69 ч. 5 УК РФ и является справедливым.

Оснований для отмены приговора суда по доводам, изложенным в кассационной жалобе осужденного, судебной коллегией не усматривается.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену либо изменение приговора по делу, не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Октябрьского районного суда г. Рязани от 17 декабря 2008 года в отношении Т. оставить без изменения, а поданную им кассационную жалобу - без удовлетворения.

Меру пресечения в отношении Т. оставить прежней - содержание под стражей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь