Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 февраля 2009 г. N 22-309

 

Судья Синева Т.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего: Кречетовой Т.Г.,

судей: Кулагина А.М., Ходака Д.В.

рассмотрела в судебном заседании от 20.02.2009 года

кассационное представление государственного обвинителя Рябиничева Д.Н.

на приговор Сормовского районного суда г. Н.Новгорода от 11.12.2008 года, которым

Л., <...>, гражданка РФ, зарегистрированная и проживающая по адресу: <...>, ранее не судимая

оправдана по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 188, п. "г" ч. 2 ст. 194 УК РФ, на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ - за непричастностью к совершению преступлений.

За Л. признано право на реабилитацию в порядке гл. 18 УПК РФ.

Мера пресечения Л. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения.

Вопрос о вещественных доказательствах разрешен.

Заслушав доклад судьи Кречетовой Т.Г., доводы прокурора Рябиничева Д.Н., поддержавшего кассационное представление, просившего об отмене приговора суда, выслушав оправданную Л. и ее защитника - адвоката Барах-Чайку М.Д., просивших приговор суда оставить без изменения, проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного расследования Л. обвинялась в контрабанде, то есть перемещении в период с сентября по декабрь 2003 года в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров (мелованной бумажной продукции) на общую сумму 30 163 280 рублей 23 копейки, совершенном с обманным использованием документов, сопряженном с недостоверным декларированием; а также в уклонении от уплаты таможенных платежей в период с 7 октября по 2 декабря 2003 года на общую сумму 4 580 532 рубля 13 копеек, взимаемых с организации, совершенном в особо крупном размере.

Приговором Сормовского районного суда г. Н.Новгорода от 11.12.2008 года Л. оправдана по ч. 1 ст. 188, п. "г" ч. 2 ст. 194 УК РФ за непричастностью к совершению указанных преступлений.

В кассационном представлении государственный обвинитель Рябиничев Д.Н. просит приговор отменить, поскольку при его вынесении суд нарушил нормы УК РФ и требования ст. 305, 306 УПК РФ, не учел все обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, не привел убедительных, мотивированных доводов о том, по каким основаниям принял одни из доказательств и отверг другие, кроме того, выводы суда содержат существенные противоречия, повлиявшие на решение вопроса о невиновности Л.

Так, суд констатировал, что в обвинительном заключении указано, что Л., используя поддельные инвойсы и упаковочные листы конкретной даты, организовала перемещение через границу РФ и недостоверное декларирование в зоне действия таможенного поста Сормовский Нижегородской таможни под видом бумаги основы немелованной с кодом ТН ВЭД 4805 мелованной бумаги с кодом ТН ВЭД 4810 конкретной марки, однако при этом не указал конкретный номер грузовых таможенных деклараций, поскольку пакет документов на поставленную бумажную продукцию в адрес ООО "К" составляет 76, а в материалах дела представлено недостоверных деклараций 77. Далее суд перечислил наименования инвойсов и N ГТД, после чего сделал вывод, что в обвинительном заключении по ГТД N <...> не указано, что Л., используя поддельный инвойс и упаковочный лист конкретной даты, поставила из-за границы бумажную продукцию, следовательно, данная ГТД судом не принимается во внимание. Государственный обвинитель, не соглашаясь с данным выводом суда, указывает, что в обвинительном заключении (т. 29 л.д. 201) изложено: "используя заведомо поддельный инвойс и упаковочный лист N 1310 В от 13.10.2003 года", таким образом, оставление без внимания указанной ГТД является необоснованным, кроме того, в ходе судебного следствия данное доказательство было изучено, признано допустимым и оставление без внимания данного доказательства является незаконным и необоснованным.

Государственный обвинитель не согласен с выводами суда о том, что показания свидетеля З. в той части, что она изготавливала два пакета документов на поставку бумажной продукции, но с разными ТН ВЭД кодами, не могут быть приняты судом как доказательства вины Л., поскольку являются не конкретными, из них не следует, что именно по тем ГТД, по которым предъявлено обвинение Л., она готовила поддельные инвойсы и упаковочные листы; однако в своих показаниях З. подробно описывает механизм изготовления поддельных комплектов документов, которые Л. впоследствии использовала при недостоверном декларировании товара и занижении таможенной стоимости;

также считает необоснованным вывод суда о том, что показания свидетелей М.Д.А., А., К.А.В., С., К.В.В., М.А.А., Г.А.В. - сотрудников фирмы ООО "К" детально не соответствуют друг другу, так как противоречивы, как и показания других свидетелей, они не свидетельствуют о том, что Л. переместила через границу РФ бумажную продукцию с обманным использованием документов, недостоверным декларированием и уклонением от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации, в крупном размере по грузовым таможенным декларациям, указанным в обвинительном заключении. Государственный обвинитель считает, что показания данных свидетелей являются последовательными и взаимно дополняющими друг друга, полностью подтверждаются как показаниями иных свидетелей, так и письменными материалами уголовного дела, а противоречия в показаниях данных свидетелей, на которые ссылается суд, являются незначительными, и не могут поставить под сомнение вину Л. в инкриминируемых ей деяниях.

Кроме того, суд указывает, что свидетель Г.Е.Н. дала показания только в части проведенных экспертиз по бумажной продукции, вместе с тем, суд не дал оценку показаниям Г.Е.Н., из которых следует, что экспертизе подвергались не все образцы, представленные ООО "К", а именно те, которые были обозначены заказчиком, по образцам, которые не исследовались, заключение не давалось.

Суд сделал вывод, что все представленные в материалах дела копии писем и справок о производстве марок бумажной продукции носят лишь информационный характер, однако в указанных материалах имеется исчерпывающая информация, подтверждающая, что Л., действительно, перемещала через таможенную границу под видом немелованной бумаги - мелованную, которые имеют разные коды ТН ВЭД и стоимость, причем у немелованной бумаги стоимость значительно ниже.

Также суд указал, что показания свидетеля Ц. не могут быть положены в основу обвинительного приговора, поскольку они основаны на личных познаниях и внешнем осмотре бумаги, однако оснований не доверять показаниям данного свидетеля нет, так как Ц. на протяжении ряда лет работает в должности менеджера в ООО "П", неоднократно обучался на курсах повышения квалификации по своему профилю работы.

Кроме того, суд указал, что в материалах дела имеются накладные и счета-фактуры о поставке ООО "П" от ООО "Р" мелованной бумаги, поступившей от ООО "А" г. Москва, которому указанная бумага была доставлена ООО "К" с указанием номеров грузовых таможенных деклараций, соответствующих декларациям, оформленным ООО "К" при получении бумаги на таможенном посту Сормовский Нижегородской таможни по контракту от фирмы "Фобель ЛТД"; что представленные в материалах дела накладные и счета-фактуры о продаже ООО "Р" бумажной продукции ООО "П" не могут быть положены судом в основу обвинительного приговора, поскольку по ним невозможно установить, та ли бумажная продукция, в том же количестве, весе, которая растаможена ООО "К" по ГТД, указанным в обвинительном заключении, поступила в ООО "П", однако данные выводы суда не основаны на материалах дела, из которых следует, что от фирмы "Фобель ЛТД" в адрес ООО "К" по контракту поступала немелованная бумага, которая декларировалась на т/п Сормовский с кодом 4805. В дальнейшем указанный товар продавался ООО "А", учредителем которого является Л. ООО "А" продавало поступающую от ООО "К" бумагу в ООО "Р" уже как мелованную и по более высокой цене. В свою очередь ООО "Р" продавало мелованную бумагу ООО "П". Из ООО "П" в ходе следствия были изъяты пакеты документов с указанием номеров ГТД, оформленных ООО "К" на Нижегородской таможне. В изъятых пакетах документов содержались инвойсы с количеством и весом бумаги, которые полностью соответствовали количеству и весу бумаги, продекларированной ООО "К" на Нижегородской таможне. Сотрудники ООО "П" Ц. и С.А.Б. в ходе судебного заседания показали, что ООО "П" занимается продажей только мелованной продукции, кроме того, в материалах дела есть официальный ответ из ООО "П", подтверждающий характер деятельности данной фирмы - реализация мелованной бумаги.

Суд не принял во внимание результаты экспертизы N 879-2005 года, как полученные с нарушениями законодательства, в связи с чем, по делу была назначена повторная экспертиза. Вместе с тем, данное доказательство было изучено в ходе судебного следствия и решения о признании данного заключения эксперта недопустимым доказательством судом принято не было. Кроме того, выводы повторной судебно-экономической экспертизы N 982-2006 от 21.08.2006 года (т. 30 л.д. 136 - 138) полностью повторяют выводы экспертизы N 879-2005, тем самым выводы суда, касающиеся указанных экспертиз, содержат существенные противоречия, повлиявшие на решение суда о невиновности Л., суд обосновывает свои выводы доказательствами, которые одновременно считает недопустимыми, что в соответствии с п. 9 ч. 2 ст. 381 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

Суд в приговоре делает вывод об отсутствии вины Л. в совершении преступлений, то есть об отсутствии субъективной стороны составов преступлений в деяниях Л., однако в описательно-мотивировочной части приговора не приводит основания оправдания, не ссылается на конкретные пункты и части ст. 302, ст. 24, ст. 27 УПК РФ при этом фактически обосновывает вывод об отсутствии в деянии Л. составов преступлений.

Кроме того, в резолютивной части приговора указано основание оправдания Л. - ее непричастность к совершению преступления, (хотя в описательно-мотивировочной - за отсутствием состава преступления), однако суду следовало указать основания оправдания по каждой статье (пункту, части) уголовного закона.

Также суд, в нарушение требований ч. 3 ст. 306 УПК РФ, оправдав Л. за непричастностью к совершению преступлений, не решил вопрос о направлении уголовного дела руководителю следственного органа для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, чем были существенно нарушены права стороны обвинения, что повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения по делу.

Государственный обвинитель указывает, что виновность Л. в совершении инкриминируемых ей деяний полностью доказана.

На кассационное представление государственного обвинителя оправданной Л. поданы возражения, в которых указывается о справедливости и обоснованности вынесенного по делу приговора, - на основе объективного и всестороннего исследования всех обстоятельств дела и представленных стороной обвинения доказательств, правомерно отвергнутых судом. Опровергая доводы представления, Л. указывает, что обвинение построено только на предположениях, в суд не было представлено ни единого факта, подтверждающего причастность Л. к преступлениям, указанным в обвинительном заключении; просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив письменные материалы уголовного дела, изучив доводы представления, выслушав мнение участников процесса, судебная коллегия находит приговор суда первой инстанции подлежащим отмене ввиду допущенных судом существенных нарушений уголовно-процессуального закона по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ основаниями отмены судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения УПК РФ, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Из положений ст. 1, 2, 17, 18, 118 Конституции РФ и корреспондирующих им положений ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод следует, что правосудие по самой своей сути признается таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям закона (Конституции РФ, международно-правовым нормам, уголовно-процессуальному закону).

По смыслу нормативных положений, содержащихся в ст. 15, 283, 294 УПК РФ в их системном толковании, судом может быть возобновлено судебное следствие после проведения прений сторон, в которых участники процесса сообщают о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, ввиду необходимости проведения судебной экспертизы, когда суд без наличия заключения эксперта не может постановить окончательное решение по рассматриваемому уголовному делу, создавая тем самым сторонам необходимые условия для исполнения ими своих процессуальных обязанностей и реализации предоставленных прав. При этом вынесенное в установленном уголовно-процессуальном порядке решение суда о производстве экспертизы является обязательным и для самого суда, который пришел к выводу о необходимости проведения того или иного экспертного исследования, выводы которого могут существенным образом повлиять на решение вопроса о виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Указанные требования процессуального закона грубо нарушены судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела Л.

Как следует из материалов уголовного дела, 31.10.2007 года были проведены прения сторон, после которых в судебном заседании был объявлен перерыв до 9 часов 12.12.2007 года (т. 32 л.д. 38 - 41). После перерыва судебное заседание было продолжено с возобновлением судебного следствия при согласии на то сторон. Основанием для возобновления судебного следствия послужила необходимость проведения по делу комплексной комиссионной товароведческой, бухгалтерской экспертизы; стороны, согласившись с необходимостью назначения указанной экспертизы, предложили на разрешение экспертов ряд вопросов; постановлением суда от 12.12.2007 года данная экспертиза была назначена, на разрешение экспертов был поставлен ряд вопросов, относящихся к фактическим обстоятельствам рассматриваемого уголовного дела (т. 32 л.д. 59 - 69). Однако председательствующий по делу судья, в нарушение требований и ст. 244 УПК РФ, 01.08.2008 года вне судебного заседания, без выслушивания мнения сторон отозвал уголовное дело из экспертного учреждения без исполнения постановления суда о проведении экспертизы (т. 32 л.д. 111), назначив судебное заседание (т. 32 л.д. 121); далее были проведены прения сторон и вынесен приговор (т. 32 л.д. 139, 159).

Таким образом, суд по собственной инициативе лишил стороны возможности реализовать свои процессуальные права, в том числе, путем получения экспертного заключения, касающегося существенных обстоятельств предъявленного Л. обвинения, что могло повлиять на выводы суда о виновности или невиновности подсудимой в инкриминируемых ей деяниях. Кроме того, постановление суда от 12.12.2007 года о назначении экспертизы вступило в законную силу и не могло быть отменено решением того же суда.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может признать приговор суда в отношении Л. законным и обоснованным, а потому, считает необходимым его отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство, в ходе которого следует учесть вышеизложенное и устранить допущенные нарушения уголовно-процессуального закона, постановив законное, обоснованное и мотивированное судебное решение.

Поскольку судебная коллегия отменяет приговор суда первой инстанции с направлением дела на новое судебное рассмотрение по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, по остальным доводам кассационного представления суждений не дает, т.к. они будут предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Поскольку судебной коллегией отменяется приговор суда первой инстанции с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство, мера пресечения Л. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении подлежит оставлению без изменения, поскольку основания для ее избрания не отпали.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

кассационное представление государственного обвинителя Рябиничева Д.Н. удовлетворить частично.

Приговор Сормовского районного суда г. Н.Новгорода от 11.12.2008 года в отношении Л. отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.

Меру пресечения Л. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить без изменения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь