Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 февраля 2009 г. N 22-675

 

Судья Жуков В.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего Азова И.Ю.

судей: Ходак Д.В., Мельниковой Л.О.

рассмотрела в судебном заседании 20 февраля 2009 г.

кассационные жалобы осужденного Ч., его адвоката Думова В.А. и законного представителя Ч.С.Р., адвоката Ишина В.Е. в защиту Ш.

представление государственного обвинителя А.В. Полянсковой

на приговор Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 26 декабря 2008 г.

которым

Ч., <...> года рождения, <...>, ранее судимый: 14.07.2008 года по ст. 162 ч. 2, 131 ч. 2 п. "б, в", 132 ч. 2 п. "б, в", 162 ч. 2, 131 ч. 2 п. "б, в", 132 ч. 2 п. "б, в", 162 ч. 2, 166 ч. 2 п. "а", 161 ч. 2 п. "г" УК РФ с учетом положений ст. 88 ч. 6, 6-1, 69 ч. 3 УК РФ к 5 годам 7 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии

осужден по ст. 132 ч. 3 п. "а" УК РФ с применением ч. 6, 6-1 ст. 88 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности с преступлениями по приговору от 14.07.2008 года окончательно определено Ч. наказание в виде 6 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии, с началом срока с 05.06.2007 года, с зачетом в срок наказания времени его содержания под стражей в период с 17.08.2006 года по 13.04.2007 года

Ш., 4 января 1991 года рождения, <...>; ранее судимый:

1) 19.07.2006 года по ст. 161 ч. 2 п. "г", 161 ч. 2 п. "а", 161 ч. 1 УК РФ с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года;

2) 28.09.2006 года по ст. 161 ч. 1 УК РФ к исправительным работам сроком на 1 год с удержанием ежемесячно в доход государства 10% заработка, условно с испытательным сроком в 6 месяцев

3) 14.07.2008 года по ст. 161 ч. 2 п. "г", 162 ч. 2, 131 ч. 2 п. "б, в" 132 ч. 2 п. "б, в", 162 ч. 2, 131 ч. 2 п. "б, в", 132 ч. 2 п. "б, в", 162 ч. 2 УК РФ с применением ст. 88 ч. 6, 6-1, 74 ч. 5 (по приговору от 19.07.2006 года), ст. 70 УК РФ к 5 годам 5 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии

осужден по ст. 33 ч. 5 - 132 ч. 3 п. "а" УК РФ с применением ст. 88 ч. 6, 6-1 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности с преступлениями, за которые Ш. осужден приговором Сормовского районного суда г. Н.Новгорода от 14 июля 2008 года, окончательно к отбытию Ш. определено 6 лет лишения свободы с отбыванием их в воспитательной колонии; срок наказания исчислен с 7 апреля 2008 года, с зачетом в отбытие наказания времени содержания под стражей в период с 17.08.2006 года по 16.04.2007 года, а также с зачетом в отбытие наказания времени изоляции Ш. от общества по приговору Сормовского районного суда г. Н.Новгорода от 14.07.2008 года; приговор того же суда от 28.09.2006 года определен к самостоятельному исполнению.

Мера пресечения Ш. и Ч. оставлена в виде содержания под стражей.

Судьба вещественных доказательств судом разрешена.

Заслушав доклад судьи Азова И.Ю., проверив материалы уголовного дела, изучив доводы кассационных жалоб и представления, выслушав доставленного осужденного Ч. и его представителя Ч.С.Р., поддержавших жалобы, мнение прокурора Езерского А.А., изменившего доводы представления (ст. 359 ч. 4 УПК РФ) и просившего изменить приговор в отношении Ш. (ст. 33 ч. 5 - 132 ч. 1 УК РФ), коллегия

 

установила:

 

Ч. осужден за то, что 4.04.2006 года около 1 часа в ночное время совершил в отношении потерпевшей П., <...> года рождения, насильственные действия сексуального характера с применением насилия к потерпевшей, повлекшие по неосторожности смерть последней.

Ш. осужден за оказание Ч. содействия в форме пособничества в совершении указанных действий в отношении потерпевшей П.Г.В.

Преступные деяния имели место при обстоятельствах, приведенных в приговоре суда.

В судебном заседании подсудимые Ч. и Ш. виновными себя не признали.

В кассационном представлении гос. обвинителя Полянсковой А.В. поставлен вопрос об отмене приговора в отношении обоих осужденных по мотиву нарушения судом положений ст. 6, 43, 60 УК РФ, ст. 307, 380 - 383 УПК РФ, указывается, что в отношении Ш. суд не аргументировал переквалификацию его действий на ст. 33 ч. 5 - 132 ч. 3 п. "а" УК РФ, не привел доводы исключения из обвинения Ш. и Ч. квалифицирующего признака данного преступления "группа лиц по предварительному сговору", кроме того, акцентируется внимание на том, что наказание осужденным избрано судом без учета опасности содеянного, данных о личности каждого из них; исходя из изложенного предлагается направить материалы дела на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Ч. в своей кассационной жалобе оспаривает законность и обоснованность приговора; приводит собственную оценку таким доказательствам, как явка Ш. с повинной, проверка показаний последнего на месте преступления и делает вывод о недоброкачественности этих доказательств, ложности информации, содержащейся в них; одновременно ссылается на показания свидетеля Ш., высказавшей суждение о причастности к гибели П. ее сына; оценивая доказательства, отраженные в приговоре суда, делает вывод, что вина его в инкриминируемом преступлении следствием не доказана, в силу чего приговор является неправосудным.

Адвокат Думов В.А. в своей кассационной жалобе в защиту осужденного Ч. ставит вопрос об отмене приговора; указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; приводя собственную оценку доказательствам, положенным судом в основу обвинительного приговора, делает вывод об отсутствии объективных данных, опровергающих утверждение Ч. о его непричастности к нападению на потерпевшую П.; указывается не только на недопустимость в качестве доказательств явки Ш. с повинной и протокола проверки его показаний на месте преступления, но и обращается внимание на несоответствие результатов данного следственного действия фактическому месту обнаружения трупа П., а также количеству травматических повреждений, выявленных на трупе потерпевшей исходя из анализа доказательств делается вывод о непричастности Ч. к инкриминируемому преступлению и предлагается оправдать его в содеянном, прекратив производство по делу.

Законный представитель осужденного Ч. в своей кассационной жалобе в интересах Ч. также ставит вопрос об оправдании Ч. по ст. 132 ч. 3 п. "а" УК РФ; акцентирует внимание на том, что явка с повинной от несовершеннолетнего Ш. получена следственными сотрудниками обманным путем, в нарушение действующего законодательства, путем ложного провокационного сообщения Ш. о том, что его самого уже оговорил Ч.; обращает внимание на то, что следствие и суд не проверили на причастность к данному преступлению других лиц, в частности - сына погибшей П.; следствие не провело должным образом проверки сведений, содержащихся в рапортах сотрудников милиции Р. и М., которые могли иметь значение для данного уголовного дела, а также не исследовался механизм нанесения увечий потерпевшей П., выявленный впоследствии на ее трупе, не соотносилась эта информация с физическими возможностями несовершеннолетнего Ч.; с учетом изложенного, делается вывод о незаконности и необоснованности приговора суда.

Адвокат Ишин В.Е. в своей кассационной жалобе в защиту осужденного Ш. также приводит собственную оценку имеющихся в деле доказательств и делает вывод о том, что утверждение Ш. о его непричастности к преступлению, предусмотренному ст. 132 УК РФ, материалами дела не опровергнуто; оспаривая доказательственное значение явки Ш. с повинной защитник указывает, что объективными исследованиями экспертных учреждений материальных носителей следов преступления на одежде Ш. (как и на одежде Ч.) не выявлено; в приговоре судом допущены спорные, предположительные суждения, которые недопустимы при постановлении судебного решения по уголовному делу; с учетом изложенного предлагается производство по делу в отношении Ш. прекратить на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ.

Осужденный Ш. в кассационном порядке приговор не обжаловал.

Проверив доводы представления и жалоб судебная коллегия находит следующее.

Вина Ш. и Ч. в совершении насильственных действий сексуального характера в отношении П.Г.В. установлена совокупностью доказательств, которые исследовались в судебном заседании и проанализированы в приговоре суда.

Несмотря на непризнание Ч. и Ш. вины они изобличены в содеянном признательными показаниями Ш. в качестве подозреваемого от 18.08.2006 г. (т. 4 л.д. 14 - 19), а также показаниями потерпевшего П.М.В., свидетеля Ш.Н.П., эксперта О., а также материалами оперативно-следственных действий по обнаружению трупа П.Г.В., осмотру места происшествия и трупа, одежды потерпевшей; справкой из УВД по Сормовскому району N <...>; заключением судмедэксперта по осмотру трупа П.Г.В.: о локализации на ней телесных повреждений, механизм их образования, тяжести, наличия причинно-следственной связи между телесными повреждениями и смертью П.Г.В.

Кроме того, в судебном заседании в качестве свидетелей допрашивались С., М., А., У., законный представитель подсудимого Ш. - Ш.О.Н.

Одновременно судом исследовался и приговор Сормовского районного суда г. Н.Новгорода от 14.07.2008 года (вступил в законную силу), согласно которому Ш. признан виновным в совершении насильственного грабежа в отношении потерпевшей П.Г.В. 04.04.2006 года около 1 часа ночи на участке территории, где впоследствии был обнаружен труп потерпевшей П.Г.В.

В приговоре суда дана надлежащая оценка измененным Ш. показаниям относительно обвинения по ст. 132 УК РФ и сделан обоснованный вывод, что показания Ш. в качестве подозреваемого 18.08.2006 являются доброкачественным доказательством, полученным в установленном законом порядке.

Версия защиты о самооговоре Ш. себя и об оговоре Ч. в совершении действий сексуального характера в отношении П.Г.В. судом проверялась и аргументированно отвергнута как несостоятельная, как избранный Ш. способ защиты от предъявленного обвинения.

В судебном заседании также проверялась информация законного представителя Ч. о причастности к содеянному иных лиц, не привлеченных по данному уголовному делу в качестве обвиняемых; с учетом всестороннего анализа доводов законного представителя в этой части судом сделан мотивированный вывод, что представленная информация как сама по себе, так и в совокупности с другими доказательствами не опровергает позицию обвинения о совершении указанного преступления Ш. и Ч.

Судом решался и вопрос, связанный с утверждением защиты о допущенных в ходе предварительного расследования нарушениях уголовно-процессуального закона, применении оперативными работниками УВД внепроцессуальных методов воздействия к несовершеннолетним Ш. и Ч. с целью понуждения их дать ложные показания о своем участии в инкриминируемом преступлении; выводы суда в этой части основаны на результатах проведенной прокуратурой проверки обстоятельств, изложенных защитой; не доверять акту проверки у суда оснований не имелось, в связи с чем доводы защиты, приведенные выше, судом были отвергнуты.

Приведенные в приговоре доказательства судом проанализированы и взяты за основу своих выводов относительно обоснованности предъявленного подсудимым обвинения по ст. 132 УК РФ лишь в той части, в какой они согласуются друг с другом, не имеют взаимоопровергающих противоречий, однозначно исключающих признание этих доказательств в качестве допустимых, доброкачественных доказательств.

Выводы суда о допустимости доказательств, их значимости для уголовного дела в рамках обвинения по ст. 132 УК РФ принимаются судебной коллегией во внимание как ложные, разумно аргументированные и согласующиеся с материалами дела, соответствующие фактическим данным, которые бесспорно установлены в ходе судебного разбирательства по делу.

Одновременно судом мотивированно отвергнуты показания потерпевших в ходе судебного заседания и свидетеля К.В.О. как способ избежания ответственности за содеянное, стремление переложить вину за содеянное на иных лиц, установление и допрос которых в стадии судебного разбирательства объективно не представляется возможным, требует повторного проведения для этого оперативно-следственных мероприятий, при отсутствии у суда иной какой-либо достоверной информации о данных лицах и их причастности к преступлению, предусмотренному ст. 132 УК РФ, а также отсутствия ходатайств участников процесса об обеспечении допроса судом этих лиц в качестве свидетелей по уголовному делу.

Таким образом, суд, опираясь на приведенные ранее доказательства как объективно достаточные для вынесения законного и обоснованного приговора, правильно констатировал совершение Ч. и Ш. насильственных действий сексуального характера в отношении П.Г.В., с применением насилия к потерпевшей, имевших место 4 апреля 2006 года около 1 часа ночи на участке открытой местности между домами <...> г. Н.Новгорода.

При этом суд верно исключил из обвинения Ш. и Ч. квалифицирующий признак данного преступления - совершение его группой лиц по предварительному сговору - как не нашедший своего подтверждения в представленных суду стороной обвинения материалах дела: в своих первоначальных признательных показаниях Ш. указанное обстоятельство не подтверждал, впоследствии изменив свою позицию относительно обвинения по ст. 132 УК РФ на полное отрицание своего участия в этом преступлении; Ч. как на следствии, так и в суде прямо оспаривал свою причастность к указанному преступлению; других объективных данных, подтверждающих наличие в содеянном признака, предусмотренного ст. 132 ч. 2 п. "б" УК РФ, по делу имеется.

Вместе с тем, правильно установив фактические обстоятельства дела суд допустил ошибку в квалификации действий Ш.

Так, суд обоснованно пришел к выводу, что именно в результате умышленных действий Ч., направленных на совершение насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшей П.Г.В., по неосторожности наступила смерть последней; при этом гибель потерпевшей находится в прямой причинно-следственной связи с инкриминируемыми Ч. действиями, которые суд признал установленными собранными по делу доказательствами.

С учетом изложенного, действия Ч. правильно были квалифицированы по ст. 132 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Одновременно суд констатировал, что Ш., не принимая непосредственного участия в выполнении объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 132 ч. 3 п. "а" УК РФ, сознательно оказывал Ч. содействие в этом преступлении, то есть наблюдал за окружающей обстановкой для предупреждения Ч. о появлении посторонних лиц, тем самым действовал как пособник Ч. в совершении действий сексуального характера; действия Ш. квалифицированы судом первой инстанции по ст. 33 ч. 5 - 132 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Вместе с тем, в соответствии со ст. 32 УК РФ соучастием в преступлении (включая соучастие в форме пособничества) признается умышленное совместное участие двух и более лиц в совершении умышленного преступления.

Однако в силу прямого указания законодателя состав преступления, предусмотренный ст. 132 ч. 3 п. "а" УК РФ, по своей субъективной стороне отнесен к преступлениям с двойной формой вины, когда само деяние совершается умышленно, а отношение виновного лица к наступившим последствиям может быть только в форме неосторожности.

Таким образом, предусмотренные ст. 32 УК РФ принципы соучастия как способа взаимодействия преступников при реализации преступного замысла не могут распространяться на последствия преступных деяний с двойной формой вины, наступающие по неосторожности, если соучастник, являясь пособником исполнителя, своими действиями не выполнял объективную сторону данного преступления, характеризуемую умыслом.

В силу изложенного, действия Ш. надлежит переквалифицировать по ст. 33 ч. 5 - 132 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 33 ч. 5 - 132 ч. 1 УК РФ как пособничество в совершении действий сексуального характера с применением насилия к потерпевшей, поскольку именно данные обстоятельства охватывались умыслом Ш. как пособника.

В связи с переквалификацией содеянного на более мягкий уголовный закон наказание Ш. по ст. 132 УК РФ подлежит соразмерному снижению, включая и наказание, избранное в порядке ст. 69 ч. 5 УК РФ.

При этом коллегия учитывает тяжесть совершенного преступления, роль Ш. в реализации преступного замысла, данные о его личности; принимает во внимание положения ст. 60, 89, 88 ч. 6, 6-1 УК РФ, явку с повинной.

Наказание осужденному Ч. избрано в соответствии с требованиями ст. 60, 89, 88 ч. 6, 6-1 УК РФ, с учетом особой тяжести содеянного, его активной роли, данных о личности.

Оснований для смягчения Ч. наказания не имеется.

Фундаментальных нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на правосудность постановленного приговора, по делу допущено не было.

Вид колонии подсудимым определен в соответствии с положениями ст. 58 УК РФ.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, ст. 382 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

кассационное представление по измененным доводам удовлетворить частично.

Приговор Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 26 декабря 2008 года в отношении Ш. изменить: переквалифицировать его действия со ст. 33 ч. 5 - 132 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 33 ч. 5 - 132 ч. 1 УК РФ и назначить наказание с применением положений ст. 88 ч. 6, 6-1, 62 УК РФ в виде 2 (двух) лет 11 (одиннадцати) месяцев лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности с преступлениями по приговору Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 14 июля 2008 года окончательно к отбытию определить 5 (пять) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

В остальной части данный приговор в отношении Ш., а также этот же приговор в отношении Ч. в полном объеме оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Ч., его законного представителя Ч.С.Р., адвокатов Думова В.А. и Ишина В.Е. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

АЗОВ И.Ю.

 

Судьи

ХОДАК Д.В.

МЕЛЬНИКОВА Л.О.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь