Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ПЕРМСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 февраля 2009 г. по делу N 44-у-30

 

Президиум Пермского краевого суда в составе:

Председательствующего Куницына А.В.

членов президиума Акуловой И.Р., Бестолкова А.И., Бузмаковой О.Н., Елисеевой Е.Н., Суворова С.А., Суркова П.Н.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденной В. о пересмотре приговора Осинского районного суда Пермского края от 25 апреля 2007 года, которым

В., судимая Осинским районным судом Пермской области:

- 28.09.2000 года по п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по Постановлению ГД РФ "Об амнистии" от 30.11.2001 г. срок наказания сокращен на 1 год; освобождена 6 мая 2002 г. по постановлению Кунгурского городского суда от 27 апреля 2002 г. условно-досрочно на 5 месяцев;

осуждена по ч. 3 ст. 30, ст. 228.1 ч. 1 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, ст. 228.1 ч. 2 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30, ст. 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ к 9 годам лишения свободы, в силу ч. 3 ст. 69 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 31 мая 2007 г. приговор изменен: исключено из мотивировочной части приговора указание на совершение преступления средней тяжести и обстоятельство, учтенное судом при назначении наказания - непризнание вины В. В остальном приговор оставлен без изменения. В надзорной жалобе поставлен вопрос об изменении приговора суда в части квалификации действий осужденной и снижении наказания.

Заслушав доклад судьи Пермского краевого суда Исаевой Н.Н. по материалам дела, изложившего доводы надзорной жалобы и мотивы вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя прокурора Пермского края Маленьких В.М. об изменении состоявшихся судебных решений в части квалификации и наказания, президиум

 

установил:

 

обстоятельства совершения преступления в приговоре изложены следующим образом:

В. в неустановленное время, месте и обстоятельствах, имея умысел на незаконный оборот наркотических средств, приобрела у неустановленного лица героин, который в дальнейшем незаконно хранила у себя дома.

23 ноября 2006 года в период с 17 час. 05 мин. до 18 час. 10 мин., В., находясь у себя в квартире, реализуя свой преступный умысел, незаконно сбыла за 300 рублей участнику оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка" под псевдонимом "007" наркотическое средство - героин, массой не менее 0,119 грамм, фасованный в пакетик фольгированной бумаги. Приобретенный у В. героин участник оперативно-розыскного мероприятия под псевдонимом "007" в этот же день добровольно выдал сотрудникам милиции.

29 января 2007 года, днем, В., находясь у себя дома, реализуя свой преступный умысел, незаконно сбыла за 1000 рублей участнику оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка" Н. наркотическое средство - героин, массой не менее 0,572 грамма, фасованный в 2 пакетика фольгированной бумаги. Приобретенный у В. героин участник оперативно-розыскного мероприятия Н. в этот же день добровольно выдал сотрудникам милиции.

29 января 2007 года, днем, во время обыска в квартире В. сотрудниками милиции было обнаружено и изъято наркотическое средство - героин, фасованный в 24 пакетика фольгированной бумаги, общей массой 4,061 грамма.

В надзорной жалобе осужденная В. выражает несогласие с приговором в части квалификации своих действий и назначенного срока наказания. Указывает, что вину в предъявленном обвинении по эпизоду от 23 ноября 2006 года она не признала. Кроме того, агент "007" не установлен, имеющиеся в материалах дела показания лица, проводившего проверочную закупку 23 ноября 2006 года, в суде оглашены не были, сам агент "007" также в судебном заседании не допрашивался. Поэтому по эпизоду от 23 ноября 2006 года она должна быть оправдана. Кроме того, все ее действия, совершенные 29 января 2007 года, свидетельствуют о наличии у нее единого умысла на сбыт наркотического средства в особо крупном размере, но реализовала она лишь часть имеющегося у нее героина, поэтому все действия следует квалифицировать одним преступлением, как покушение на незаконный сбыт наркотических средств. Также указывает, что по приговору от 28 сентября 2000 года ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ должна быть декриминализирована, а судимость подлежит погашению, и в связи с этим из настоящего приговора подлежит исключению указание на наличие в ее действиях опасного рецидива преступлений. Суд необоснованно не признал в качестве смягчающих наказание обстоятельств - частичное признание вины и деятельное раскаяние. Просит оправдать ее по эпизоду от 23 ноября 2006 года за недоказанностью вины; по эпизоду от 29 января 2007 года переквалифицировать ее действия со ст. 30 ч. 3 - ст. 228.1 ч. 2 п. "б", ст. 30 ч. 1 - ст. 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ на ст. 30 ч. 3 - ст. 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ; исключить из приговора указание на назначение наказания в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ; исключить из приговора указание на наличие в ее действиях опасного рецидива; снизить срок назначенного наказания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум находит, что приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Доводы осужденной о том, что в приговоре судом не приведено доказательств, свидетельствующих о том, что 23 ноября 2006 года она сбывала наркотическое средство лицу под псевдонимом "007", являются обоснованными.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ и с учетом Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года N 1 "О судебном приговоре" описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать: описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; всесторонний анализ доказательств, на которых суд обосновал свои выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.

Согласно ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые явились предметом исследования в судебном заседании.

Между тем, из материалов уголовного дела следует, что В. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании вину в совершении преступления 23 ноября 2006 г. не признала.

Судом в приговоре приведены показания свидетеля - сотрудника ОУР Д., который дал пояснения об организации "контрольной закупки" у В., о привлечении к оперативно-розыскному мероприятию лица под псевдонимом "007", о выдаче данным лицом в помещении Осинского ОВД наркотических средств, которые по заявлению лица под псевдонимом "007" тот приобрел у В.

В то же время свидетель Д. проведение оперативно-розыскного мероприятия, в котором участвовало лицо под псевдонимом "007", не контролировал, не был очевидцем передачи В. лицу под псевдонимом "007" наркотических средств.

Других доказательств, подтверждающих причастность В. к данному преступлению, судом не установлено и в приговоре не приведено.

Кроме того, лицо под псевдонимом "007" в качестве свидетеля в судебном заседании допрошено не было (как свидетельствуют материалы уголовного дела, данный свидетель не был включен в обвинительном заключении в список лиц, подлежащих вызову в суд, и в суд не вызывался).

Показания лица под псевдонимом "007", которые он давал в качестве свидетеля в ходе предварительного следствия о том, что В. сбыла ему 23 ноября 2006 года наркотическое средство, в судебном заседании оглашены не были.

Поскольку согласно ст. 49 Конституции РФ все неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого, приговор суда в отношении В. в части осуждения по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ подлежит отмене в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 27 УК РФ за непричастностью ее к совершению преступления с прекращением уголовного преследования.

Вина осужденной В. в совершении преступных действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, имевших место 29 января 2007 года установлена при исследовании в судебном заседании доказательств: показаний свидетелей Д., Н.; протокола осмотра предметов; постановления о проведении проверочной закупки; протокола досмотра Н. и пометки денежных купюр; протокола его личного досмотра; заключения экспертизы; протокола обыска и фототаблицами к ним; протокола осмотра и прослушивания фонограммы.

В то же время квалификация действий В., связанных с незаконным сбытом ею наркотических средств 29 января 2007 года, судом дана не верно.

Так, судом установлено, что 29 января 2007 года около 15.00 часов В. сбыла из своей квартиры 2 пакетика с героином общей массой 0,572 грамма Н., действующему в рамках оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка", после чего в этот же день в 15.30 часов в квартире осужденной был проведен обыск, в ходе которого было обнаружено 24 пакетика из фольгированной бумаги с наркотическим средством - героином, общей массой 4,061 грамма, приготовленные к сбыту.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд ошибочно действия осужденной В., связанные со сбытом героина, имевшие место 29 января 2007 года, квалифицировал как два самостоятельных преступления: покушение на сбыт наркотических средств в крупном размере, и приготовление к сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

Между тем по смыслу закона и с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами", об умысле на сбыт наркотических средств могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.

Кроме того, в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств, все содеянное им подлежит квалификации по части 3 статьи 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ.

Однако, соблюдая требования ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства, президиум полагает, что действия В. надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Доводы осужденной о том, что судом неправильно в ее действиях установлен рецидив преступлений, т.к. судимость по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ по приговору от 28 сентября 2000 года декриминализирована, являются несостоятельными.

Так, из материалов уголовного дела следует, что В. осуждена по приговору Осинского районного суда Пермской области от 28 сентября 2000 года по п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ за незаконное приобретение, хранение в целях сбыта, перевозку и сбыт наркотических средств в крупном размере (13 июля 2000 года сбыла 0,0020 грамм героина). Масса сбываемого героина не превышала 0,005 грамм, что на день совершения преступления являлось крупным размером.

В то же время, на основании ст. 10 УК РФ, с учетом изменений, внесенных в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года, следует считать, что по приговору суда от 28 сентября 2000 года ее действия по сбыту героина массой 0,0020 грамм образуют состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года). Данное преступление в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к категории тяжких преступлений.

Таким образом, с учетом судимости по приговору от 28 сентября 2000 года за тяжкое преступление и осуждение по настоящему приговору за особо тяжкое преступление, в действиях В. суд в соответствии с п. "б" ч. 2 ст. 18 УК РФ установил опасный рецидив преступлений.

Доводы жалобы о погашении судимости по приговору от 28 сентября 2000 года следует признать необоснованными, поскольку согласно п. "г" ч. 2 ст. 86 УК РФ судимость в отношении лиц, осужденных за тяжкие преступления, погашается по истечении 6 лет с момента отбытия наказания.

Доводы осужденной В. о том, что ее действия после задержания за совершенное преступление свидетельствуют о деятельном раскаянии, которое по ее мнению следовало учесть как смягчающее наказание обстоятельство, являются несостоятельными, т.к. не подтверждаются материалами дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 408-410 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

надзорную жалобу осужденной В. удовлетворить частично.

Приговор Осинского районного суда Пермского края от 25 апреля 2007 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 31 мая 2007 года отменить в части осуждения В. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и уголовное преследование в отношении осужденной в этой части прекратить на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за ее непричастностью к совершению преступления.

Считать В. осужденной за все действия, связанные со сбытом наркотических средств 29 января 2007 года по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

Исключить осуждение В. по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ и указание о назначении ей наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

В остальной части судебные решения оставить без изменения.

 

Председательствующий

А.В.КУНИЦЫН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь