Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 февраля 2009 г. N 22-754

 

Судья Бондаренко В.Е.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего: Азова И.Ю.,

судей: Кречетовой Т.Г., Шекалина В.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 27.02.2009 года

кассационные жалобы осужденного П.М.Б., адвоката Деменюка М.Б., кассационное представление заместителя прокурора Советского района г. Н.Новгорода Прокофьевой Н.А.

на приговор Советского районного суда г. Н.Новгорода от 10.12.2008 года, которым

П.М.Б., <...>, гражданин РФ, зарегистрированный по адресу: <...>, со <...>, ранее судимый:

- 24.12.1994 года судебной коллегией по уголовным делам Нижегородского областного суда по п. "и" ст. 102, ст. 103 УК РСФСР на основании ст. 40 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, освободившийся 24.09.2004 года по постановлению Варнавинского районного суда Нижегородской области от 13.09.2004 года условно-досрочно на 3 года 9 месяцев 10 дней,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания: первых пяти лет в тюрьме, а затем в исправительной колонии особого режима.

До вступления приговора в законную силу мера пресечения П.М.Б. в виде заключения под стражу оставлена без изменения; срок наказания исчислен с 05.09.2008 года, зачтено время содержания П.М.Б. под стражей до вступления приговора в законную силу в срок отбывания наказания в тюрьме.

Вопрос о вещественных доказательствах разрешен.

Гражданский иск потерпевшего Н.А.М. в части компенсации морального вреда разрешен, а в части компенсации материального ущерба - оставлен без рассмотрения.

Заслушав доклад судьи Кречетовой Т.Г., выслушав доводы осужденного П.М.Б., поддержавшего свои кассационные жалобы и кассационную жалобу адвоката, просившего приговор отменить, мнение прокурора Чигинева В.В., поддержавшего кассационное представление частично, полагавшего приговор суда подлежащим изменению со смягчением назначенного осужденному наказания, проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором Советского районного суда г. Н.Новгорода от 10.12.2008 года П.М.Б. признан виновным в убийстве Н.М.А., т.е. в умышленном причинении смерти другому человеку.

Преступление совершено 05.09.2008 года около 10 часов в квартире П.М.Б., расположенной по адресу: <...>, при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В ходе судебного заседания П.М.Б. виновным себя в совершении преступления признал частично и, не признавая наличие умысла на убийство потерпевшего, показал суду, что утром 05.09.2008 года он предложил Н.М.А. выпить, на что последний согласился. Вместе они пошли к П.М.Б. домой, где распили две бутылки водки; в процессе распития спиртного между ними возникла ссора, причин которой П.М.Б. не помнит; в ходе ссоры Н.М.А. ударил его ножом в ладонь правой руки. От боли он схватил левой рукой чайник и ударил им потерпевшего - куда не помнит. От удара Н.М.А. упал на пол. Что произошло потом, он не помнит, очнулся только тогда, когда приехали сотрудники милиции. Убивать Н.М.А. он не хотел.

В основной кассационной жалобе осужденный П.М.Б. просит приговор отменить, поскольку органами предварительного расследования и судом допущены ряд нарушений УПК РФ, что привело к ограничению процессуальных прав осужденного и, как следствие, - к неправильной квалификации его действий, которые необходимо переквалифицировать с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ и снизить назначенное судом наказание. При этом указывает, что суд неправильно установил фактические обстоятельства дела, т.к. П.М.Б. действовал в рамках необходимой обороны, поскольку потерпевший первый ударил его кулаком по лицу, а затем пытался ударить ножом, но П.М.Б. подставил правую руку и получил колото-резаную рану ладони. Данное обстоятельство подтверждается материалами дела, однако ни следователь, ни суд не проверили версию П.М.Б., заняли обвинительную позицию, отказав в ходатайстве стороны защиты о проведении в отношении П.М.Б. судебно-медицинского освидетельствования. Также суд незаконно отклонил ходатайство о вызове и допросе свидетелей, которые подтвердили бы, что между ним и Н.М.А. не было неприязненных отношений, что свидетельствует о том, что убивать Н.М.А. он не хотел. Осужденный оспаривает заключение судебно-медицинской экспертизы относительно причины смерти Н.М.А., который имел ряд тяжелых заболеваний, от которых могла наступить его смерть. Оспаривает показания допрошенных по делу лиц, считает, что свидетели К.А.В. и М.И.А. - сотрудники ГИБДД не увидели у него телесных повреждений, поскольку он был испачкан в крови; свидетель А.О.А. - врач СИЗО была допрошена спустя месяц и не смогла вспомнить, что он говорил ей о наличии раны ладони.

В кассационной жалобе адвокат Деменюк М.Б. просит приговор изменить, переквалифицировать действия П.М.Б. с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ и снизить размер назначенного наказания. Указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку в действиях П.М.Б. усматриваются все признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, о чем свидетельствует тот факт, что телесные повреждения Н.М.А. причинены 05.09.2008 года, а его смерть наступила спустя 6 дней - 11.09.2008 года, кроме того, среди колото-резаных ранений, причиненных Н.М.А., нет ни одного проникающего в жизненно важные органы. Согласно показаниям П.М.Б., убивать Н.М.А. он не хотел, ссору начал потерпевший, который первый ударил П.М.Б. по лицу и нанес удар ножом по руке. О наличии данного телесного повреждения П.М.Б. указывал следователю и ходатайствовал о проведении судебно-медицинского освидетельствования, однако в удовлетворении данного ходатайства было необоснованно отказано. Наличие у П.М.Б. телесного повреждения, полученного от незаконных действий потерпевшего, подтверждается и тем, что на одежде П.М.Б. обнаружен антиген В, который мог произойти за счет крови П.М.Б. Таким образом, осталось невыясненным смягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. "з" ч. 1 ст. 61 УК РФ, - противоправность поведения потерпевшего, что явилось поводом для совершения преступления, за которое П.М.Б. назначено чрезмерно суровое наказание.

В кассационном представлении заместителем прокурора Советского района г. Н.Новгорода Прокофьевой Н.А. ставится вопрос об отмене приговора ввиду его несправедливости, неправильного применения уголовного закона и нарушений уголовно-процессуального закона, выразившихся в нарушении положений ст. 6, 43, 60 УК РФ, ст. 307, п. 1, 2, 3, 4 ч. 1 ст. 379, ст. 383 УПК РФ. Так, при назначении П.М.Б. наказания суд формально учел, что последний ранее привлекался к уголовной ответственности, совершил особо тяжкое преступление против личности, по месту жительства участковым уполномоченным характеризуется отрицательно, злоупотребляет спиртными напитками, кроме того, П.М.Б. вину не признал, в содеянном не раскаялся, не пытался возместить потерпевшему причиненный ущерб, на основании чего заместитель прокурора делает вывод, что назначенное П.М.Б. наказание является чрезмерно мягким.

Выражая несогласие с доводами, изложенными в кассационном представлении, осужденный П.М.Б. подал дополнительную кассационную жалобу, в которой указывает о нарушении судом принципа равенства сторон и состязательности уголовного процесса, и просит о переквалификации его действий на ч. 1 ст. 108 УК РФ, - как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Проверив письменные материалы уголовного дела, изучив доводы жалоб и представления, выслушав мнение участников процесса суда кассационной инстанции, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Вина П.М.Б. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, в ходе судебного разбирательства установлена в полном объеме и подтверждена совокупностью доказательств, надлежащим образом исследованных в суде и приведенных в приговоре: частично показаниями подсудимого, показаниями потерпевшего Н.А.М., показаниями свидетелей П.А.Б., П.Ю.Б., К.А.В., М.И.А., А.О.А., в том числе данными в ходе предварительного следствия и оглашенными в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ с согласия всех участников процесса, а также письменными материалами дела, подробно изложенными и проанализированными в приговоре суда.

Причина, мотив и цель совершенного П.М.Б. преступления судом первой инстанции установлены верно. Данных об аффективном состоянии П.М.Б. в момент совершения преступления по делу не установлено. Согласно заключению амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (л.д. 189 - 192), в момент совершения инкриминируемого П.М.Б. деяния он в каком-либо временном расстройстве психической деятельности не находился, в том числе патологическом аффекте, патологическом опьянении, дисфории, состоянии помрачнения сознания, и мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Индивидуально-психологические особенности П.М.Б. в момент совершения им инкриминируемого ему деяния не ограничивали его способность к смысловой оценке и волевому контролю своих противоправных поступков, а нашли свое выражение в криминальной ситуации, оформляли действия, определяли способ достижения цели. В момент совершения инкриминируемого ему деяния П.М.Б. в состоянии аффекта не находился.

Представленные стороной обвинения доказательства являются достоверными и достаточными, согласуются между собой; проанализированы в приговоре суда, выводы которого мотивированы.

Довод осужденного П.Ю.Б. о противоправности поведения потерпевшего Н.А.М., который якобы первый ударил П.Ю.Б. ножом в руку, и о том, что П.Ю.Б. действовал в рамках необходимой обороны, рассматривался судом первой инстанции и обоснованно признан несостоятельным, поскольку опровергается приведенными в приговоре доказательствами, в том числе показаниями свидетелей М.И.А. и К.А.В., из которых следует, что при задержании П.Ю.Б. каких-либо повреждений на руках и других частях тела они у него не видели; а также показаниями свидетеля А.О.А. - врача СИЗО, о том, что 06.09.2008 года она проводила медицинский осмотр П.М.Б., в ходе которого каких-либо повреждений у последнего обнаружено не было, никаких жалоб от П.М.Б. не поступало.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, всесторонне и полно исследовав их, подтвердив свои выводы допустимыми доказательствами, тщательно исследованными в суде.

Из показаний свидетелей П.А.Б. и П.Ю.Б., данных в ходе предварительного следствия, следует, что 05.09.2008 года, вернувшись домой, они увидели между прихожей и кухней лежащего на животе в луже крови неизвестного им мужчину. На мужчине сверху находился их брат - П.М.Б., который наносил мужчине удары руками по голове и телу. Мужчина попросил вызвать милицию и П.Ю.Б. попытался оттащить П.М.Б. от мужчины, но последний пригрозил избить его, приказал, чтобы тот не вмешивался, на его замечания не реагировал. Затем П.М.Б. встал и начал наносить лежащему мужчине удары ногами по телу. Тогда П.А.Б. и П.Ю.Б. вышли на улицу и вызвали милицию. Приехавшие сотрудники милиции увезли П.М.Б.

Согласно показаниям свидетелей К.А.В. и М.И.А., они являются сотрудниками ГИБДД и 05.09.2008 года, когда они находились на дежурстве, то получили заявку о выезде к месту происшествия. На месте происшествия они обнаружили одного мужчину - П.М.Б., который сидел на кухне, и второго - потерпевшего, который лежал рядом на полу в луже крови. Оба мужчины, а также вся кухня были в крови. Потерпевшему, который еще дышал, они вызвали скорую медицинскую помощь, а П.М.Б. был доставлен в отделение милиции. По поводу случившегося П.М.Б. сказал: "Слава богу, наконец-то убил". При этом П.М.Б. ни о каких телесных повреждениях сотрудникам милиции не сообщил.

Показания допрошенных по делу лиц оценены судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, у Н.М.А. имелись: комбинированная травма тела - закрытая черепно-мозговая травма, аксональная травма: кровоизлияния в мягкие ткани головы в теменных и затылочной областях, кровоизлияния под твердую мозговую оболочку в задних и в правой средней черепных ямках (следы), под мягкие мозговые оболочки с полушарной поверхности правой лобной, левой затылочной доли, резко выраженный отек головного мозга, очаг размягчения ткани головного мозга, набухание, выраженное колбовидное вздутие, извитость аксонов, по 1 кровоподтеку на верхнем и нижнем веке правого глаза у внутренних углов, в затылочной области по центру с переходом на заднюю поверхность шеи, в заушной области справа, в околоушной области справа и слева, в заушной области слева, в левой височной области, 6 ссадин на спинке носа - секционно; угнетение сознания от сопора до комы 3 - клинически; не проникающее колото-резаное ранение передней поверхности грудной клетки слева с повреждением по ходу раневого канала мягких тканей груди с кровоизлияниями в них; колото-резаное ранение левого локтевого сустава по задней поверхности с повреждением по ходу раневого канала мягких тканей левого локтевого сустава с кровоизлияниями в них; 3 резаные раны в области правой брови, по 1 резаной ране на подбородке по центру с переходом на слизистую нижней губы, в области мочки правой ушной раковины, по периметру левой ушной раковины, на верхнем веке левого глаза, на верхней губе по центру, 2 резаные раны в левой височной области, 2 резаные раны на тыльной поверхности левой кисти, по 1 резаной ране на передней поверхности шеи слева, на задней поверхности в нижней трети левого предплечья, на средней фаланге 3 пальца левой кисти с тыльной поверхности; 3 кровоподтека на передней поверхности в средней трети правого предплечья; 1 ссадина на тыльной поверхности правой кисти определяется, 2 ссадины на передней поверхности в верхней трети левого плеча; 6 царапин в правой лобной области, 2 царапины в левой лобной области, 1 царапина в скуловой области справа, 8 царапин на тыльной поверхности правой кисти, 3 царапины на задней поверхности в нижней трети правого предплечья, 11 царапин на тыльной поверхности левой кисти, 7 царапин на задней поверхности в нижней трети левого предплечья, 17 царапин на передней поверхности грудной клетки слева в проекции 4 - 7 ребер, по 1 царапине определяется на передней поверхности в верхней, средней и нижней трети правого бедра, 5 царапин на задней поверхности левого предплечья в верхней трети с переходом на левый локтевой сустав по задней поверхности.

Закрытая черепно-мозговая травма, ссадины верхних конечностей и кровоподтеки правой верхней конечности образовались от действия тупых предметов; закрытая черепно-мозговая травма образовалась не менее чем от 5 - 8 травматических воздействий; колото-резаные ранения образовались от двух ударов колюще-режущего предмета - клинка ножа, с длиной клинка на уровне погрузившейся в тело части не менее 1 см и шириной клинка на уровне погрузившейся в тело части, не более 1,5 см; резаные раны, царапины образовались от действия предметов, имеющих острый край или кромку, не исключено, что возникли от воздействия лезвия клинка ножа; резаные раны возникли от 15 воздействий режущего предмета; царапины возникли от 64 воздействий предмета, имеющего острый край или кромку.

Закрытая черепно-мозговая травма в отдельности своей причинила тяжкий вред здоровью, колото-резаные ранения и резанные раны причинили тяжкий вред здоровью ввиду того, что данные раны явились источником наружного кровотечения, которое в свою очередь способствовало развитию шока.

В совокупности своей все вышеперечисленные повреждения причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, между ними и смертью имеется прямая причинно-следственная связь. Все повреждения образовались за 6 - 7 дней до момента наступления смерти.

Смерть Н.М.А. наступила от травматически-геморрагического шока, развившегося вследствие повреждений, входящих в комплекс комбинированной травмы тела.

После получения всего комплекса повреждений Н.М.А. не мог совершать активные целенаправленные действия, ввиду наличия у него признаков аксональной травмы, при которой возникает потеря сознания. Все вышеуказанные повреждения не могли образоваться в результате падения Н.М.А. из вертикального положения с последующим соударением о твердую тупую поверхность.

Суд оценил собранные по делу доказательства в их совокупности и дал правильную юридическую оценку содеянному П.М.Б. Оснований для переквалификации его действий на ч. 4 ст. 111, ч. 1 ст. 108 УК РФ не имеется.

Тот факт, что телесные повреждения Н.М.А. причинены 05.09.2008 года, а его смерть наступила спустя 6 дней - 11.09.2008 года, а также, что среди колото-резаных ранений, причиненных Н.М.А., нет ни одного проникающего в жизненно важные органы, не может свидетельствовать о том, что умысел П.М.Б. не был направлен на причинение смерти потерпевшему Н.М.А. Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции, что способ совершения преступления, орудия преступления - чайник и нож, а также количество, характер и локализация причиненных потерпевшему повреждений, а также фактические обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла П.М.Б. на причинение смерти потерпевшему.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного расследования и судом не допущено.

Требования ст. 15 УПК РФ по делу соблюдены.

Все ходатайства стороны защиты разрешены судом обоснованно, мотивированно, - в соответствии с требованиями УПК РФ (л.д. 242, 244, 248).

Однако приговор суда первой инстанции подлежит изменению ввиду неправильного применения уголовного закона, что повлекло назначение П.М.Б. чрезмерно сурового наказания.

Так, при вынесении приговора в отношении П.М.Б. и определении ему меры наказания, а также вида исправительного учреждения для отбывания осужденным наказания в виде лишения свободы суд первой инстанции неправильно применил уголовный закон, нарушив требования Общей части УК РФ, а именно: положений ст. 18, 58 УК РФ.

Так, определяя в действиях П.М.Б. наличие особо опасного рецидива преступлений и направляя его для отбытия наказания в виде лишения свободы в исправительную колонию особого режима, суд не учел положения ст. 7-1 УК РСФСР, которая не содержала понятия особо тяжкого преступления, а преступления, предусмотренные ст. 102, 103 УК РСФСР, относились к категории тяжких. Поэтому в действиях П.М.Б. в соответствии с нормами ч. 2 ст. 18 УК РФ содержится опасный рецидив преступлений, что влечет изменение назначенного ему судом вида исправительного учреждения для отбывания наказания в виде лишения свободы, - с исправительной колонии особого режима на исправительную колонию строгого режима - п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ.

На основании изложенного, с учетом внесенных в приговор изменений, что повлияло на выводы суда относительно меры назначенного П.М.Б. наказания в виде лишения свободы, а также вида исправительного учреждения, судебная коллегия считает необходимым смягчить назначенное ему наказание до 11 лет 8 месяцев лишения свободы с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, а затем в исправительной колонии строгого режима.

Вывод суда об отбытии П.М.Б. первых пяти лет лишения свободы в тюрьме - в приговоре мотивирован, с которым судебная коллегия согласна.

В остальной части доводов кассационного представления и жалоб осужденного и адвоката судебная коллегия приходит к следующим выводам. Наказание П.М.Б. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств дела, данных о личности осужденного, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, поэтому в остальной части доводы жалоб осужденного и адвоката, а также кассационного представления прокурора удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

кассационные жалобы осужденного П.М.Б., адвоката Деменюка М.Б., кассационное представление заместителя прокурора Советского района г. Н.Новгорода Прокофьевой Н.А. с учетом позиции прокурора Чигинева В.В. удовлетворить частично.

Приговор Советского районного суда г. Н.Новгорода от 10.12.2008 года в отношении П.М.Б. изменить:

- исключить из приговора указание на наличие в действиях П.М.Б. особо опасного рецидива преступлений, считать совершение П.М.Б. преступления в условиях опасного рецидива;

- смягчить назначенное П.М.Б. наказание до 11 лет 8 месяцев лишения свободы;

- изменить назначенный П.М.Б. вид исправительного учреждения для отбывания наказания в виде лишения свободы с исправительной колонии особого режима - на исправительную колонию строгого режима.

Считать П.М.Б. осужденным по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 11 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания: первых 5 лет в тюрьме, а затем в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока с 05.09.2008 года, с зачетом времени содержания П.М.Б. под стражей до вступления приговора в законную силу в срок отбывания наказания в тюрьме.

В остальной части данный приговор оставить без изменения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь