Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР

НАДЗОРНОЙ И КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ

САМАРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА ЯНВАРЬ - МАРТ 2009 ГОДА

 

1. Согласно ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

(извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/29 от 26 марта 2009 г.)

Заочным решением мирового судьи судебного участка N 1 Сергиевского района Самарской области от 29 августа 2008 г. исковые требования Ф. удовлетворены. С М. в пользу Ф. взыскано в возмещение вреда, причиненного имуществу, в размере 43 764 рублей 45 коп.

Апелляционным решением Сергиевского районного суда Самарской области от 21 ноября 2008 года решение мирового судьи отменено, Ф. в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Президиума Самарского областного суда от 26 марта 2009 года апелляционное решение Сергиевского районного суда Самарской области отменено как постановленное с существенным нарушением норм процессуального права.

Отменяя апелляционное решение, Президиум указал следующее.

Согласно ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Разрешая спор, суд второй инстанции, руководствуясь изложенной выше нормой, пришел к выводу о том, что суду не было представлено доказательств, подтверждающих вину М. в уничтожении дома истины.

В обоснование своего вывода суд сослался на то, что согласно показаниям свидетелей Ш. и М. причину пожара они не знают.

Из акта о пожаре и справки видно, что пожар произошел вследствие неосторожного обращения с огнем неустановленного лица.

Кроме того, суд признал недопустимыми доказательствами имеющиеся в материалах дела объяснение М. от 12.04.2008, полученное у ответчика ст. инспектором отдела ГПН муниципальных районов Сергиевский и Исаклинский И. (согласно которому 12.04.2008 в обед, точного времени М. не помнит, он поджег траву на своем огороде, ветер дул от домов. Через некоторое время направление ветра изменилось, и загорелась сухая трава на участке Ф., соседи вынуждены были позвонить в пожарную охрану), и мировое соглашение (согласно которому М. обязался выплатить сумму причиненного ущерба за поджог дома в сумме 10 000 рублей).

При этом в нарушение требований ст. 67 ГПК РФ, возлагающей на суд обязанность оценить доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств в их совокупности, суд не принял во внимание и не дал оценки объяснениям ответчика М. в судебном заседании от 15 августа 2008 г., согласно которым М. не отрицал, что поджег мусор, потом загорелось дальше и огонь дошел до дома истицы.

Признавая объяснение М., взятое у него ст. инспектором И., и мировое соглашение недопустимыми доказательствами, суд апелляционной инстанции сослался на неизвестность источника получения этих доказательств.

Между тем в своих объяснениях суду второй инстанции М. подтвердил, что объяснение у него брали, хотя и ссылался при этом на то, что он его не читал.

Указывая на то, что из акта о пожаре и справки видно, что пожар произошел вследствие неосторожного обращения с огнем неустановленного лица, а также на то, что, согласно показаниям свидетелей, причина пожара им неизвестна, суд не принял во внимание, что сами по себе указанные обстоятельства вины М. в пожаре не опровергают.

При таких обстоятельствах апелляционное решение федерального суда Сергиевского района Самарской области от 21 ноября 2008 г. отменено. Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

 

2. В соответствии со ст. 57 ГПК РФ доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в сборе и истребовании доказательств.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 28.01.2009)

Определением Отрадненского городского суда Самарской области от 18.12.2008 возвращено исковое заявление С. к индивидуальному предпринимателю О. об изменении формулировки причины увольнения, взыскании невыплаченной заработной платы и морального вреда, причиненного нарушением трудовых прав.

Истцу разъяснено, что возвращение искового заявления не препятствует повторному обращению в суд с иском о том же предмете и по тем же основаниям, если им будет устранено допущенное нарушение.

Судебная коллегия по гражданским делам определение суда отменила как постановленное с нарушение норм процессуального права.

Оставляя исковое заявление без движения, суд ссылался на ст. 131 и ст. 132 ГПК РФ, согласно которым в заявлении должно быть указано наименование ответчика, место его нахождения, а также должны прилагаться документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, указав при этом, что истицей не представлены следующие необходимые документы: приказ об устранении от работы, опись товарно-материальных ценностей и журнал кассира-операциониста.

16.12.2008 в суд поступило заявление представителя истицы об истребовании вышеуказанных документов у ответчика, поскольку таковые у нее отсутствуют.

Суд отказал в удовлетворении ходатайства и возвратил заявление истице в порядке ст. 136 ГПК РФ, при этом сослался на то, что в заявлении не указано, какие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, могут быть подтверждены или опровергнуты этим доказательством. Однако ранее, оставляя заявление без движения, указывал на необходимость предоставления именно этих документов.

Кроме того, суд сослался на то, что не приложены доказательства обращения к ответчику для получения этих документов. Между тем нормами ГПК РФ не предусмотрено предоставление таких доказательств.

В соответствии со ст. 57 ГПК РФ доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для их лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в сборе и истребовании доказательств.

Как следует из заявления, у истицы отсутствуют необходимые документы, они находятся у ответчика, суд в силу ст. 147 ГПК РФ вправе на стадии подготовки дела к судебному разбирательству истребовать эти документы у ответчика.

При таких обстоятельствах определение Отрадненского городского суда Самарской области от 18 декабря 2008 г. отменено, материал направлен для рассмотрения в тот же суд со стадии принятия искового заявления.

 

3. В соответствии со ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ" граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных Законом, иными нормативными актами РФ и субъектов РФ.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 10.02.2009)

Решением Промышленного районного суда г. Самары от 12 января 2009 г. в удовлетворении исковых требований Т., действующей за себя и в интересах несовершеннолетней Т., 19 декабря 2005 года рождения, Т. отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам решение суда Промышленного районного суда отменила, постановив новое.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия указала следующее.

Истцы обратились в суд с иском к Д. о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что спорное жилое помещение в общежитии предоставлено Т. на основании договора, заключенного между ОАО и Т. на период трудовых отношений с ОАО.

Суд указал, что согласно п. 7.2.1 данного договора наниматель подлежит выселению из общежития без предоставления другого жилого помещения в случае увольнения без уважительных причин по собственному желанию, то есть с Т. заключен договор найма специализированного жилого помещения на период трудовых отношений с ОАО и жилье предоставлено во временное пользование.

Суд также исходил из того, что к отношениям по пользованию истцами вышеуказанным жилым помещением применяются нормы о договоре найма специализированного жилого помещения в общежитии, а в исключении жилого помещения из состава муниципального специализированного жилищного фонда истцам отказано.

Ссылаясь на положения ст. 109 ЖК РСФСР (действовавшей в период заключения договора специализированного найма), ст. 94, ч. 2 ст. 105 ныне действующего ЖК РФ о том, что жилые помещения в общежитиях предназначены для временного проживания граждан в период их работы, службы или обучения, с учетом положений статьи 4 Федерального закона "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", запрещающей приватизацию жилых помещений, находящихся в общежитиях, суд пришел к выводу о законности отказа истцам в приватизации занимаемой Т. комнаты.

Однако данный вывод основан на неправильном толковании закона.

Судом не применена подлежащая применению ст. 7 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" от 29.12.2004 N 189-ФЗ, из содержания которой следует, что общежития, которые принадлежали государственным или муниципальным предприятиям и учреждениям и были переданы в ведение органов местного самоуправления, утрачивают статус общежитий в силу закона и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма.

При этом отсутствие договора социального найма, а также решения органа местного самоуправления об исключении соответствующего дома из специализированного жилищного фонда не может препятствовать осуществлению гражданами прав нанимателя жилого помещения по договору социального найма, поскольку их реализация не может быть поставлена в зависимость от оформления органами местного самоуправления указанных документов.

Таким образом, граждане, которые занимают жилые помещения в указанных домах, вправе приобрести их в собственность, руководствуясь ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

Из материалов дела усматривается, что дом был построен и введен в эксплуатацию государственным предприятием - производственно-конструкторским объединением (в настоящее время - ОАО) в 1973 г.

Приказом Комитета по управлению имуществом г. Самары администрации г. Самары от 20.05.2004 на основании постановления главы г. Самары от 04.07.2003 N 582, акта приема-передачи указанный дом был передан на праве хозяйственного ведения от ОАО - муниципальному предприятию г. Самары.

Из приказа Комитета по управлению имуществом г. Самары администрации г. Самары от 20.05.2004 и документов о передаче дома на баланс МП усматривается, что указанный дом значится как общежитие.

Из материалов дела следует, что весной 2004 года спорная комната предоставлена работнику предприятия ОАО Т., с ноября 2004 года - с постоянной пропиской. На имя Т. открыт лицевой счет N <...> для оплаты за наем жилья и коммунальных услуг.

Судом установлено, что комната является муниципальной собственностью г.о. Самара, включена в реестр муниципального имущества на основании Постановления главы г. Самары от 04.07.2003 N 582, что подтверждается выпиской из реестра от 12.03.2008.

17.09.2008 на спорное жилое помещение зарегистрировано право собственности за муниципальным образованием - городской округ Самара, и выдано свидетельство о государственной регистрации от 22.09.2008.

Общежитие передано в эксплуатацию и на содержание МП ЭСО г. Самары на основании Распоряжения главы г.о. Самара от 28.08.2006 N 430-р и акта приема-передачи от 31.08.2006 от МП.

Согласно справке МП ЭСО г. Самары от 06.11.2008 в комнате дома зарегистрированы и проживают Т. с 17.11.2004, Т. с 15.12.2004, Т. с 28.12.2005.

Поскольку общежитие было принято в муниципальную собственность г. Самары в соответствии с Постановлением главы г. Самары от 04.07.2003 N 582, то после вступления в силу Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" статус общежития данным жилым домом утрачен в силу закона, истица занимает жилое помещение в комнате, и к нему применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма, и истица вправе приобрести занимаемое ею по договору социального найма жилое помещение в собственность в соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

Нельзя признать правомерными ссылки МП ЭСО г. Самары и департамента управления имуществом г.о. Самара на то, что спорное жилое помещение не исключено из специализированного жилищного фонда и к нему следует применять нормы Жилищного кодекса РФ, регулирующие правоотношения по пользованию общежитиями.

Отсутствие решения органа местного самоуправления об исключении соответствующего дома из специализированного жилищного фонда при установленных судом обстоятельствах не препятствует осуществлению гражданами прав нанимателя жилого помещения по договору социального найма на приватизацию занимаемого жилого помещения в таком доме.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ" граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных Законом, иными нормативными актами РФ и субъектов РФ.

Из материалов дела следует и никем не оспаривается, что истцы право на бесплатную приватизацию жилья не использовали, постоянно проживают в указанном жилом помещении, несут все обязанности по договору найма жилого помещения.

В соответствии со статьей 2 названного Закона жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц.

Из материалов дела видно, что на день вынесения решения состав семьи Т., три человека, просит о передаче спорного жилого помещения в общую долевую собственность по 1/3 доле каждому члену семьи.

При указанных обстоятельствах, учитывая, что по делу установлены все значимые обстоятельства, необходимые для разрешения спора, им дана оценка, сбор дополнительных доказательств не требуется, судебная коллегия посчитала необходимым решение Промышленного районного суда от 12.01.2009 отменить, постановив по данному делу новое решение о признании за истцами права общей долевой собственности (по 1/3 доле за каждым) на жилое помещение - комнату площадью 12,90 кв. м в порядке приватизации.

 

4. Полномочия мирового судьи ограничены нормой ст. 23 ГПК РФ, которая не предусматривает возможность рассмотрения исков, не подлежащих оценке.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 10.02.2009)

Определением Октябрьского районного суда г. Самары от 15 января 2009 г. исковое заявление Банк (открытое акционерное общество) филиал ОАО к Л., третье лицо В., об обращении взыскания на долю в уставном капитале возвращено и разъяснено право обращения с данным иском к мировому судье соответствующего участка Октябрьского района.

Судебная коллегия по гражданским делам определение суда отменила как постановленное с нарушением норм процессуального права.

Возвращая в соответствии со ст. 135 ГПК РФ исковое заявление банку, суд пришел к выводу, что настоящее заявление об обращении взыскания на долю в уставном капитале в силу п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ подлежит рассмотрению в мировом суде. Поскольку в силу указанной нормы мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей ста тысяч рублей, в настоящем исковом заявлении банком указана начальная продажная цена доли в уставном капитале - 5 000 рублей.

С данными выводами суда согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном толковании норм права.

Требование об обращении взыскания на предмет залога по своей сути не является требованием о взыскании долга, то есть не является самостоятельным имущественным требованием. Имущественное требование о взыскании долга ранее уже было предъявлено истцом и удовлетворено арбитражным судом.

Поэтому исковое заявление об обращении взыскания на предмет залога является исковым заявлением неимущественного характера.

Категория дел, подсудных мировому судье, определена ст. 23 ГПК РФ. Таким образом, ГПК РФ ограничивает полномочия мирового судьи указанной нормой, которая не предусматривает возможность рассмотрения дел указанной в иске категории, не подлежащих оценке.

На основании ст. 24 ГПК РФ настоящее дело подсудно районному суду. Оснований в силу ст. 135 ГПК РФ для возврата настоящего искового заявления банку у суда не имелось.

На основании изложенного определение Октябрьского районного суда г. Самары от 15 января 2009 г. отменено, материал направлен в тот же суд для рассмотрения со стадии принятия.

 

5. В соответствии с ч. 1 ст. 33 ГПК РФ дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду.

(извлечение из кассационного определении судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 02.02.2009)

Определением Новокуйбышевского городского суда Самарской области от 28 ноября 2008 г. гражданское дело по иску В. к Б. о признании участника ДТП виновным и возмещении причиненного ущерба направлено по подсудности в Приволжский районный суд, г. Казань Республики Татарстан.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда определение суда отменила как постановленное с нарушением норм процессуального права.

Отменяя определение суда, судебная коллегия указала следующее.

Передавая дело по подсудности, суд руководствовался ст. 33 ч. 2 п. 1 ГПК РФ, согласно которой суд передает дело на рассмотрение другого суда, если ответчик, место жительства которого не было известно ранее, заявит ходатайство о передаче дела в суд по месту его жительства.

При этом суд исходил из того, что ответчица проживает в г. Казани, там же проживает собственник автомобиля Д. и в г. Казани находится страховая компания, в которой застрахована ответственность водителя автомобиля.

Между тем в соответствии с ч. 1 ст. 33 ГПК РФ дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду.

Дело судом было принято с соблюдением требований подсудности по месту жительства ответчицы и месту ее регистрации в г. Новокуйбышевске.

Сведения о своем проживании Б. указала в объяснении, данном сотруднику ОГИБДД при совершении дорожно-транспортного происшествия, а также в доверенности, выданной С. на представление ее интересов в суде.

Из материалов дела следует, что судом проводилось судебное разбирательство по делу, по определению суда проведена автотехническая экспертиза.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований для передачи дела в другой суд.

На основании изложенного определение Новокуйбышевского городского суда Самарской области от 28 ноября 2008 г. отменено, дело направлено для рассмотрения в тот же суд.

 

6. Согласно положениям ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Права собственника могут быть ограничены только по решению суда либо в ином, предусмотренном законом случае.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 02.02.2009)

Решением Сызранского городского суда Самарской области от 06.11.2008 исковые требования прокурора г.о. Сызрань удовлетворены.

С., Л., С., И., К. обязаны оформить охранный документ на объект культурного наследия регионального значения, "Особняк мещанки С." (жилой дом литера АА1 общей площадью 322,8 кв. м) в органе исполнительной власти субъекта РФ, уполномоченном в области охраны объектов культурного наследия - министерстве культуры и молодежной политики Самарской области.

Взыскана с С., Л., С., И., К. госпошлина в доход государства по 20 рублей с каждого.

Судебная коллегия по гражданским делам решение суда отменила как постановленное с нарушением норм материального и процессуального права, а также на неправильно определенных обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее.

Из материалов дела следует, что ответчики С., Л., С., И., К. являются собственниками жилого дома.

Согласно техническому паспорту данный объект состоит из двух домов, литера АА1 и Б. Литера АА1 имеет общую полезную площадь 334,8 кв. м, литера Б имеет площадь 80,2 кв. м.

Возлагая обязанность на ответчиков по оформлению охранного документа, суд указал параметры объекта - жилой дом литера АА1 общей площадью 322 кв. м, при этом не выяснив, что собой представляет указанный жилой дом, не устранил противоречия в части площадей жилого дома, а также не дал оценки возражениям ответчиков о том, что фактически здание состоит из двух домов, которые соединены между собой. Отдельного объекта АА1 не имеется.

Из свидетельства о госрегистрации права на имя С. следует, что ей принадлежит 1/14 доля в жилом доме, состоящем из двух домов литера АА1 Б, аналогичная ситуация и по другим собственникам.

Решением Сызранского городского суда Самарской области от 06.06.2008 за истицей Л. было признано право собственности на самовольно возведенный пристрой литера А2 по спорному адресу, прекращено право общей долевой собственности между Л. на 45/105 долей в литера АА1 Б и ей выделена в натуре часть жилого дома литера АА2.

Исходя из данного решения объект литера АА1 имеет общую площадь 152,9 кв. м, что также разнится с площадью, указанной судом.

Судебным же решением на Л. возложена обязанность по оформлению охранного документа в отношении жилого дома литера АА1, собственником которого она уже не является.

Данный довод подлежит исследованию и оценке судом.

Отнесение указанного жилого дома к объектам культурного наследия произошло в 1992 году, однако права собственности у части ответчиков возникли значительно позднее (2004 - 2006 гг.) и никаких обременений зарегистрировано не было, что также заслуживает внимания.

Основаниями предъявления иска прокурором указаны нарушения ответчиком положений ФЗ "Об объектах культурного наследия памятников истории и культуры народов РФ". Согласно данным инвентаризации историко-культурного наследия, проведенной по распоряжению губернатора Самарской области от 16.04.2001 N 188-р в 2002 году в г. Сызрани, по состоянию на 2008 год расположены 143 объекта культурного наследия, принятых на государственную охрану, из них 4 памятника истории федерального значения и 139 памятников регионального значения.

Согласно п. 41 Списка объектов культурного наследия, принятых на государственную охрану, расположенных в границах г.о. Сызрань, входит "Особняк мещанки С.".

Данный список утвержден Постановлением главы администрации Самарской области от 27.03.1992 N 77 "О постановке на государственную охрану недвижимых памятников истории и культуры местного значения".

Указанный список был составлен на основании ранее действовавшего Закона РСФСР "Об охране и использовании памятников истории и культуры".

В настоящее время положения указанного закона в части порядка включения объектов в реестр не действуют с момента принятия ФЗ "Об объектах культурного наследия памятников истории и культуры народов РФ" от 25.06.2002 N 73.

Согласно критериям подразделения объектов культурного наследия на категории историко-культурного значения вновь принятого 25.06.2002 Федерального закона, данный памятник истории отнесен к категории памятников местного значения.

Доказательств определения памятника "Особняк мещанки С." в категорию региональных суду не представлялось.

Пунктом 59 постановления Совета Министров СССР от 16 сентября 1982 г. N 865 "Об утверждении положения об охране и использовании памятников истории и культуры" предусмотрено, что порядок и условия использования памятников истории и культуры устанавливаются государственными органами охраны памятников и определяются для каждого памятника, находящегося в пользовании или собственности предприятий, учреждений, организаций и граждан, соответствующим охранным документом: охранно-арендным договором, охранным договором или охранным обязательством.

В охранных документах предусматриваются также порядок и сроки реставрации, консервации, ремонта памятников и связанных с ними строений, сооружений и предметов, представляющих культурную ценность, благоустройство территорий, садов, парков, природных ландшафтов, организация надлежащей охраны памятников и другие условия.

Ответственность за соблюдение установленных охранными документами порядка и условий использования памятников возлагается на руководителей предприятий, учреждений, организаций и на граждан, в собственности или пользовании которых находятся памятники.

Ответчики указали, что с их стороны отсутствует бездействие в виде неоформления охранного обязательства, поскольку о включении дома в Список они не знали.

Как указал в заседании судебной коллегии представитель Л. о том, что их жилой дом включен в список объектов, представляющих архитектурную ценность, ответчикам стало известно из полученного иска.

Доводы о том, что собственников зданий о включении их домов в указанный Список не поставили в известность, ничем не опровергнуты.

Данный довод требует проверки.

Заслуживают внимания и проверки довода о том, что ранее собственники жилого дома не имели никаких ограничений в пользовании домом, каких-либо табличек на доме не было, хотя вышеприведенное Положение определяет, что государственные органы охраны памятников устанавливают на каждом недвижимом памятнике истории и культуры охранную доску, содержащую краткую характеристику памятника и указание о том, что памятник охраняется государством.

В настоящее время установлен совсем иной порядок включения памятников в реестр как объектов культурного наследия.

Согласно положениям ст. 209 ГПК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Права собственника могут быть ограничены только по решению суда либо в ином, предусмотренном законом случае.

Из представленного технического паспорта следует, что дом имеет значительный износ.

Ответчики указывали, что сами, своими силами и за счет своих личных средств осуществляли восстановление и укрепление строения, что разрешено им как собственникам дома, в результате чего дом действительно утратил первоначальный внешний вид.

Заслуживают внимания и доводы ответчиков о том, что данное решение неисполнимо, поскольку они не смогут заключить указанное охранное обязательство в связи с видоизменением первоначального внешнего вида здания.

Данное утверждение подтверждено фотоматериалами, представленными ответчиками и приложенными к иску, из которых следует, что указанный "Особняк мещанки С." был отнесен к объектам культурного наследия как яркий пример деревянного народного зодчества, однако при его осмотре установлено, что богатая резьба наличников и крыльцо утрачены, оконные проемы второго этажа уменьшены, вставлены стеклопакеты, оконные проемы зашиты по низу новым деревом, со стороны уличного фасада выполнены кирпичные постройки из красного кирпича, без согласования с государственным органом охраны памятников во дворе построено кирпичное здание из силикатного кирпича.

Указанные доводы были изложены в иске прокурора (уточненном), однако судом не дано оценки указанному основанию иска в части исполнимости решения.

Из резолютивной части решения следует, что суд обязал ответчиков оформить охранное обязательство в органе исполнительной власти субъекта РФ, уполномоченном в области охраны объектов культурного наследия как в отношении объекта культурного наследия регионального значения, при этом не дал оценку Постановлению главы администрации Самарской области от 27.03.1992, которым данный памятник отнесен к объектам местного значения, что в соответствии с положениями ст. 48 ФЗ от 25.06.2002 N 73-ФЗ возлагает обязанность по оформлению указанных охранных обязательств на органы местной администрации муниципального образования.

При таких обстоятельствах решение суда не может быть признано законным и обоснованным.

При новом рассмотрении суда надлежит определить весь объем юридически значимых обстоятельств по делу, круг лиц, участвующих в деле, и разрешить спор на основании всех доказательств по делу и в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного судебная коллегия решение Сызранского городского суда Самарской области от 06.11.2008 отменила, направив дело на новое рассмотрение в тот же суд.

 

7. В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 26.01.2009)

Решением Новокуйбышевского городского суда Самарской области от 9 декабря 2008 г. исковые требования Б. удовлетворены.

Договор купли-продажи квартиры, заключенный между Б. и ОАО, признан ничтожным.

Применены последствия недействительности ничтожной сделки - взысканы с Б. в пользу ОАО денежные средства в размере 1 800 000 рублей (один миллион восемьсот тысяч рублей).

ОАО обязано передать Б. квартиру.

Судебная коллегия решение суда отменила как постановленное в связи с неправильным применением норм материального закона.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Из материалов дела следует, что собственником квартиры в городе Новокуйбышевске является Б., что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права.

Судом установлено, что между Б. и ответчиком ОАО заключен договор купли-продажи спорной квартиры, в соответствии с которым истица продала ответчику указанную квартиру за 1 800 000 рублей.

При этом квартира передана покупателю на основании акта приема-передачи.

Установлено, что покупатель не зарегистрировал право собственности на указанную квартиру, что не оспаривалось ответчиком.

Удовлетворяя исковые требования Б. о признании сделки ничтожной, суд исходил из того, что ответчик в соответствии с требованиями ст. 551 ГК РФ и ст. 558 ч. 2 ГК РФ не зарегистрировал переход права собственности на квартиру, в то время как договор считается заключенным с момента такой регистрации.

При этом суд сослался на статью 168 ГК РФ, в силу которой сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна.

Между тем указанные выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права.

В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Статья 551 ч. 3 предусматривает, что в случае, когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности.

При таких обстоятельствах отсутствие государственной регистрации перехода права собственности после заключения договора купли-продажи не свидетельствует о ничтожности сделки.

При уклонении ответчика от государственной регистрации перехода права собственности истица вправе обратиться в суд с требованиями, основанными на ст. 551 ГК РФ.

В связи с этим решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

Поскольку обстоятельства по делу судом установлены правильно, но суд необоснованно применил нормы материального закона, которые положил в основу решения об удовлетворении исковых требований, судебная коллегия посчитала возможным, руководствуясь ст.ст. 361, 362 ГПК РФ, решение Новокуйбышевского городского суда Самарской области от 9 декабря 2008 г. отменить, постановив по делу новое решение об отказе в иске Б. к ОАО о признании договора купли-продажи квартиры, г. Новокуйбышевск, незаключенным и ничтожным.

 

8. В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 20.01.2009)

Решением Промышленного районного суда г. Самары от 28 ноября 2008 г. в удовлетворении исковых требований З. о признании З., Ф. утратившими право пользования жилым помещением, несовершеннолетней Ф., 2002 года рождения, не приобретшей права пользования жилым помещением, изменении договора найма, обязании заключить договор социального найма, снятии с регистрационного учета - отказано.

Встречный иск Ф., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Ф., 2002 года рождения, об устранении препятствий в пользовании жилым помещением и вселении - удовлетворен.

Устранить препятствия Ф., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери, 2002 года рождения, в пользовании жилым помещением и вселить их в эту квартиру.

Обязать З. не чинить препятствия в пользовании жилым помещением и передать ключи от указанного жилого помещения Ф.

Судебная коллегия по гражданским делам решение суда первой инстанции отменила как постановленное без установления всех значимых обстоятельств, а также в связи с нарушением судом норм процессуального и материального права.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее.

З. обратилась в суд с иском к З., Ф. и Ф. о прекращении их права пользования квартирой, а также о снятии их с регистрационного учета.

Свои требования она обосновывала тем, что спорная трехкомнатная квартира была предоставлена их семье из 4-х человек, включая супругов З. и их двоих дочерей, в 1989 году. Нанимателем квартиры является З., брак с которым расторгнут в 1992 году.

Ссылаясь на то, что бывший супруг З. в 1992 году после раздела имущества выехал на другое место жительства и с этого времени в спорной квартире не проживает, имеет в собственности жилой дом и другую семью, истица просила прекратить его право пользования спорным жилым помещением.

Также истица указала, что их дочь Ф. в 2000 году выехала из спорной квартиры на другое место жительства в связи с созданием семьи, проживала сначала в служебном жилом помещении, а в настоящее время имеет в собственности трехкомнатную квартиру, в которой проживает совместно с супругом и несовершеннолетней дочерью, 2002 года рождения, которая никогда в спорную квартиру не вселялась и не проживала.

В порядке уточнения требований истица просила признать З. и Ф. утратившими право пользования спорной квартирой в связи с их выездом на другое место жительства, а Ф. - не приобретшей права пользования спорным жилым помещением, ссылаясь на эти же обстоятельства.

Кроме того, истица просила суд изменить договор найма жилого помещения, обязав департамент управления имуществом г.о. Самара заключить с ней договор социального найма на спорное жилое помещение.

Ф. предъявила встречные требования к З. об устранении препятствий в пользовании спорной трехкомнатной квартирой и вселении истицы с несовершеннолетней дочерью, ссылаясь на то, что ее выезд из указанной квартиры был вынужденным из-за неправильного поведения матери З., от спорного жилого помещения она никогда не отказывалась, пыталась разменять спорную квартиру.

На основании ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне подлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Суд, отказывая в удовлетворении требований З., в решении указал, что выезд ответчиков З. и Ф. из спорной квартиры был вынужденным, вызванным неправильным поведением З. на почве злоупотребления ею спиртными напитками.

Между тем достоверных и достаточных доказательств в подтверждение такого вывода суда в материалах дела не имеется.

При этом суд фактически не проверил и не дал надлежащей правовой оценки утверждениям истицы о том, что бывший супруг З. выехал из спорной квартиры добровольно, после расторжения брака и раздела имущества супругов. С 1992 года имеет другое постоянное место жительства, другую семью, а с 1997 года также в собственности - часть жилого дома, что подтверждается материалами дела.

В заседании судебной коллегии З. также пояснила, что после выезда мужа в 1992 году из спорной квартиры он судьбой спорного жилого помещения не интересовался, бремя расходов не нес, обязанности нанимателя жилого помещения не исполнял, при встрече сказал ей, что в спорной квартире он не нуждается.

Указанные обстоятельства нуждаются в проверке и оценке судом первой инстанции, поскольку имеют значение для данного спора.

Что касается требований истицы о признании утратившей право пользования спорной квартирой ответчицы Ф. и отказа суда в иске в этой части, решение суда также является неправильным, поскольку судом не проверены и надлежаще не оценены утверждения истицы о том, что дочь О. выехала из спорной квартиры в 2000 году добровольно в связи с вступлением в фактические брачные отношения с Ф., с которым впоследствии зарегистрировала брак и с которым сначала проживала совместно в служебном жилом помещении, а в настоящее время в их собственности имеется трехкомнатная квартира, где они и проживают.

Указанные обстоятельства в суде подтвердила вторая дочь супругов З. - Ю.

Однако эти обстоятельства надлежащим образом судом не проверены и им в решении не дано правовой опеки, хотя они имеют значение для дела.

Кроме того, суд, удовлетворяя встречные требования по делу и вселяя в спорную квартиру несовершеннолетнюю дочь ответчицы Ф., 2002 года рождения, не привел в решении правового основания для возникновения у нее права пользования спорным жилым помещением.

При этом суд не проверил утверждения истицы о том, что Ф. в спорной квартире никогда не проживала, что она проживает вместе со своими родителями в трехкомнатной квартире по другому адресу, которая приобретена родителями в браке, хотя доказательств, опровергающих эти обстоятельства, в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах, когда судом первой инстанции не определены значимые для данного спора обстоятельства, имеющимся в деле доказательствам не дано надлежащей правовой оценки, решение суда не может быть признано законным и обоснованным.

При новом рассмотрении суду следует учесть вышеизложенное, установить все обстоятельства, имеющие значение для данного спора, дать правильную юридическую оценку как имеющимся в деле, так и вновь представленным доказательствам в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ и разрешить жилищный спор в точном соответствии с нормами действующего законодательства.

На основании изложенного решение Промышленного районного суда г. Самары от 28.11.2008 отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же районный суд.

 

9. В соответствии со ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 14.01.2009)

Решением Железнодорожного районного суда г. Самары от 27 ноября 2008 г. по гражданскому делу по иску Г. к Л. о взыскании долга по договору займа и встречному иску Л. к Г. о признании незаключенным договора займа признан незаключенным договор займа от 1 мая 2008 г. между Г. и Л. на сумму 300 000 рублей. Признана недействительной расписка о получении займа в размере 300 000 рублей.

Исковые требования Г. оставлены без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам решение суда отменила как постановленное с неправильным применением норм материального права.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии со ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (Заимодавец) передает в собственность другой стороне (Заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В соответствии со ст. 812 ГК РФ Заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца.

Если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя Заемщика с Заимодавцем или стечением тяжелых обстоятельств.

Из материалов дела видно, что 01.05.2008 между сторонами был заключен договор займа, в соответствии с которым Заимодавец передает Заемщику в собственность 300 000 рублей на указанный срок, а Заемщик обязуется возвратить указанную сумму в срок не позднее 30 мая 2008 г.

В случае просрочки взноса последней суммы Заемщик выплачивает Заимодавцу штраф в размере 1% от оставшейся суммы задолженности за каждый день просрочки.

Из составленной Л. расписки от 01.05.2008 следует, что он получил от Г. по договору займа 300 000 рублей в присутствии свидетелей З. и К., подтвердивших суду изложенные в расписке обстоятельства, указав на то, что Л. брал денежные средства на приобретение автомобиля, требующего ремонта, с последующей его продажей и возвратом денежных средств в размере 350 000 рублей.

Отказывая истцу в удовлетворении его требований о взыскании суммы займа и признавая незаключенным указанный выше договор займа, суд первой инстанции принял во внимание 19-летний возраст ответчика Л., отсутствие у него опыта в трудоустройстве, принятие им во внимание заключение аналогичного договора его другом В., который также работал продавцом в ЧП, и, ссылаясь на нормы ст. ст. 812 и 179 ГК РФ, сделал вывод о подписании указанного выше договора и расписки Л. под влиянием обмана, который выразился в том, что он поверил заверениям Г. о непредъявлении к нему претензий по договору и расписке.

Между тем указанный вывод суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным, поскольку он сделан вопреки требованиям действующего законодательства.

Судом установлено, что Л., являясь в силу ст. 21 ГК РФ дееспособным гражданином, понимал о последствиях заключаемого с Г. договора займа, при выполнении своих действий добровольно и собственноручно написал расписку о получении денежных средств, какого-либо давления по стороны Г. на подписание Л. договора и расписки судом не установлено.

Судом установлено, что трудоустраивался Л. в ЧП, а не к истцу. Действия Л. по выполнению им своих трудовых обязанностей при отсутствии трудового договора с работодателем являются личным его правом выбора предложенных ему условий и не могут свидетельствовать об обмане со стороны иного лица, не являющегося работодателем.

Не согласилась судебная коллегия с выводом и оценкой суда, сделанными в отношении показаний свидетелей 3. и К., присутствовавших при передаче Л. денежных средств, подтвердивших суду данные обстоятельства, при том, что между истцом и свидетелями отсутствуют трудовые отношения.

Поскольку оснований, предусмотренных законом, заключения договора займа под влиянием обмана не имеется, суд, делая вывод о заключении договора займа Л. под влиянием обмана, принял во внимание показания матери ответчика Л. - Л., и отчима истца Н., которым был известен факт подписания Л. расписки, что противоречит требованиям ст. 812 ГК РФ.

Указанные выше обстоятельства, имеющие значение для дела, судом не приняты во внимание.

Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение по делу, установлены на основании имеющихся материалов дела, а в отношении возникшего спора суд неправильно применил закон, подлежащий применению, судебная коллегия посчитала возможным, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, не передавая дело на новое рассмотрение, отменить решение Железнодорожного районного суда от 27.11.2008, постановив по делу новое решение об удовлетворении исковых требований Г. о взыскании суммы займа и об отказе в удовлетворении встречных требований Л.

 

 

10. Статьей 208 ГПК РФ предусмотрено, что по заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 20.03.2009)

Определением Октябрьского районного суда г. Самары от 6 февраля 2009 г. исковое заявление Т. к министерству здравоохранения и социального развития Самарской области, МУ Управление социальной защиты населения Клявлинского района Самарской области об индексации присужденных денежных средств в порядке, предусмотренном статьей 208 ГПК РФ, возвращено Т.

Судебная коллегия определение суда отменила как постановленное с нарушением норм процессуального права.

Определением от 26.01.2009 Октябрьский районный суд г. Самары исковое заявление оставил без движения.

При этом суд указал, что согласно статье 208 ГПК РФ требования об индексации присужденных денежных средств не подлежат рассмотрению в порядке искового производства и что заявителю надлежит уточнить обстоятельства, на которых он основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства, установление которых необходимо для разрешения вопроса о подсудности рассмотрения заявленных требований.

2 февраля 2009 г. в Октябрьский районный суд поступило исправленное заявление Т. об индексации присужденных денежных сумм в порядке статьи 208 ГПК РФ.

Статьей 208 ГПК РФ предусмотрено, что по заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда.

Возвращая исковое заявление Т. об индексации присужденных денежных средств в порядке, предусмотренном статьей 208 ГПК РФ, суд принял во внимание, что от Т. поступило заявление 04.02.2009, однако пришел к выводу, что Т. не исправил недостатки заявления, а лишь заменил наименование с "исковое заявление" на "заявление".

Между тем с данным выводом согласиться нельзя, поскольку Т. просит суд проиндексировать в порядке статьи 208 ГПК РФ сумму 237 179 рублей 3 коп., присужденную решением Октябрьского районного суда от 27.01.2006, обратившись с указанным заявлением в суд, постановивший решение.

Из заявления Т. от 04.02.2009 видно, что он принял во внимание определение суда от 26.01.2009, уточнив, что обращается не с иском, а с заявлением в порядке статьи 208 ГПК РФ.

В заявлении изложены обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования, к заявлению приложены документы в обоснование требований заявителя.

При таких обстоятельствах суд необоснованно возвратил заявление Т. об индексации присужденных денежных средств в порядке, предусмотренном статьей 208 ГПК РФ.

На основании изложенного определение Октябрьского районного суда г. Самары от 6 февраля 2009 г. отменено, материал возвращен в тот же районный суд со стадии принятия заявления.

 

11. Иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства (ч. 2 ст. 29 ГПК РФ).

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 24.03.2009)

Определением Октябрьского районного суда г. Самары от 13 февраля 2009 г. возвращено исковое заявление Н. к ООО о внесении записи в трудовую книжку, о выдаче полиса обязательного медицинского страхования, о предоставлении отпуска по уходу за ребенком, о взыскании задолженности по заработной плате за октябрь, ноябрь 2008 года, о компенсации морального вреда.

Н. указано, что ей следует обращаться в компетентный суд г. Санкт-Петербурга по месту нахождения ответчика.

Разъяснено Н., что возвращение искового заявления не препятствует повторному обращению истца в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям, если истцом будет устранено допущенное нарушение.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда определение суда отменила как постановленное с нарушением норм процессуального права.

Согласно ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

Иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства (ч. 2 ст. 29 ГПК РФ).

Возвращая исковое заявление, суд указал, что дело неподсудно данному суду, при этом сослался на то, что из искового заявления и приложения к нему не следует, что истица обращается в суд по месту нахождения филиала или представительства ответчика в г. Самаре.

Вместе с тем из искового заявления явно следует, что в качестве ответчика указано ООО в лице представителя в г. Самаре.

Таким образом, исковое заявление Н. было подано с соблюдением правил подсудности, предусмотренных ст.ст. 28, 29 ГПК РФ.

Вывод суда о возврате искового заявления не соответствует обстоятельствам дела.

На основании изложенного определение Октябрьского районного суда г. Самары от 13.02.2009 отменено, материал направлен в тот же суд со стадии принятия искового заявления к производству.

 

12. В соответствии с ч. 1 ст. 33 ГПК РФ дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 13.01.2009)

Определением Промышленного районного суда г. Самары от 2 декабря 2008 г. гражданское дело по иску М. к Н. о взыскании долга передано по подсудности на рассмотрение в Приволжский районный суд Самарской области по месту жительства ответчика.

Судебная коллегия определение Промышленного районного суда отменила как постановленное с нарушением норм процессуального права.

Отменяя определение суда первой инстанции, судебная коллегия указала следующее.

Передавая данное дело по подсудности для рассмотрения в Приволжский районный суд Самарской области, в определении суд указал, что ответчик проживает в Приволжском районе Самарской области.

Между тем в материалах дела не имеется достоверных и достаточных доказательств того, что ответчик проживает в Приволжском районе Самарской области.

Истец и его представитель, возражая против изменения подсудности, ссылались на то, что ответчик постоянно проживает в г. Самаре (Промышленный район), адрес проживания им был указан и в долговой расписке, также он имеет постоянное место работы в г. Самаре, и считают, что ходатайство о направлении дела по подсудности в другой суд представителем ответчика заявлено с целью затянуть рассмотрение дела.

Кроме того, указывали, что в производстве Промышленного районного суда г. Самары имеется другое гражданское дело к этому же ответчику, которое находится в стадии рассмотрения.

Указанные обстоятельства судом не проверены, им в определении не дано никакой оценки, что нельзя признать правильным.

При таких обстоятельствах, когда в материалах дела не имеется достаточных доказательств того, что ответчик, будучи зарегистрированным в другом районе, там же постоянно и проживает, определение суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным, поскольку оно постановлено с нарушением требований ст. 28, ст. 33 ГПК РФ.

На основании изложенного определение Промышленного районного суда г. Самары от 2 декабря 2008 г. отменено, дело направлено для рассмотрения в тот же районный суд.

 

13. В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 04.03.2009)

Решением Ленинского районного суда г. Самары от 22.01.2009 в удовлетворении исковых требований Я. отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда решение суда отменила как постановленное с неправильным определением юридически значимых обстоятельств и неправильным применением норм материального права.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее.

Я. обратился в суд с иском к ОАО ГСК о взыскании страхового возмещения.

В обоснование иска указал, что 23.06.2007 между ним и ОАО ГСК был заключен договор страхования (полис N <...>) транспортного средства ВАЗ 21124.

Транспортное средство застраховано по рискам "Угон" и "Ущерб", срок страхования с - 23.06.2007 по 22.06.2008. Страховая сумма по транспортному средству составляет 272 500 рублей, по дополнительному оборудованию - 9 625 рублей.

В период действия договора страхования, а именно 24.04.2008, произошел страховой случай - угон транспортного средства.

О случившемся было заявлено в РУВД по Промышленному району г. Самары, по факту угона возбуждено уголовное дело. В связи с наступлением страхового случая Я. обратился с заявлением к страховщику о выплате страхового возмещения, представил необходимые документы.

Однако страховщиком было выплачено страховое возмещение лишь в сумме 66 217 руб. 50 коп. по транспортному средству и 2 887 руб. 50 коп. по дополнительному оборудованию. При этом не было представлено мотивированного письменного отказа в выплате оставшейся части страхового возмещения.

В ходе рассмотрения дела Я. уточнил заявленные исковые требования и просил признать отказ ОАО ГСК в выплате части страхового возмещения незаконным, признать соглашение о передаче права собственности на транспортное средство от 01.10.2008 недействительным на основании ст. 168 ГК РФ как незаконное, взыскать с ответчика в его пользу сумму страхового возмещения в размере 161 235 рублей, проценты за пользование денежными средствами в размере 5 271 рубля 48 коп., расходы по оплате услуг представителя в размере 7 000 рублей, расходы по госпошлине в размере 3 315 рублей 6 коп.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Я., суд сослался на соглашение о передаче права собственности на транспортное средство от 01.10.2008, заключенное между Я. и ОАО ГСК, и указал, что в силу ст.ст. 1, 8 ГК РФ граждане свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора. По условиям данного соглашения сумма материального ущерба, причиненного выгодоприобретателю в результате хищения автомобиля, составляет 69 105 рублей, данная сумма была перечислена истцу.

Между тем суд не учел, что истец Я. просил признать соглашение от 01.10.2008 недействительным по основаниям, предусмотренным в ст. 168 ГК РФ, т.е. как не соответствующее требованиям закона, а не как заключенное под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение (ст. 178 ГК РФ).

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения.

Истец в исковом заявлении ссылался на п. 5 ст. 10 Закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации", в котором предусмотрено право страхователя в случае утраты застрахованного имущества отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страхового возмещения в размере полной страховой суммы. Однако суд этим доводам истца правовой оценки не дал.

Суд не учел, что в соответствии со ст. 942 ГК РФ страховая сумма является одним из существенных условий договора страхования.

Согласно ст. 948 ГК РФ страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

Из материалов дела видно, что выгодоприобретателем по договору страхования является ООО "Банк", договор страхования заключен в его пользу.

Судом установлено, что автомобиль приобретен Я. в кредит на денежные средства, предоставленные Я. в кредит ООО "Банк". Однако суд не проверил, не нарушает ли заключенное 01.10.2008 соглашение прав этого выгодоприобретателя по договору, поскольку в соглашении от 01.10.2008 выгодоприобретателем указан Я., ООО "Банк" в заключении данного соглашения не участвовал.

Судом не дано надлежащей правовой оценки п. 4 соглашения от 01.10.2008, согласно которому размер страхового возмещения соответствует максимальному размеру страхового возмещения по договору страхования.

В этой связи не проверены доводы истца Я. о том, что в соответствии с содержанием п.п. 3 и 4 соглашения денежная сумма в размере 69 105 рублей, полученная им после заключения соглашения, по его мнению, не является окончательной, и он имеет право на получение полного размера страхового возмещения, указанного в договоре страхования.

Кроме того, суд не проверил, соответствуют ли п.п. 13.2, 17.5 Правил положениям ст. 961 ГК РФ, в соответствии с которыми неисполнение обязанности, предусмотренной п. 1 ст. 961 ГК, дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение.

На основании изложенного судебная коллегия решение Ленинского районного суда г. Самары от 22.01.2009 отменила, дело направила на новое рассмотрение в тот же суд.

 

14. В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне подлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 10.02.2009)

Решением Промышленного районного суда г. Самары от 3 декабря 2008 г. исковые требования Н. удовлетворены частично.

Истребована из незаконного владения у К. однокомнатная квартира, расположенная по адресу: Самарская область, г. Самара, Промышленный район.

Главное управление Федеральной регистрационной службы по Самарской области обязано погасить запись о государственной регистрации права собственности К. на квартиру, расположенную по адресу: Самарская область, г. Самара, Промышленный район.

В удовлетворении остальных исковых требований отказано.

Судебная коллегия решение суда первой инстанции отменила как постановленное без установления всех значимых для данного дела обстоятельств, а также с нарушением норм процессуального и материального права.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее.

Как видно из материалов дела, ни истец, ни ответчик Л. (покупатель по первому договору купли-продажи спорной квартиры) лично в суде участия не принимали, в связи с чем фактические обстоятельства совершения договора купли-продажи от 18.12.2007 судом не установлены.

Суд, указав в решении о том, что договор купли-продажи спорной квартиры от 18.12.2007, заключенный между Н. и Л., является ничтожным, исходил из заключения экспертизы почерка о том, что подписи в указанном договоре от имени истца выполнены не им, а другим лицом. Между тем заключение экспертизы является только одним из доказательств и должно оцениваться судом в совокупности с другими доказательствами по делу, которые судом в решении не приведены.

Согласившись с утверждениями истца о том, что вышеприведенный договор купли-продажи спорной квартиры совершен неизвестным лицом без согласия и ведома истца по его паспорту, похищенному сожительницей С., суд указанные обстоятельства не проверил и не допросил в суде указанное лицо, хотя эти обстоятельства имеют значение для дела.

В кассационной жалобе кассатор ссылается на то, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства представителя ответчика К. о допросе в качестве свидетелей работника регистрационной службы - регистратора Л., проводившего сделку от 18.12.2007, паспортистку ПЖРТ г. Самары В., оформлявшую и выдавшую справку с места жительства и о регистрации, а также Г., проживавшую в спорной квартире в качестве квартирантки, с целью установления действительных обстоятельств совершения оспариваемых истцом сделок.

На этих лиц ссылался и истец в своем исковом заявлении. В связи с чем указанные доводы заслуживают внимания, поскольку могут повлиять на исход дела.

В заседании судебной коллегии представители истца Н. пояснили, что истец спорной однокомнатной квартирой не пользовался, проживает в другом жилом помещении, а спорную квартиру сдавал квартирантам. Между тем истец в исковом заявлении указывал, что он с сожительницей С. проживал какое-то время в спорной квартире.

Указанные противоречия также суду следовало устранить, для чего привлечь истца к участию в деле.

Кроме того, суд, удовлетворив требования истца частично, истребовав спорную квартиру из незаконного владения К., фактически не установил, в чьем владении или пользовании находится спорная квартира, и не восстановил в полном объеме права Н. на спорную квартиру, что нельзя признать правильным.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным.

При новом рассмотрении суду следует учесть вышеизложенное, установить все значимые для данного спора обстоятельства, привлечь к участию в деле стороны по оспариваемым сделкам, дать правильную правовую оценку как имеющимся в деле, так и вновь представленным доказательствам, разрешив спор в точном соответствии с нормами действующего законодательства.

На основании изложенного решение Промышленного районного суда г. Самары от 3 декабря 2008 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же районный суд.

 

15. В соответствии со ст. 362 ГК РФ при солидарной обязанности кредитор вправе требовать исполнения как от должника и поручителя (поручителей) совместно, так и от любого из них в отдельности, причем как полностью, так и в части долга. Не получив полного удовлетворения от одного из солидарных должников, кредитор имеет право требовать недополученного от остальных.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 14.01.2009)

Определением Клявлинского районного суда Самарской области от 8 декабря 2008 г. в принятии искового заявления ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк" к К., П. о взыскании задолженности по кредитному договору отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам определение суда отменила как постановленное с неправильным применением норм процессуального права.

Из искового заявления следует, что истец просит взыскать задолженность по кредитному договору, заключенному между истцом и СПК, с поручителей К., П.

Исковые требования к заемщику предъявлены истцом в Арбитражный суд Самарской области. В соответствии со ст. 362 ГК РФ при солидарной обязанности кредитор вправе требовать исполнения как от должника и поручителя (поручителей) совместно, так и от любого из них в отдельности, причем как полностью, так и в части долга. Не получив полного удовлетворения от одного из солидарных должников, кредитор имеет право требовать недополученного от остальных.

Таким образом, истец имеет право на обращение в суд с исковым заявлением как к юридическому лицу (заемщику) в Арбитражный суд, так и к физическим лицам (поручителям) в суд общей юрисдикции.

На основании вышеизложенного определение Клявлинского районного суда Самарской области от 08.12.2008 отменено, а дело направлено в районный суд для рассмотрения со стадии принятия искового заявления к производству суда.

 

16. В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований или возражений, если иное не установлено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 21.01.2009)

Решением Автозаводского районного суда г. Тольятти от 19.11.2008 исковое заявление С. удовлетворено. С. признан не утратившим право пользования жильем и вселен в указанную квартиру.

Во встречном иске С1., С2. к С. отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам решение суда отменила, указав следующее.

Удовлетворяя исковые требования С., признавая его не утратившим право пользования квартирой и отказывая во встречном иске о выселении, суд, руководствуясь п. 4 ст. 31 ЖК РФ, указал, что ответчиками не доказано, что С. не являлся их членом семьи, что спорная квартира была приобретена ими без привлечения средств истца, что снялся он с регистрации в спорной квартире добровольно и что у него его есть иное жилье.

Вместе с тем судом не указано, какими доказательствами со стороны истца подтверждаются вышеуказанные обстоятельства (член семьи ответчиков, вложение совместных средств в приобретение спорной квартиры и т.д.), в то время как брак между сторонами расторгнут, спорная квартира приобретена ответчицей после расторжения брака, вселен истец и зарегистрирован в спорной квартире был также после расторжения брака.

Оценки данным обстоятельствам судом дано не было, членом семьи ответчиков (бывшим членом) истец судом также признан не был.

Кроме того, судом не было учтено, что по правилам п. 4 ст. 31 ЖК РФ можно сохранить право пользования спорным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника данного жилого помещения лишь на определенное время либо на неограниченное, но с применением правил ст. 19 Федерального закон от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации".

При этом также необходимо изначально установить факт приобретения права пользования таким помещением и членство семьи собственника спорного жилого помещения.

Такое понятие, как "неутраченное право пользования" ст. 31 ЖК РФ не содержит, в связи с чем суду необходимо было в соответствии со ст. 12 ГПК РФ разъяснить истцу право на уточнение заявленных требований и последствия отказа воспользоваться своими процессуальными правами.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

При новом рассмотрении суду необходимо учесть все вышеизложенное, правильно определить обстоятельства, имеющие значение для дела, разъяснить сторонам и применить правила ст.ст. 12, 56 ГПК РФ и в зависимости от установленных обстоятельств по делу, дав надлежащую оценку всем представленным сторонами доказательствам, разрешить вопрос в соответствии с действующим законодательством.

На основании изложенного решение Автозаводского районного суда г. Тольятти от 19.11.2008 отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

17. В соответствии со ст. 12 Федерального закона от 24.07.1998 "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" среднемесячный заработок застрахованного исчисляется путем деления общей суммы его заработка за 12 месяцев повлекшей повреждение здоровья работы, предшествовавших месяцу, в котором с ним произошел несчастный случай на производстве, установлен диагноз профессионального заболевания или (по выбору застрахованного) установлена утрата (снижение) его профессиональной трудоспособности, на 12.

(извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/27 от 19.03.2009)

Решением Ленинского районного суда г. Самары от 06.10.2008 исковые требования Д. удовлетворены - в его пользу с Самарского регионального отделения ФСС РФ взыскана недоплата по ежемесячным страховым выплатам за период с 16.05.2008 по 31.08.2008 в размере 36 179,77 рубля, ежемесячные страховые выплаты в размере 11 169,77 рубля с 01.09.2008 до очередного переосвидетельствования в учреждении медико-социальной экспертизы с их последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством и в счет возмещения расходов на оплату услуг представителя 3 000 рублей.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 12.11.2008 решение Ленинского районного суда г. Самары от 06.10.2008 оставлено без изменения.

Постановлением Президиума Самарского областного суда решение Ленинского районного суда г. Самары и определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда отменены. Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, Президиум указал следующее.

Как следует из имеющейся в материалах дела копии акта о несчастном случае на производстве, несчастный случай с Д. произошел 29.01.1996, в период его работы в Самарском областном управлении инкассации в должности замначальника участка инкассации N 12 г. Жигулевска.

Согласно имеющейся в материалах дела копии справки МСЭ от 27.05.2008 у Д. с 16.05.2008 установлена утрата профессиональной трудоспособности на 70% и инвалидность 2 группы в связи с несчастным случаем от 29.01.1996.

В силу ст. 3 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" профессиональная трудоспособность - способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества, степень утраты профессиональной трудоспособности - выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Разрешая спор, суд удовлетворил требования истца о расчете сумм возмещения вреда здоровью исходя из зарплаты Д. за 12 месяцев работы, предшествовавшей месяцу, в котором установлена утрата Д. профессиональной трудоспособности.

При этом в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ, возлагающей на суд обязанность определения обстоятельств, имеющих значение для дела, суд оставил без внимания то обстоятельство, что на момент установления у Д. утраты профессиональной трудоспособности он работал в ОАО "Жигулевские стройматериалы" мастером смены.

Между тем указанное обстоятельство является значимым по делу, поскольку в соответствии со ст. 12 того же закона среднемесячный заработок застрахованного исчисляется путем деления общей суммы его заработка за 12 месяцев повлекшей повреждение здоровья работы, предшествовавших месяцу, в котором с ним произошел несчастный случай на производстве, установлен диагноз профессионального заболевания или (по выбору застрахованного) установлена утрата (снижение) его профессиональной трудоспособности, на 12.

Судом же произведен расчет страховых выплат из заработка по работе, которая не повлекла повреждение здоровья и утрату профессиональной трудоспособности, и расчет страхового возмещения осуществлен исходя из заработка за иной период, по работе на другой специальности, квалификации, объема и качества при отсутствии доказательств утраты истцом в заработке по этой работе.

На основании изложенного решение Ленинского районного суда г. Самары от 06.10.2008 и определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 12.11.2008 отменены. Дело направлено на новое рассмотрение в тот же районный суд.

 

18. Пунктом 1 ст. 19 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" установлено, что трудовая пенсия назначается со дня обращения за ней, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию.

(извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/9 от 05.02.2009)

Решением Сызранского городского суда Самарской области от 23 июля 2008 г. в удовлетворении исковых требований М. к ГУ - Управлению Пенсионного фонда РФ в городах Сызрань, Октябрьск, Сызранском и Шигонском районах Самарской области о включении периодов работы в страховой стаж и о назначении пенсии с момента обращения - 07.09.2007 - отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 1 сентября 2008 г. решение Сызранского городского суда Самарской области от 23 июля 2008 г. оставлено без изменения.

Постановлением Президиума Самарского областного суда решение Сызранского городского суда от 23.07.2008 и определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 1 сентября 2008 г. отменены в части как постановленные с существенным нарушением норм материального права.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления в части, Президиум указал следующее.

Отказывая в удовлетворении иска М., суд указал, что на момент первоначального обращения истца в Управление Пенсионного фонда его стаж не был документально подтвержден, справки в подтверждение данного обстоятельства истцом представлены позже.

Согласно п. 3 ст. 19 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в случае, если в данных индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования отсутствуют необходимые для назначения трудовой пенсии сведения и (или) к заявлению приложены не все необходимые документы, орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, дает лицу, обратившемуся за трудовой пенсией, разъяснение, какие документы он должен представить дополнительно. Если такие документы будут представлены не позднее чем через три месяца со дня получения соответствующего разъяснения, днем обращения за трудовой пенсией считается день приема заявления о назначении трудовой пенсии.

Вместе с тем пунктом 1 ст. 19 названного Федерального закона установлено, что трудовая пенсия назначается со дня обращения за ней, но во всех случаях не ранее, чем со дня возникновения права на указанную пенсию.

Таким образом, назначение трудовой пенсии обусловлено наличием права на указанную пенсию, реализация которого зависит от волеизъявления обладателя этого права.

С учетом изложенного, если в ходе судебного разбирательства установлено, что на момент первоначального обращения за трудовой пенсией в пенсионный орган гражданин имел право на указанную пенсию, однако не располагал необходимыми сведениями и (или) документами, подтверждающими право на пенсию, и не смог представить их в установленный трехмесячный срок по не зависящим от него причинам, то суд вправе удовлетворить требование истца о назначении ему трудовой пенсии по старости с момента первоначального обращения за указанной пенсией.

М. имел необходимый стаж для реализации своего права на назначение досрочной пенсии, которым он фактически обладал при обращении с заявлением о ее назначении в пенсионный орган, то есть 7 сентября 2007 года. Запрос в Архивный отдел администрации Магаданской области о предоставлении необходимых сведений, подтверждающих его право на пенсию, им направлен 14 сентября 2007 года.

На основании изложенного и учитывая, что все обстоятельства, необходимые для правильного разрешения дела, установлены, допущена ошибка в применении норм материального права. Президиум, не передавая дело на новое рассмотрение, отменил решение Сызранского городского суда от 23.07.2008 и определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 01.09.2008 в части отказа в удовлетворении требований М. об обязании ответчика включить в страховой стаж и в стаж на соответствующих видах работ периоды работы в организациях г. Магадана и назначить ему досрочную трудовую пенсию с 7 сентября 2007 года и постановил новое решение об удовлетворении исковых требований в этой части.

 

19. На основании ст. 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Согласно пункту 1 статьи 363 указанного Кодекса при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

(извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/8 от 05.02.2009)

Решением Железнодорожного районного суда г. Самары от 5 мая 2008 г. с М., Ю., Б., К., Б. в пользу АК Сберегательного банка РФ (ОАО) в лице Советского отделения N 6994 взысканы солидарно задолженность по кредитному договору от 14.10.2004 N 528 в сумме 574 007 рублей 54 коп. и уплаченная государственная пошлина в размере 6 970 рублей 4 коп., всего 580 977 рублей 58 коп. Кредитный договор от 14.10.2004 N 528, заключенный между АК Сберегательным банком РФ (ОАО) в лице Советского отделения N 6994 Сбербанка РФ и М., расторгнут.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 18 июня 2008 г. решение Железнодорожного районного суда г. Самары от 5 мая 2008 г. по существу оставлено без изменения, уменьшен размер неустойки, взысканной солидарно с М., Ю., Б., К., Б. в пользу филиала АК Сберегательного банка РФ (ОАО) Советского отделения N 6994, до 20 000 рублей, снижена взысканная с ответчиков солидарно в пользу истца сумма расходов по госпошлине до 6 029 рублей 12 коп., всего взыскано в пользу филиала АК Сберегательного банка РФ (ОАО) Советского отделения N 6994 Сбербанка РФ солидарно с М., Ю., Б., К., Б. 448 940 рублей 89 коп.

Постановлением Президиума Самарского областного суда решение Железнодорожного районного суда г. Самары и определение суда кассационной инстанции отменены как постановленные с существенным нарушением норм материального процессуального права.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, Президиум указал следующее.

Из материалов дела следует, что 14 октября 2004 г. АК Сберегательный банк РФ (ОАО) в лице Советского отделения N 6994 Сбербанка РФ заключил с С. кредитный договор на сумму 350 000 рублей с начислением процентов по кредиту в размере 19% годовых на срок до 14 октября 2009 г. Согласно пунктам 2.4 и 2.5 погашение кредита производится заемщиком ежемесячно не позднее 10 числа месяца, следующего за платежным; уплата процентов производится заемщиком одновременно с погашением основного долга по кредиту ежемесячно не позднее 10 числа месяца, следующего за платежным.

Согласно пункту 2.7 при несвоевременном внесении платежа в погашение кредита и/или уплату процентов заемщик уплачивает неустойку с даты, следующей за датой наступления исполнения обязательства, установленной настоящим договором в размере двукратной процентной ставки по настоящему договору с суммы просроченного платежа за период просрочки, включая дату погашения просроченной задолженности.

При этом, как установлено судом, в обеспечение исполнения указанного за кредитного договора АК Сберегательного банка РФ (ОАО) РФ в лице Советского отделения N 6994 Сбербанка РФ с Ю., Б., К., Б. заключил договоры поручительства от 14 октября 2004 г. Согласно п. 3.2 поручительство прекращается с прекращением всех обязательств заемщика по кредитному договору, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Взыскивая задолженность по кредитному договору солидарно как с заемщика, так и с поручителей, суд исходил из предусмотренного п. 1 ст. 363 Гражданского кодекса РФ и п. 2 договора поручительства солидарного характера их ответственности за неисполнение обязательств, предусмотренных кредитным договором.

Между тем, согласно пункту 4 статьи 367 Гражданского кодекса РФ, поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявил иска к поручителю. Суд не принял во внимание изложенную норму материального права.

Суд в нарушение ст. 56 ГПК РФ не принял во внимание, что изложенное в п. 3.2 договора поручительства условие не может рассматриваться как устанавливающее срок действия поручительства, поскольку не соответствует требованиям ст. 190 Гражданского кодекса РФ. При этом, как следует из материалов дела, М. обязательство по обеспеченному поручительством кредитному договору выполнила не в полном объеме: задолженность по основному долгу на 12 февраля 2008 г. составила 315 481 рубль 23 коп., последний платеж в погашение кредита внесен 08.04.2005, последний платеж по погашению процентов внесен 30.06.2005, в дальнейшем какие-либо платежи во исполнение обязательств по кредитному договору не поступали.

Суд указанные обстоятельства во внимание не принял, в то время как они имеют значение для разрешения вопроса о прекращении поручительства к моменту обращения 4 марта 2008 г. АК Сберегательного банка РФ (ОАО) в лице Советского отделения N 6994 Сбербанка РФ с иском о взыскании задолженности по кредитному договору с должника и поручителей.

На основании изложенного решение Железнодорожного районного суда г. Самары и определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда отменены, дело направлено в тот же районный суд на новое рассмотрение.

 

20. Позиция Верховного Суда РФ по данной категории дел выражена в определении судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 10 марта 2009 г. по делу N <...> по иску АК Сберегательного банка РФ (ОАО) в лице Самарского отделения N 28 Сбербанка России к Е., Ж., Б., Ф. о взыскании задолженности по кредитному договору.

Решением Ленинского районного суда г. Самары от 11 января 2008 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 12 марта 2008 г., исковые требования удовлетворены частично, с Е. в пользу АК Сберегательного банка РФ (ОАО) в лице Самарского отделения N 28 Сбербанка России взысканы сумма задолженности по кредитному договору в размере 451 833 рублей 59 коп. и расходы по оплате госпошлины в сумме 6 118 рублей 34 коп.

В удовлетворении исковых требований, предъявленных к поручителям, отказано.

Судом установлено, что между истцом по делу и Е. 22 февраля 2005 г. был заключен кредитный договор, согласно которому заемщику был предоставлен кредит в сумме 400 000 рублей под 19% годовых на срок до 22 февраля 2010 г.

Договорами поручительства от 22 февраля 2005 г., заключенными между отделением банка и поручителями заемщика - Ж., Б., Ф. - установлена солидарная ответственность поручителей и заемщика перед кредитором.

Взыскивая сумму долга с заемщика и отказывая в иске к поручителям по кредитному договору, суд сослался на то, что в договорах поручительства нет указания на срок, на который оно дано. В этом случае в силу части 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается, если кредитор в течение одного года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Поскольку обязательства по кредитному договору, как указал суд в решении, Е. не исполняются с мая 2006 года, кредитором пропущен срок предъявления иска к поручителям, так как иск предъявлен в ноябре 2007 года.

Вывод суда основан на неправильном толковании и применении норм материального права.

На основании статьи 361 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

Согласно пункту 1 статьи 363 указанного Кодекса при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

По кредитному договору, заключенному между истцом и Е. 22 февраля 2005 г., срок возврата предоставленного ей кредита определен датой - 22 февраля 2010 г.

В соответствии с п.п. 1.1 п. 1 договоров поручительства поручители обязуются перед кредитором отвечать за исполнение Е. - заемщиком всех его обязательств перед кредитором по кредитному договору.

Согласно п.п. 1.2 п. 1 договоров поручительства каждый из поручителей ознакомлен со всеми условиями кредитного договора и согласен отвечать за исполнение заемщиком его обязательств полностью, в том числе по сроку возврата кредита - 22 февраля 2010 г.

Дав анализ содержанию договоров поручительства, суд пришел к выводу о том, что в договорах поручительства нет указания на срок, на который оно дано.

Вместе с тем суд не учел, что согласно п. 4 ст. 367 ГК РФ в случае, когда в договоре не указан срок, на который дано поручительство, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Сроки исполнения заемщиком обязательств по возврату заемных средств определены в кредитном договоре от 22 февраля 2005 г. Согласно договору заемщик обязан был погашать кредит ежемесячно равными долями не позднее 10 числа месяца, следующего за платежным. Последний платеж по кредиту был осуществлен 4 апреля 2006 г., то есть следующий платеж Е. должен был быть произведен не позднее 10 мая 2006 г.

Таким образом, право требования к поручителям при неисполнении заемщиком обязательств по возврату первой части кредита возникло 10 мая 2006 г. Иск заявлен банком 15 ноября 2007 г., т.е. с пропуском срока, установленного п. 4 ст. 367 ГК РФ. Следовательно, поручительство в части истребования кредитных средств, подлежащих возврату за период до ноября 2006 г., прекратилось.

Однако с учетом положений п. 4 ст. 367 ГК РФ его нельзя считать прекращенным в части истребования кредитных средств, подлежащих возврату за период после ноября 2006 г.

На основании изложенного решение Ленинского районного суда г. Самары от 11 января 2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 12 марта 2008 г. отменены и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

21. В силу ч. 3 ст. 83 ЖК РФ, в случае выезда нанимателя и членов его семьи на другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда. Положения данной нормы распространяются не только на нанимателя квартиры, но и на бывших членов его семьи, с которыми договор найма считается расторгнутым со дня выезда, если они выехали на иное постоянное место жительства и тем самым добровольно отказались от своих прав и обязанностей, предусмотренных договором социального найма.

(извлечение из кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 18.03.2009)

Решением Железнодорожного районного суда г. Самары от 27.01.2009 исковые требования К. о признании Е. утратившим право пользования жилым помещением - квартирой в г. Самаре - оставлены без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам решение суда отменила как постановленное с нарушением и неправильным применением норм материального права, постановив новое решение.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала следующее.

К. обратилась в суд с иском к Е. о признании его утратившим право пользования жилым помещением и обязании паспортной службы Железнодорожного района г. Самары снять его с регистрационного учета в указанной квартире, ссылаясь на то, что Е. добровольно выехал из спорной квартиры с конца ноября 1998 г., на квартиру не претендует, расходы по содержанию жилого помещения не несет, личных вещей в квартире нет, постоянно проживает у сожительницы, с которой зарегистрировал брак и имеет в собственности жилые помещения.

Судом установлены вышеуказанные обстоятельства. Ответчик как в суде, так и заседании судебной коллегии не оспаривал те обстоятельства, что в 1998 году с К. прекращены семейные отношения, из спорной квартиры Е. выехал добровольно и передал ключи от квартиры К., не отрицает, что вопросы об обмене, разделе лицевых счетов на квартиру не ставил, вселяться в квартиру не намерен, а имеет лишь намерение на участие в приватизации квартиры для того, чтобы подарить свою долю младшему сыну.

С 1998 года Е. проживал на съемных квартирах, в настоящее время проживает с новой супругой, имеет в собственности квартиру и дом.

В судебной коллегии Е. не отрицал, что он не представил доказательств того, что он оплачивал коммунальные платежи, квартплату, что принимал участие в ремонте спорной квартиры, не отрицал, что сын Е. (с сыном хорошие отношения) не подтвердил эти расходы, а указывал на то, что ответчик передавал лишь деньги на алименты Е., и не оспаривает ответчик расходы по ремонту в спорной квартире по договорам подряда от 20.04.2006, 28.03.2005, 15.02.2006, производимым К.

Таким образом, в силу ч. 3 ст. 83 ЖК РФ, в случае выезда нанимателя и членов его семьи на другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда. Положения данной нормы распространяются не только на нанимателя квартиры, но и на бывших членов его семьи, с которыми договор найма считается расторгнутым со дня выезда, если они выехали на иное постоянное место жительства и тем самым добровольно отказались от своих прав и обязанностей, предусмотренных договором социального найма.

Поскольку по делу установлены юридически значимые обстоятельства того, что Е. в 1998 году выехал из спорной квартиры добровольно на другое постоянное место жительства, фактически не претендовал и не претендует с 1998 года на спорную квартиру, а также не несет расходов на содержание спорного жилого помещения, то с выводами суда об отказе в иске К. по мотивам невозможного совместного проживания К. и Е. из-за сложившихся сложных семейных отношений, указанием на то, что ответчик передавал деньги на оплату коммунальных платежей, принимал участие в ремонте квартиры, со ссылкой на ст. 69 ЖК РФ нельзя согласиться по выше указанным основаниям.

(Судом не установлены обстоятельства оплаты ответчиком коммунальных платежей и участия ответчика в ремонте спорной квартиры - поскольку эти обстоятельства, на которые ссылался ответчик, были опровергнуты как в суде, так и в заседании судебной коллегии.)

С учетом изложенного судебная коллегия по гражданским делам решение суда Железнодорожного района г. Самары от 27.01.2009 отменила и постановила новое решение об удовлетворении исковых требований К. в полном объеме.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь