Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 марта 2009 г. по делу N 22-876/2009

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

Председательствующего Колесник Г.И.

Судей Павловой Т.В., Турченко А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 2 марта 2009 года кассационное представление государственного обвинителя в судебном разбирательстве Самулина С.Н. на приговор Советского районного суда г. Новосибирска от 30 декабря 2008 года, которым Г. осужден по ч. 1 ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года, с применении ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком 2 года, с возложением обязанности не реже одного раза в месяц являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление осужденных, не менять место жительства без уведомления указанного органа.

По приговору суда Г. признан виновным и осужден за разбой, то есть нападение на потерпевшего Б. в целях хищения его имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Преступление им совершено в ночь с 25 на 26 мая 2005 года в Советском районе г. Новосибирска при обстоятельствах, установленных приговором суда.

В судебном заседании подсудимый Г. виновным себя признал полностью.

Заслушав доклад судьи областного суда Турченко А.В., мнение прокурора Новосибирской областной прокуратуры Бабенко К.В. об отмене приговора по доводам представления, объяснения адвоката Я., просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном представлении государственный обвинитель в судебном разбирательстве Самулин С.Н. просит приговор отменить ввиду нарушения требований ст. ст. 297 и 307 УПК РФ, его незаконности, необоснованности и чрезмерной мягкости назначенного наказания, дело направить на новое судебное рассмотрение.

По мнению автора представления, правильно установив умысел Г. на совершение разбойного нападения на потерпевшего Б., суд необоснованно исключил из его действий квалифицирующий признак "группой лиц по предварительному сговору".

В подтверждение своих доводов, автор представления ссылается на показания потерпевших Б. и Н. о том, что Г. и не установленные лица, удостоверившись в наличии телефона у Б., стали их окружать, своими действиями ограничили доступ к отступлению. Опасаясь применения насилия и хищения сотового телефона, Б. стал убегать, Г. и двое неустановленных лиц побежали за ним, при этом кто-то крикнул "Женя, перехватывай его", догнали его в подъезде жилого дома, все вместе стали наносить ему удары ногами и руками, кто-то из нападавших забрал у него телефон.

Указанные обстоятельства, а также согласованные и совместные действия нападавших, направленные на завладение телефоном Б., свидетельствуют о наличии предварительного сговора между Г. и неустановленными лицами на совершение преступления.

Однако, в нарушение ст. 307 УПК РФ данные обстоятельства не получили в приговоре должной оценки, что повлекло вынесение необоснованного приговора.

Кроме того, автор представления полагает, что социальная и общественная опасность совершенного Г. тяжкого преступления, наступление последствий не позволяли суду назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы.

В возражениях на кассационное представление адвокат Я., полагая приговор в отношении Г. законным и обоснованным, как в части квалификации его действий, так и справедливым в части назначенного наказания, просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений на него, судебная коллегия находит приговор суда в отношении Г. законным, обоснованным и справедливым и оснований для его отмены не усматривает.

Виновность Г. в совершении разбойного нападения на Б. с применением к нему насилия, опасного для жизни и здоровья, установлена совокупностью собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств и в кассационном представлении не оспаривается.

Изложенное в представлении утверждение о том, что Г. совершил данное преступление по предварительному сговору с другими лицами, не основано на имеющихся в деле доказательствах.

Как видно из материалов дела и установлено судом первой инстанции, наличие у Б. сотового телефона стало очевидным для Г. и других лиц только после поступившего на него звонка. Именно после этого неустановленные лица, а не Г., стали предъявлять потерпевшему претензии по поводу обмана, вести себя агрессивно и выказывать своим поведением намерение забрать у Б. телефон, когда же последний стал убегать, первым его стало преследовать неустановленное лицо, после чего к нему присоединился Г.

Эти обстоятельства подтверждаются показаниями потерпевших Б. и Н. о спонтанности произошедшего и отсутствии, по их мнению, сговора между нападавшими.

При таких данных, вывод суда о том, что материалами уголовного дела не опровергнуты утверждения Г. об отсутствии предварительной договоренности с другими лицами на совершение разбойного нападения на потерпевшего Б., является правильным.

Нельзя заключить об обратном и из характера действий Г. и других лиц в отношении Б., как об этом изложено в представлении, поскольку достоверно установить автора фразы: "Женя, перехватывай его!" не представляется возможным, а из ее содержания усматривается, что обращена она не к Г.

Иных данных, свидетельствующих о том, что между Г. и другими лицами до начала действий, направленных на завладение имуществом потерпевшего Б., состоялся сговор на совершение указанного преступления с разделением ролей, в материалах дела не имеется, а потому суд обоснованно исключил из обвинения Г. квалифицирующий признак совершения преступления "группой лиц по предварительному сговору" и верно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Выводы суда являются правильными, основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, должным образом в приговоре мотивированы, а потому нарушений ст. 307 УПК РФ, как на это указывается в представлении, судебная коллегия не усматривает.

Наказание Г. назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности, смягчающих по делу обстоятельств, а также влияния наказания на исправление осужденного.

С учетом всех конкретных обстоятельств совершения преступления, личностной характеристики осужденного, а также просьбы потерпевшего о снисхождении, суд пришел к обоснованному выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, и с доводами представления о мягкости назначенного наказания судебная коллегия согласиться не может.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, из материалов дела не усматривается.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Советского районного суда г. Новосибирска от 30 декабря 2008 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя в судебном разбирательстве Самулина С.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь