Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2009 г. по делу N 33-1617/2009

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                     Шварева В.И.,

    судей                                                   Суханкина А.Н.,

                                                            Панфиловой Л.И.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании 05 марта 2009 года гражданское дело о признании сделки недействительной по иску В., А. к Л. по кассационной жалобе Л. на решение Первоуральского городского суда Свердловской области от 10 ноября 2008 года.

Заслушав доклад судьи Суханкина А.Н., объяснения Л., его представителя П., поддержавших доводы кассационной жалобы и просивших об отмене обжалуемого решения, возражения В., А., их представителя К., просивших оставить решение суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

предметом спора является договор купли-продажи квартиры от 20 марта 2008 года, по условиям которого В., действующая от своего имени и по доверенности от имени А., продала Л. квартиру.

Истцы обратились в суд с иском о признании вышеуказанного договора купли-продажи квартиры недействительным как сделки, совершенной с целью прикрыть другую сделку (притворная сделка), а именно договор залога. Также указали, что при совершении сделки В., не обладая юридическими знаниями, подписала договор, полагая это необходимым для оформления займа.

В судебном заседании В. суду пояснила, что она договорилась о получении от ответчика на условиях займа денежной суммы в размере 500 000 руб. под залог своей квартиры. Эти деньги от ответчика она получила и передала их О. Больше никаких денег от ответчика не получала.

Истец А. суду пояснил, что В. приходится ему матерью. 20 марта 2008 года В. попросила его оформить на нее доверенность. При оформлении доверенности у нотариуса он понял, что подписал документы о передаче ей своей доли в квартире. Для чего это было необходимо, А. мать не спрашивал. Сам он за квартиру никаких денег не получал.

Представитель истцов М. суду объяснила, что заключенный договор является ничтожным, так как им фактически прикрыта другая сделка, а именно оформление залога квартиры в связи с заключением между В. и Л. договора займа на сумму в 500 000 руб. Именно такая сумма была передана В. после заключения договора купли-продажи квартиры. Воспользовавшись алкогольным опьянением В., ее правовой неграмотностью, ее обманули, заключив притворный договор.

Представитель истцов К. поддержала доводы М.

Ответчик Л. требования не признал. Суду пояснил, что в конце марта 2008 года к нему обратились Е. и О. с просьбой о займе. В качестве обеспечения займа предложили в залог квартиру. Когда решался вопрос о передаче денег, ему предложили купить квартиру за 1 000 000 руб. Деньги в сумме 1 000 000 руб. были переданы продавцу квартиры В. В г. Первоуральске А. оформил доверенность с правом продажи квартиры на имя В., после чего был оформлен договор купли-продажи квартиры.

Представитель ответчика Т. поддержал возражения ответчика. Суду пояснил, что первоначально, действительно, речь шла о залоге, но в дальнейшем стороны пришли к соглашению о продаже квартиры. При совершении сделки какого-либо обмана с чьей-либо стороны не было.

Управление Федеральной регистрационной службы своего представителя в суд не направило.

Вышеприведенным решением требования истцов удовлетворены.

С таким решением Л. не согласился. В кассационной жалобе просит об отмене решения, указывая, что судом неправильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, а также неправильно применены нормы материального права.

 

Изучив материалы дела, заслушав доводы и объяснения сторон, судебная коллегия пришла к следующему.

Согласно п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Как установлено судом, истцам на праве общей долевой собственности принадлежала квартира в г. Первоуральске Свердловской области.

20 марта 2008 года В., действующая в своих интересах и по доверенности от имени и в интересах А., с одной стороны и Л. с другой стороны оформили договор купли-продажи указанной квартиры, по условиям которого квартира была продана Л. за 1 000 000 руб.

На основании данного договора ответчик зарегистрировал право собственности на спорную квартиру, о чем получил свидетельство от 18 апреля 2008 года.

Удовлетворяя требования истцов, суд пришел к выводу о том, что указанная сделка является притворной, поскольку была заключена с целью прикрыть другую сделку, а именно договор залога, фактически заключенный в обеспечение обязательства В. перед Л. по договору займа от 20 марта 2008 года.

Вместе с тем с данными выводами суда судебная коллегия согласиться не может в связи с недоказанностью судом обстоятельств, имеющих значение для дела.

Из п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что по основанию притворности может быть признана недействительной лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю участников сделки. Намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно. Стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка.

Таким образом, по смыслу названной нормы наличие заблуждения при совершении сделки у одной из сторон является исключающим обстоятельством для признания сделки недействительной по основаниям ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку заблуждение представляет собой искажение действительной воли, тогда как совершение притворной сделки предполагает намеренную (волевую) цель обоих участников прикрыть другую сделку.

Как видно из материалов дела, В. в ходе производства по делу ссылалась на свою неосведомленность о том, что, подписывая договор, она заключала сделку купли-продажи квартиры. В своих пояснениях В. указывала, что она заблуждалась, ее обманули. Аналогичные объяснения о своем заблуждении она давала и органам дознания во время проводимой проверки по ее заявлению о возбуждении уголовного дела.

Данным обстоятельствам суд оценки не дал, признавая сделку недействительной по основаниям п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, не выяснил, возникло ли у истца намерение совершить договор купли-продажи с целью прикрыть иную сделку, а именно сделку залога, или нет.

Также судом не была дана оценка и доводам истца о ее заблуждении при совершении оспариваемой сделки, о чем В. указывала в иске и дополнениях к нему.

С учетом изложенного решение суда законным и обоснованным признано быть не может, и, принимая во внимание невозможность исправления выявленных нарушений в рамках кассационного судопроизводства, обжалуемое судебное решение подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует устранить перечисленные недостатки и с учетом добытых доказательств постановить законное и обоснованное решение.

Руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 362, ст. 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Первоуральского городского суда Свердловской области от 10 ноября 2008 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Председательствующий

ШВАРЕВ В.И.

 

Судьи

СУХАНКИН А.Н.

ПАНФИЛОВА Л.И.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь