Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 марта 2009 г. N 44-г-12

 

Президиум в составе:

председательствующего Каневского Б.С.

и членов президиума Лазорина Б.П., Лысова М.В., Попова В.Ф., Прихунова С.Ю., Туговой Е.Е., Ярцева Р.В.

по докладу судьи областного суда Вавилычевой Т.Ю.

рассмотрев гражданское дело по надзорной жалобе Н.,

на решение мирового судьи судебного участка N 1 Московского района г. Нижнего Новгорода от 02 июня 2008 года

и апелляционное определение Московского районного суда г. Нижнего Новгорода от 29 июля 2008 года

по иску индивидуального предпринимателя Д. к Н. о возмещении материального ущерба,

 

установил:

 

Н. с 01.12.2004 г. состояла в трудовых отношениях с ИП Д., работала в должности старшего продавца магазина "Бытовая техника".

17.12.2004 г. между Н. и ИП Д. был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

ИП Д. обратился в суд с иском к Н. о возмещении материального ущерба в размере 62326 рублей, мотивируя тем, что данный ущерб возник в результате безответственного отношения Н. к своим трудовым обязанностям, а именно 16.09.2005 г. Н. забыла сдать деньги в сумме 19030 рублей в бухгалтерию, в результате чего они были похищены; в период с 2004 г. по 2005 г. Н. выписывала себе без согласования с Д. денежные средства под отчет, за которые до настоящего времени не отчиталась. Размер ущерба - 43296 рублей (т. 1 л.д. 3 - 4).

В процессе разрешения спора ИП Д. уменьшил размер заявленных исковых требований до 55771 рубля (т. 2 л.д. 89).

Решением мирового судьи судебного участка N 1 Московского района г. Нижнего Новгорода от 02 июня 2008 года иск Д. удовлетворен частично.

С Н. в пользу индивидуального предпринимателя Д. взыскан материальный ущерб в сумме 37000 рублей, расходы по госпошлине в сумме 1096 рублей 20 копеек, а всего 38096 рублей 20 копеек.

С Н. в пользу областного бюджета взысканы расходы по проведению почерковедческой экспертизы в размере 14247 рублей 66 копеек.

В остальной части иска Д. отказано.

Апелляционным определением Московского районного суда г. Нижнего Новгорода от 29 июля 2008 года вышеуказанное решение оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Н. поставлен вопрос об отмене принятых по делу судебных постановлений ввиду существенных нарушений норм материального и процессуального права. В обоснование жалобы указано на то, что выводы суда противоречат положениям ст. 61 ГПК РФ, ст. 233 Трудового кодекса РФ, поскольку ущерб подлежит возмещению только при наличии вины и причинно-следственной связи между деяниями работника и наступившим ущербом. Отсутствие вины Н. в причинении ущерба подтверждается решением Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 13.06.2006 г. Удовлетворение судом исковых требований Д. в части возмещения суммы 36741 рубль незаконно, поскольку никакого реального ущерба (реального уменьшения наличного имущества) Д. причинено не было и им не доказано. Для установления факта изъятия Н. у Д. денег в сумме 36741 рубль мировой судья и районный суд должны были установить факт их (денег) наличия, источник поступления и, как следствие, недостачу в результате изъятия. Однако судом требования ст. 238 Трудового кодекса РФ не учтены, чем нарушены права Н. и незаконно возложена обязанность по возмещению ущерба.

23 января 2009 г. дело истребовано в Нижегородский областной суд.

Определением судьи Нижегородского областного суда от 09 февраля 2009 г. надзорная жалоба Н. с делом передана для рассмотрения в заседании суда надзорной инстанции.

Заслушав доклад судьи областного суда Вавилычевой Т.Ю., обсудив доводы надзорной жалобы, президиум областного суда находит состоявшиеся судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При разрешении спора мировым судьей и судом апелляционной инстанции допущено существенное нарушение норм материального (ст. 238, 239 Трудового кодекса РФ) и процессуального права (ст. 67, 71, 61 ГПК РФ). Кроме того, имеет место недоказанность обстоятельств, которые суд посчитал установленными.

Удовлетворяя исковые требования индивидуального предпринимателя Д., мировой судья (и с ним согласился суд апелляционной инстанции) пришел к выводу о том, что в результате ненадлежащего исполнения Н. должностных обязанностей индивидуальному предпринимателю был причинен материальный ущерб.

Данный вывод нельзя признать законным ввиду неправильного применения норм материального права.

Из исковых требований индивидуального предпринимателя Д. следует, что материальный ущерб состоит из следующих сумм:

1. 19030 рублей - сумма, похищенная у индивидуального предпринимателя Д. 16.09.2005 г.;

2. 36741 рубль - сумма, указанная в расходных кассовых ордерах от 15.01.2005 г., 06.03.2005 г., 28.03.2005 г., 07.05.2005 г., 11.05.2005 г., 25.05.2005 г., 10.06.2005 г., 25.09.2005 г.

Применяя ст. 250 Трудового кодекса РФ и взыскивая с Н. в возмещение материального ущерба по первому эпизоду 12000 рублей, мировой судья пришел к выводу о том, что Н., будучи материально ответственным лицом, не обеспечила надлежащим образом сохранность товарно-материальных ценностей - выручки в сумме 19030 рублей.

К аналогичным выводам пришел и суд апелляционной инстанции.

Данные выводы нельзя признать законными, поскольку они не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и требованиям ст. 233, 238, 239 Трудового кодекса РФ. Кроме того, судом неправильно применена ст. 61 ГПК РФ.

В соответствии со ст. 233 Трудового кодекса РФ, материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действия или бездействия), если иное не предусмотрено Трудовым кодексом РФ или иными федеральными законами.

Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

В соответствии с ч. 1 ст. 238 Трудового кодекса РФ - работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Согласно ст. 239 Трудового кодекса РФ, материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

Исходя из изложенных норм закона, к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба.

Неисполнение работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, может служить основанием для отказа в удовлетворении требований работодателя, если это явилось причиной возникновения ущерба.

Вывод суда о вине Н. в причинении материального ущерба индивидуальному предпринимателю Д. по факту хищения выручки в размере 19030 рублей основан на положениях п. 2.1.6, 2.2.12 должностной инструкции старшего продавца-консультанта и п. "а", "г" ч. 1 договора о полной индивидуальной материальной ответственности.

Согласно п. 2.1.6, 2.2.12 должностной инструкции старшего продавца-консультанта, Н. была обязана обеспечивать сохранность товарно-материальных ценностей, осуществлять снятие и закрытие кассы в конце рабочего дня (т. 2 л.д. 58 - 59).

В соответствии с п. "а", "г" ч. 1 договора о полной индивидуальной материальной ответственности, Н. была обязана бережно относиться к переданным ей для хранения или для других целей материальным ценностям предпринимателя и принимать меры к предотвращению ущерба, возмещать суммы допущенных по ее вине недостач (т. 1 л.д. 6).

Установлено, что Н. 16.09.2005 г. убрала выручку в размере 19030 рублей в ящик стола, закрыла помещение на ключ, сдала под охрану.

Отсутствие выручки было обнаружено 19.09.2005 г.

07.10.2005 г. Н. была уволена по п. 4 ст. 77 Трудового кодекса РФ.

Решением Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 13.06.2006 г. Н. была восстановлена на работе.

Обязывая Н. возместить причиненный ущерб, мировой судья указал, что вина Н. состоит в том, что она не отчиталась перед работодателем за денежные средства, не сдала их предпринимателю, не обеспечила надлежащим образом их сохранность, и ее действия находятся в причинно-следственной связи с наступившими последствиями - пропажей 19030 рублей.

Между тем, в деле отсутствуют доказательства, подтверждающие порядок сдачи денежных средств (выручки) Н. как старшего продавца-консультанта индивидуальному предпринимателю или иному материально ответственному лицу. Ни должностной инструкцией, ни договором о полной индивидуальной материальной ответственности порядок сдачи денежных средств (выручки) старшим продавцом-консультантом не определен.

Согласно подп. "а" п. 2 договора о полной индивидуальной материальной ответственности от 17.12.2004 г., предприниматель Д. обязался создавать работнику условия, необходимые для нормальной работы и обеспечения полной сохранности вверенных ему материальных ценностей (т. 1 л.д. 6).

Установлено, что помещение магазина не было оборудовано сейфом для хранения денежных средств. Данное обстоятельство не отрицалось Д.

Из объяснений Н. следует, что в магазине сейфа не было, бухгалтерия работала до 17.00, магазин до 19.00, и выручка за эти два часа складывалась в стол, к которому доступ имели все работники магазина, бухгалтерия в субботу и воскресенье не работала, поэтому выручку нельзя было сдать в бухгалтерию, продавцы, в том числе и Н., неоднократно предупреждали Д. о необходимости оборудовать помещение сейфом для хранения денег, что выполнено не было (т. 1 л.д. 87 - 91).

Из объяснений предпринимателя Д. в процессе судебного разбирательства в Нижегородском районном суде г. Нижнего Новгорода по иску Н. о восстановлении на работе, следует, что до 17.00 деньги сдаются в бухгалтерию, бухгалтеру с рук на руки, больше передача денег в бухгалтерию от продавца ничем не фиксируется. Если появлялись деньги после 17.00, то деньги должны были оставлять в кассе, запереть кассу на ключ, деньги могли также убираться в тумбочку, каждый раз в разные места, это не запрещалось. Этот порядок обращения с деньгами нигде не прописан, это сложившийся порядок (т. 2 л.д. 76).

Из изложенных доказательств следует, что порядок сдачи денег продавцами бухгалтеру или иному лицу, в том числе предпринимателю Д., в письменном виде установлен не был.

В деле отсутствуют доказательства, подтверждающие создание предпринимателем Д. надлежащих условий для работы Н. и обеспечения хранения ею товарно-материальных ценностей, в том числе и денежных средств.

Кроме того, решением Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 13.06.2006 г., вступившим в законную силу, установлено, что Н., убрав выручку, полученную 16.09.2005 г. по окончании рабочего дня, когда бухгалтерия уже была закрыта, в рабочий стол, не совершила никаких виновных действий, поскольку, как было установлено судом, в том числе и со слов предпринимателя Д., полученные от продажи денежные средства он не запрещал хранить в ящике стола.

Ссылка суда на то, что вышеуказанное решение не имеет преюдициального значения, поскольку судом проверялась законность и обоснованность увольнения Н. в связи с утратой доверия и не установлено таких виновных действий, которые давали бы работодателю основания для увольнения по данному основанию, что не исключает материальную ответственность работника за причиненный им ущерб, прямо противоречит установленным Нижегородским районным судом обстоятельствам и положениям ст. 239 Трудового кодекса РФ.

В силу п. 2 ст. 61 ГПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Как указывалось выше, отсутствие виновных действий Н., связанных с хранением выручки, полученной 16.09.2005 г., установлено вступившим в законную силу решением Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода, в связи с чем ссылка мирового судьи и суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для применения ст. 61 ГПК РФ является необоснованной.

Вывод мирового судьи и суда апелляционной инстанции о наличии вины Н. и причинно-следственной связи между ее действиями и причинением материального ущерба ИП Д. в результате хищения выручки в размере 19030 рублей нельзя признать законным, так как он не соответствует фактическим обстоятельствам дела и положениям ст. 239 Трудового кодекса РФ.

Возлагая на Н. обязанность возместить материальный ущерб по расходным кассовым ордерам, мировой судья пришел к выводу о том, что денежные средства, указанные в ордерах, были получены Н. и этими действиями ИП Д. причинен материальный ущерб.

К аналогичным выводам пришел и суд апелляционной инстанции.

Данные выводы нельзя признать законными, ввиду недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела. Кроме того, судом к спорным правоотношениям не применен закон, подлежащий применению - ст. 238 Трудового кодекса РФ.

Согласно ст. 238 Трудового кодекса РФ, работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

При этом обязанность по доказыванию размера материального ущерба законом возложена на работодателя, в данном случае - ИП Д.

Удовлетворяя исковые требования ИП Д., мировой судья и суд апелляционной инстанции исходили из доказанности индивидуальным предпринимателем Д. размера причиненного ущерба по расходным ордерам за период 2004 - 2005 гг. (т. 1 л.д. 17 - 42).

Между тем, в деле отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие спорной суммы у работодателя, а также доказательства реального уменьшения денежной наличности работодателя в спорный период.

Из содержания расходных кассовых ордеров следует, что указанные в них суммы получены в счет заработной платы (заработная плата или аванс) (т. 1 л.д. 17 - 42).

Признавая необоснованными доводы Н. о том, что заработная плата выдавалась по ордерам, в которых расписывался Д., а имеющиеся в материалах дела ордера являются безденежными (черновики), суд не исследовал доказательства, подтверждающие факт получения Н. заработной платы (ведомости на выдачу заработной платы или иной документ, с достоверностью подтверждающий факт получения Н. заработной платы за спорный период).

Согласно ст. 247 Трудового кодекса РФ, до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

Доказательств, подтверждающих соблюдение указанной нормы закона ИП Д., в деле не имеется.

При таких обстоятельствах вывод суда о доказанности ИП Д. причиненного ему действительного ущерба нельзя признать законным и обоснованным.

Допущенные мировым судьей и судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, поскольку обязанность по возмещению ущерба возложена на Н. в нарушение норм трудового законодательства (ст. 233, 238, 239 Трудового кодекса РФ).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 390 ГПК РФ, президиум Нижегородского областного суда

 

постановил:

 

решение мирового судьи судебного участка N 1 Московского района г. Нижнего Новгорода от 02 июня 2008 года и апелляционное определение Московского районного суда г. Нижнего Новгорода от 29 июля 2008 года по иску индивидуального предпринимателя Д. к Н. о возмещении материального ущерба отменить.

Дело направить на новое рассмотрение мировому судье судебного участка N 1 Московского района г. Нижнего Новгорода.

 

Председательствующий

Б.С.КАНЕВСКИЙ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь