Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 марта 2009 г. N 44у-45/2009

 

Президиум в составе:

председательствующего Каневского Б.С.,

членов президиума Лазорина Б.П., Лысова М.В., Попова В.Ф., Прихунова С.Ю., Туговой Е.Е., Ярцева Р.В.,

с участием первого заместителя прокурора Нижегородской области Шахнавазова Р.А.,

адвоката Бобровских М.С.,

рассмотрел надзорную жалобу адвоката Бобровских М.С. на приговор Кстовского городского суда Нижегородской области от 18 марта 2004 года, которым

Р., <...>, не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 30, п. "а, б" ч. 4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 7 лет, по ч. 4 ст. 166 УК РФ - к лишению свободы на срок 9 лет и по п. "а, б, в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - к лишению свободы на срок 10 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено наказание в виде лишения свободы на срок 16 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 18 июня 2004 года приговор изменен. Из описательно-мотивировочной части приговора следующие исключены утверждения: "Их преступная группа отличалась устойчивостью, дисциплиной и имела руководителя в лице Р." и "...что именно Р. является организатором преступной группы, именно он вовлек в нее Ю. и Д.С.Л., сплотил группу, разрабатывал и придумывал все планы действий группы, принимал активное участие в собирании оружия для совершения преступлений и отыскания транспортных средств, координировал действия преступной группы, давал им руководящие указания...". Снижено назначенное Р. наказание по ч. 4 ст. 166 УК РФ до 8 лет 6 месяцев лишения свободы, по п. "а, б, в" ч. 4 ст. 162 УК РФ до 9 лет 6 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, окончательное наказание по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, определено в виде лишения свободы на срок 15 лет. В остальной части приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвокат Бобровских М.С. просит о пересмотре состоявшихся в отношении Р. судебных решений, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, указывает, что в материалах дела отсутствуют доказательства совершения преступлений в составе организованной группы. Также адвокат указывает на необоснованность осуждения Р. по ч. 1 ст. 30, п. "а, б" ч. 4 ст. 162 УК РФ и суровость назначенного наказания.

Надзорное производство возбуждено судьей Верховного Суда РФ Ю.А. Свиридовым.

Заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Ярцева Р.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, мотивы надзорной жалобы адвоката и постановления о возбуждении надзорного производства, мнение первого заместителя прокурора Нижегородской области Шахнавазова Р.А., полагавшего судебные решения изменить, наказание снизить, адвоката Бобровских М.С., поддержавшей доводы надзорной жалобы, президиум Нижегородского областного суда

 

установил:

 

приговором суда от 18 марта 2004 года Р. признан виновным и осужден за приготовление к нападению в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья либо с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, организованной группой, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, не доведенное до конца по независящим от него обстоятельствам, за неправомерное завладение без цели хищения автомобилем, организованной группой, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего и за нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья либо с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, организованной группой, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Как установлено судом первой инстанции, преступления совершены Р. при следующих обстоятельствах.

В конце июля 2003 года Р., К.Е.А., Ю. и Д.С.Л. вступили в преступный сговор и создали устойчивую группу с целью совершения нападений на граждан.

Осужденный К.Е.А., будучи знаком с работником пекарни ООО <...> С.А.А., не посвящая последнего в свои преступные планы, выяснил у С.А.А., что в сейфе пекарни хранятся денежные средства в сумме 70000 долларов США, а также количество работников ночной смени пекарни и расположение помещений.

После этого участники преступной группы встретились в кафе "Зигзаг удачи", где К.Е.А. предложил совершить нападение на пекарню ООО <...>. Участники преступной группы разработали план совместных действий и распределили между собой роли. Согласно разработанному плану, осужденные решили использовать для нападения угнанную автомашину, а также оружие и капроновые маски. Нападение на пекарню запланировали в ночь с 6 на 7 августа 2003 года.

06 августа 2003 года около 23 часов участники организованной группы встретились в кафе "Зигзаг удачи" где еще раз обсудили план совершения нападения на пекарню ООО <...>. Во исполнение преступного плана, заранее распределив между собой роли, на автомашине ВАЗ 2110, госномер <...>, принадлежащей Р. и находящейся под его управлением, осужденные приехали на стоянку такси в г. Кстово, где решили совершить угон автомобиля ВАЗ 21053, госномер <...>, принадлежащего Ш. Согласно распределенным ролям, Р. остался ждать в своем автомобиле в установленном месте, а Ю., Д.С.Л. и К.Е.А., предварительно спрятав в кустах сумку с оружием, которое предназначалось для нападения на ООО <...>, и взяв с собой для совершения преступления нож и газовый пистолет, совершили неправомерное завладение автомобилем Ш., приказав последнему под угрозой применения насилия выйти из машины и лечь в багажник.

07 августа 2003 года около 3 часов ночи на угнанном автомобиле, Ю., Д.С.Л. и К.Е.А., с ожидавшим их в установленном месте Р., вооружившись заранее приготовленным и привезенным с собой оружием, а также оружием, которое находилось в спрятанной сумке, экипировавшись масками из капроновых чулок, на угнанной автомашине, принадлежащей потерпевшему Ш. приехали к зданию пекарни ООО <...>, которое осмотрели снаружи и длительное время ожидали, когда появится возможность проникнуть внутрь помещения с целью совершения ранее запланированного нападения. Однако осужденные не смогли довести свой преступный умысел до конца по независящим от них обстоятельствам, так как двери пекарни оказались закрытыми.

Не прекращая своих преступных действий и не отказавшись от ранее задуманной цели нападения на пекарню ООО <...>, Р., Ю., Д.С.Л. и К.Е.А. вновь встретились в кафе "Зигзаг удачи", где по схеме расположения помещений ООО <...>, предоставленной К.Е.А. работником пекарни С.А.А., разработали более детальный план совместных действий по нападению на ООО <...> и распределили между собой роли. Для совершения преступления осужденные взяли оружие и капроновые маски. Нападение запланировали в ночь с 10 на 11 августа 2003 года. Согласно разработанному плану, Р. под надуманным предлогом одолжил у своего знакомого М.С.А. автомашину ВАЗ 2102, госномер <...>.

10 августа 2003 года около 23 часов Ю., Д.С.Л. и К.Е.А. и Р. встретились в кафе "Зигзаг удачи", после чего на автомашине ВАЗ 2110, госномер <...>, принадлежащей Р. и находящейся под его управлением, приехали в г. Кстово к месту, где стояла автомашина М.С.А. - ВАЗ 2102, госномер <...>. После чего осужденные пересели в эту машину и перенесли в нее сумку с оружием и масками. На автомашине ВАЗ 2102 участники преступной группы подъехали к зданию пекарни ООО <...>. Действуя согласно разработанному плану, осужденные вооружились привезенным с собой оружием, надели маски, после чего проникли внутрь пекарни, где, применяя насилие к потерпевшим Д.Х.С. и Д.Р.Э., опасное для жизни или здоровья последних, а также угрожая применением такого насилия потерпевшим К.М.К., Р.И.Р., С.Е.А., И.О.В., Р.А.Ф., применяя в процессе нападения оружие и предметы, используемые в качестве оружия, завладели имуществом, принадлежащим ООО <...> на общую сумму 42213 руб. 30 коп., а также имуществом, принадлежащим потерпевшему Д.Х.С., на общую сумму 35000 рублей, имуществом (деньгами), принадлежащим потерпевшему Д.Р.Э., в сумме 70 рублей и имуществом, принадлежащим потерпевшей К.М.К., в сумме 415 рублей.

Выводы суда о виновности осужденного Р. в совершении инкриминируемых ему деяний подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств.

Доказательствам, положенным в основу приговора, судом дана надлежащая оценка в соответствии со ст. 88 УПК РФ, с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности. В своей совокупности доказательства являются достаточными для постановления обвинительного приговора. При этом в приговоре указано, по каким основаниям суд берет за основу одни доказательства и отвергает другие.

Доводы надзорной жалобы адвоката о непричастности Р. к неправомерному завладению автомобилем потерпевшего Ш. опровергаются показаниями осужденных К.Е.А., Д.С.Л., данными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании. Из этих показаний следует, что Р. принимал непосредственное участие в разработке плана нападения на пекарню ООО <...>, именно он предложил совершить нападение на кого-либо из таксистов в г. Кстово и завладеть автомобилем, принимал участие в обеспечении организованной группы оружием, должен был обеспечить доставку всех соучастников к месту преступления, а также их из г. Кстово в с. Запрудное. К.Е.А. и Д.С.Л. также подтвердили, что умысел всех соучастников был направлен на хищение 70000 долларов США, якобы находившихся в сейфе ООО <...>.

В силу изложенного, также несостоятельны доводы стороны защиты относительно исключения из квалификации действий осужденного Р. квалифицирующего признака "в целях завладения имуществом в особо крупном размере".

Не доверять последовательным и непротиворечивым показаниям осужденных К.Е.А. и Д.С.Л., которые они неоднократно давали в ходе следствия в присутствии адвокатов, у суда оснований не имелось, поскольку данные показания объективно подтверждаются показаниями потерпевших Ш., Д.Р.Э., Д.Х.С., свидетелей М.С.А., М.С.А., С.А.А., явками с повинной Д.С.Л., протоколами очных ставок Р. с К.Е.А. и Д.С.Л., протоколом предъявления личности для опознания, согласно которому потерпевший Д.Х.С. опознал Р. как одного из участников нападения, заключением судебно-медицинской экспертизы о степени тяжести, локализации и механизме образования повреждений у потерпевшего Д.Х.С.

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 409 и п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, а именно в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции.

Как установлено судом первой инстанции, 07 августа 2003 года участники нападения, в том числе и Р., подъехали к зданию пекарни ООО <...>, которое осмотрели снаружи и длительное время ожидали, когда появится возможность проникнуть внутрь помещения с целью совершения запланированного ранее разбойного нападения, но не смогли довести свой преступный умысел до конца, так как окна и двери пекарни оказались закрытыми.

Однако уже 11 августа 2003 года, то есть спустя непродолжительное время, Р. и соучастники способом, аналогичным ранее спланированному, осуществили задуманное - совершили вооруженное нападение на офис ООО <...>, в результате которого похитили чужое имущество и деньги.

Суд квалифицировал действия осужденного Р. по факту приготовления 07 августа 2003 года к нападению на ООО <...> в целях хищения чужого имущества, в составе организованной группы, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, как самостоятельное преступление по ч. 1 ст. 30, п. "а, б" ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Между тем, установленные судом обстоятельства свидетельствуют, что действия Р. - как в части приготовления 07 августа 2003 года к нападению на пекарню ООО <...>, так и в части непосредственного совершения 11 августа 2003 года спланированного ранее нападения на тот же объект посягательства - охватывались единым умыслом и были направлены на достижение тем же способом одной цели - завладения чужим имуществом.

В соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ, приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

По смыслу закона, неоднократные действия в отношении одного и того же объекта преступного посягательства, направленные на достижение единого результата, совершенные тем же субъектом в небольшой промежуток времени, аналогичным способом, образуют единое преступление и не требуют дополнительной квалификации действий, предшествовавших достижению преступного результата.

При таких обстоятельствах самостоятельная квалификация действий Р., связанных с приготовлением к нападению, которое было осуществлено не 07 августа 2003 года, а 11 августа 2003 года, еще и по ч. 1 ст. 30, п. "а, б" ч. 4 ст. 162 УК РФ является излишней, так как его действия охватываются оконченным составом преступления.

Кроме того, как видно из приговора Кстовского городского суда Нижегородской области от 18 марта 2004 года, суд квалифицировал противоправные действия Р. с учетом наличия квалифицирующего признака "организованной группой".

Мотивируя наличие указанного квалифицирующего признака, суд в приговоре указал, что подсудимые объединились в преступную группу для совершения корыстных преступлений на территории г. Кстово и Кстовского района, заранее намечали объекты своего преступного посягательства и определяли время совершения преступлений, проводили тщательную подготовку к преступлениям, разрабатывали план и тактику действий при совершении преступлений, распределяли между собой роли, имели в наличии большое количество оружия, транспорт и маски, которые использовали при совершении преступлений. Их преступная группа отличалась устойчивостью, дисциплиной и имела руководителя в лице подсудимого Р. Именно Р. являлся организатором преступной группы, он вовлек в нее Ю. и Д.С.Л., сплотил группу, разрабатывал и придумывал все планы действий группы, принимал активное участие в собирании оружия для совершения преступлений и отыскания транспортных средств, координировал действия участников группы, давал им руководящие указания.

Кассационной инстанцией Нижегородского областного суда из приговора исключено указание на то, что преступная группа отличалась устойчивостью, дисциплиной и имела руководителя в лице подсудимого Р. Именно Р. являлся организатором преступной группы, он вовлек в нее Ю. и Д.С.Л., сплотил группу, разрабатывал и придумывал все планы действий группы, принимал активное участие в собирании оружия для совершения преступлений и отыскания транспортных средств, координировал действия участников группы, давал им руководящие указания.

Вместе с тем, суд кассационной инстанции, исключив вышеуказанные признаки, характеризующие организованную группу, вместе с тем оставил квалификацию преступных действий Р., с учетом квалифицирующего признака "организованной группой" без изменения.

Между тем, суд кассационной инстанции не учел, что иные имеющиеся в приговоре данные, характеризующие преступную группу, в которую входил Р., также присущи и такой форме соучастия как "группой лиц по предварительному сговору".

При таких обстоятельствах президиум приходит к выводу, что установленные судом первой инстанции обстоятельства свидетельствуют о том, что преступления совершены Р. "группой лиц по предварительному сговору".

Разрешая вопрос о наказании Р., учитывая изменение характера и степени общественной опасности совершенного осужденным деяния по неправомерному завладению автомобилем без цели хищения, а также уменьшение объема обвинения, президиум приходит к выводу о соразмерном снижении назначенного осужденному наказания как за каждое преступление, так и по совокупности преступлений, с учетом обстоятельств, установленных судом первой инстанции.

Руководствуясь ст. 407, 408 УПК РФ, президиум Нижегородского областного суда

 

постановил:

 

приговор Кстовского городского суда Нижегородской области от 18 марта 2004 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 18 июня 2004 года в отношении Р. изменить.

Квалифицировать действия Р. по факту неправомерного завладения автомобилем Ш. по п. "а, в" ч. 2 ст. 166 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет; по факту приготовления к нападению в целях завладения имуществом ООО <...> 07 августа 2003 года и по факту нападения в целях завладения имуществом ООО <...> 11 августа 2003 года по п. "б, в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных п. "а, в" ч. 2 ст. 166 УК РФ, п. "б, в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно Р. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 14 лет 6 месяцев.

В остальной части судебные решения оставить без изменения.

 

Председательствующий

Б.С.КАНЕВСКИЙ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь