Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 марта 2009 г. N 22-1010

 

Судья Песков В.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего: Кречетовой Т.Г.,

судей: Шекалина В.Г., Кулагина А.М.

рассмотрела в судебном заседании от 06.03.2009 года

кассационные жалобы осужденного К., адвоката Малиновского А.Ю., кассационное представление государственного обвинителя Люсова Е.В.

на приговор Лысковского районного суда Нижегородской области от 24.12.2008 года, которым

К., <...>, гражданин РФ, зарегистрированный и проживающий: <...>, со <...> образованием, <...>, не судимый

осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управлять транспортным средством на 3 года.

До вступления приговора в законную силу мера пресечения К. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменена на заключение под стражу из зала суда; срок наказания исчислен с 24.12.2008 года.

Вопрос о вещественных доказательствах разрешен.

Заслушав доклад судьи Кречетовой Т.Г., выслушав доводы адвоката Малиновского А.Ю., поддержавшего свою кассационную жалобу и жалобу осужденного, просившего об изменении приговора суда - о смягчении назначенного К. наказания с применением ст. 73 УК РФ, мнение прокурора Езерского А.А., полагавшего приговор суда подлежащим отмене по доводам кассационного представления, проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором Лысковского районного суда Нижегородской области от 24.12.2008 года К. признан виновным в нарушении лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека - А.Р.Ш.

Преступление совершено 06.07.2008 года около 13 часов 30 минут на 513-м километре автотрассы Москва - Уфа вне населенного пункта на территории Лысковского района, Нижегородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В ходе судебного разбирательства К. виновным себя в совершении преступления признал полностью, однако по фактическим обстоятельствам совершенного ДТП (по механизму столкновения с автомобилем ГАЗ-2705 под управлением А.Р.Ш.) пояснить ничего не смог.

В кассационной жалобе осужденный просит об отмене приговора суда с направлением материалов уголовного дела на новое судебное разбирательство, поскольку постановленный в отношении него приговор является незаконным, необоснованным и несправедливым. В обоснование жалобы указывает, что при рассмотрении уголовного дела судом был нарушен принцип равноправия и состязательности сторон, что выразилось в следующем: стороной защиты заявлялся ряд ходатайств о прекращении в отношении К. уголовного дела, в том числе по инициативе потерпевшей, в удовлетворении которых судом было отказано по надуманным основаниям; в ходе судебного заседания не были допрошены потерпевшая А.Р.С. и свидетель Б., поэтому сторона защиты была лишена возможности задать данным лицам дополнительные вопросы. Осужденный не согласен с фактическими обстоятельствами дела, установленными судом, в частности со скоростным режимом автомобиля под его управлением, данный вопрос так и остался невыясненным, поскольку в проведении соответствующей экспертизы судом также необоснованно было отказано. Приговор является несправедливым в силу чрезмерной суровости, поскольку судом не в полной мере учтены все данные о личности осужденного, смягчающие наказание обстоятельства.

В кассационной жалобе адвоката Малиновского А.Ю. ставится вопрос об отмене приговора суда с прекращением уголовного дела в отношении К., поскольку есть все основания для освобождения К. от уголовной ответственности либо за примирением с потерпевшей, либо в связи с деятельным раскаянием, о чем стороной защиты заявлялись соответствующие ходатайства, которые незаконно были отклонены судом. При этом грубо нарушались процессуальные права стороны защиты, начиная с предварительного слушания по делу. Защитник оспаривает выводы суда об отказе в ходатайствах о прекращении уголовного дела в отношении К., поскольку в случае смерти потерпевшего его права в полном объеме перешли к его представителю А.Р.С., которая заявила соответствующее ходатайство, поэтому ссылка суда на двуобъектность совершенного К. преступления не основана на нормах материального и процессуального права, в которых отсутствует запрет на прекращение уголовного дела о преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 264 УК РФ, на основании ст. 25 УПК РФ. Также необоснованно судом отказано и в прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием К., который с места преступления не скрывался, правдиво рассказал следователю о случившемся, полностью возместил причиненный потерпевшей моральный вред, в связи с чем, его личность не является общественно опасной, учитывая также безупречное прошлое К. и его поведение после совершения преступления; поэтому вывод суда в обоснование отказа в ходатайстве - об отсутствии явки К. с повинной не основан на нормах ст. 28 УПК РФ.

Помимо изложенного, адвокат оспаривает решение суда об отказе в ходатайстве стороны защиты о назначении автотехнической экспертизы, что было вызвано недопустимостью представленных эксперту на следствии материалов уголовного дела. В ходатайстве о признании ряда доказательств по делу недопустимыми судом также необоснованно было отказано.

Защитник считает, что причинно-следственная связь между допущенными К. нарушениями ПДД, указанными в приговоре, и наступившими тяжкими последствиями по делу не установлена; не установлен механизм столкновения, его причина и место. В связи с этим оспаривается отказ суда в ходатайстве стороны защиты о возвращении уголовного дела прокурору для устранения недостатков следствия.

Так же как и осужденный, защитник указывает на допущенные судом нарушения норм ст. 15 УПК РФ, выразившиеся в том, что суд непосредственно не выслушал показания свидетеля Б., ограничившись их оглашением, чем лишил сторону защиты представления в суд доказательств отсутствия самого события преступления, поскольку обвинение в основном построено на показаниях данного очевидца происшествия.

Назначенное К. наказание не соответствует требованиям справедливости, поскольку совокупность всех смягчающих по делу обстоятельств, а также данные о личности осужденного и его поведении до и после совершения преступления, мнение потерпевшей свидетельствуют о наличии оснований для применения ст. 73 УК РФ, поскольку достижение целей уголовного наказания в отношении исключительно безупречной в прошлом личности К. возможно без изоляции его от общества. Кроме того, защитник представил ходатайство трудового коллектива К. о снисхождении к нему, в котором, кроме прочего, указано, что лишением свободы и права управления транспортным средством семья осужденного лишилась средств к существованию, поскольку работа водителем для К. и его семьи являлась единственным источником существования. При решении вопроса о наказании К. суд не разделил ответственности с дорожными службами, не обеспечившими безопасность движения на указанном участке дороги, что способствовало совершению преступления, однако не получило должной оценки суда, в частности, в порядке вынесения частного постановления.

В случае несогласия с доводами об отмене приговора суда, приведенными защитником в жалобе, он просит судебную коллегию решить вопрос об условной мере наказания К.

В кассационном представлении государственным обвинителем Люсовым Е.В. ставится вопрос об отмене приговора ввиду допущенных судом нарушений норм ст. 304, 307 УПК РФ, а также чрезмерной мягкости назначенного К. наказания, поскольку выводы суда о его раскаянии в содеянном не подтверждены материалами дела.

В возражениях адвоката Малиновского А.Ю. на кассационное представление государственного обвинителя оспариваются доводы об отмене приговора, изложенные стороной обвинения, и повторяются доводы кассационной жалобы защитника.

Проверив письменные материалы уголовного дела, изучив доводы кассационных жалоб и представления, выслушав мнение участников процесса, включая прокурора Езерского А.А., изменившего доводы кассационного представления, просившего приговор изменить, применить ст. 64 УК РФ, освободив К. от назначенного судом дополнительного наказания, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Вина К. в совершении преступления, указанного в приговоре, в ходе судебного разбирательства установлена в полном объеме и подтверждена совокупностью доказательств, надлежащим образом исследованных в суде и приведенных в приговоре.

Совокупностью доказательств, представленных стороной обвинения, судом с достоверностью установлено, что К. допущены нарушения Правил дорожного движения, указанных в приговоре, что явилось причиной дорожно-транспортного происшествия, в результате которого погиб водитель А.Р.Ш. Вины дорожных служб в случившемся по делу не усматривается, ДТП произошло по вине водителя К. в силу допущенных им нарушений ПДД.

Фактические обстоятельства дела, причина и механизм ДТП установлены судом на основе всестороннего и тщательного анализа показаний допрошенных по делу лиц, а также письменных доказательств, в частности, проведенных по делу автотехнических экспертиз. Показания всех допрошенных по делу лиц оценены судом в совокупности, принятое решение мотивировано. Сам К. не отрицал, что не избрал безопасной скорости движения автомобиля на заданном участке автодороги, не справился с управлением, в результате чего допустил занос полуприцепа на левую сторону проезжей части, где по показаниям очевидцев происшествия (А.Р.С. и Б.) произвел столкновение с двигавшемся во встречном направлении по своей полосе движения автомобилем под управлением А.Р.Ш.

Все ходатайства стороны защиты, как то: о возвращении уголовного дела прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ, о признании ряда доказательств недопустимыми, о назначении автотехнической экспертизы, о прекращении уголовного дела, - судом рассмотрены в соответствии с нормами УПК РФ с приведением мотивов принятых решений, с которыми судебная коллегия полностью согласна.

Так, оснований для возвращения уголовного дела прокурору, предусмотренных ст. 237 УПК РФ, по делу не установлено. Представленные стороной обвинения доказательства являются допустимыми, допущенные технические ошибки в первичных документах по оформлению ДТП судом обговорены и проанализированы в приговоре в соответствии с показаниями свидетелей П., Л.С.С., Л.А.Е., М.

Показания потерпевшей А.Р.С. и Б., очные ставки между К. и данными лицами оглашены судом с согласия сторон в полном соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ (т. 2 л.д. 34, 34 (об.), 36 (об.), 37). При этом никаких ограничений прав стороны защиты не допущено.

Как обоснованно указал суд в постановлении от 23.12.2008 года (т. 2 л.д. 44 - 46), при проведении автотехнических экспертиз в ходе следствия в распоряжение эксперта были представлены все указанные защитником материалы дела, на основе которых и было сделано заключение, соответствующее установленным судом обстоятельствам по делу.

В материалах дела представлен и исследован судом в совокупности с другими доказательствами бумажный диск, на котором имеется информация, полученная с бортового самописца автомобиля под управлением К., на основании чего опровергнуты доводы стороны защиты о скоростном режиме автомобиля осужденного в период времени произошедшего ДТП.

Судебная коллегия согласна с выводами суда об отказе в ходатайствах стороны защиты о прекращении уголовного дела в отношении К. на основании ст. 25, 28 УПК РФ (т. 2 л.д. 12, 39 - 40). Преступление, совершенное К., посягает прежде всего на безопасность дорожного движения, вред, причиненный жизни потерпевшего, выступает в качестве дополнительного объекта преступления, поэтому ходатайство представителя потерпевшего и стороны защиты в отсутствие согласия государственного обвинителя на прекращение дела по этому основанию является недостаточным и не безусловным для суда. Что касается деятельного раскаяния К., на что указывает защита, то судебная коллегия также согласна с выводами суда первой инстанции о недостаточной совокупности необходимых условий для прекращения уголовного дела по этому основанию, изложенными в постановлении.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного расследования и судом не допущено.

Предварительное слушание по делу проведено в соответствии с нормами гл. 34 УПК РФ - в закрытом судебном заседании, с разрешением всех заявленных сторонами ходатайств (т. 2 л.д. 10 - 11). Замечаний на протокол предварительного слушания сторонами не подано.

Исследование доказательств проведено судом в соответствии с определенным в ходе судебного заседания порядком (т. 2 л.д. 34 (об.), 36, 37).

Требования ст. 15 УПК РФ по делу соблюдены.

Однако приговор подлежит изменению ввиду несправедливости назначенного К. наказания.

Согласно ч. 1 ст. 383 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым, в частности, вследствие чрезмерной суровости.

Как следует из материалов уголовного дела, К. ранее не судим, имеет безупречное прошлое - никогда ни к административной, ни к уголовной ответственности не привлекался, вину в совершении преступления признал, в содеянном раскаялся, принял меры к возмещению причиненного преступлением вреда в добровольном порядке, потерпевшая просила суд уголовное дело в отношении К. прекратить.

Учитывая данные о личности К., отношение к содеянному, а также возмещение им причиненного преступлением морального вреда, судебная коллегия считает возможным применить в отношении К. ст. 73 УК РФ, т.е. условное осуждение с возложением на него в период испытательного срока дополнительных обязанностей, способствующих исправлению осужденного.

Помимо изложенного, при назначении К. дополнительного наказания в виде максимального срока, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 264 УК РФ, суд первой инстанции не учел, что осужденный со времени службы в рядах Вооруженных Сил РФ фактически работает водителем (т. 1 л.д. 198 - 203, 204, 209 - 212), другой работы и источников существования не имеет, что могло существенным образом повлиять на решение вопроса о мере назначенного К. дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает необходимым снизить срок дополнительного наказания в виде лишения К. права управления транспортным средством до 2 лет.

В остальной части судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 383, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

кассационные жалобы осужденного К., адвоката Малиновского А.Ю. удовлетворить частично.

Приговор Лысковского районного суда Нижегородской области от 24.12.2008 года в отношении К. изменить:

- в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное К. наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы считать условным с испытательным сроком 2 года.

Возложить на К. в течение испытательного срока исполнение следующих обязанностей: не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных, куда периодически являться на регистрацию в сроки, установленные данным специализированным органом; не совершать административных правонарушений;

- снизить размер назначенного К. дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством до 2 лет, которое исполнять реально.

Меру пресечения К. в виде заключения под стражу отменить, освободив его из-под стражи.

В остальной части указанный приговор оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Люсова Е.В., - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь