Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 марта 2009 г. N 2186

 

Судья: Орлова Н.Я.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Савельевой М.Г., Нюхтилиной А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 10 марта 2009 года дело N 2-2444/08 по кассационной жалобе Ш. на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 19 ноября 2008 года по иску Ш. к Г.Н., Г.И. о восстановлении срока для принятия наследства, признании принявшим наследство, определении доли в праве на наследственное имущество, признании недействительным свидетельства о праве на наследство, признании ничтожными сделок с квартирой и применении последствий их недействительности.

Заслушав доклад судьи Нюхтилиной А.В., объяснения Ш. и его представителя - В.П. (доверенность от 18.02.2008 года сроком на три года), объяснения Г.Н., Г.А., объяснения представителя В.И. - адвоката Воробьева С.Н. (ордер N 114 от 20.02.2009 года, доверенность от 25.09.2008 года сроком на три года), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

25.08.2004 г. Ш. обратился в суд с иском к Г.Н. и Г.И. о восстановлении срока для принятия наследства после умершей супруги - Г.М., просил выделить его долю в наследственном имуществе, просил признать недействительными договор приватизации и договор купли-продажи от 23.06.2003 г., заключенный с В.И., просил возвратить квартиру в государственную собственность и вселить его в квартиру (л.д. 28 т. 1).

16.05.2006 г. Ш. в порядке ст. 39 ГПК РФ дополнил исковые требования и просил суд признать ничтожными все сделки (приватизации, соглашение об определении долей, договор купли-продажи, свидетельство о государственной регистрации права собственности, выданное Г.Н. после смерти дочери, распоряжение Администрации МО N 68 Санкт-Петербурга от 18.11.2002 г. на право представления интересов Г.А. П.), применить последствия недействительности ничтожных сделок, обязать возвратить стороны в первоначальное состояние, восстановить статус государственной собственности спорной квартире, признать незаконным снятие его с регистрации, вселить его в квартиру и выселить В.И. из квартиры (л.д. 57 т. 1)

Определением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 11 октября 2007 года требования о признании снятия с регистрации и вселении выделены в отдельное производство.

Решением Приморского районного суда от 11 октября 2007 года Ш. отказано в удовлетворении исковых требований.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 января 20087 года решение об отказе в иске Ш. о признании ничтожными: свидетельства о государственной регистрации права собственности на 1/4 долю в спорной квартире, выданного Г.Н. 21.02.2003; договора купли-продажи квартиры, заключенного между Г.Н. действовавшей также в интересах несовершеннолетней Г.А., Г.И. и К. от 28.02.2003; свидетельства о государственной регистрации права собственности К. от 04.03.2003; договора купли-продажи квартиры, заключенного между К. и В.И. от 23.06.2003; свидетельства о государственной регистрации права собственности за В.И., выданного 28.06.2003., и о применении последствий недействительности указанных сделок отменено, и в этой части дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 19 ноября 2008 года Ш. восстановлен пропущенный по уважительной причине срок для принятия наследства, Ш. признан принявшим наследство после супруги Г.М., умершей 31 марта 2002 года.

Суд определил доли наследников равными, признав за Ш., и за Г.Н. по 1/8 доли в наследственном имуществе. Признал частично недействительным (в части 1/8 доли) свидетельство о праве на наследство Г.Н. после умершей дочери Г.М., выданное 19 февраля 2003 года нотариусом Е. Признал за Ш. право на возмещение за счет Г.Н. действительной стоимости 1/8 доли в квартире <...> на момент оформления ее наследственных прав, а также на возмещение убытков, вызванных последующим изменением стоимости квартиры.

Вышеназванным решением суд в удовлетворении требований Ш. в части признания ничтожными договоров купли-продажи квартиры <...> от 28.02.2003 между Г.Н., Г.А., Г.И. и К., а также от 28.06.2003 г. между К. и В.И., о признании недействительными свидетельств о регистрации прав на квартиру за Г.Н., К. и В.И., и о применении других последствий недействительности данных сделок отказал.

В кассационной жалобе Ш. просит отменить решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Материалами дела установлено, что Г.Н., ее дети Г.А., Г.И. и Г.М. с января 1988 г. были зарегистрированы и проживали в квартире <...>.

03.12.1993 г. на указанную жилплощадь был зарегистрирован муж Г.М. - Ш.

21.02.1995 г. квартира была приватизирована в совместную собственность Г.Н. и ее детей.

30.01.2003 г. нотариально удостоверено соглашение об определении долей в общей долевой собственности (каждому по 1/4 доли).

31.03.2002 г. Г.М. умерла.

19.02.2003 г. матери умершей Г.Н. было выдано свидетельство о праве на наследство по закону (наследственная масса - 1/4 доля в указанной квартире).

21.02.2003 г. Г.Н. выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на 1/4 долю спорной квартиры.

28.02.2003 г. Г.Н., действуя в интересах несовершеннолетней дочери Г.А., Г.И. заключили договор купли-продажи квартиры с К., которая впоследствии продала квартиру В.И. по договору купли-продажи от 23.06.2003 г.

Право собственности В.И. зарегистрировано 28.06.2003 г. в установленном законом порядке.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 10.09.2008 г. признано незаконным снятие Ш. с регистрационного учета по квартире <...>, Ш. восстановлен на постоянном регистрационном учете в указанной квартире (л.д. 247 - 251, т. 2)

В обоснование заявленных требований о восстановлении срока для принятия наследства Ш. ссылался на то, что 03.08.2004 г. по прибытии в Санкт-Петербург узнал о смерти жены, ранее он не был осведомлен о смерти жены, т.к. находился в это время в Учреждении УП-288/18 г. Красноярска, указал, что не знал и не мог знать об открытии наследства, а также о своих правах на наследование до августа 2004 года, полагал причины пропуска срока для вступления в наследство уважительными, срок подлежащим восстановлению. Оспаривая совершенные договоры купли-продажи полагал, что они ничтожны, т.к. он, имея право на долю наследственного имущества, их не заключал.

Удовлетворяя заявленные Ш. требования о восстановлении срока для принятия наследства суд указал, что в соответствии с ч. 1 ст. 1155 ГК РФ срок для принятия наследства подлежит восстановлению, так как Ш. не знал о смерти жены, узнав о ее смерти в установленный законом срок, обратился в суд.

В силу положений ч. 1 ст. 1155 ГК РФ, по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Юридически значимые обстоятельства, предусмотренные вышеназванной нормой закона, судом в рамках разрешения заявленных требований проверены и установлены правильно, оценены с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ.

Решение суда в данной части в кассационном порядке не оспаривается.

Поскольку наследственное имущество состоит из 1/4 доли в праве собственности на кв. <...>, наследников после умершей Г.М. двое - мать Г.Н. и муж Ш., то суд правомерно, с соблюдением положений ст. 1141 ГК РФ, определил долю Ш. в наследственном имуществе равной 1/8, признав в этой части недействительным свидетельство о праве на наследство, выданное на имя Г.Н.

В силу положений ч. 3 ст. 1155 ГК РФ, наследник, принявший наследство после истечения установленного законом срока с соблюдением правил настоящей статьи, имеет право на получение причитающегося ему наследства в соответствии с правилами ст. ст. 1004, 1005, 1007 и 1008 настоящего кодекса, которые в случае, указанном в пункте 2 настоящей статьи, применяются постольку, поскольку заключенным в письменной форме соглашением между наследниками не предусмотрено иное.

Таким образом, учитывая, что наследственное имущество отчуждено, суд при разрешении спора правильно определил порядок в котором подлежит защите нарушенное право наследника, при том, что спорная квартира утратила статус наследственного имущества, пришел к обоснованному выводу о том, что квартира не может быть возвращена в натуре.

Суд правомерно указал на то, что в силу положений ст. 1105 ГК РФ, единственным способом защиты нарушенного права истца на наследственное имущество в настоящее время является возмещение за счет ответчицы Г.Н. действительной стоимости 1/8 доли в праве собственности на спорную квартиру на момент оформления наследственных прав, а также убытков, вызванных последующим изменением стоимости имущества, а правовых оснований для применения последствий недействительности сделок к заключенным договорам купли-продажи не имеется, поскольку Г.Н., заключая договор купли-продажи, действовала как единственный наследник вступивший в права наследования в установленном законом порядке.

В рамках разрешения настоящего спора, судом Ш. неоднократно разъяснялось его право на возмещение стоимости доли наследственного имущества, однако он отказался. В силу положений ст. 196 ГПК РФ суд не вправе по своей инициативе выйти за пределы заявленных требований. Вместе с тем, Ш. не лишен права обратиться в суд с иском к Г.Н. о взыскании стоимости доли наследственного имущества.

Довод кассационной жалобы Ш. о том, что свидетельство об определении долей вынесено с грубым нарушением ст. 244 ГПК РФ, поскольку заключено после смерти Г.М. не может служить основанием к отмене решения суда, поскольку решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 11 октября 2007 года ему отказано в удовлетворении требований о признании соглашения ничтожным, определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 января 2008 года решение суда в данной части оставлено без изменения (л.д. 85 - 88, т. 2).

Правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана согласно ст. 67 ГПК РФ, в связи с чем доводы кассационной жалобы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 19 ноября 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь