Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 марта 2009 г. по делу N 22-1439

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Похожаева В.В.,

судей Шепелевой В.Л., Исаевой Г.Ю.

рассмотрела в судебном заседании от 10 марта 2009 года кассационную жалобу осужденной Н. на приговор Осинского районного суда Пермского края от 6 февраля 2009 года, которым

Н., не судимая,

осуждена по ч. 2 ст. 160 УК РФ к 3 годам лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 2 года 6 месяцев, и возложением обязанностей являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц, в дни, установленные уголовно-исполнительной инспекцией, не менять постоянного места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции.

Р., не судимая,

осуждена по ч. 2 ст. 160 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 2 года, и возложением обязанностей являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц, в дни, установленные уголовно-исполнительной инспекцией, не менять постоянного места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции.

Постановлено взыскать с Н. в пользу Ф. 226412 рублей 48 копеек - в возмещение материального ущерба.

Дело в отношении Р. рассмотрено судебной коллегией в порядке ч. 2 ст. 360 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Похожаева В.В., мнение прокурора Захарова А.В., полагавшего оставить судебное решение без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда, постановленному в порядке, предусмотренном ст. 314-316 УПК РФ, Н. и Р. признаны виновными в совершении в период с июня 2007 года по апрель 2008 года группой лиц по предварительному сговору хищения путем присвоения или растраты, вверенных им, как работникам магазина индивидуального предпринимателя Ф., принадлежащих Ф. продуктов питания на общую сумму 278626 рублей, причинившем ему материальный ущерб на общую сумму 481864 рубля, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденная Н. оспаривает приговор в части размера материального ущерба, причиненного потерпевшему в результате деяния, в совершении которого она признана виновной. Указывает, что в периоды с 18 марта 2008 года по 24 марта 2008 года и с 31 марта 2008 года по 7 апреля 2008 года она не работала в связи с болезнью, свои должностные обязанности не исполняла и, соответственно, имущество потерпевшего не похищала, однако, несмотря на это суд признал ее виновной в совершении хищения, в том числе, и в эти периоды времени. Обращает внимание, что в описательной части приговора судом одновременно указано, что она и Р. присвоили принадлежащие потерпевшему продукты питания на общую сумму 278626 рублей, и, что в результате ее и Р. преступной деятельности потерпевшему причинен материальный ущерб на общую сумму 481864 рубля, при этом, в связи с чем данные суммы оказались разными, не мотивировано. Кроме того, указывает также, что из приговора не ясно, из чего складывается взысканная с нее судом в пользу потерпевшего сумма 226412 рублей 48 копеек, а также, почему данная сумма взыскана в пользу потерпевшего только с нее, а не солидарно с нее и Р., как это предусмотрено ст. 1080 ГК РФ, или с нее и Р. в долях, как это предусмотрено п. 2 ст. 1081 ГК РФ. Считает, что обвинение, с которым она согласилась не в полном объеме, подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами, вследствие чего выводы суда о ее виновности не соответствуют требованиям ч. 7 ст. 316 УПК РФ. На этих основаниях просит приговор суда отменить, уголовное дело в отношении нее направить на новое судебное рассмотрение.

В возражении на кассационную жалобу осужденной государственный обвинитель Окулов А.В. полагает приводимые в ней доводы несостоятельными, просит оставить кассационную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным ст. 381 УПК РФ, а уголовное дело в отношении Н. и Р. - возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Доводы кассационной жалобы о необоснованном рассмотрении судом уголовного дела в особом порядке принятия судебного решения заслуживают внимания.

Так, в соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ уголовное дело может быть рассмотрено в особом порядке только в том случае, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами.

Таким образом, приведенное положение закона обязывает суд вникать в вопросы обоснованности и доказанности предъявленного подсудимым обвинения.

По настоящему уголовному делу данное требование закона судом не выполнено.

Как видно из материалов дела, органами предварительного следствия действия Н. и Р. квалифицированы по ч. 2 ст. 160 УК РФ, как присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенные группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину.

Между тем, присвоение и растрата, уголовная ответственность за которые предусмотрена ст. 160 УК РФ, представляют собой две самостоятельные формы хищения чужого имущества, при этом присвоение состоит в безвозмездном, совершенном с корыстной целью, противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника, а как растрата квалифицируются противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам.

Поэтому вышеуказанное альтернативное вменение Н. и Р. органами предварительного следствия хищения чужого имущества путем присвоения или растраты фактически влечет за собой неопределенность в вопросе о том, в совершении хищения в какой именно форме - присвоения или растраты - они обвиняются, причем такая неопределенность исключает возможность рассмотрения судом уголовного дела в особом порядке, поскольку по делам о хищениях чужого имущества данный вопрос, то есть вопрос о способе хищения, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, является предметом доказывания и его выяснение требует исследования судом собранных по делу доказательств.

Кроме того, по смыслу ч. 2 ст. 162 и главы 30 УПК РФ предварительное следствие по уголовному делу заканчивается составлением обвинительного заключения.

В соответствии с ч. 6 ст. 220 УПК РФ после подписания следователем обвинительного заключения уголовное дело немедленно направляется прокурору.

Из указанных положений закона следует, что после составления обвинительного заключения и подписания его следователем производство по уголовному делу следователем каких бы то ни было следственных и процессуальных действий не допускается.

Согласно обвинительному заключению по настоящему уголовному делу, оно составлено, подписано следователем и направлено прокурору 2 октября 2008 года (л.д. 190).

В то же время, как видно из материалов уголовного дела, предварительное следствие по нему производилось в период с 27 июня 2008 года (т. 1, л.д. 2) по 26 декабря 2008 года (т. З, л.д. 164), в том числе в период после 2 октября 2008 года оно было принято к производству следователем Т. (т. З, л.д. 99), производство по нему возобновлялось (т. З, л.д. 100), обвиняемым Н. и Р. избирались меры пресечения (т. З, л.д. 122-127, 140-141), перепредъявлялось обвинение (т. З, л.д. 128-138, 142-152), выполнялись требования ст. 217 УПК РФ (т. З, л.д. 162, 164).

Таким образом, изложенное свидетельствует о составлении обвинительного заключения по данному уголовному делу с нарушением вышеприведенных требований уголовно-процессуального закона, что исключает возможность постановления судом законного приговора или вынесения иного законного решения на его основе.

При таких обстоятельствах приговор суда, как постановленный с нарушениями уголовно-процессуального закона, которые путем несоблюдения процедуры судопроизводства повлияли на его законность, обоснованность и справедливость подлежит отмене, а уголовное дело в отношении Н. и Р. - возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, а именно для перепредъявления обвинения Н. и Р. в целях его конкретизации в части способа хищения, в котором они обвиняются, и пересоставления обвинительного заключения.

В связи с отменой приговора по вышеуказанным процессуальным основаниям остальные доводы кассационной жалобы Н. судебной коллегией не рассматриваются.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Осинского районного суда Пермского края от 6 февраля 2009 года в отношении Н. и Р. отменить.

Уголовное дело в отношении Н. и Р. возвратить прокурору Осинского района Пермского края для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Меры пресечения Н. и Р. оставить без изменения - в виде подписок о невыезде и надлежащем поведении.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь