Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 марта 2009 г. N 33-2183/2009

 

Судья Сазонова С.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Зарочинцевой Е.В.

судей Параевой В.С., Рогачева И.А.

с участием прокурора Грабленкова Р.Ю.

рассмотрела в судебном заседании от 11 марта 2009 года гражданское дело N 2-27/08 по кассационному представлению прокурора Центрального района Санкт-Петербурга, по кассационной жалобе К.Л. на решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 26 сентября 2008 года по иску К.Л., выступающей в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего П., <...> года рождения, к Лечебно-профилактическому учреждению "Родильный дом N 2", Санкт-Петербургскому государственному учреждению здравоохранения "Клиническая инфекционная больница им. С.П.Боткина" о взыскании компенсации причиненного морального вреда вследствие причинения вреда здоровью, взыскании судебных расходов.

Заслушав доклад судьи Зарочинцевой Е.В., выступление прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Грабленков Р.Ю., поддержавшего доводы кассационного представления, объяснения представителей Лечебно-профилактического учреждения "Родильный дом N 2" - адвокатов Бородатого С.А. и Бородатого А.С. (ордера N 636280 и N 636279 от 25.11.2008 г.; доверенность от 31.08.2008 г., выдана сроком на три года), объяснения представителя СПб ГУЗ "Клиническая инфекционная больница им. С.П.Боткина" К.С. (доверенность N 1247/07 от 25.12.2007 г.), возражавших против отмены решения районного суда, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

К.Л., выступающая в защиту своих интересов, а также интересов несовершеннолетнего сына П., <...> года рождения, обратилась в суд с иском о взыскании солидарно с ответчиков денежной компенсации морального вреда в размере 300 000 рублей в ее пользу и 100 000 рублей в пользу ребенка, причиненного вследствие причинения вреда здоровью, просила также взыскать с ответчиков солидарно судебные расходы, в том числе на оказание помощи представителя, указывая, что 14.07.2003 г. в ГУЗ "Городская инфекционная больница N 30 им. С.П.Боткина" она родила мальчика П.; родоразрешение проводилось оперативным путем с помощью операции кесарева сечения, выполненного по экстренным показаниям. В период беременности наблюдалась в женской консультации N 15 СПб ГУЗ "Поликлиника N 111" и ЛПУ "Роддом N 2".

В обоснование заявленных требований истица ссылалась на некачественное оказание медицинской помощи, в результате чего проведена калечащая операция по удалению органов (ампутация матки с правыми придатками и левой маточной трубой), что лишило ее возможности в будущем иметь детей; новорожденный сын П. получил поражение центральной нервной системы, что повлекло необходимость длительного лечения. Беременность протекала на фоне осложненного акушерско-гинекологического анамнеза (два медицинских аборта; первородящая старшего возраста в 6 недель беременности находилась на стационарном лечении по поводу угрозы прерывания беременности), кроме того, при постановке на учет в женскую консультацию у нее, а также у мужа были выявлены профессиональные вредности, на последних сроках беременности плод был определен как крупный, тогда же была диагностирована острая инфекция - катаральный отит.

Все перечисленные обстоятельства, по мнению истицы, являются факторами риска неблагоприятного исхода беременности, при наличии которых она не была планово направлена ответчиком ЛПУ "Родильный дом N 2" на дородовое отделение для полноценного обследования, подготовки к родам, выбора тактики родоразрешения, что привело к проведению калечащей операции по удалению репродуктивных органов, необходимость в которой наступила вследствие виновного бездействия работников ЛПУ "Родильный дом N 2" и такого же бездействия работников СПб ГУЗ "Городская инфекционная больница N 30 им. С.П.Боткина".

Истица также указала, что после рождения сына ему было диагностировано поражение центральной нервной системы гипоксически-ишемического генеза, пирамидная недостаточность, судорожный синдром; после выписки ребенок длительное время находился под наблюдением невропатолога, в настоящее время состояние его здоровья требует постоянного динамического наблюдения. Поскольку по данным УЗИ в течение беременности данных о патологии плода не было, истица считает, что полученные повреждения являются следствием неправильно избранной тактики родоразрешения и длительного невыполнения операции кесарева сечения при наличии экстренных показаний. Ответчиками была допущена виновная непредусмотрительность и небрежность.

Решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 26 сентября 2008 года исковые требования К.Л. удовлетворены частично.

Суд взыскал в ее пользу с Санкт-Петербургского государственного учреждения здравоохранения "Клиническая инфекционная больница им. С.П.Боткина" денежную компенсацию морального вреда вследствие причинения вреда здоровью в размере 150 000 рублей, судебные расходы в сумме 85 070 рублей 60 копеек.

В удовлетворении исковых требований к Лечебно-профилактическому учреждению "Родильный дом N 2" о взыскании компенсации морального вреда вследствие причинения вреда здоровью К.Л., выступающей также в интересах несовершеннолетнего сына П., отказал.

В кассационном представлении прокурор Центрального района Санкт-Петербурга ставит вопрос об отмене решения суда в части отказа в удовлетворении иска К.Л., выступающей в интересах несовершеннолетнего П., к СПб ГУЗ "Клиническая больница им. С.П.Боткина", ЛПУ "Родильный дом N 2" о взыскании компенсации морального вреда вследствие причинения вреда здоровью в сумме 100 000 рублей, считая его незаконным.

В кассационной жалобе К.Л. просит решение суда в части удовлетворения заявленных ею требований к СПб ГУЗ "Клиническая инфекционная больница им. С.П.Боткина" о компенсации морального вреда изменить, увеличив размер такой компенсации до 300 000 рублей.

Истица в заседание судебной коллегии не явилась, о дне рассмотрения дела в суде кассационной инстанции надлежаще извещена, о причинах неявки не сообщила, не просила об отложении дела слушанием. В силу п. 2 ст. 354 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела в суде кассационной инстанции. В данном случае суд вправе, но не обязан откладывать разбирательство дела. Исходя из того, что К.Л. подробно изложила свои доводы в кассационной жалобе, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в ее отсутствие.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, обсудив доводы кассационного представления, кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено, что 14.07.2003 года истица К.Л. родила сына - П. Роды происходили в СПб ГУЗ "Городская инфекционная больница N 30 им. С.П.Боткина" (ныне переименована в Клиническую инфекционную больницу им. С.П.Боткина), родоразрешение производилось оперативным путем с помощью операции кесарева сечения. 18.07.2003 г. истице была выполнена операция по удалению репродуктивных органов - операция надвлагалищной ампутации матки с правыми придатками и левой маточной трубой.

Ребенку истицы после рождения было диагностировано поражение центральной нервной системы гипоксически-ишемического генеза, пирамидная недостаточность, судорожный синдром, а также внутриутробная и постнатальная гипоксия, обусловленная хронической плацентарной недостаточностью, что подтверждается историей развития ребенка, заведенной в СПб ГУЗ "Инфекционная клиническая больница им. Боткина".

Сын истицы с момента рождения по настоящее время находится под наблюдением невропатолога, что подтверждается медицинскими документами на его имя, в том числе, медицинской картой амбулаторного больного.

Судом также установлено, что в период беременности истица первоначально с 05.12.2002 г. по 24.12.2002 г. наблюдалась в женской консультации N 15 СПб ГУЗ "Городская поликлиника N 111", а с 24.12.2002 г. по 11.07.2003 г. наблюдалась в Лечебно-профилактическом учреждении "Родильный дом N 2", что подтверждено соответствующими медицинскими документами.

Для правильного разрешения спора по делу была проведена комплексная судебно-медицинская экспертиза N 218 - 219 от 26.05 - 23.06.2008 г. (том 3, л.д. 1 - 39).

Согласно заключению указанной экспертизы у истицы К.Л. во время беременности действительно имелись факторы неблагоприятного исхода беременности, угроза прерывания беременности, а также показания к плановому выполнению операции кесарева сечения. У К.Л. также имелись показания к госпитализации в дородовое отделение для выбора тактики родоразрешения в третьем триместре беременности.

В судебном заседании была допрошена эксперт Б., которая пояснила, что абсолютных показателей к проведению операции кесарева сечения у истицы не было, имелись относительные показатели. Эксперт также пояснила, что при поступлении К.Л. в "Клиническую инфекционную больницу им. Боткина" после осмотра ее всеми специалистами было принято правильное решение о проведении родов через естественные родовые пути несмотря на наличие у истицы показаний к плановому выполнению операции кесарева сечения и лишь последующее развитие внутриутробной гипоксии плода послужило основанием для проведения операции кесарева сечения.

Данные объяснения эксперта объективно подтверждены выводами, содержащимися в заключении комиссионной судебно-медицинской экспертизы о том, что лечебно-диагностические мероприятия при ведении родов К.Л. были выполнены своевременно и в достаточном объеме.

Согласно выводам, содержащимся в заключении судебно-медицинской экспертизы, представленным медицинским документам, диагноз "фетоплацентарная недостаточность хроническая" впервые был установлен 13.07.2003 г. при поступлении К.Л. в СПб ГУЗ "Городская инфекционная больница N 30 им. Боткина".

Однако данный вывод не подтверждает наличие вины ответчика ЛПУ "Роддом N 2" в неустановлении данного диагноза в период ведения беременности у истицы.

В судебном заседании эксперт Б. подтвердила, что при амбулаторном наблюдении развития беременности невозможно диагностировать наличие фетоплацентарной недостаточности, поскольку для диагностики данного заболевания необходимо проведение ряда исследований, которые осуществляются только в условиях стационара. Истица К.Л. согласно представленным медицинским документам от госпитализации, предложенной в период беременности ЛПУ "Роддом N 2" неоднократно отказывалась, иным способом диагностировать данное заболевание невозможно.

Суд также установил отсутствие вины ответчика ЛПУ "Роддом N 2" в неустановлении истице диагноза - гнойный эндометрит.

Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы, ЛПУ "Роддом N 2" лечебно-диагностические мероприятия были выполнены своевременно, в достаточном объеме, дефектов оказания медицинской помощи К.Л. и новорожденному П. в ЛПУ "Родильный дом N 2" не установлено, в связи с чем, учитывая, что вред здоровью определяется по последствиям дефектов оказания медицинской помощи, комиссия экспертов пришла к выводу, что вред здоровью К.Л. и новорожденного П. не определяется на основании п. 9 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 года N 522.

Таким образом, поскольку не установлен факт некачественного оказания медицинской помощи истице в ЛПУ "Роддом N 2" и факт причинения вреда здоровью истице и ее ребенку, отсутствует вина ЛПУ "Роддом N 2" в наступлении неблагоприятных для истицы и ребенка последствий, а также причинно-следственная связь между действиями (бездействием) данного ответчика и наступившими последствиями, доказательств обратного истицей не представлено, суд пришел к правильному выводу о том, что заявленные К.Л. требования к ЛПУ "Роддом N 2" подлежат отклонению.

Удовлетворяя заявленные истицей требования об обязании СПб ГУЗ "Клиническая инфекционная больница им. С.П.Боткина" возместить причиненный моральный вред, суд исходил из следующего.

В соответствии с выводами комиссии экспертов, содержащихся в заключении комиссионной судебно-медицинской экспертизы основанием для проведения операции надвлагалищной ампутации матки с правыми придатками и левой маточной трубой явились перитонит, а также наличие в области послеоперационного шва на матке налета фибрина, участка гнойного расплавления шва в центре, острый двусторонний сальпингит, кистозная дегенерация правого яичника. Причиной возникновения перитонита у К.Л. явилась перфорация купола слепой кишки.

Также в заключении экспертов сделан вывод, что согласно представленным медицинским документам наиболее вероятной причиной перфорации купола слепой кишки явилось повреждение ее во время операции кесарева сечения 14.07.2003 года, о чем может свидетельствовать появление клинических признаков перитонита на 1 сутки, после операции кесарева сечения, при отсутствии клинических признаков перитонита до операции и морфологических признаков перитонита во время операции, об этом может свидетельствовать обнаружение перфорации купола слепой кишки при ревизии брюшной полости во время релапаратомии 18.07.2003 года.

Эксперты также пришли к выводу, что перфорация слепой кишки у К.Л. была выявлена с запозданием, только при проведении операции 18.07.2003 года при ревизии брюшной полости, лечение перфорации купола слепой кишки было проведено в достаточном объеме, но также с запозданием, только после ее обнаружения при операции по ревизии брюшной полости 18.07.2003 года.

На основании вышеизложенных выводов о причинах проведения операции по удалению репродуктивных органов, причинах диагностированной у К. перфорации слепой кишки, комиссия экспертов пришла к заключению, что в связи с тем, что повреждение стенки слепой кишки наиболее вероятно связано с техническими погрешностями во время операции кесарева сечения 14.07.2003 года, проведенной в Городской инфекционной больнице N 30 им. Боткина, то повреждение стенки кишки следует трактовать как дефект оказания медицинской помощи, и в соответствии с п. 4 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 года N 522, повреждение кишки квалифицируется как тяжкий вред здоровью по признаку опасного для жизни повреждения, между последствиями дефектов оказания медицинской помощи К.Л. в СПб ГУЗ "Городская больница N 30 им. Боткина" и причиненным вредом здоровью имеется причинно-следственная связь.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что факт причинения вреда здоровью К.Л. в результате виновных действий ответчика "Клиническая больница им. Боткина" установлен, также установлена вина данного ответчика в причинении вреда здоровью истице К. и причинно-следственная связь между действиями данного ответчика и наступившими последствиями.

Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы патологии плода у К.Л. во время беременности выявлено не было, у новорожденного П. диагностирована внутриутробная и постнатальная гипоксия, обусловленная хронической плацентарной недостаточностью, однако дефектов оказания медицинской помощи новорожденному П. в ЛПУ "Родильный дом N 2" и в СПб ГУЗ "Городская инфекционная больница N 30 им. Боткина" не выявлено, в связи с чем вред здоровью не определяется.

Истицей не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих факт причинения вреда здоровью П. в результате действий (бездействия) ответчиков. Наличие у ее сына заболевания центральной нервной системы согласно заключению судебно-медицинской экспертизы не оценено как последствие оказания медицинской помощи П. экспертами не установлено.

При указанных обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что основания для удовлетворения заявленных истицей требований в интересах несовершеннолетнего сына отсутствуют.

Доводы кассационного представления в пределах действия ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ не содержат правовых оснований к отмене решения районного суда в данной части.

В заключении экспертов подробно описано проведенное исследование, указано, на основании чего экспертами сделаны изложенные выводы; экспертам разъяснены права, предусмотренные ст. 85 ГПК РФ, эксперты также предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ. В распоряжение экспертов были представлены материалы гражданского дела, медицинские документы К.Л., заключение комиссии экспертов является подробным, мотивированным, материалам дела не противоречит.

При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований не доверять выводам экспертов, поскольку заключение эксперта соответствует требованиям ст. 86 ГПК РФ.

Судебная коллегия считает, что при разрешении спора, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Вместе с тем, судебная коллегия находит заслуживающими внимания доводы кассационной жалобы истицы о том, что размер денежной компенсации морального вреда, взысканной в ее пользу с СПб ГУЗ "Клиническая инфекционная больница им. С.П.Боткина" является заниженным.

В соответствии с ч. 1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными параграфом 4 главы 59 ГК РФ и статьей 151 ГК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно вышеуказанному заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы в соответствии с п. 4 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 года N 522 повреждение кишки квалифицируется как тяжкий вред здоровью по признаку опасного для жизни повреждения.

В соответствии со ст. 361 ГПК РФ суд кассационной инстанции при рассмотрении кассационных жалобы, представления вправе изменить или отменить решение суда первой инстанции и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся и дополнительно представленных доказательств.

Поскольку установления новых обстоятельств не требуется, судебная коллегия считает возможным изменить решение в указанной части.

Исходя из установленного, судебная коллегия считает необходимым увеличить денежную компенсацию морального вреда, подлежащую взысканию с СПб ГУЗ "Клиническая инфекционная больница им. П.С.Боткина" до 250 000 рублей.

Судебные расходы распределены судом в соответствии с требованиями ст. 98 ГПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 26 сентября 2008 года по настоящему делу в части взыскания с Санкт-Петербургского государственного учреждения здравоохранения "Клиническая инфекционная больница им. С.П.Боткина" в пользу К.Л. денежной компенсации морального вреда в размере 150 000 рублей изменить.

Взыскать с Санкт-Петербургского государственного учреждения здравоохранения "Клиническая инфекционная больница им. С.П.Боткина" в пользу К.Л. денежную компенсацию морального вреда в размере 250 000 (Двести пятьдесят тысяч) рублей.

В остальной части указанное решение суда оставить без изменения, кассационное представление прокурора Центрального района Санкт-Петербурга, кассационную жалобу К.Л. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь