Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ПЕРМСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 марта 2009 г. по делу N 4-у-1093-09

 

Президиум Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Бестолкова А.И.

членов президиума Акуловой И.Р., Бузмаковой О.Н., Елисеевой Е.Н., Суркова П.Н.,

рассмотрев надзорные жалобы адвокатов Горохова Н.А. и Столярова Ю.В. в интересах М. о пересмотре постановления Кировского районного суда г. Перми от 12 июля 2008 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 22 июля 2008 года, которым в отношении

М. не судимого,

избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 22 июля 2008 года постановление оставлено без изменения.

Заслушав доклад судьи Пермского краевого суда Мохиревой З.Х., изложившей обстоятельства дела, содержание постановления суда, доводы надзорных жалоб и мотивы вынесения судьей Верховного Суда Российской Федерации Свиридовым Ю.А. постановления о возбуждении надзорного производства, объяснение адвоката Столярова Ю.В., мнение заместителя прокурора Пермского края Маленьких В.М. полагавшего, что надзорные жалобы адвокатов подлежат удовлетворению, президиум

 

установил:

 

М. подозревается в том, что в период с 28 января по 22 февраля 2008 года путем обмана и злоупотребления доверием похитил денежные средства в сумме 17 200 000 рублей, принадлежавшие ФКП "П", то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

В отношении М. избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

Суд, удовлетворив ходатайство следователя, свое решение мотивировал тем, что в материалах дела имеется достаточно оснований для задержания М.; доказательства, подтверждающие обоснованность избрания меры пресечения в виде заключения под стражу представлены суду. Он подозревается в совершении тяжкого преступления, находясь на свободе, он может совершить новые преступления, воспрепятствовать установлению истины по делу, оказать давление на представителя потерпевшего, свидетелей, часть которых находится в его подчинении, может принять меры к уничтожению следов преступления путем выстраивания единой линии защиты с иными лицами, участвовавшими в совершении хищения.

В надзорной жалобе

- адвокат Столяров Ю.В. в интересах М. указывает на незаконность и необоснованность состоявшихся судебных решений, на нарушение судом норм уголовно-процессуального закона, в частности, положений ст. 97, 99, 100, 108 УПК РФ, а также правил территориальной подсудности, поскольку местом задержания и производства предварительного расследования является Свердловский район г. Перми, просит постановление судьи отменить, ссылаясь на отсутствие доказательств о причастности М. к инкриминируемому деянию, о наличии у него намерения скрыться от суда и оказать давление на участников процесса с целью воспрепятствовать установлению истины по делу, а также на оставление судом без внимания данных о личности М., имеющего постоянное место жительство в г. Пермь, семью, немолодой возраст, безупречную репутацию.

- адвокат Горохов Н.А. в интересах М., не соглашаясь с принятым судом первой инстанции решением о заключении его подзащитного под стражу, ссылается на аналогичные доводы о нарушении судом норм уголовно-процессуального закона, считает, что выводы суда о необходимости избрания М. меры пресечения в виде заключения под стражу не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом в судебном заседании, судом не изучены и не учтены существенные обстоятельства, которые могли повлиять на принятие судом решения, а также указывает на нарушение судом кассационной инстанции п. 6. ч. 1 ст. 388 УПК РФ, поскольку жалоба адвоката Столярова Ю.В. и объяснения адвокатов фактически не рассмотрены, просит отменить состоявшиеся судебные решения как незаконные и необоснованные.

Проверив материал рассмотрения судом ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей в отношении М., обсудив доводы надзорных жалоб адвокатов Столярова Ю.В. и Горохова Н.А., президиум находит их подлежащими удовлетворению.

На основании ч. 1 ст. 97 УПК РФ суд в пределах предоставленных полномочий вправе избрать подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, при наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда; может продолжать заниматься преступной деятельностью; может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

В соответствии со ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления и определения ее вида при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

При этом следует иметь в виду, что обстоятельства, послужившие основанием для заключения подозреваемого под стражу, должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

Таким образом, по смыслу закона, при решении вопроса об избрании подозреваемому (обвиняемому) меры пресечения в виде заключения под стражу суду необходимо тщательно проанализировать обстоятельства дела и доводы следователя, содержащиеся в его ходатайстве, дать им собственную оценку и в случае удовлетворения ходатайства стороны обвинения, привести в постановлении убедительные аргументы, в силу которых к обвиняемому не может быть применена иная мера пресечения.

Между тем, указанные требования закона судом не выполнены, а выводы суда о необходимости избрания М. меры пресечения в виде заключения под стражу не подтверждаются проверенными в судебном заседании доказательствами.

Из постановления судьи следует что, суд пришел к выводу о невозможности применения к подозреваемому иной меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества и указал о наличии в представленных материалах достаточных оснований для задержания М.

При этом ссылок на какие-либо конкретные материалы, подтверждающие невозможность применения к подозреваемому иной меры пресечения, в постановлении не имеется.

Отвергая доводы защиты о том, что после задержания М. на срок 72 часа никаких следственных действий не производилось, суд сослался на имеющиеся в материалах дела и добытые следствием дополнительные доказательства, подтверждающие обоснованность избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, однако в постановлении они не нашли отражения.

Что касается ссылок суда на то, что М. подозревается в совершении тяжкого преступления, и это свидетельствует о повышенной общественной опасности его личности и о возможности совершения им новых преступлений, то они вызывают сомнение по следующим причинам.

Сами по себе эти обстоятельства не являются основанием, препятствующим избранию подозреваемому иной меры пресечения, чем заключение под стражу.

Кроме того, тяжесть деяния, в совершении которого подозревается М., вообще не предусмотрена ч. 1 ст. 97 УПК РФ в качестве основания для избрания меры пресечения.

Вывод же суда о повышенной общественной опасности личности подозреваемого и о возможности совершения им новых преступлений является не только преждевременным, поскольку его виновность в совершении преступления не установлена в предусмотренном законом порядке, но и противоречит данным о личности подозреваемого, исследованным в судебном заседании: представленной характеристике на подозреваемого М., согласно которой он характеризуется положительно, и выписке из трудовой книжки о поощрениях М. по прежним местам работы.

При этом, вопреки требованиям закона - ст. 99 УПК РФ, судом не учтены другие сведения о личности подозреваемого: его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства, которые могли повлиять на выводы суда о невозможности избрания подозреваемому М. на данном этапе расследования дела иной меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества.

Также не может служить основанием, препятствующим избранию подозреваемому иной меры пресечения, то обстоятельство, что, по мнению суда, нахождение М. на свободе позволит ему путем выстраивания единой линии защиты с другими лицами, участвовавшими в хищении, принять меры к уничтожению следов преступления.

Эти доводы суда являются неубедительными, носят характер предположений. Материалы дела таких обстоятельств не содержат, а из текста постановления не усматривается, на основании каких данных суд сделал такой вывод.

Кроме того, суд пришел к выводу о том, что подозреваемый может воспрепятствовать установлению истины по делу, находясь на свободе, может оказать давление на представителя потерпевшего, свидетелей, часть которых находится в его подчинении.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, следствие не представило данных, свидетельствующих об оказании давления со стороны подозреваемого М. путем уговоров, угроз в отношении указанных лиц, а также доказательств, подтверждающих, что подозреваемый М. может скрыться от следствия и суда. О не представлении следствием таких доказательств суд указал в своем постановлении.

Таким образом, вывод суда в этой части является противоречивым и не основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые не содержат обстоятельств, свидетельствующих о воспрепятствовании М. установлению истины по делу.

Следовательно, выводы суда об избрании в отношении М. меры пресечения в виде содержания под стражей и об отсутствии оснований для избрания иной меры пресечения, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом в судебном заседании, что в соответствии с ч. 1 ст. 379 УПК РФ, является основанием для отмены судебного решения.

Также являются обоснованными доводы надзорных жалоб о несоответствии определения судебной коллегии по уголовным делам Пермского областного суда от 22 июля 2008 года требованиям п. 6. ч. 1 ст. 388 УПК РФ, кассационное определение действительно не содержит мотивированных ответов на доводы кассационной жалобы адвоката Столярова Ю.В.

В связи с чем судебные решения, принятые в отношении М., следует признать не соответствующими требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, то есть они являются незаконными и необоснованными, поэтому подлежат отмене с прекращением производства по делу.

Ходатайство следователя не подлежит направлению на новое судебное рассмотрение, поскольку изложенные в нем основания избрания М. меры пресечения в виде заключения под стражу президиумом признаны предположительными и не подтверждающимися представленными доказательствами.

Президиум не решает вопроса об освобождении М. из-под стражи в связи с отменой судебных решений, поскольку он из-под стражи освобожден определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 10 февраля 2009 года, которым отменено постановление Кировского районного суда г. Перми от 04 января 2009 года о продлении срока содержания под стражей М.

В то же время с доводами надзорной жалобы адвоката Столярова Ю.В. о нарушении территориальной подсудности при рассмотрении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, президиум согласиться не может.

В соответствии с ч. 4 ст. 108 УПК РФ постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению судом по месту производства предварительного расследования, либо задержания, а место производства предварительного расследования, в свою очередь, в соответствии с требованиями ст. 152 УПК РФ, определяется исходя из места совершения деяния, содержащего признаки преступления, а не места расположения органа, проводившего расследование.

В связи с тем, что деяние, содержащее признаки преступления, в совершении которого подозревается М., имело место в Кировском районе г. Перми, в соответствии с требованиями закона, постановление о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей было направлено для рассмотрения в Кировский районный суд г. Перми.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

надзорные жалобы адвокатов Горохова Н.А. и Столярова Ю.В. в защиту интересов М. удовлетворить.

Постановление Кировского районного суда г. Перми от 12 июля 2008 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 22 июля 2008 года в отношении М. отменить.

Производство по ходатайству следователя СЧ СУ при УВД по г. Перми от 10 июля 2008 года об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемого М. прекратить.

 

Председательствующий

А.И.БЕСТОЛКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь