Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 марта 2009 г. по делу N 22-459/2009

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда

в составе:

председательствующего Пащенко Е.В.

судей областного суда Головкиной Н.Н., Ситниковой Г.М.

рассмотрела в судебном заседании "16" марта 2009 года кассационные жалобы

адвоката Шатиловой О.Ю. в защиту А. и адвоката Моисеевских А.Г. в защиту О. на приговор Бердского городского суда Новосибирской области от 26 ноября 2008 года, которым

О. осужден к лишению свободы:

- по ст. 228.1 ч. 1 УК РФ сроком на 4 года 6 месяцев,

- по ст. 30 ч. 1 - 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ сроком на 8 лет без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено О. 8 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Срок исчислен с 7 марта 2008 года;

А. осужден к лишению свободы:

- по ст. 30 ч. 1 - 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ сроком на 8 лет без штрафа,

- по ст. 228.1 ч. 1 УК РФ сроком на 5 лет,

- по ст. 30 ч. 3 - 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ сроком на 8 лет 3 месяца без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно А. назначено 9 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Срок исчислен с 27 февраля 2008 года.

Приговором суда О. и А. признаны виновными и осуждены за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

О. в неустановленное время, в неустановленном месте, у неустановленного лица незаконно с целью сбыта приобрел героин массой 0,22 грамма, который вечером 11 января 2008 года в г. Бердске сбыл за 600 рублей И., а последний добровольно выдал его сотрудникам Искитимского МРО УФСКН РФ по НСО (эпизод N 1).

До 7 февраля 2008 г. О. и А. предварительно договорились между собой о незаконном сбыте наркотических средств в особо крупном размере и распределили роли. А. в неустановленном месте, у неустановленного лица в период до 7 февраля 2008 г. приобрел для последующего сбыта героин массой 4,22 грамма, который передал для последующего сбыта О.

7 февраля 2008 г. О. был задержан и при личном досмотре у него был изъят героин массой 4,22 грамма, в связи с чем умысел на сбыт наркотического средства О. и А. не довели до конца по независящим от них обстоятельствам (эпизод N 2).

А. в неустановленное время, в неустановленном месте, у неустановленного лица незаконно с целью сбыта приобрел героин массой 0,16 грамма, который 16 февраля 2008 г. сбыл за 600 рублей С., а С. добровольно выдал его сотрудникам Искитимского МРО УФСКН РФ по НСО (эпизод N 3).

А. при неустановленных обстоятельствах до 27 февраля 2008 г. с целью последующего сбыта приобрел героин массой 10,40 грамма, который расфасовал и хранил у себя. 27 февраля 2008 г. в дневное время А. не законно сбыл часть героина массой 0,25 грамма за 600 рублей С., который участвовал в проверочной закупке. Оставшаяся часть героина массой 10,15 грамма были обнаружены и изъяты у А. в этот же день при задержании (эпизод N 4).

В судебном заседании О. вину признал частично, А. вину не признал.

Заслушав доклад судьи областного суда Пащенко Е.В., мнение прокурора Новосибирской областной прокуратуры Котовой И.В. об отмене приговора ввиду допущенных судом нарушений уголовно-процессуального закона, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе адвокат Шатилова О.Ю. просит изменить приговор в отношении А., оправдав его за отсутствием доказательств вины.

В обоснование жалобы адвокат Шатилова О.Ю. указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании. Суд не учел обстоятельства, которые могли повлиять на выводы суда. При наличии противоречивых доказательств в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств, и отверг другие. Кроме того, выводы суда содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности либо невиновности осужденного.

Так, А., не признавая вину, заявлял, что не совершал преступлений. 41 сверток с порошкообразным веществом и 21 фрагмент фольги ему положили сотрудники милиции. О. заявлял, что сотрудники милиции заставили его оговорить А, Т. от имени О. составил объяснение, а О., будучи в состоянии наркотического опьянения, подписал его. Кроме того, в обоснование вины А. суд сослался на показания Т., который является заинтересованным лицом, т.к. по роду службы выявляет преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Показания свидетелей В. и П. совпадают во всем. Показания свидетеля И. суд использовал незаконно, т.к. оглашены его показания были вопреки возражениям подсудимых и защиты.

Адвокат Моисеевских А.Г. в кассационной жалобе просит оправдать О. по первому эпизоду, а по второму эпизоду его действия переквалифицировать на ст. 228 ч. 2 УК РФ с назначением минимального наказания.

В обоснование адвокат Моисеевских А.Г. указывает, что свидетель И. в судебном заседании не допрошен, его показания оглашены, несмотря на возражения защиты. Показания этого свидетеля не подтверждаются другими доказательствами, в частности, о плохом качестве героина, приобретенного у О., о том, что выдал он не все количество приобретенного героина, т.к. часть его употребил; о том, что О. ему показали сотрудники милиции, а свидетель Т. это отрицал.

По второму эпизоду О. признал вину в незаконном хранении наркотических средств - 16 пакетиков с героином, которые он приобрел с запасом для себя, т.к. давно употребляет героин. Показания О. в этой части ничем не опровергнуты. Обвинение в приготовлении к сбыту основано на предположениях. О. пояснял о происхождении изъятых у него денег, эти деньги возвращены родственникам. Не доказано, что изъятый у него героин О. приобрел для А. Из показаний свидетеля Т. следует, что он не располагает сведениями о сбыте О. наркотических средств 7 февраля 2008 г.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Короткова А.Н. указывает на наличие достаточных доказательств вины А. и О., а потому просит оставить приговор суда без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит их частично обоснованными, а приговор суда - подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу в суде подлежит доказыванию, в частности, событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления, форма его вины и мотивы преступления. С учетом этих требований и в силу ст. 307 УПК РФ описательно - мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления. Если преступление совершено группой лиц по предварительному сговору, в приговоре должно быть четко указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления. При этом выводы обвинительного приговора относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию, должны быть бесспорны и однозначны.

Кроме того, в соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постанавливается лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Не допускается использование в приговоре доказательств, полученных с нарушением закона.

Однако судом данные требования закона нарушены.

Так, в подтверждение виновности О. по первому эпизоду обвинения суд сослался на показания свидетеля И., которые этот свидетель давал в ходе предварительного следствия, и которые судом были оглашены в порядке ст. 281 УПК РФ.

Между тем, в соответствии со ст. 281 ч. 1 УПК РФ оглашение показаний свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования, допускается с согласия сторон в случае неявки этого свидетеля.

При неявке свидетеля в судебное заседание и при отсутствии согласия сторон на оглашение его показаний, суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных им показаний лишь в случаях, прямо предусмотренных в ч. 2 ст. 281 УПК РФ. Такими случаями могут быть смерть свидетеля; его тяжелая болезнь, препятствующая явке в суд; отказ свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; стихийное бедствие или иные чрезвычайные обстоятельства, препятствующие явке в суд.

Из протокола судебного заседания видно, что государственный обвинитель заявил ходатайство о приобщении справки о невозможности доставления в суд свидетеля И., и оглашении его показаний в период предварительного следствия. Несмотря на возражения подсудимых и адвокатов, суд удовлетворил ходатайство государственного обвинителя и огласил показания свидетеля И., но никак не аргументировал свое решение в этой части.

При таких обстоятельствах заслуживают внимания доводы кассационных жалоб о незаконном использовании показаний свидетеля И. в качестве доказательства обвинения, поскольку в его показаниях имеются противоречия, требующие выяснения, и имеющие существенное значение для правильного рассмотрения дела.

Признавая А. и О. виновными по второму эпизоду в приготовлении к сбыту наркотических средств в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору, суд перечислил в приговоре доказательства, подтверждающие их вину в этом преступлении. К их числу суд отнес:

- показания обвиняемого О. на предварительном следствии о том,

что изъятое у него наркотическое средство в 16 свертках их фольги он приобрел для личного употребления у мужчины кавказской национальности по имени Василий. С А. не знаком. Деньги в сумме 8600 рублей, изъятые вместе с

наркотическим средством, принадлежат ему, выручены от продажи компьютера в начале февраля;

- показания свидетеля Т. о том, что по имеющейся информации А. поставлял наркотики О., а последний сбывал их в подъезде дома по ул. Р. При проверке этой информации О. был задержан, при досмотре у него обнаружено более 10 наркотического средства в пакетиках из фольги. Ему О. пояснил, что наркотики для продажи ему поставляет А. дважды в день. Деньги от продажи героина он (О.) отдавал А., и получал от А. 2 - 3 дозы героина для личного употребления. О. согласился показать место передачи ему наркотиков А., на это место они выехали, где О., выйдя из машины, убежал;

- рапорт старшего оперуполномоченного Искитимского МРО Управления ФСКН РФ по Новосибирской области Т. об обнаружении признаков преступления;

- акт личного досмотра О., в ходе которого у него обнаружено и изъято 16 свертков из фольги с веществом серого цвета, деньги в сумме 8600 рублей, три бумажных листка с пояснительными надписями. В ходе данного досмотра О. пояснил, что наркотическое средство хранил с целью сбыта;

- справку и заключение эксперта о том, что изъятое у О. средство является наркотическим, массой 4,22 грамма и 4,21 грамма соответственно;

- заключение эксперта о том, что на смывах рук О. имеются следы наркотического средства героин;

- заключение эксперта о том, что фрагменты фольги, в которых находились наркотические средства, изъятые у О., А., а также выданные С., И., ранее могли составлять единое целое, но ответить на это в категоричной форме не представляется возможным;

- распечатку телефонных разговоров, согласно которой О. звонил А. с 20 января 2008 г. по 9 февраля 2008 г., в том числе 7 февраля 2008 года пять раз, начиная с 17 часов 22 минут до 18 часов 44 минут.

Признавая доказанной вину А. и О. по второму эпизоду в том, что они приготовили к сбыту наркотические средства в особо крупном размере, и при этом действовали группой лиц по предварительному сговору, суд, оценив вышеуказанные доказательства, привел в приговоре выводы, которые не подтверждаются этими доказательствами.

В частности, суд указал, что действия подсудимых были согласованы и объединены общим умыслом, направленным на сбыт наркотических средств лицам, их употребляющим, с целью улучшить свое материальное положение, т.к. они длительное время не работали, а сбыт наркотических средств являлся постоянным и единственным источником их заработка. Действовали они по предварительному сговору между собой, о чем свидетельствуют их постоянные, неоднократные переговоры по сотовому телефону в течение дня 7 февраля 2008 года и в другие дни, начиная с 20 января 2008 года, механизм и способы приобретения, хранения наркотических средств, количество наркотического средства, хранимого для реализации.

Однако в нарушение ст. 302 УПК РФ суд не указал, на каких доказательствах основаны данные выводы о предварительном сговоре и распределении ролей, а также о том, что сбыт наркотических средств был единственным и постоянным источником заработка подсудимых.

При этом в нарушение требований ст. 73, 307 УПК РФ при описании преступного деяния, признанного доказанным, суд в приговоре не указал время пресечения работниками милиции преступления, которое А. и О. намеревались совершить. Между тем, это обстоятельство имеет существенное значение по делу, влияющее на законность и обоснованность приговора.

Так, суд оставил без внимания тот факт, что 7 февраля 2008 года О. был задержан сотрудниками милиции около 15 часов 40 минут (что следует из постановления о возбуждении уголовного дела). Досмотрен он был с 16 часов 14 минут до 16 часов 40 минут, а телефонные соединения с А. в этот же день у него состоялись после 17 часов.

Остался без оценки суда и тот факт, что в ходе предварительного следствия изъятые у О. денежные средства в сумме 8600 рублей, а также изъятые у А. по другим эпизодам преступлений деньги в сумме 2 300 рублей были возвращены их родственникам (матери и бабушке). Данное обстоятельство не согласуется с вышеуказанными выводами суда.

Кроме того, не получили никакой оценки в приговоре утверждения О. о том, что изъятые у него 16 пакетиков с наркотическим средством он хранил для личного употребления, поскольку является лицом, страдающим наркотической зависимостью. Между тем в деле имеется медицинская справка, которую суд исследовал в судебном заседании, и согласно которой О. состоит на диспансерном учете у нарколога с января 2004 года с диагнозом "опийная наркомания".

При таких данных судебная коллегия не может признать законным и обоснованным приговор, постановленный в отношении О. и А. по второму эпизоду предъявленного им обвинения.

Кроме того, судом допущены и другие нарушения уголовно - процессуального закона, которые не указаны в кассационных жалобах, но которые являются существенными, влекущими отмену приговора и согласно положениям ст. 381 УПК РФ.

Так, перед допросом в судебном заседании 6 августа 2008 года свидетеля обвинения С. (подлинные данные о личности которого сохранены в тайне), суд удалил подсудимых А. и О. на время допроса данного свидетеля. Однако после этого суд не огласил подсудимым показания этого свидетеля и не предоставил им возможность задать этому свидетелю свои вопросы. Тем самым суд нарушил закрепленный в ст. 15 УПК РФ принцип состязательности сторон, а также право подсудимых на защиту.

Таким образом, в связи с допущенными судом нарушениями судебная коллегия не может признать постановленный в отношении А. и О. приговор законным и обоснованным, он подлежит отмене с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует учесть изложенное выше, создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона исследовать и оценить представленные сторонами доказательства и, в зависимости от установленного, постановить новый приговор.

Что касается доводов кассационных жалоб об отмене приговора с прекращением уголовного дела в отношении А. и по первому эпизоду в отношении О., о переквалификации действий О. по второму эпизоду, то судебная коллегия не может с ними согласиться в связи с их преждевременностью. Данные доводы должны быть проверены судом первой инстанции при новом рассмотрении дела.

Несмотря на отмену приговора, судебная коллегия не усматривает оснований для изменения О. и А. меры пресечения в виде заключения под стражу, которая была избрана им на основании постановления суда на стадии досудебного производства по делу. Обстоятельства, послужившие основанием для избрания им именно такой меры пресечения, не изменились, и не отпали.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Бердского городского суда Новосибирской области от 26 ноября 2008 года в отношении О. и А. отменить, уголовное дело возвратить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе суда.

Меру пресечения А. и О. в виде заключения под стражей оставить прежней, продлив им срок содержания под стражей на 3 месяца, т.е. до 16 июня 2009 года.

Кассационные жалобы адвоката Шатиловой О.Ю. в защиту А. и адвоката Моисеевских А.Г. в защиту О. удовлетворить частично.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь