Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 марта 2009 г. по делу N 22-854/2009

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда

    в составе:

    председательствующего     Пащенко Е.В.

    судей областного суда     Головкиной Н.Н., Ситниковой Г.М.

рассмотрела в судебном заседании "16" марта 2009 года кассационные жалобы

осужденной К. и ее защитника - адвоката К. на приговор Бердского городского суда Новосибирской области от 12 декабря 2008 года, которым К. осуждена по ст. 198 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 150 000 рублей. Взыскано с К. в местный бюджет налог на вмененный доход в сумме 374 064 рубля.

Приговором суда К. осуждена за уклонение от уплаты налогов с физического лица путем не предоставления налоговых деклараций, совершенное в крупном размере - 374 064 рубля. Данное преступление совершено К. в период с 18 марта 2006 года по 25 апреля 2007 года при обстоятельствах, установленных приговором суда.

В судебном заседании К. вину не признала.

Заслушав доклад судьи областного суда Пащенко Е.В., осужденную К. и адвоката К., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Новосибирской областной прокуратуры Полуэктовой М.Б. о необоснованности кассационных жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе (основной и дополнительной) осужденная К. просит отменить приговор и прекратить уголовное дело.

По доводам жалобы, обвинение манипулировало понятием "торговые площади", несмотря на то, что определение термина "площадь торгового зала" указано в ст. 346.27 Налогового кодекса РФ. Полагает, что по этой причине разнились результаты измерений арендуемого ею помещения: от 125 до 149 кв. м. Между тем, по данным Бердского отдела ОГУП Техцентр НСО размер торговой площади, сданной К. в аренду, составлял 155,9 кв. м.

Кроме того, указывает на то, что перестановка торгового оборудования в торговом зале, произведенная по просьбе арендодателей, не влечет за собой изменение режима налогообложения.

Адвокат К. в защиту осужденной в кассационной жалобе просит отменить приговор и прекратить дело.

В обоснование адвокат указывает, что от точности замеров торгового зала зависит не только размер недоимки, но и наличие либо отсутствие в действиях К. состава преступления. Суд принял за истину размеры торгового зала, отраженные в протоколе осмотра места преступления от 20 марта 2007 года, однако объективность произведенных замеров опровергается материалами дела. Так, специалист ОГУП "Техцентр" П. установила, что размер площади, сданной в аренду К., составил 155,9 кв. метров. По договору аренды К. для торговли передано помещение общей площадью 152 кв. метра. С замерами, произведенными следователем, суд согласился, несмотря на то, что специалист П. считает их неправильными. Однако, при исключении площади подсобного помещения размером 3,35 кв. м. из любой площади (инвентаризационной либо договорной) не получается 147 квадратных метров.

В ходе судебного следствия было установлено, что стеллажи от окна были отодвинуты в связи с технической необходимостью по требованию ООО (арендодателя), тем самым К. не планировала уменьшать арендуемую площадь и осуществлять торговлю с площади менее 150 кв. метров.

Указанная в обвинении дата возникновения умысла 18 марта 2006 г. ничем не подтверждена. Эта дата не совпадает ни с договором аренды, ни с датой начала работы магазина. Между тем, с этой даты К. учитывали недоимки.

Суд в приговоре выразил уверенность в том, что К. знала, что образовавшееся подсобное помещение не входит в площадь торгового зала. Однако сама К. утверждала обратное. Ее доводы подтверждаются ответами налоговой инспекции, согласно которым вид налога определяется на основании инвентаризационных и правоустанавливающих документов, независимо от того, использует она полученную по договору площадь или нет. Об этом же пояснял в суде сотрудник УФНС по г. Бердску А.Н., однако указанным обстоятельствам суд должной оценки не дал.

Изменить условия договора субаренды (в части размера площади), руководствуясь замерами следователя, К. не могла в силу закона, в силу справки ОГУП "Техцентр". Кроме того, К. не согласна с объективностью замеров следователя.

По мнению адвоката, не основан на законе вывод суда о том, что образовавшееся подсобное помещение за стеллажами не входит в площадь торгового зала. При этом суд не учел, что в арендуемом К. помещении не возводилось никаких стен ни согласно плану, ни фактически, и специалист П. подтвердила это.

Кроме того, адвокат считает, что сумма 27 238 рублей (уплаченные К. страховые взносы на обязательное пенсионное страхование за себя и работников) по закону должна быть исключена из суммы недоимки по ЕНВД, чего не было сделано.

С учетом этого адвокат полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами. Кроме того, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, и при наличии противоречивых доказательств не указал в приговоре, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств, и отверг другие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит их обоснованными, а приговор суда - подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным в ст. 380 УПК РФ.

Так, по смыслу данного закона и требований постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре" обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Кроме того, в описательно-мотивировочной части приговора должна быть дана оценка доводам, приведенным подсудимым в свою защиту.

Однако данные требования процессуального закона судом были нарушены.

Так, суд признал установленным, что К., заключив договор субаренды торговой площади размером 152 квадратных метра, расположенной в магазине "ххх" по ул. 000 г. Бердска, находилась на упрощенной системе налогообложения и являлась плательщиком единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения. Однако фактически она осуществляла торговлю с площади торгового зала меньшей, чем 150 кв. м., а именно 147 кв. м., а потому обязана была исчислять единый налог на вмененный доход (ЕНВД), используя в качестве физического показателя базовой доходности площадь торгового зала в квадратных метрах, и, соответственно, представлять налоговые декларации по ЕНВД в налоговую инспекцию г. Бердска, а не в налоговую инспекцию по месту регистрации.

Суд установил, что, не представляя такие налоговые декларации за каждый квартал 2006 года и 1 квартал 2007 года в налоговую инспекцию г. Бердска, К. тем самым уклонилась от уплаты ЕНВД в крупном размере.

В подтверждение вины К. суд сослался на имеющиеся в деле письменные доказательства:

протокол осмотра места происшествия от 20.03.2007 г., в котором зафиксированы размеры торгового зала отдела ИП К., расположенного на 1 этаже здания магазина "ххх" по ул. 000 г. Бердска,

договоры субаренды от 15.02.2006 г. и от 01.11.2006 г. между ООО "111" и К. о передаче ей во временное владение и пользование нежилого помещения размером 152 кв. м., расположенного по вышеуказанному адресу,

акт передачи от 18.02.2006 г. нежилого помещения площадью 152 кв. м.,

протокол осмотра места происшествия с участием специалиста - инвентаризатора от 13.04.2007 г., в котором размер торгового зала определен в 147 кв. м.,

справку Бердского ОГУП "Техцентр НСО" от 10.04.2007 г., согласно которой размер торговой площади, сданной в аренду К., составляет 155,9 кв. м.,

акт N 58 от 27.03.2007 г. об исследовании документов о налоговом правонарушении в отношении К., согласно которому размер недоимки рассчитан из величины физического показателя (размера торгового зала) в 125 кв. м.,

заключение специалиста - ревизора МРО ОРЧ N 3 УНП ГУВД НСО Т.М. от 12.05.2007 г., в котором размер недоимок рассчитан, исходя из размеров торгового зала в 147 кв. м.

Тем самым, в обоснование вины К. суд сослался на доказательства, в которых размеры торгового зала, арендуемого К., рознятся от 125 до 155,9 кв. м.

Однако суд признал установленным, что площадь торгового зала составляла 147 кв. м. На основании какого именно документа либо совокупности каких доказательств суд сделал такой вывод, из приговора непонятно.

С учетом этого заслуживают внимания доводы кассационной жалобы адвоката в той части, что при наличии противоречивых доказательств суд не указал в приговоре, по каким основаниям он принял одни из этих доказательств, и отверг другие.

Между тем, как правильно указано адвокатом в жалобе, от точности замеров торгового зала, его размера, зависит не только размер недоимки, но и наличие либо отсутствие в действиях К. состава преступления.

Кроме того, делая вывод о доказанности вины подсудимой, суд указал в приговоре, что, хотя по документам К. арендовала площадь более 150 кв. м., однако фактически площадь торгового зала была меньше 150 кв. м.

Уменьшение площади торгового зала произошло за счет того, что К. отодвинула от стены стеллажи и создала за стеллажами подсобное помещение. Данное помещение, по мнению суда, не входит в площадь торгового зала, т.к. покупатели там не обслуживались и свободного доступа в это помещение не имели.

Однако такой вывод суда судебная коллегия считает преждевременным, поскольку он сделан без учета тех положений, которые содержатся в Налоговом кодексе РФ.

Так, в соответствии со ст. 346.27 Налогового кодекса РФ площадь торгового зала определяется на основании инвентаризационных и правоустанавливающих документов. К инвентаризационным и правоустанавливающим документам относятся любые имеющиеся у индивидуального предпринимателя документы, содержащие необходимую информацию о назначении, конструктивных особенностях и планировке помещений такого объекта, а также информацию, подтверждающую право пользования данным объектом (технический паспорт на нежилое помещение, планы, схемы, договор аренды (субаренды) нежилого помещения или его частей).

В судебном заседании К., не признавая вину, утверждала о том, что по документам, указанным в Налоговом кодексе РФ площадь торгового зала, в котором она производила розничную торговлю бытовыми приборами, составляла более 150 квадратных метров. Иные документы в виде тех замеров, которые произведены следователем, не относятся к числу правоустанавливающих документов, и, соответственно, не принимаются налоговой инспекцией в качестве основания изменения режима налогообложения.

Однако данные утверждения К. судом не проверены, и в приговоре им никакой оценки не дано. Между тем, от выяснения вопроса о верности либо неверности этих утверждений подсудимой зависит наличие либо отсутствие в ее действиях состава преступления.

Остались без надлежащий проверки также утверждения К. о том, что не является подсобным помещением образованное за стеллажами помещение размером 4,47 x 0,78 м. (что составляет площадь 3,48 кв. м.), указанное в протоколе осмотра места происшествия от 13.04.2007 г., поскольку оно образовано путем передвижения стеллажей (торгового оборудования), а не в результате возведения каких-либо капитальных перегородок или конструктивных элементов.

Выяснение данного вопроса имеет существенное значение по делу, поскольку согласно поэтажному плану 1 этажа торговый зал, часть которого арендовала К., не имеет конструктивных перегородок и стен (за исключением колонн том 2 л. д. 52).

В связи с этим также заслуживает внимания приобщенный к материалам дела по ходатайству К. ответ заместителя руководителя УФНС по НСО от 18 декабря 2007 г. Из этого ответа следует, что в случае, когда часть торговой площади не используется для обслуживания покупателей, но отражена в правоустанавливающих (инвентаризационных) документах, то при определении величины физического показателя базовой доходности плательщик должен учитывать всю площадь торгового зала. В этом же ответе имеется ссылка на ст. 346.27 НК РФ о том, что к площади торгового зала относится вся арендуемая часть площади торгового зала.

Кроме того, противоречат показаниям свидетеля А. (арендодателя) выводы суда о том, что, уменьшив площадь торгового зала до 147 квадратных метров, К. имела возможность не продлевать договор субаренды, настоять на его перезаключении с указанием той площади, которую она фактически использует для торговли. Данный свидетель пояснял, что по договору К. арендовала 152 - 153 кв. м., а фактически занимала площадь 160 квадратных метров. Он лично сам замерял данную площадь, и она по его подсчетам составила 160 квадратных метров. Когда к нему обратились представители К. по поводу того, что площадь арендуемого зала меньше, то он пригласил представителя БТИ, который путем замеров установил, что площадь торгового зала К. составляет 156 квадратных метров.

В обоснование вины К. суд в приговоре привел показания специалиста - инвентаризатора П.

При этом суд оставил без внимания и должной оценки тот факт, что план-схема, являющаяся неотъемлемой частью протокола осмотра места происшествия от 13.04.2007 г., не подписана участвующим при осмотре специалистом - инвентаризатором П., а также имеет не оговоренные исправления, как и сам протокол осмотра.

Кроме того, при допросе специалиста П. в судебном заседании суд не выяснил явные противоречия в размерах арендуемого К. помещения.

В частности, суд не выяснил, почему П. подписала вышеуказанный протокол осмотра от 13 апреля 2007 года, где размер арендуемого К. помещения составил 147 квадратных метров, а за три дня до этого - 10 апреля 2007 г. - она подготовила за подписью начальника Бердского отдела ОГУП "Техцентр НСО" справку о том, что размер этого же помещения составляет 155,9 кв. м.

Не учтен судом и тот факт, что простой арифметический подсчет размеров арендуемого К. торгового зала, указанных в вышеназванном протоколе осмотра, даже с учетом вычета площади созданного К. подсобного помещения, в итоге не дает результата в 147 квадратных метров.

Согласно ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию не только событие преступления, но и виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы. Эти же обстоятельства суд согласно ст. 299 УПК РФ должен разрешить при постановлении приговора.

Однако судом данные требования закона также не выполнены.

Состав преступления, предусмотренный ст. 198 ч. 1 УК РФ характеризуется наличием у виновного только прямого умысла.

Между тем в приговоре отсутствуют выводы суда, подкрепленные доказательствами, о том, что К., уклоняясь от уплаты единого налога на вмененный доход (ЕНВД), действовала с прямым умыслом.

Указывая в приговоре о том, что К. действовала умышленно, с целью уклонения от уплаты ЕНВД, суд не учел требования ст. 346.13 ч. 3 Налогового кодекса РФ. Согласно положениям этой статьи налогоплательщик, применяющий упрощенную систему налогообложения, не вправе до окончания налогового периода (т.е. календарного года - ст. 346.7 НК РФ) перейти на иной режим налогообложения.

Таким образом, суд не выяснил вопрос, имела ли К. предусмотренную законом реальную возможность с момента регистрации в налоговом органе (с 31 января 2006 года) и предоставления ей упрощенной системы налогообложения перейти на другой режим налогообложения до окончания календарного года, т.е. до 31 декабря 2006 года.

Между тем, выяснение данного вопроса напрямую связано с предъявленным К. обвинением в умышленном уклонении от уплаты иного вида налога за период с 18 марта 2006 года по 20 марта 2007 года.

С учетом изложенного судебная коллегия не может признать законным и обоснованным постановленный в отношении К. приговор, поскольку допущенные судом первой инстанции нарушения являются существенными.

При таких данных доводы кассационных жалоб о том, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, и при наличии противоречивых доказательств не указал в приговоре, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств, и отверг другие, являются обоснованными.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть вышеизложенное, создать сторонам необходимые условия для исполнения их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, проверить и надлежащим образом оценить утверждения К. о своей невиновности, и, в зависимости от установленного, постановить новый приговор.

Что касается доводов кассационных жалоб об отмене приговора с прекращением уголовного дела, то судебная коллегия не может с ними согласиться в связи с их преждевременностью. Для принятия такого решения (а фактически оправдания К.) необходимы выяснение и оценка тех обстоятельств, о которых указано выше.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Бердского городского суда Новосибирской области от 12 декабря 2008 года в отношении К. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе суда.

Кассационные жалобы осужденной К. и адвоката К. удовлетворить частично.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь