Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 марта 2009 г. по делу N 33-530/2009

 

Судья Тарасова И.Н.

Докладчик Уколова О.В.

16 марта 2009 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе: председательствующего Киселева А.П.,

судей Уколовой О.В. и Аносовой Н.Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу истицы Б. на решение Елецкого городского суда Липецкой области от 19 января 2009 года, которым постановлено:

Взыскать с МУЗ "С" г. Елец в пользу Б. компенсацию морального вреда в сумме 500 рублей (пятьсот) рублей.

В случае недостаточности денежных средств, находящихся в распоряжении МУЗ "С" г. Елец для выплаты Б. компенсации морального вреда в сумме 500 рублей, взыскать с администрации г. Ельца в порядке субсидиарной ответственности в пользу Б. недостающую сумму компенсации морального вреда в пределах 500 (пятьсот) рублей.

Взыскать с МУЗ "С" г. Елец в пользу Б. уплаченную государственную пошлину в сумме 100 (сто) рублей.

Заслушав доклад судьи Уколовой О.В., судебная коллегия

 

установила:

 

Б. обратилась в суд с иском к МУЗ "С" о возмещении материального и морального вреда причиненного ее здоровью в результате некачественного лечения зубов в процессе подготовки к протезированию зубным врачом МУЗ "С" Т., а затем некачественным протезированием без рентгеновского обследования. Ссылалась, что после протезирования ее беспокоили боли в зубах, бессонные ночи, повышение артериального давления. Она вынуждена была принимать антибиотики в течение 3-х месяцев. Дважды обращалась к стоматологам с жалобами на боли, после повторного обращения, ей произвели рентген всех больных зубов, выяснилось, что протезирование произвели недолеченных зубов. В связи с этим ей пришлось снимать протезы и коронки, перелечивать и повторно протезировать все зубы. На фоне перенесенных ею страданий ухудшилось общее состояние здоровья: беспокоили головные боли, частые гипертонические кризы, ухудшилась неврологическая симптоматика, в результате чего пришлось обращаться к неврологу и проводить лечение в дневном стационаре поликлиники <...> с проведением дополнительного обследования в г. Липецке - МРТ головного мозга, чем в совокупности ей был причинен моральный и материальный вред. Просила взыскать с МУЗ "С" компенсацию морального вреда в размере 2 500 000 рублей и нанесенный данным учреждением ее здоровью физический вред в сумме 2 500 000 рублей.

В ходе судебного разбирательства истица Б. уточнила свои исковые требования, просила взыскать с МУЗ "С" компенсацию морального вреда в размере 5 000 000 рублей за физические и нравственные страдания.

Представитель истицы Ф. исковые требования поддержал, ссылаясь на то, что недоброкачественная подготовка зубов к протезированию и недоброкачественная подготовка протеза, привели к повторному лечению тех же зубов и к осложнениям, выявленным на рентгеновских снимках.

В судебном заседании представитель ответчика - главный врач МУЗ "С" Н. иск не признал, ссылаясь на то, что возникновение болей у истицы после протезирования объясняется наличием у нее хронического пародонтита, а также ее нежеланием пройти лечение у врача-пародонтолога; развитие у истицы осложнений, приведших к снятию протезов, перелечиванию отдельных зубов и повторному протезированию, связано с ее отказом от рентгенконтроля после проведенного лечения зубов перед началом протезирования, о чем имеется запись в медицинской карте истицы. Медицинские услуги истице оказывались бесплатно, повторное лечение и протезирование также были произведены бесплатно, при этом врачи действовали в соответствии с медицинскими стандартами, нарушений не допускали.

Третьи лица Н.Т. и С. просили отказать в иске Б., ссылаясь, что лечение и протезирование было проведено качественно.

Суд частично удовлетворил иск Б., постановив решение, резолютивная часть которого изложена выше.

В кассационной жалобе Б. просит отменить решения суда, считает сумму компенсации морального вреда недостаточной и оскорбительной. Указывает, что она обратилась по поводу смены коронок, без жалоб и болей и без признаков периодонтита, а в результате проведения протезирования пришлось повторно проводить лечение и протезирование зубов. Вопросы, поставленные перед судебно-медицинскими экспертами, составлены поверхностно, ей не дали возможности поставить перед экспертом нужные вопросы. Она не была предупреждена о вызове эксперта в судебное заседание, поэтому она была не готова задавать вопросы. При вынесении решения суд сослался на мнение эксперта, ответы которого носили субъективный и поверхностный характер. Суд не выяснил физико-химические свойства, показания и противопоказания препарата "Кортисомол", который применился ей при пломбировании зубов. Суд не дал должной оценки факту рассасывания "Кортисомола" и образованию пустых корневых каналов после его использования.

В кассационном представлении прокурора г. Ельца С.Е. Федосеева просит решение суда изменить в части размера компенсации морального вреда, увеличив присужденную сумму.

Выслушав представителя истицы Ф., обсудив доводы кассационной жалобы истицы Б., кассационное представление прокурора г. Ельца С.Е. Федосеева, проверив материалы гражданского дела, судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным и не усматривает оснований для его отмены.

Согласно ст. 7 и ч. 1 ст. 41 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь; медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов и других поступлений.

В соответствии с частью 1 статьи 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

На основании статьи 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В силу статьи 68 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, в случае нарушения прав граждан в области охраны здоровья вследствие недобросовестного выполнения медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей, повлекшего причинение вреда здоровью граждан или их смерть, ущерб возмещается в соответствии с частью первой статьи 66 Основ.

Частью 1 статьи 66 Основ предусмотрено, что в случаях причинения вреда здоровью граждан виновные обязаны возместить потерпевшим ущерб в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений.

Судом первой инстанции правильно установлено, что в марте 2007 года истица обратилась в МУЗ "С" по вопросу бесплатного протезирования зубов верхней и нижней челюсти, в порядке подготовки к протезированию с 26 по 30 марта 2007 г. врачом-терапевтом стоматологической поликлиники Т. были оказаны медицинские услуги Б. по лечению 7 зубов верхней челюсти: 11, 12, 13, 21, 22, 24, 25. После чего в апреле 2007 г. врачом-ортопедом С. было осуществлено протезирование зубов верхней челюсти.

В период с 14 по 30 мая 2007 г. врачом-терапевтом Т. были оказаны медицинские услуги истице Б. по лечению 11 зубов нижней челюсти: 47, 45, 44, 43, 42, 41, 31, 32, 33, 34, 35. В июне 2007 г. врачом-ортопедом С. было осуществлено протезирование зубов нижней челюсти.

Установлено также, что в сентябре 2007 г. истица Б. обратилась с жалобами на болевые ощущения к врачу Т., в декабре 2007 г. истица повторно обратилась с жалобами на болевые ощущения.

В период с 18 по 20 декабря 2007 года истица проходила лечение у врача-пародонтолога с диагнозом: пародонтит хронический средней степени в состоянии ремиссии в области нижней челюсти. Локальное обострение в области 43 - 33.

В период гарантийного срока с 9 января по 27 февраля 2008 года истице Б. была проведена рентгенография, сняты зубные коронки и проведено повторное лечение 10 зубов верхней и нижней челюсти: 31, 32, 33, 34, 41, 43, 25, 24, 22, 11, удален один зуб 42. После повторного лечения осуществлено повторное бесплатное протезирование зубов.

Суд первой инстанции также установил, что в подлинной медицинской карте Б. после каждого сеанса лечения зубов имеются записи о том, что от контрольной рентгенограммы пациентка отказалась, чего истица Б. не отрицала и подтвердила данное обстоятельство.

Истица полагала, что сам факт повторного протезирования зубов является доказательством некачественности первоначального лечения и протезирования, возражала против назначения экспертизы. Тем не менее, суд обоснованно по ходатайству ответчика назначил комплексную судебно-медицинскую экспертизу с привлечением стоматологов-ортопедов, поскольку необходимы были специальные познания для оценки соответствия стандартам предоставленных медицинских услуг.

Заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы с привлечением опытных стоматологов-терапевтов, стоматолога и стоматолога-ортопеда сделаны выводы, что у истицы Б. до обращения по вопросу протезирования в период с 11.12.2006 г. по 31.05.2007 г. имелся хронический генерализованный пародонтит средней тяжести, который не является противопоказанием для зубопротезирования; при этом конструкция протезов была выбрана для Б. рационально; мероприятия по подготовке к протезированию соответствовали стандартам диагностики и лечения больных с данными заболеваниями, зубо-челюстной системы в рамках "Программы государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи в системе обязательного медицинского страхования"; зубопротезирование Б. проводилось в соответствии с общепринятыми в стоматологической практике методами, на проведение зубопротезирования без предварительного рентгенологического обследования было получено согласие пациентки.

Экспертами отмечена необходимость рентгенологического обследования (контроля) после проведенного лечения перед протезированием, от которого истица категорически отказалась, о чем имеются записи в ее медицинской карте.

Заключением экспертизы также сделан вывод, что причиной снятия у Б. зубных протезов на нижней челюсти явилось обострение хронического периодонтита фронтальных нижних зубов, причиной снятия зубных протезов на верхней челюсти явилось проведение повторного эндодонтического лечения, необходимость которого была установлена по результатам рентгенологического обследования.

При таких обстоятельствах суд правильно признал, что в действиях врачей МУЗ "С" не установлено нарушений стандартов диагностики и лечения, методов протезирования, т.е. требований к качеству предоставляемых медицинских услуг в стоматологическом лечении и протезировании, не установлено факта оказания истице медицинских услуг ненадлежащего качества.

Истицей не представлено доказательств наличия прямой причинно-следственной связи между действиями врачей по лечению и протезированию зубов и повышением у нее артериального давления, ухудшением общего состояния здоровья.

Вместе с тем судом установлено, что при подготовке истицы к повторному протезированию после проведенного рентгеновского обследования обнаружено, что в 11 зубе истицы был оставлен каналонаполнитель, который был извлечен при повторном лечении в 2008 году, что подтверждается рентгеновским снимком и свидетельскими показаниями врача Ш., которая проводила повторное лечение 11 зуба истицы и пломбирование корневого канала.

Суд обоснованно отверг доводы ответчика о том, что каналонаполнитель мог быть оставлен в пломбе при более раннем лечении истицы в других медицинских учреждениях, поскольку из медицинской карты истицы бесспорно установлено, что 26.03.2007 г. 11 зуб подвергался лечению врачом Т. и был запломбирован, после чего на этот зуб поставлена коронка, а 12.02.2008 г. каналонаполнитель обнаружен в 11 зубе, коронка с 11 зубы была снята непосредственно перед повторным лечением у врача Ш., которой был извлечен каналонаполнитель и повторно запломбирован зуб.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал данный факт оставления каналонаполнителя врачом Т. при пломбировании 11 зуба - основанием для взыскания в пользу истицы компенсации морального вреда. Размер компенсации морального вреда в 500 рублей определен с учетом только данного факта, поскольку других нарушений в действиях врачей не доказано. Более того, следовало учитывать, что само по себе оставление каналонаполнителя в пломбировочном материале не могло причинить боли, физических страданий и каких-либо отрицательных последствий и истица не ссылалась на такие обстоятельства, поскольку о факте нахождения каналонаполнителя в пломбе 11 зуба ей также стало известно после получения рентгеновских снимков. Суд верно исходил из повторного пломбирования 11 зуба и факта извлечения каналонаполнителя врачом Ш., как дополнительных медицинских процедур, сопряженных с физической болью, суд учитывал длительность указанной процедуры (сеанса лечения) и глубину страданий истицы по этому поводу.

Ссылка истицы и прокурора в кассационном представлении на недостаточность присужденной компенсации не подтверждена какими-либо доказательствами, не установлено каких-либо отрицательных последствий от факта оставления каналонаполнителя в пломбировочном материале, истицей не доказано причинно-следственной связи между оставлением каналонаполнителя в пломбе 11 зубы и фактом обострения пародонтита, проведенным дополнительным лечением и повторным протезированием.

Суд первой инстанции верно учел требования разумности и справедливости, определил компенсацию морального вреда 500 рублей с учетом характера и объема причиненных истице нравственных и физических страданий, соотношение между степенью вины и сущностью причиненного морального вреда одним фактом оставления каналонаполнителя в пломбе 11 зуба.

Довод истицы о поверхностном проведения экспертизы - опровергается материалами дела. Заключение дано на исследовании всех представленных экспертам медицинских документов, на все поставленные перед экспертами вопросы даны мотивированные ответы. Эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, имеют значительный стаж работы по врачебной специальности и экспертной деятельности, высокие квалификационные категории. Правом задать вопросы одному из экспертов в судебном заседании, истица воспользовалась, ходатайств о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы не заявляла.

Довод Б. о том, что суд практически не дал ей возможности поставить перед экспертом нужные вопросы - надуман и не может повлечь отмены решения. В ходе рассмотрения гражданского дела суд предоставил возможность истице подготовить вопросы эксперту, объявив перерыв в судебном заседании с 10.10.2008 г. до 22.10.2008 г. Вопросы истицы для судебной медицинской экспертизы приобщены к материалам дела. В соответствии с частью 2 статьи 76 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом.

Ссылка истицы на то, что при вынесении решения суд сослался на мнение эксперта, ответы которого носили субъективный и поверхностный характер, не может повлечь отмены решения, поскольку суд вправе был допросить члена экспертной комиссии П., которая является заместителем главного врача "О" - стоматологического центра, непосредственно в судебном заседании по возникшим вопросам качества медицинских услуг и причинной связи между действиями врачей и фактом повторного протезирования истицы. Показания эксперта, предупрежденного об уголовной ответственности по статьям 307 - 308 УК РФ, в том числе за дачу ложных показаний, является одним из доказательств по делу, которые были оценены судом в совокупности со всеми добытыми по делу доказательствами.

Иные доводы кассационной жалобы и обстоятельства, на которые в их обоснование ссылается в жалобе кассатор, не имеют правового значения для разрешения данного спора и не опровергают выводов суда первой инстанции, поэтому не могут повлечь отмену судебного решения.

Решение суда соответствует действующим нормам материального права, установленным по делу фактическим обстоятельствам. Оснований, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ, к отмене судебного решения в кассационном порядке не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 - 367 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Елецкого городского суда Липецкой области от 19 января 2009 года - оставить без изменения, а кассационную жалобу истицы Б. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь