Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 марта 2009 г. N 2504

 

Судья: Ильичева Т.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Савельевой М.Г., Нюхтилиной А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 17 марта 2009 года дело N 2-3133/08 по кассационной жалобе С.Г. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 14 ноября 2008 года по заявлению С.Г. о признании незаконным решения ФГУ "Палаты по патентным спорам"

Заслушав доклад судьи Савельевой М.Г., объяснения представителя С.Г. - Н. (доверенность от 19.03.2007 года), объяснения представителей ООО "Ника-мед" - Ш. (доверенность N 910708 от 07.08.2007 года), Б. (доверенность N 8/03 от 03.08.2007 года), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 14 ноября 2008 года С.Г. отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным решения ФГУ "Палаты по патентным спорам" от 09.07.2007 г. об отказе в удовлетворении возражения против выдачи Патента N 55579 и утвержденное Руководителем Роспатента С.Б.

В кассационной жалобе С.Г. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Материалами дела установлено, что 01.06.2000 г. Российским агентством по патентам и товарным знакам на основании Патентного закона РФ, введенного в действие 14.10.1992 г., С.Г. выдано свидетельство на полезную модель ортопедический матрац N 15851. Согласно приложению N 15851 к патенту на полезную модель действие патента продлено.

По заявке 2005139852/22 от 21.12.2005 г. выдан патент N 55579 на ортопедический матрац, автором которого является Ф., а патентообладателем ООО "Ника-Мед".

27.11.2006 г. С.Г. представила в Палату по патентным спорам возражения против выдачи патента РФ на полезную модель "Ортопедический матрац" N 55579, поскольку полезная модель по вышеуказанному патенту не удовлетворяет условиям патентоспособности, определенным ст. 5 Патентного закона РФ, а именно не является новой.

Решением ФГУ "Палаты по патентным спорам", утвержденным 09.07.2007 г. руководителем Роспатента С.Б., в удовлетворении возражений отказано, патент РФ на полезную модель N 55579 оставлен в силе.

Будучи не согласна с указанным решением, заявительница С.Г. обратилась в суд с заявлением в порядке главы 25 ГПК РФ об оспаривании решения должностного лица и органа государственной власти, просила признать решение ФГУП "Палаты по патентным спорам" от 09.07.07 г., принятое по ее возражению против выдачи Патента N 55579 на полезную модель "Ортопедический матрац" на имя ООО "НИКА-МЕД" и утвержденное Руководителем Роспатента С.Б. недействительным.

В обоснование требований указала, что при рассмотрении возражений не были учтены положения п. 1 ст. 5 Патентного Закона РФ от 23.09.1992 г. N 3517-1 об условиях предоставления правовой охраны полезной модели, кроме того, при сравнительном анализе Патентов N 15851, принадлежащего С.Г., и N 55579, принадлежащего ООО "Ника-Мед", не использовались для толкования формул описания и чертежи. Выдача ФГУП "РОСПАТЕНТ" в декабре 2005 г. Патента N 55579 на то же изобретение, нарушила исключительные авторские права заявителя, поскольку автором изобретения указан Ф.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 28 марта 2008 года заявленные требования удовлетворены: признано незаконным решение ФГУ "Палаты по патентным спорам" от 09.07.2007 г. об отказе в удовлетворении возражения заявителя против выдачи Патента N 55579 и утвержденное Руководителем Роспатента С.Б.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 29 июля 2008 года решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 28 марта 2008 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, установил их на основании объяснений лиц, участвующих в деле, представленных документов, которым дал надлежащую правовую оценку, правильно применил закон, подлежащий применению, признал, что решение ФГУ "Палаты по патентным спорам" вынесено в соответствии с законодательством, регулирующим настоящие правоотношения, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии правовых оснований к удовлетворению заявленных требований.

В соответствии с правилами п.п. 1 п. 1 ст. 29 Патентного закона РФ от 23.09.1992 г. N 3517-1 в ред. от 07.02.2003 г., действовавшего на момент обращения заявительницы с возражениями против выдачи патента РФ на полезную модель "Ортопедический матрац" N 55579, патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец в течение всего срока его действия может быть признан недействительным полностью или в части в случае несоответствия запатентованных изобретения, полезной модели или промышленного образца условиям патентоспособности, установленным настоящим Законом.

Согласно ст. 5 Патентного закона, в качестве полезной модели охраняется техническое решение, относящееся к устройству. Полезная модель признается соответствующей условиям патентоспособности, если она является новой и промышленно применимой.

В силу п. 2 ст. 29 Патентного закона, возражение против выдачи патента по основаниям, предусмотренным подпунктами 1 - 3 пункта 1 настоящей статьи, подается в Палату по патентным спорам.

Порядок подачи возражений против выдачи патента в Палату по патентным спорам и порядок их рассмотрения устанавливаются федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Решение Палаты по патентным спорам утверждается руководителем федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, вступает в силу с даты утверждения и может быть обжаловано в суд.

Правила подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам утверждены Приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам (Роспатента) от 22 апреля 2003 г. N 56, осуществлявшим на основании статьи 2 Патентного закона Российской Федерации нормативно-правовое регулирование в указанной сфере до введения в действие части четвертой Гражданского кодекса РФ. Предметом регулирования Правил, как видно из их содержания, является порядок административного производства по рассмотрению и разрешению споров, связанных с защитой интеллектуальных прав, в Палате по патентным спорам.

Основная цель деятельности Палаты по патентным спорам - обеспечение охраняемых законом прав и интересов заявителей и обладателей охранных документов на объекты интеллектуальной собственности, а также законных интересов иных физических и юридических лиц при принятии в административном порядке решений по вопросам, отнесенным к компетенции Палаты по патентным спорам (пункт 2.1 Устава федерального государственного учреждения "Палата по патентным спорам Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам", утвержденного Приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 3 февраля 2005 г. N 21).

Таким образом, принимая во внимание, что в рамках заявленных требований заявительницей в порядке главы 25 ГПК РФ оспаривается решение, утвержденное руководителем федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, принятое в рамках административного производства по рассмотрению и разрешению споров, связанных с защитой интеллектуальных прав, то есть ненормативный правовой акт, установлению подлежит имеет ли орган (лицо) полномочия на принятие решения или совершение действия, соблюден ли порядок принятия решений, совершения действий органом или лицом в том случае, если такие требования установлены нормативными правовыми актами (форма, сроки, основания, процедура и т.п.), соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного действия (бездействия) требованиям закона и иного нормативного правового акта, регулирующих данные правоотношения, нарушаются ли данным решением права либо свободы заявителя.

Приведенные выше положения нормативных актов и имеющиеся в материалах документы подтверждают, что оспариваемое решение принято органом, имеющим полномочия на принятие такого решения в пределах его компетенции с соблюдением порядка принятия решения. Доводов, оспаривающих указанное решение по нарушению установленного порядка его принятия, заявительницей не приведено.

Как следует из материалов дела, поданное С.Г. в ППС возражение против выдачи патента РФ N 55579 на полезную модель "Ортопедический матрац" было мотивировано несоответствием запатентованной полезной модели условию патентоспособности "новизна", предусмотренному п. 1 ст. 5 Патентного закона, по отношению к известному из свидетельства РФ N 15851 решению.

Соответственно, в рамках рассмотрения поданного возражения в ППС исследовалась техническая сущность оспариваемой полезной модели N 55579 на предмет ее соответствия условию патентоспособности "новизна" по отношению к известному из свидетельства РФ N 15851 решению, по результатам данного исследования было установлено, что оспариваемая полезная модель отвечает названному условию патентоспособности.

При этом, оценка в отношении несоответствия полезной модели N 55579 условию патентоспособности "промышленная применимость", не производилась, поскольку данное основание не содержалось в возражении заявителя и в Палате по патентным спорам не рассматривалось, решения по данному основанию не принималось.

В этой связи техническое заключение специалиста от 20.02.2008 г., составленное доктором технических наук К., представленное заявительницей, по существу касается обоснования несоответствия технического решения по патенту N 55579 критерию охраноспособности "промышленная применимость", не может быть принято во внимание, правового значения в рамках рассматриваемого спора не имеет, поскольку оспариваемое С.Г. решение Палаты по патентным спорам вынесено по основанию соответствия технического решения критерию охраноспособности "новизна" по отношению к патенту N 15851.

Согласно п. 2 ст. 29 Патентного закона новое основание является основанием для подачи нового возражения в Палату по патентным спорам, результаты рассмотрения которого могут быть оспорены в суде в рамках самостоятельного производства.

Следует также учесть, что в рамках поданных в Палату по патентным спорам возражений заявительница не указывала на такое основание для опротестования полезной модели как т.н. "открытое применение" - "сведения о применении в Российской Федерации до даты приоритета полезной модели средства того же назначения, что и заявленная полезная модель", данное основание не рассматривалось Палатой по патентным спорам и по этому основанию решение Палаты по патентным спорам не выносилось, соответственно, данное основание не может являться предметом рассмотрения в рамках настоящего спора, в связи с чем ссылки заявительницы на документы, подтверждающие производство с 1999 г. ортопедических матрацев, которые были, согласно ее утверждению, скопированы при подаче в 2005 г. патента N 55579, являются несостоятельными, не входят в предмет рассматриваемого спора.

Вопрос об авторстве в рамках административного производства по рассмотрению поданного С.Г. возражения в Палаты по патентным спорам также не исследовался, поскольку не отнесен патентным законодательством РФ к компетенции Палаты по патентным спорам, кроме того, возражение С.Г. не содержало доводов о нарушении права авторства, в связи с чем ссылки на нарушение оспариваемым решением прав авторства несостоятельны.

Оспаривая принятое решение, заявительница ссылалась на то, что указанные в решении признаки новизны, присущие полезной модели по оспариваемому патенту N 55579, были известны из полезной модели, на которую выдан патент N 15851, оспариваемое решение основывается на том, что текст формулы изобретения Патента N 55579 не совпадает с текстом формулы изобретения Патента N 15851, при этом не рассматривалось содержание текста, учитывая, что одну и ту же мысль на русском языке можно выразить различными способами, не учитывались описания и чертежи, поясняющие признаки.

Вместе с тем, из содержания оспариваемого решения указанное не следует (л.д. 9 решения).

В соответствии с п. 1 ст. 5 Патентного закона полезной модели предоставляется правовая охрана, если она является новой и промышленно применимой. Полезная модель является новой, если совокупность ее существенных признаков не известна из уровня техники.

В соответствии с пп. 3 п. 2.1 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на полезную модель, утвержденных Приказом Роспатента от 06.06.2003 года N 83 и зарегистрированных Министерством юстиции РФ 30.06.2003 года N 4845) (далее - Правила ПМ) охраняемая патентом полезная модель считается соответствующей условию патентоспособности "новизна", если в уровне техники не известно средство того же назначения, что и полезная модель, которому присущи все приведенные в независимом пункте формулы полезной модели существенные признаки, включая характеристику назначения.

В соответствии с пп. 1.1 п. 3.2.4.3 Правил ПМ признаки относятся к существенным, если они влияют на возможность получения технического результата, т.е. находятся в причинно-следственной связи с указанным результатом.

Технический результат полезной модели представляет собой характеристику технического эффекта, явления, свойства и т.п., объективно проявляющихся при изготовлении либо использовании устройства.

Уровень техники включает ставшие общедоступными до даты приоритета полезной модели, опубликованные в мире сведения о средствах того же назначения, что и заявленная полезная модель, а также сведения об их применении в Российской Федерации (пп. 3 п. 2.1 Правил ПМ).

Материалами дела установлено, что Палата по патентным спорам в соответствии с Правилами подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам (утв. приказом Роспатента от 22.04.2003 N 56, зарег. в Минюсте 08.05.2003, рег. N 4520, опубликовано: "Российская газета", 21.05.2003, N 95), п. 1.3, рассмотрела поданное С.Г. возражение в объеме его доводов; провела анализ представленных патентов на соответствие полезной модели N 55579 критерию охраноспособности "новизна" по отношению к полезной модели N 15851 в рамках поданного возражения, указала отличительные признаки полезной модели N 55579, отсутствующие и/или не соответствующие признакам в полезной модели N 15851; установила соответствие полезной модели N 55579 критерию охраноспособности "новизна" по отношению к полезной модели N 15851 и вынесла решение об отказе С.Г. в удовлетворении ее возражения против выдачи патента N 55579.

Палатой по патентным спорам в результате рассмотрения возражений заявительницы и анализа формулы полезной модели по патенту РФ N 55579 было установлено, что известный из противопоставленного в возражении свидетельства РФ N 15851 ортопедический матрац, не содержит ряда существенных признаков, присущих ортопедическому матрацу по оспариваемому патенту N 55579:

1. отсеки заполнены сферическими массажными элементами в виде шариков различного диаметра из эластичного упругого материала и /или дисперсным волокнистым материалом. Эти признаки являются отличительными, поскольку шарики представляют собой сферические объемные элементы. При этом в противопоставленном свидетельстве N 15851 отсеки заполнены гранулами, имеющими форму круга ("круг" - это часть плоскости, ограниченной окружностью; сама окружность), то есть представляют собой плоские круглые элементы.

2. отсеки, образующие поверхность матраца, выполнены в виде поперечных ширине матраца вытянутых от одной его длинной стороны до его другой длинной стороны полос, соединенных между собой по своим длинным сторонам, с последовательным чередованием этих полос по длине матраца, при этом каждый из отсеков выполнен выпуклым по своей короткой стороне с образованием за счет поперечной выпуклости каждого из отсеков общей волнообразной формы матраца.

Наполнение отсеков ортопедического матраца дисперсным волокнистым материалом в сочетании со сферическими массажными элементами в виде шариков различного диаметра из эластичного упругого материала влияет на следующий технический результат - препятствует взаимному встречному смятию с последующей деформацией шариков, приводящему к потере упругих свойств матраца, то есть при повышении качества изготовления матраца улучшаются его эксплуатационные свойства.

Учитывая указанное Палата по патентным спорам пришла к выводу о том, что из противопоставленного источника информации не известно средство, которому присущи все существенные признаки независимого пункта формулы полезной модели по оспариваемому патенту, следовательно, вывод лица, подавшего возражения, о несоответствии полезной модели по оспариваемому патенту условию патентоспособности "новизна" неправомерен, в связи с чем было вынесено решение об отказе в удовлетворении возражения, патент РФ на полезную модель N 55579 оставлен в силе.

В подтверждение доводов заявительницей в рамках настоящего спора представлен акт экспертного исследования N ДВ-03/07 от 14.11.2007 г., проведенного филологическим факультетом Санкт-Петербургского государственного университета. Отклоняя указанное доказательство, суд обоснованно исходил из того, что при выдаче патента в первую очередь исследовалась техническая сущность полезных моделей по свидетельству N 15851 и патенту N 55579, правильно применил положения вышеназванных норм патентного законодательства, дал оценку представленным описаниям полезных моделей, пришел к выводу о несостоятельности доводов заявителя о том, что признаки, указанные в решении, как отличительные и существенные, не являются таковыми.

Отказывая в удовлетворении требований, суд признал имеющиеся в деле доказательства достаточными для разрешения настоящего спора в рамках проверки законности оспариваемого решения, при этом учел, что лицами, участвующими в деле, ходатайств о назначении патентной экспертизы, не заявлено. Доказательств иного в материалах дела не имеется. Следует также принять во внимание, что надлежащий сравнительный анализ в отношении патента N 55579 на соответствие критерию охраноспособности полезной модели "новизна" по отношению к Свидетельству N 15851, проведенный Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам - специалистами Палаты по патентным спорам при рассмотрении возражений заявителя, содержит исчерпывающие выводы по рассматриваемому вопросу, правильность этих выводов представленными в рамках настоящего спора доказательствами не опровергнута.

Ходатайство заявительницы о назначении судебной экспертизы на предмет определения наличия или отсутствия информации, определенных в решении как, отличительные признаки в сфере в формуле полезной модели по патенту N 55579 в формуле полезной модели по свидетельству N 15851, разрешено судом с соблюдением требований ст. 79 ГПК РФ, и учитывая предмет спора, обоснованно отклонено, поскольку в данном случае отсутствуют вопросы, требующие специальных знаний в области лингвистики.

Доказательств к тому, что с технической точки зрения полезная модель по патенту N 55579 не соответствует условию патентоспособность "новизна", не представлено.

Довод заявителя о том, что оспариваемое решение нарушило ее исключительные авторские права, поскольку согласно данному патенту, автором изобретения, принадлежащего в действительности заявительнице, является другое лицо - Ф., по существу содержит ссылку на основания признания патента недействительным в соответствии с п. 4 п. 1 ст. 29 Патентного закона, не может быть рассмотрен как обоснование для обжалования оспариваемого решения Палаты по патентным спорам.

Перечень оснований, по которым патент на полезную вещь может быть признан недействительным, содержащихся в пункте 1 ст. 29 вышеназванного Закона, является исчерпывающим. В зависимости от основания для признания патента недействительным закон предусматривает различный порядок рассмотрения спора, соответственно, споры о несоответствии запатентованной полезной модели условиям патентоспособности подлежат рассмотрению в административном порядке (п. 2 ст. 29 Закона), а споры об авторстве изобретения подлежат рассмотрению в судебном порядке (п. 3 ст. 29, ст. 31 Закона).

С учетом указанного, решение Палаты по патентным спорам не может быть оспорено по основанию, приведенному в подпункте 4 пункта 1 ст. 29 Патентного закона, поскольку оно не рассматривалось в рамках поданного возражения и не могло быть рассмотрено в соответствии с определенными Патентным законом пределами полномочий Палаты по патентным спорам, в связи с чем, если заявитель полагает, что его права авторства нарушается ввиду указания в качестве автора полезной модели по патенту РФ N 55579 лица, не являющегося таковым, он не лишен возможности оспаривать право авторства на указанную полезную модель посредством подачи в суд искового заявления в соответствии с действующим гражданским законодательством. При этом данный спор об авторстве не связан с решением Палаты по патентным спорам от 09.07.2007 г., поскольку имеет иной предмет и основания.

При таком положении оспариваемое решение по своему содержанию соответствует требованиям п. 1 ст. 5 Патентного закона РФ, содержит надлежащий сравнительный анализ представленных документов, возражения заявителя рассмотрены Палатой по патентным спорам с соблюдением вышеприведенных нормативных актов, регулирующих данные правоотношения, решение принято органом в пределах его полномочий, не нарушает прав либо свобод заявителя и не создает препятствий к осуществлению заявителем его прав и свобод, в связи с чем суд правомерно в соответствии с правилами ч. 4 ст. 258 ГПК РФ отказал в удовлетворении заявления.

Доводы кассационной жалобы о нарушении судом первой инстанции при разрешении спора требований ч. 1 ст. 369 ГПК РФ являются несостоятельными.

Оценка добытым по делу доказательствам дана судом согласно ст. 67 ГПК РФ.

Ссылка в кассационной жалобе заявителя на нарушение п.п. 2 п. 2 ст. 364 ГПК РФ рассмотрением дела в отсутствие ФГУ Роспатент, ФГУ Палата по патентным спорам и Ф. не может служить основанием к отмене постановленного судом решения, поскольку в материалах дела имеются заявления указанных лиц с просьбой рассматривать дело в их отсутствие и возражения по заявленным требованиям, в кассационном порядке решение данными лицами не оспаривается, процессуальные права заявителя указанным не нарушены.

Доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, не подрывают правильности вывода суда по существу рассмотренного спора, не свидетельствуют о наличии правовых оснований к отмене постановленного судом решения в пределах действия ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 14 ноября 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь