Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 марта 2009 г. N 2892

 

Судья: Пучинин Д.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Савельевой М.Г., Нюхтилиной А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 17 марта 2009 года дело N 2-251/08 по кассационной жалобе Б. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 27 ноября 2008 года по иску Б. к ГУ Санкт-Петербургское региональное отделение ФСС РФ о назначении страховых выплат и по иску ГУ Санкт-Петербургское региональное отделение ФСС РФ к ЗАО "Лето" о признании недействительным акта о случае профессионального заболевания.

Заслушав доклад судьи Савельевой М.Г., объяснения Б. и ее представителя - В. (доверенность от 17.03.2007 года), объяснения представителя ГУ Санкт-Петербургское региональное отделение ФСС РФ - Л. (доверенность от 31.12.2008 года), заключение прокурора Костиной Т.В., полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 27 ноября 2008 года Б. отказано в удовлетворении исковых требований к ГУ Санкт-Петербургское региональное отделение ФСС РФ о назначении страховых выплат.

Вышеназванным решением удовлетворен иск ГУ Санкт-Петербургское региональное отделение ФСС РФ к ЗАО "Лето". Суд признал недействительным Акт о случае профессионального заболевания от 19.11.2004 г. Б., <...> года рождения.

Суд взыскал с ЗАО "Лето" в пользу ГУ "СПб РО ФСС РФ" расходы по оплате экспертизы в сумме 10 500 рублей

В кассационной жалобе Б. просит отменить решение суда, считает его незаконным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав участников процесса, не находит оснований для отмены решения суда.

Материалами дела установлено, что Б. работала в ЗАО "Лето" с 17.01.1972 г. по 14.07.1975 г., и с 05.01.1977 г. по 15.04.2005 г., и была уволена на основании п. 8 ст. 77 ТК РФ.

С 04.10.2004 г. по 26.10.2004 г. Б. находилась на обследовании в клинике Северо-Западного научного центра гигиены и общественного здоровья Санкт-Петербурга, где ей (Б.) был поставлен диагноз: профессиональное заболевание - профессиональная вегетативно-сенсорная полиневропатия верхних конечностей 2 степени. Указано, что она подлежит направлению на МСЭ.

19.11.2004 г. комиссией по расследованию ЗАО "Лето" был составлен акт о случае профессионального заболевания у Б., в п. 20 которого указано, что на основании результатов расследования установлено, что настоящее заболевание является профессиональным и возникло в результате несовершенства технологических процессов, непосредственной причиной заболеваний послужило воздействие физических нагрузок на верхние конечности.

Согласно справке Бюро МСЭ N 17 от 08.02.2005 г., у Б. было установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности в связи с указанным выше профессиональным заболеванием.

11.02.2005 г. Б. обратилась в филиал N 31 ГУ СПб РО ФСС РФ с заявлением о назначении страховых выплат в связи с профессиональным заболеванием, полученным в период работы в ЗАО "Лето", в порядке ФЗ РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ.

05.03.2005 г. Б. в назначении страховых выплат было отказано на основании "Заключения экспертизы по квалификации повреждения здоровья вследствие профессионального заболевания как страхового случая" от 15.02.2005 г. N 630, случай профессионального заболевания Б. квалифицирован как не страховой.

Будучи не согласна с указанным отказом, полагая его незаконным, Б. обратилась в суд с иском, в котором просила обязать ответчика выплачивать ей с 01.05.2007 г. ежемесячную страховую выплату в размере 3590 руб. 70 коп. с последующей индексацией, взыскать с ответчика единовременную страховую выплату 12 960 руб. и пени в размере 49 248 руб., а также взыскать с ответчика не выплаченные за прошлое время ежемесячные страховые выплаты в сумме 90 626 руб. 97 коп. и пени за незаконный отказ в назначении указанных выплат в сумме 196 126 руб. 40 коп.

ГУ СПб РО ФСС РФ обратилось в Московский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ЗАО "Лето" о признании недействительным акта о случае профессионального заболевания от 19.11.2004 г. на имя Б., указав в обоснование иска, что заболевание, выявленное у Б., не является профессиональным, соответственно, оснований для назначения страховых выплат не имеется.

Определением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 09.08.2007 г. дела по искам Б. и ГУ СПб РО ФСС РФ объединены в одно производство.

Рассматривая заявленные требования, суд первой инстанции руководствовался положениями ФЗ от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", Положением о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утв. Постановлением Правительства РФ от 15.12.2000 г. N 967, на основании объяснений лиц, участвующих в деле, представленных документов, заключения проведенной по делу судебно-медицинской экспертизы пришел к выводу о том, что указание в оспариваемом акте о случае профессионального заболевания от 19.11.2004 г. на наличие у Б. профессионального заболевания - вегето-сенсорной полиневропатии верхних конечностей 2 ст. неправомерно, не соответствует действительности, признал исковые требования ГУ СПб РО ФСС РФ доказанными и подлежащими удовлетворению, соответственно, учитывая, что акт о случае профессионального заболевания является одним из документов, служащих основанием для назначения обеспечения по страхованию, суд пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для назначения страховых выплат Б., отказал в иске.

В соответствии со ст. 3 ФЗ РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", под страховым случаем понимается подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.

Согласно п. 30 Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденного Постановлением правительства РФ от 15.12.2000 г. N 967, акт о случае профессионального заболевания является документом, устанавливающим профессиональный характер заболевания, возникшего у работника на данном предприятии.

В силу ч. 4 ст. 15 ФЗ РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", назначение обеспечения по страхованию осуществляется страховщиком на основании заявления застрахованного, его доверенного лица или лица, имеющего право на получение страховых выплат, на получение обеспечения по страхованию, и представляемых страхователем (застрахованным) следующих документов (их заверенных копий): акта о несчастном случае на производстве или акта о профессиональном заболевании...

Таким образом, акт о случае профессионального заболевания является правоустанавливающим документом, необходимым для назначения страховых выплат.

Право страховщика на проверку документов, связанных со страховым случаем, защиту своих прав и законных интересов в суде, вытекает из п. 1 ст. 18 вышеназванного Закона, в связи с чем суд при разрешении спора правильно исходил из того, что страховщик при осуществлении своих прав вправе оспаривать диагноз профессионального заболевания, установленного застрахованному лицу, и причинно-следственную связь заболевания с условиями труда.

При оценке доводов ГУ СПб РО ФСС РФ, оспаривающего акт о случае профессионального заболевания, указывающего на отсутствие причинно-следственной связи между заболеванием, установленным Б., и условиями производственной деятельности, суд принял во внимание, что к акту от 19.11.2004 г. о случае профессионального заболевания имеется особое мнение, изложенное в письменной форме, которое выразили четверо из шести членов комиссии, отказавшиеся подписать данный акт. В особом мнении указано, что подписавшие его члены комиссии не могут согласиться с утверждением, что профессиональное заболевание возникло в результате воздействия неблагоприятных факторов на рабочем месте рабочей Б. При прохождении периодического медосмотра в 2002 г. на базе ведущего в Северо-западном регионе специализированного профпатологического учреждения Северо-западного центра гигиены и общественного здоровья у Б. не было выявлено профессиональных заболеваний и противопоказаний к работе; учитывая высокое качество проведения периодического медицинского осмотра специалистами СЗНЦГ и ОЗ, можно с уверенностью говорить о том, что комплекс заболеваний "работающей руки" развился у пациентки после 2002 г.; с 2003 г. показатели тяжести трудового процесса рабочей растениеводства соответствуют 1 - 2 классу по всем показателям, кроме наклонов корпуса (кл. 3.1), условия труда, соответствующие 1 - 2 кл., не могли привести к развитию профессиональной патологии; заболевание Б. не может быть связано с факторами производственного риска.

Принимая во внимание, что рассмотрение спора возможно лишь путем разрешения вопросов, требующих специальных познаний в области медицины, судом в порядке ст. 79 ГПК РФ была назначена по делу заочная документальная судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено ГУ "Научно-исследовательский институт медицины труда Российской Академии медицинских наук, в распоряжение экспертов предоставлены материалы гражданского дела, медицинские документы.

По заключению заочной документальной (по медицинским документам) судебно-медицинской экспертизы (заключение N 12/23.6/81 от 23.06.2008 г. N 198), у Б. признаков профессиональной вегето-сенсорной полиневропатии в/к 2 ст. с чувствительными и трофическими нарушениями не обнаружено; установление связи данного заболевания с профессией, учитывая низкую интенсивность физической (стато-динамической) нагрузки (регионарной и общей) на верхние конечности на рабочем месте Б. в ЗАО "Лето" с 2003 г. необоснованно, в профессии Б. нет факторов, которые могли вызвать подобное заболевание; установление связи заболевания вегето-сенсорная полиневропатия в/к 2 ст. с профессией Б. необоснованно.

Заключение подготовлено компетентными специалистами в соответствующей области медицины, эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ, о чем имеются их подписи в тексте заключения, оснований сомневаться в объективности и беспристрастности экспертов не имеется.

Выводы, содержащиеся в заключении комиссии экспертов являются достаточно ясными и полными, сомнений в правильности и обоснованности не вызывают, правовые основания к назначению дополнительной или повторной экспертизы в порядке ст. 87 ГПК РФ отсутствуют.

Довод кассационной жалобы о том, что полученное по делу экспертное заключение НИИ медицины труда является недопустимым доказательством, судебная коллегия полагает несостоятельным, не основанным на законе. Экспертиза назначена по определению суда в порядке ст. 79 ГПК РФ, оценка заключению экспертов дана согласно ч. 3 ст. 86 ГПК РФ, требования ст. ст. 55, 60 ГПК РФ не нарушены.

При таком положении судебная коллегия находит, что суд обоснованно признал оспариваемый акт недействительным и отказал в иске о назначении страховых выплат.

То обстоятельство, что работодатель - ЗАО "Лето" является надлежащим ответчиком по требованиям о признании акта о случае профессионального заболевания недействительным, вытекает из п.п. 19 - 29 Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утв. Постановлением Правительства РФ от 15.12.2000 г. N 967, регулирующих порядок расследования обстоятельств и причин возникновения профессионального заболевания. Ссылка на несоблюдение страховщиком досудебного порядка урегулирования спора не основана на законе.

Правоотношения сторон, процессуальный состав участников спорных правоотношений и закон подлежащий применению определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены достаточно полно в ходе судебного разбирательства, выводы суда соответствуют добытым по делу доказательствам, не противоречат нормам материального права, постановлены с соблюдением норм процессуального права, в связи с чем доводы кассационной жалобы, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание состоявшегося судебного решения, не подтверждают наличия правовых оснований в пределах действия ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ к его отмене.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 27 ноября 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь