Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 марта 2009 г. N 33-851

 

Судья Парфенов В.Л.

 

19 марта 2009 года судебная коллегия по гражданским делам

Ленинградского областного суда в составе

председательствующего Морозова Н.А.,

судей Кошелевой И.Л. и Пономаревой Т.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Пономаревой Т.А.

дело по кассационной жалобе ответчика Ю.С. и кассационному представлению участвовавшего в деле старшего помощника Волосовского районного прокурора Ленинградской области Калининой Н.В. на решение Волосовского районного суда Ленинградской области от 11 февраля 2009 года,

 

установила:

 

в результате наезда 4 декабря 2006 года около 20 часов 30 минут автомобиля марки ВАЗ-2108 государственный номерной знак <...> под управлением водителя Ю.С. на пешехода Б.Н., двигавшегося в зоне полосы движения в районе 21 км автодороги Жабино - Губаницы - Волосово - Реполка в направлении движения от деревни Реполка к деревне Лагоново Волосовского района Ленинградской области, Б.Н. получил многочисленные телесные повреждения, от которых скончался.

Бывшая супруга и дети Б.Н. - Б.Е., Б.К. и Л.А. первоначально 22 мая 2007 года обратились в Волосовский районный суд Ленинградской области с иском к Ю.С. о взыскании в пользу Б.Е. денежных сумм в счет возмещения затрат по погребение Б.Н. в размере 12.159 рублей и в счет компенсации морального вреда в размере 100.000 рублей, в пользу Б.К. и Л.А. в счет компенсации морального вреда в размере 50.000 рублей каждому (л.д. 2).

В ходе судебного разбирательства Б.Е. и Л.А. представили письменное заявление о взыскании в пользу Б.Е. возмещения по оплате отправления судебных телеграмм на общую сумму 479 руб. 90 коп. (л.д. 92).

Кроме того, истцовая сторона представила исковое заявление, согласно которому ответчиком по делу является супруга ответчика Ю.М. как собственник автомобиля марки ВАЗ-2108 государственный номерной знак <...> (л.д. 111).

Решением Волосовского районного суда от 14 апреля 2008 года исковые требования Б.Е. удовлетворены частично, при этом с Ю.М. в пользу Б.Е. взысканы расходы на погребение в размере 12.159 рублей, в удовлетворении остальной части иска отказано.

Кроме того, частично удовлетворены исковые требования Б.К. и Л.А., с Ю.М. в пользу Б.К. и Л.А. взыскана денежная компенсация морального вреда в сумме по 30.000 рублей каждому, в остальной части размера иска отказано (л.д. 126 - 129).

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 31 июля 2008 года решение суда первой инстанции было отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей (л.д. 143 - 147).

При новом рассмотрении дела истцовая сторона внесла изменения в исковые требования, расширив субъектный состав ответной стороны и предъявила иск к Ю.С. и Ю.М. о солидарном взыскании ранее указанных денежных сумм в счет возмещения расходов на погребение и денежной компенсации морального вреда (л.д. 177 - оборот, 178 - оборот).

Волосовский районный суд, повторно рассмотрев и разрешив спор по существу, 11 февраля 2009 года постановил решение, которым частично удовлетворил исковые требования, при этом взыскал с Ю.С. в пользу Б.Е. возмещение расходов на погребение в размере 12.159 рублей, понесенные судебные издержки по почтовым расходам в сумме 479 руб. 90 коп. и компенсацию морального вреда в размере 40.000 рублей, а всего в сумме 52.638 руб. 90 коп.

Кроме того, суд взыскал с Ю.С. в пользу Б.К. и Л.А. денежную компенсацию морального вреда в размере по 25.000 рублей каждому, отказав в удовлетворении остальной части размера иска Б.К. и Л.А.

Тогда как в удовлетворении иска, предъявленного к Ю.М., отказал (л.д. 258 - 264).

С законностью постановленного 11 февраля 2008 года решения не согласился Ю.С. и участвовавший в деле старший помощник Волосовского районного прокурора Калинина Н.В., которые представили соответственно кассационную жалобу и кассационное представление, при этом просили решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей (л.д. 266, 267, 271 - 273, 274 - 275).

В качестве оснований для отмены судебного решения Ю.С. ссылался на нарушение судом первой инстанции норм материального права при неправильном толковании закона, а также на неправильное применение норм процессуального права, по мнению Ю.С., суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и не учел то обстоятельство, что Б.Е. на день смерти Б.Н. находилась с ним в разводе (л.д. 133 - 134).

Участвовавший в деле старший помощник Волосовского районного прокурора Калинина Н.В. обращала внимание суда кассационной инстанции на несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела. Так, по мнению прокурора, заявление о возмещении судебных издержек подано от имени Б.Е. и Л.А., а возмещение этих расходов предусмотрено только в пользу одного лица Б.Е. При этом прокурор полагал, что Б.Е., находящаяся в разводе с погибшим Б.Н., не относится к числу лиц, которые в соответствии с положениями ст. 1088 ГК РФ имеют право на возмещение вреда в случае смерти потерпевшего (л.д. 274 - 275).

Изучив материалы дела, заслушав заключение представителя прокуратуры Ленинградской области Г., частично поддержавшей довод кассационной жалобы и кассационного представления, находившей наличие правовых оснований для изменения судебного решения в части взыскания с Ю.С. в пользу Б.Е. денежной компенсации морального вреда, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела следует и судом первой инстанции установлено, что смерть Б.Н., находившегося 4 декабря 2006 года около 20 часов 30 минут в состоянии средней степени алкогольного опьянения на проезжей части автодороги Жабино - Губаницы - Волосово - Реполка Волосовского района Ленинградской области в темное время суток в условиях дождливой погоды, последовала в связи с причинением ему телесных повреждений в результате наезда на Б.Н. автомобиля под управлением Ю.С.

По обстоятельствам данного дорожно-транспортного происшествия, повлекшего смерть человека, Отделом внутренних дел Волосовского района проводилась проверка.

Согласно постановлению, вынесенному 9 июня 2007 года старшим следователем Следственного отдела при Отделе внутренних дел Волосовского района В. и утвержденному прокурором Волосовского района Гей Л.М., отказано в возбуждении уголовного дела по сообщению КУСП-3487 от 4 декабря 2006 года по основанию п. 2 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием в деянии состава преступления (материал КУСП N 3487 от 4 декабря 2006 года - л.д. 82).

Между тем, ст. 1100 ГК РФ устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Отсюда у суда первой инстанции имелись правовые основания для возложения на водителя автомашины марки ВАЗ-21008 Ю.С. обязанности по выплате денежной компенсации морального вреда в связи с гибелью человека.

При определении круга лиц, имеющих право на получение денежной компенсации морального вреда в связи с гибелью Б.Н., суд первой инстанции помимо сына Б.К. и дочери Л.А. отнес к данным лицам Б.Е., брак которой с Б.Н. был расторгнут 24 апреля 1995 года (л.д. 76).

Судебная коллегия не может согласиться с правомерностью данного вывода суда первой инстанции, поскольку в силу п. 2 ст. 1 и п. 2 ст. 16 Семейного кодекса Российской Федерации, а также правил о наследовании по закону, регламентированных ст. ст. 1141 - 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации, Б.Е. не может быть признана субъектом правоотношений по получению денежной компенсации морального вреда в связи с гибелью бывшего супруга Б.Н.

В этой связи решение суда в части взыскания в пользу Б.Е. денежной компенсации морального вреда является незаконным и подлежит отмене.

Принимая во внимание, что отсутствует необходимость установления новых обстоятельств для дела, поскольку факт развода между Б.Е. и Б.Н. носит бесспорный характер и никем из сторон не оспаривается, то суд кассационной инстанции находит возможным устранить выявленное нарушение, не передавая дело на новое рассмотрение, путем внесения изменения в решение суда от 11 февраля 2009 года в части требования Б.Е. о взыскании денежной компенсации морального вреда. При этом судебная коллегия при кассационном рассмотрении жалобы и представления выносит новое решение в этой части и отказывает в удовлетворении иска Б.Е. к Ю.С. в части взыскания денежной компенсации морального вреда в размере 100.000 рублей за отсутствием правовой состоятельности.

Судебная коллегия также отмечает, что суд первой инстанции, изложив в мотивировочной части решения доводы относительно факта нахождения Б.Е. на иждивении погибшего бывшего супруга Б.Н., нарушил один из важнейших принципов гражданского процесса - принцип диспозитивности, предусмотренный ч. 3 ст. 195 ГПК РФ, и вышел за пределы заявленных Б.Е. требований. - Со стороны Б.Е. отсутствовало заявление требования об установлении факта нахождения на иждивении умершего бывшего супруга. Тогда как возраст Б.Е., 13 июля 1964 года рождения, что подтверждается письменными доказательствами и фактом установления судом личности Б.Е. в судебном заседании (л.д. 3, 26, 68), таким образом, имевшей на день смерти Б.Н. 4 декабря 2006 года возраст полных 42 года, и факт отсутствия признания ее (Б.Е.) в установленном порядке инвалидом по состоянию здоровья свидетельствуют о правовой бесперспективности такого требования.

Что касается права детей погибшего Б.Н. - сына Б.К. (л.д. 4) и дочери Л.А. (до брака Б.А.) (л.д. 7, 101) на получение денежной компенсации морального вреда и размера этой денежной компенсации морального вреда, определенного судом первой инстанции в 25.000 рублей каждому, то кассационная жалоба и кассационное представление не содержат доводов относительно данной части решения.

Вместе с тем судебная коллегия находит, что решение в части присуждения ко взысканию с Ю.С. в пользу Б.К. и Л.А. денежной компенсации морального вреда в размере по 25.000 рублей каждому является законным и обоснованным, поскольку согласуется с правовыми нормами ст. ст. 150, 151, 1099 - 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, основано на доказательствах, которым дана надлежащая правовая оценка по правилам ст. 67 ГПК РФ, при этом суд первой инстанции исходил из принципов конституционной ценности жизни и здоровья гражданина, уважения достоинства личности, разумности и справедливости и принял во внимание заслуживающие внимание обстоятельства, в частности, отсутствие у Ю.С. технической возможности предотвратить наезд на пешехода.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции при постановлении решения в части присуждения ко взысканию с Ю.С. в пользу Б.Е. возмещения расходов на погребение не допустил нарушение норм материального права и решение суда в этой части является законным и обоснованным, тогда как доводы кассационной жалобы основаны на ошибочном толковании норм действующего законодательства.

При этом судебная коллегия отмечает, что в силу ст. 1094 Гражданского кодекса Российской Федерации лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы.

Представленные истцовой стороной письменные квитанции об оплате услуг по погребению Б.Н. на общую денежную сумму 12.159 рублей (5.817 = 00 + 4.900 = 00 + 1.442 = 00) свидетельствуют о том, что данные расходы понесла именно Б.Е. (л.д. 9, 10, 10 - оборот, 78, 79, 79 - оборот, 80, 81, 82).

Принимая во внимание, что положения ст. 1094 Гражданского кодекса Российской Федерации защищают права того лица, которое понесло расходы на погребение, у суда первой инстанции наличествовали правовые основания для присуждения этих расходов в пользу именно Б.Е.

Кроме того, следует также отметить, что в силу абзаца третьего п. 2 ст. 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации вина потерпевшего при возмещении расходов на погребение (ст. 1094) не учитывается.

Доводы кассационной жалобы и кассационного представления правовых оснований к отмене решения суда в данной части основаны на неправильном толковании норм материального права, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являющихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с произведенной судом оценкой.

Доводы кассационной жалобы и кассационного представления относительно необоснованности присуждения возмещения судебных издержек в пользу Б.Е. также основаны на неправильном применении норм процессуального права - ст. ст. 94 и 102 ГПК РФ, отклоняются судебной коллегией как несостоятельные.

При этом судебная коллегия отмечает, что направление в адрес ответчика телеграмм о вызове в суд обусловлено фактом неоднократных неявок Ю.С. в судебные заседания, о чем свидетельствуют протоколы судебных заседаний от 13 и 23 июля, 14 сентября, 28 ноября и 14 декабря 2007 года (л.д. 32, 41, 48, 61, 68 - 71). В этой связи суд первой инстанции, исходя из срока рассмотрения гражданского дела данной категории, предписанного ч. 1 ст. 154 ГПК РФ, действуя в соответствии с правилами, предусмотренными ч. 2 ст. 115 ГПК РФ, с учетом согласия истцовой стороны имел правовые основания для обращения к истцам с просьбой об оказании содействия во вручении судебного извещения о необходимости явки ответчика в суд в форме телеграммы. Представленные истцовой стороной письменные доказательства (тексты телеграмм и квитанции об оплате почтовых услуг - л.д. 30 - 31, 34 - 35, 36 - 37, 64 - 65, 66 - 67, 94 - 95, 96 - 97) в совокупности с фактом неявок Ю.С., злоупотреблявшего своими процессуальными правами, свидетельствуют о том, что оплата истцами почтовых расходов обусловлена именно этими обстоятельствами.

Отклоняя как необоснованный довод кассационного представления в части наличия противоречия между фактом обращения двух истцов и фактом взыскания возмещения судебных издержек в пользу одного истца, судебная коллегия принимает во внимание, что текст письменного заявления от имени Б.Е. и Л.А. содержит просьбу о взыскании возмещения судебных издержек в пользу именно Б.Е. (л.д. 92), что согласуется с положениями п. 1 ст. 9 ГК РФ, предусматривающей, что граждане по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им права.

Кроме того, судебная коллегия, соглашаясь с законностью и обоснованностью этой части решения, отмечает, что на суде, частично удовлетворившим исковые требования лежит обязанность по взысканию с ответчика понесенных истцовой стороной расходов, в том числе почтовых, поскольку речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле, и является одним из предусмотренных законом правовых способов судебной защиты лиц, чьи права были нарушены или ущемлены, и тем самым - на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать прав и свобод других граждан.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены решения суда, кассационная жалоба и кассационное представление не содержат, тогда как решение в части, касающейся отказа в удовлетворении иска, предъявленного к Ю.М., не обжалуется, поэтому дело в порядке ст. 347 ГПК РФ проверено в пределах доводов кассационной жалобы и кассационного представления.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Волосовского районного суда Ленинградской области от 11 февраля 2009 года изменить в части удовлетворения требования Б.Е. о взыскании денежной компенсации морального вреда.

В удовлетворении искового требования Б.Е. к Ю.С. о взыскании денежной компенсации морального вреда в размере 100.000 рублей отказать.

Решение Волосовского районного суда Ленинградской области от 11 февраля 2009 года в остальной части оставить без изменения, кассационную жалобу ответчика Ю.С. и кассационное представление участвовавшего в деле старшего помощника Волосовского районного прокурора Ленинградской области К. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь