Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ЗА I КВАРТАЛ 2009 ГОДА

 

Дела, возникающие из трудовых правоотношений

 

1. По спору о восстановлении на работе лица, уволенного по сокращению численности или штата работников, подлежит выяснению вопрос о наличии вакантной должности в рамках всех структурных подразделений (филиалов) работодателя.

 

В соответствии со статьей 180 Трудового кодекса Российской Федерации при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса.

В силу статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 1 настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом состояния здоровья.

Исковые требования о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, заявленные в отношении государственного учреждения, Н-в мотивировал тем, что при увольнении его с работы в связи сокращением штата работодателем (ответчиком) в отношении него не были приняты меры по трудоустройству, чем допущено нарушение норм трудового законодательства.

Решением районного суда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, в удовлетворении иска отказано на том основании, что по месту работы Н-ва в районном отделе (филиале) государственного учреждения произведено сокращение штата работников, о чем истец своевременно был предупрежден.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан с правомерностью выводов судебных инстанций не согласился, указав следующее.

Как усматривается из дела, в состав государственного учреждения на правах филиала, кроме районного отдела по месту работы истца, входят также соответствующие отделы в других районах Республики Татарстан.

Между тем, исходя из приведенных данных, судебными инстанциями вопрос о наличии у работодателя вакансий как в вышеуказанном филиале, так и в других структурных подразделениях, то есть в рамках всей организации, не выяснялся и не исследовался, несмотря на то, что истец просил об этом в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции и указывал в кассационной жалобе.

При таких обстоятельствах имеется основание полагать, что судебными инстанциями в противоречие требованиям статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не исследован вопрос о возможности работодателем трудоустройства Н-ва.

Поскольку по делу допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, Президиум Верховного суда Республики Татарстан отменил судебные постановления и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Дела, возникающие из отношений страхования

 

2. Отказ страховой компании от выплаты страхового возмещения по основанию, не влияющему на определение степени страхового риска, противоречит гражданскому законодательству.

 

Как следует из дела страховая компания отказала П-ву (страхователю) в выплате страхового возмещения ввиду того, что застрахованное транспортное средство в момент получения повреждений находилось под управлением лица, не внесенного в страховой полис при заключении договора имущественного страхования. Данные обстоятельства послужили основанием для обращения П-вым к мировому судье с иском к страховой компании о взыскании страхового возмещения.

Принимая решение об отказе в удовлетворении иска, мировой судья, с которым согласился и суд апелляционной инстанции, исходил из того, что Правилами страхования средств наземного транспорта, утвержденными страховой компанией, определено правомочие страховщика отказаться от осуществления страховой выплаты в случае, если страхователь не сообщил о существенных изменениях в риске, в частности об изменении круга лиц, допущенных к управлению транспортным средством. Страхователь не выполнил требования вышеуказанных Правил и допустил к управлению застрахованным транспортным средством лицо, не указанное в договоре страхования.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан с выводами судебных инстанций не согласился по следующим основаниям.

Исходя из положений статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом, при этом стороны не вправе заключать договор на условиях, противоречащих закону. Правила страхования средств автотранспорта, являющиеся неотъемлемой частью договора страхования, также не должны содержать положения, противоречащие гражданскому законодательству и ухудшающие положение страхователя по сравнению с установленным законом.

Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения определены в статьях 961, 963 и 964 Гражданского кодекса Российской Федерации, нормы которых не содержат предписаний о возможности освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по основанию, на которое ссылается ответчик, то есть вследствие причинения вреда при управлении застрахованным транспортным средством лицом, не внесенным в полис при заключении договора страхования.

Наличие в договоре страхования или в правилах, являющихся неотъемлемой частью этого договора, положений, противоречащих гражданскому законодательству, недопустимо.

Содержащаяся в решении мирового судьи ссылка на норму статьи 959 Гражданского кодекса Российской Федерации при этом не является состоятельной.

В соответствии с пунктом 1 названной статьи в период действия договора имущественного страхования страхователь (выгодоприобретатель) обязан незамедлительно сообщать страховщику о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора, если эти изменения могут существенно повлиять на увеличение страхового риска. Значительными во всяком случае признаются изменения, оговоренные в договоре страхования (страховом полисе) и в переданных страхователю правилах страхования.

Как определено пунктом 3 той же статьи, при неисполнении страхователем предусмотренной в пункте 1 настоящей статьи обязанности страховщик вправе потребовать расторжения договора страхования, а не отказывать в выплате страхового возмещения.

Согласно пункту 4 статьи 959 Гражданского кодекса Российской Федерации страховщик не вправе требовать расторжения договора страхования, если обстоятельства, влекущие увеличение страхового риска, уже отпали.

Таким образом, в статье 959 Гражданского кодекса Российской Федерации установлены иные (отличные от заявленных истцом по настоящему делу) последствия неуведомления страхователем страховщика о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора.

В рассматриваемом случае отказ страховой компании от выплаты страхового возмещения произведен по основанию, не влияющему на определение степени страхового риска, и является незаконным.

По изложенным мотивам Президиум Верховного суда Республики Татарстан отменил состоявшиеся по делу судебные постановления и принял новое решение, которым исковые требования П-ва удовлетворил, взыскал со страховой компании в пользу страхователя сумму страховой выплаты.

 

Дела, возникающие из семейных правоотношений

 

3. Участие в оплате стоимости приобретаемого имущества не предусмотрено в качестве самостоятельного основания возникновения права собственности на данное имущество.

 

О-в обратился к мировому судье с иском к П-вой о разделе совместно нажитого имущества и признании за ним права собственности на 1/2 доли квартиры, указав, что спорное имущество было приобретено сторонами (бывшими супругами) в период проживания в браке на полученные по кредитному договору средства, которые выплачивались совместно.

Из материалов дела усматривается, что стороны состояли между собой в браке с 22.03.2007 по 06.04.2008. Спорная квартира приобретена П-вой по договору купли-продажи от 02.03.2007 по цене в 1 580 000 руб., из которых 1 280 000 руб. выплачены за счет денежных средств, вырученных от продажи принадлежащей ей и ее сыну трехкомнатной квартиры, а 300 000 руб. - за счет денег, полученных по кредитному договору от 02.03.2007.

Решением мирового судьи иск удовлетворен частично, постановлено произвести раздел совместного имущества, определить долю О-ва в квартире в размере 195/1000000, П-вой - 999850/1000000. В остальной части иска отказано.

Апелляционным решением суда апелляционной инстанции решение мирового судьи изменено, постановлено изложить резолютивную часть решения в следующей формулировке: иск О-ва удовлетворить частично, определить доли в праве собственности на квартиру за О-вым в размере 37423/1580000 доли, за П-вой - 1542577/1580000 доли, в остальной части иска отказать.

Признавая за О-вым право собственности на долю в спорной квартире, судебные инстанции исходили лишь из факта совместной выплаты сторонами части полученной ответчицей по кредитному договору денежной суммы в 74846 руб.

Между тем, данный факт сам по себе не предусмотрен законом в качестве основания возникновения права собственности на имущество.

Согласно статье 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Материалами дела подтверждается, что договор купли-продажи спорной квартиры заключен П-вой до регистрации брака с О-вым.

К совместной же собственности супругов согласно статье 34 Семейного кодекса Российской Федерации относится лишь имущество, нажитое супругами во время брака.

Указанные положения закона судебными инстанциями не учтены, в связи с чем по делу постановлены не основанные на нормах материального права судебные постановления.

Учитывая изложенное, Президиум Верховного суда Республики Татарстан отменил постановление суда апелляционной инстанции и направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

 

Процессуальные вопросы

 

4. Спор между участниками общества с ограниченной ответственностью о расторжении договора купли-продажи доли в уставном капитале данного общества не подведомственно суду общей юрисдикции.

 

Г-н обратился к мировому судье с иском к П-ву о расторжении договора купли-продажи доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.

Заочным решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены.

Вместе с тем судебные инстанции не учли, что согласно пункту 4 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных обществ и товариществ, за исключением трудовых споров.

Заявленный в рамках указанного дела спор между участниками общества с ограниченной ответственностью о расторжении договора купли-продажи доли в уставном капитале данного общества влечет изменение состава его учредителей, следовательно, затрагивает в целом хозяйственную деятельность общества и не является подведомственным суду общей юрисдикции.

В соответствии со статьей 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 настоящего Кодекса.

На основании изложенного, установив допущенное нижестоящими судебными инстанциями нарушение процессуальной нормы, Президиум Верховного суда Республики Татарстан состоявшиеся по делу судебные постановления отменил, производство по делу прекратил.

 

5. Судам общей юрисдикции подсудны независимо от субъектного состава требования о возмещении вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия вреда, если отсутствует экономический спор.

 

Общество с ограниченной ответственностью обратилось к мировому судье с иском к страховой компании, К-ну о возмещении вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, указав, что происшествие явилось следствием виновных действий К-на, гражданская ответственность которого как владельца транспортного средства застрахована страховой компанией. Истец просил взыскать в возмещение материального вреда 63154 руб. со страховой компании, 2419 руб. с К-на.

Определением мирового судьи требование общества к страховой компании выделено в отдельное производство и передано на рассмотрение по подсудности в арбитражный суд.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан определение мирового судьи отменил и направил дело в этой части на новое рассмотрение тому же мировому судье, указав следующее.

В соответствии с частью 3 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями 1 и 2 настоящей статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

В силу части 1 приведенной статьи суды рассматривают и разрешают, в частности, исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Согласно части 4 той же статьи при обращении в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие - арбитражному суду, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции. В случае, если возможно разделение требований, судья выносит определение о принятии требований, подведомственных суду общей юрисдикции, и об отказе в принятии требований, подведомственных арбитражному суду.

Пунктом 5 части 1 статьи 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определено, что мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 100 000 руб.

Как усматривается из дела, между сторонами - юридическими лицами не имеется экономического спора, отнесенного федеральными законами к ведению арбитражного суда.

Более того, другим участником по делу на стороне ответчика участвует физическое лицо, а цена иска не превышает 100 000 руб.

При таких данных указанное дело в качестве суда первой инстанции подсудно мировому судье и процессуального основания для передачи его в части требования общества к страховой компании о возмещении материального вреда в арбитражный суд не имелось.

 

6. Правоотношения по возмещению вреда не исключают правопреемство после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон спора.

 

Ш-ва, действующая от своего имени и в интересах несовершеннолетнего Ш-ва, обратилась к мировому судье с иском к К-ву о возмещении вреда, причиненного здоровью, компенсации морального вреда, указав, что по вине К-ва, управлявшего автомобилем, произошло дорожно-транспортное происшествие и был причинен тяжкий вред здоровью ее несовершеннолетнего сына Ш-ва.

Определением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, производство по делу прекращено. Вынося определение в приведенной формулировке, мировой судья, с выводами которого согласился и суд апелляционной инстанции, установив факт смерти К-ва в 2008 году, исходил из того, что спорные правоотношения, направленные на возмещение владельцем источника повышенной опасности вреда (материального, морального), носят личностный характер и не допускают правопреемства.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан не согласился с выводами судебных инстанций в силу следующего.

Причинение вреда другому лицу является одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей (статья 8 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 418 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации Российской Федерации каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Смерть лица, а именно К-ва, являвшегося ответчиком по иску о возмещении причиненного вреда, не может служить основанием для прекращения производства по настоящему делу, так как в данном случае имеет место правопреемство, и наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя в пределах стоимости наследственного имущества.

При названных обстоятельствах мировому судье на основании статьи 215 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации следовало приостановить производство по делу, определить круг наследников умершего К-ва либо отсутствие таковых и, исходя из полученных данных, разрешить спор согласно требованиям действующего законодательства.

Такие действия по делу не предприняты, в связи с чем судебные постановления вынесены по делу с нарушением норм процессуального права. На основании изложенного Президиум Верховного суда Республики Татарстан отменил определения мирового судьи и суда апелляционной инстанции, направил дело на новое рассмотрение тому же мировому судье.

 

7. Разрешение судом вопроса о правах и об обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, признается нарушением процессуальных норм, влекущим отмену решения суда независимо от доводов надзорной жалобы.

 

В силу пункта 4 части 2 статьи 364 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных постановлений является разрешение судом вопроса о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

Обращаясь в суд с исковыми заявлениями друг к другу о признании права собственности на квартиру, истцы М.А.В., Л.Г.В., М.Т.К. и Т.В.И., сославшись на реализацию ими правомочий наследников, мотивировали свои требования фактическим принятием спорного имущества, входившего в состав наследства М.В.А., умершего в 2005 году, и М.А.Н., скончавшегося в 2006 году.

Между тем судом первой инстанции, разрешившим спор и постановившим решение, оставленное без изменения судом кассационной инстанции, к участию в деле как заинтересованное в его исходе лицо не был привлечен Д.А.В., являющийся наследником первой очереди (сыном) М.В.А. одного из наследодателей.

Разрешение судом вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, которые тем самым лишились возможности активно участвовать в гражданском процессе и влиять на его ход и развитие, не позволяет полагать судебное разбирательство справедливым, обеспечивающим каждому в случае спора о его гражданских правах и обязанностях право на справедливое и публичное разбирательство дела.

В этой связи Президиум Верховного суда Республики Татарстан отменил состоявшиеся по делу судебные постановления как принятые с существенным нарушением норм процессуального права и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

8. Десятидневный срок на кассационное (апелляционное) обжалование заочного решения суда (мирового судьи) начинает исчисляться с момента истечения срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения суда, а в случае, если такое заявление подано, - со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления.

 

С-в обратился к мировому судье с иском к ЗАО о взыскании заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск и начислений за больничные листы, компенсации морального вреда.

Заочным решением мирового судьи от 24.06.2008 исковые требования С-ва удовлетворены частично.

Определением того же мирового судьи от 18.07.2008 в удовлетворении заявления ЗАО об отмене заочного решения отказано.

Определением суда апелляционной инстанции от 04.09.2008 гражданское дело, назначенное по апелляционной жалобе ЗАО на заочное решение мирового судьи, снято с апелляционного рассмотрения. Выводы суда апелляционной инстанции обоснованы тем, что заявление ЗАО об отмене заочного решения мирового судьи уже оставлено без удовлетворения определением мирового судьи.

При этом суд апелляционной инстанции не учел, что в силу статьи 237 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчик вправе подать в суд, принявший заочное решение, заявление об отмене этого решения суда в течение 7 дней со дня вручения ему копии этого решения. Заочное решение суда может быть обжаловано сторонами также в кассационном порядке, заочное решение мирового судьи - в апелляционном порядке в течение 10 дней по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения суда, а в случае, если такое заявление подано, - в течение 10 дней со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления.

Из материалов дела усматривается, что в установленный процессуальным законодательством срок ЗАО подано заявление об отмене заочного решения мирового судьи, оставленное впоследствии без удовлетворения определением мирового судьи от 18.07.2008.

В этой связи ответчиком 23.07.2008 в определенный законом десятидневный срок со дня вынесения определения об отказе в удовлетворении заявления об отмене заочного решения подана апелляционная жалоба на заочное решение мирового судьи по приведенному выше гражданскому делу.

При таком положении определение суда апелляционной инстанции о снятии дела с апелляционного рассмотрения противоречит нормам Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и препятствует реализации прав ответчика на судебную защиту.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан ввиду указанных нарушений процессуальных норм отменил определение суда апелляционной инстанции и направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь