Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА I КВАРТАЛ 2009 ГОДА

 

Необоснованное осуждение по ст. 167 УК РФ привело к отмене приговора с прекращением производства по делу.

 

Приговором мирового судьи судебного участка N 3 Вахитовского района г. Казани от 19 февраля 2008 года К. осуждена по части 1 статьи 167 УК РФ к штрафу в размере 3 000 рублей.

Приговором К. признана виновной в том, что она умышленно повредила металлическим ведром автомобиль ВАЗ-21099, принадлежащий К., причинив значительный материальный ущерб на сумму 8391 рубль.

Приговором Вахитовского районного суда г. Казани от 16 апреля 2008 года приговор изменен, сумма причиненного потерпевшему значительного материального ущерба определена в размере 10881 рубль 20 коп., а также внесены другие изменения.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Татарстан от 18 февраля 2009 года приговор мирового судьи судебного участка N 3 Вахитовского района г. Казани от 19 февраля 2008 года и приговор Вахитовского районного суда г. Казани от 16 апреля 2008 года в отношении К. отменены и на основании п. 2 части 1 статьи 24 УПК РФ производство по уголовному делу прекращено за отсутствием в деянии состава преступления по следующим причинам.

По смыслу статьи 167 УК РФ под повреждением имущества понимают невозможность полноценного использования имущества, функциональные свойства которого могут быть восстановлены путем ремонта.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым или косвенным умыслом, при этом сознанием виновного должно охватываться причинение значительного ущерба.

В каждом конкретном случае суд должен установить не только стоимость поврежденного имущества с учетом средств, затраченных на его восстановление, но и значимость имущества для потерпевшего с учетом его материального положения.

Однако ни в приговоре мирового судьи, ни в апелляционном приговоре не приведены мотивы, по которым причиненный потерпевшему К. ущерб в сумме 8391 рубль признан значительным. Основания, по которым суд пришел к выводу о том, что умысел К. был направлен на причинение значительного ущерба потерпевшему и почему размер ущерба в 8391 рубль, увеличенный судом апелляционной инстанции до 10881 рубля 20 копеек, признан значительным, в приговорах не мотивированы.

Таким образом, в судебных решениях не приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о наличии в действиях К. состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 167 УК РФ.

 

Согласно ст. 92 ч. 5 УК РФ, несовершеннолетние, совершившие преступления, предусмотренные частью первой и второй ст. 111 УК РФ, освобождению от наказания в порядке, предусмотренном ст. 92 ч. 2 УК РФ, не подлежат.

 

Постановлением Тетюшского районного суда РТ от 3 апреля 2008 года в порядке ст. ст. 396 - 397, 399 УПК РФ, ст. ст. 74 ч. 3, 92 УК РФ, ст. 190 УИК РФ, по представлению начальника уголовно-исполнительной инспекции N 40 ГУФСИН России по РТ условное осуждение по приговору Тетюшского районного суда РТ от 8 ноября 2007 года в отношении Н. по ст. 111 ч. 1 УК РФ отменено, осужденная для отбывания наказания в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы направлена в воспитательную колонию. Этим же постановлением она освобождена от наказания в виде лишения свободы с помещением ее в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием сроком на 3 года.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 4 февраля 2009 года постановление в отношении Н. отменено с направлением материалов дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда по следующим основаниям.

Приговором Тетюшского районного суда РТ от 8 ноября 2007 года Н. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ, относящегося в соответствии со ст. 15 УК РФ к категории тяжких. Согласно ст. 92 ч. 5 УК РФ несовершеннолетние, совершившие преступления, предусмотренные частью первой и второй ст. 111 УК РФ, освобождению от наказания в порядке, предусмотренном ст. 92 ч. 2 УК РФ, не подлежат.

Кроме того, в нарушение требований ст. 7 ч. 4 УПК РФ в описательно-мотивировочной части постановления содержатся логически несовместимые суждения о необходимости приведения в исполнение приговора суда о лишении осужденной Н. свободы и об освобождении ее от того же наказания, а в резолютивной части - решение о приведении приговора в исполнение и об освобождении от наказания, что недопустимо.

 

По Закону тот факт, что осужденный не работает, не может быть признан обстоятельством, влияющим на определение вида и размера наказания.

 

Приговором мирового судьи судебного участка N 9 Ново-Савиновского районного суда г. Казани от 6 августа 2008 года З. осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год. На основании ст. 73 УК РФ данное наказание назначено условно с испытательным сроком на 1 год, в течение которого осужденный обязан регулярно являться на регистрацию в орган, осуществляющий исправление осужденного, и не менять постоянного места жительства.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 4 марта 2009 года приговор мирового судьи изменен, исключено указание на то обстоятельство, что осужденный не работает, назначенное ему по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 1 УК РФ наказание в виде лишения свободы смягчено до 11 месяцев лишения свободы, резолютивная часть приговора дополнена указанием о возложении на З. обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного, по следующим основаниям.

Определяя вид и меру наказания суд, ссылаясь, что З. официального места работы не имеет, пришел к выводу о невозможности назначения ему более мягкого наказания, чем лишение свободы.

Между тем ст. 37 ч. 1 Конституции РФ провозглашает свободу на труд, что означает, что только самим гражданам принадлежит право распоряжаться своими способностями к производственному и творческому труду. Реализуя это право, гражданин вправе выбирать род деятельности и занятий, а может вообще не заниматься трудовой деятельностью.

С учетом изложенного незанятость на работе не может быть признана обстоятельством, влияющим на определение вида и размера наказания, а также обстоятельством, отягчающим наказание, поскольку это не предусмотрено ст. 63 УК РФ, что влечет исключение указания об этом из приговора. Исключив из приговора ссылку на то, что осужденный не работает как обстоятельство влияющее на назначение наказания, Президиум снизил срок назначенного ему наказания.

З. не лишен конституционного права на свободу выбора места жительства. Поэтому резолютивная часть приговора дополнена указанием о возложении на осужденного обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного, вместо обязанности не менять постоянного места жительства.

 

Согласно ст. 443 ч. 2 УПК РФ, если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, то суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера.

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 5 г. Набережные Челны РТ от 11 апреля 2006 года С. освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного ст. 319 УК РФ, и к нему применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 4 марта 2009 года постановление мирового судьи отменено, производство по уголовному делу о применении принудительной меры медицинского характера прекращено по следующим основаниям.

Материалами дела установлено, что С. в состоянии невменяемости оскорбил сотрудника милиции, находившегося при исполнении своих должностных обязанностей, и это расценено судом как деяние, предусмотренное ст. 319 УК РФ, т.е. деяние небольшой тяжести. В силу ст. 21 ч. 1 УК РФ суд освободил его от уголовной ответственности с направлением согласно ст. ст. 97, 98, 99 УК РФ, ст. 433 УПК РФ на принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра.

Согласно ст. 443 ч. 2 УПК РФ если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, то суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера.

Следовательно, суд в отношении С. принудительную меру медицинского характера применил незаконно.

 

Судебный порядок получения разрешения на производство такого следственного действия, как обыск в помещении ломбарда, Законом не предусмотрен.

 

Постановлением судьи Советского районного суда г. Казани от 26 декабря 2008 года отказано в удовлетворении ходатайства следователя СУ при УВД Советского района г. Казани о производстве обыска в ломбарде. В обоснование принятого решения указывается, что оперативно-розыскная информация не относится к числу доказательств, которые могли бы подтвердить необходимость в производстве обыска.

Данное судебное решение было обжаловано в кассационном порядке.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 10 февраля 2009 года постановление судьи отменено, производство по ходатайству следователя прекращено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 29 УПК РФ судебная санкция требуется на производство выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи.

Судебный порядок получения разрешения на производство такого следственного действия, как обыск в помещении ломбарда, Законом не предусмотрен.

При таких обстоятельствах ходатайство следователя не подлежало рассмотрению в суде.

 

Нарушение положений ст. 125 УПК РФ привело к отмене постановления судьи с прекращением производства по жалобе.

 

Постановлением судьи Вахитовского районного суда г. Казани от 1 декабря 2008 г. отказано в удовлетворении жалобы на постановление заместителя начальника СО Управления ФСБ РФ по РТ от 1 ноября 2008 года об отказе в удовлетворении ходатайства З., обвиняемого по ст. ст. 282-2 ч. 1, 30 ч. 1, 278, 205-1 ч. 1 УК РФ, в выдаче копий вещественных доказательств по делу - книг, брошюр, листовок, конспектов (идеологических источников запрещенной организации).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 23 января 2009 года постановление судьи отменено производство по жалобе прекращено по следующим основаниям.

В кассационной жалобе обвиняемый З. утверждал, что отказ в выдаче копий вещественных доказательств по делу нарушает его права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ.

Как видно из материала, обвиняемый З. знакомился с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, в т.ч. и с приложенными вещественными доказательствами; заявленное им ходатайство о производстве копирования вещественных доказательств рассмотрено, по нему принято процессуальное решение.

Обоснованность такого решения может быть проверена в процессе судебного рассмотрения дела, т.е. доступ обвиняемого к правосудию не ограничен. Следовательно, основания для рассмотрения жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ не имелись.

 

Нарушение положений ст. 316 УПК РФ привело к отмене приговора.

 

Приговором Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 12 августа 2008 года М. осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ к лишению свободы на 3 года с лишением права управлять транспортным средством на срок 2 года. На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы назначено условно с испытательным сроком 3 года. Постановлено взыскать с М. в пользу Х. 400 тысяч рублей, в пользу А. - 400 тысяч рублей.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 14 января 2009 года приговор в части удовлетворения гражданского иска потерпевших отменен с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Судом первой инстанции М. признан виновным в нарушении Правил дорожного движения при управлении автомобилем, повлекшем по неосторожности смерть человека. Уголовное дело рассмотрено в особом порядке без проведения судебного разбирательства по ходатайству осужденного.

По смыслу ч. 7 ст. 316 УПК РФ применительно к особому порядку судебного разбирательства под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать не только деяние, но и характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого.

Из протокола судебного заседания следует, что М. не признал заявленный потерпевшими А. и Х. гражданский иск о компенсации морального вреда в сумме 1 млн рублей.

При таких обстоятельствах суд был не вправе рассматривать гражданский иск потерпевших при рассмотрении уголовного дела в особом порядке.

 

Положения ч. 8 ст. 42 УПК РФ не исключают признание потерпевшим нескольких близких родственников погибшего.

 

Постановлением судьи Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 6 февраля 2009 года оставлена без удовлетворения жалоба А. на действие следователя Альметьевского МРСО СУ СК при прокуратуре РФ по РТ, отказавшего признать ее и ее дочь З. потерпевшими по уголовному делу.

Принимая решение об отказе в удовлетворении жалобы А., просившей признать ее и ее дочь потерпевшими по уголовному делу, возбужденному по факту гибели З., судья мотивировал свое решение тем, что по уголовному делу потерпевшей признана родная сестра погибшего, каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона следователем не допущено, в настоящее время предварительное следствие окончено, уголовное дело направлено прокурору для утверждения обвинительного заключения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 3 марта 2009 года постановление судьи отменено, материал направлен на новое судебное рассмотрение в тот же суд другому судье по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 8 ст. 42 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные настоящей статьей, переходят к одному из близких родственников.

Однако то обстоятельство, что в ч. 8 ст. 42 УПК РФ указывается на возможность перехода прав потерпевшего к одному из его близких родственников, не может рассматриваться как основание для лишения прав всех иных близких родственников, поскольку, как отметил Конституционный Суд РФ в Определении от 18.01.2005 года "По запросу Волгоградского гарнизонного военного суда о проверке конституционности ч. 8 ст. 42 УПК РФ", предназначение нормы ч. 8 ст. 42 УПК РФ состоит не в том, чтобы ограничить число лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве в качестве потерпевших, а в том, чтобы определить круг близких родственников погибшего, которые могут претендовать на участие в производстве по уголовному делу в этом процессуальном качестве. Таким образом, указанная норма не может истолковываться в правоприменительной практике как не допускающая возможности наделения правами потерпевшего по уголовному делу о преступлении, последствием которого явилась смерть лица, одновременно нескольких его близких родственников.

При таких данных постановление судьи нельзя признать законным, оно подлежит отмене с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

 

Необоснованное прекращение уголовного дела на основании ст. 25 УПК РФ привело к отмене постановления суда.

 

Постановлением судьи Советского районного суда г. Казани от 26 января 2009 года уголовное дело в отношении З. по ст. ст. 319, 318 ч. 1 УК РФ прекращено на основании ст. 25 УПК РФ за примирением сторон.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 20 февраля 2009 года постановление суда отменено, уголовное дело направлено в тот же суд на новое судебное рассмотрение в ином составе суда по следующим основаниям.

Как видно из представленных материалов, З. совершил преступные действия в отношении представителя государственной власти К. при исполнении им должностных обязанностей.

Преступления, в совершении которых обвинялся З. ст. ст. 318 и 319 ч. 1 УК РФ, отнесены к разделу "Преступления против государственной власти", и объектом преступления является порядок управления в стране, а не личность К., кроме того, в постановлении не указано, каким образом З. загладил вред.

Эти обстоятельства при рассмотрении дела надлежащим образом не были исследованы, что и привело к отмене постановления.

 

Нарушение положений ст. 26 Федерального закона от 24.06.1999 "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" привело к отмене постановления судьи.

 

Постановлением судьи Авиастроительного районного суда г. Казани от 11 января 2009 года Х. направлен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа сроком на 1 год 6 месяцев. Постановлено поместить его в центре временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей МВД РТ на время, необходимое для доставления его в указанное учреждение.

Постановление судьи было отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 27 Федерального закона от 24.06.1999 года "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" для рассмотрения вопроса о возможности помещения несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальное учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, в суд направляются материалы об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, заключение учреждения здравоохранения о состоянии здоровья несовершеннолетнего и возможности его помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа и другие необходимые документы.

Рассмотрев вопросы о направлении Х. в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, судья предоставленные ему материалы надлежащим образом не исследовал.

В материалах отсутствует заключение учреждения здравоохранения о состоянии здоровья несовершеннолетнего и возможности его помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, данного в соответствии со ст. 26 ч. 3 указанного Закона, по результатам медицинского, в том числе психиатрического освидетельствования. Имеющаяся в материалах дела справка врача не соответствует этим требованиям.

Следовательно, состояние здоровья несовершеннолетнего осталось неисследованным.

 

В соответствии с ч. 6 ст. 114 УПК РФ временно отстраненный от должности подозреваемый или обвиняемый имеет право на ежемесячное пособие.

 

Постановлением судьи Набережночелнинского городского суда РТ Г. на основании ст. 114 УПК РФ временно отстранена от занимаемой должности начальника железнодорожного вокзала станции Нижнекамск Куйбышевской региональной дирекции железнодорожных вокзалов - филиала ОАО "Российские железные дороги".

Г., подозреваемая в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, постановлением судьи отстранена от занимаемой должности.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 11 февраля 2009 года постановление судьи изменено по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 6 ст. 114 УПК РФ временно отстраненный от должности подозреваемый или обвиняемый имеет право на ежемесячное пособие.

Согласно п. 8 ч. 2 ст. 131 УПК РФ ежемесячное государственное пособие временно отстраненному от должности лицу выплачивается в размере пяти минимальных размеров оплаты труда.

При вынесении постановления судьей вопрос о выплате ежемесячного пособия, о его размере и порядке выплаты не был разрешен, что привело к изменению постановления.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь