Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2009 г. по делу N 22-561

 

Судья: С.С.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Р.А.М.,

судей И.О.Г. и Т.Г.П., рассмотрела кассационные жалобы осужденного Х.А.В., адвоката М.В.Н., кассационное представление старшего помощника прокурора Игринского района Удмуртской Республики на приговор Игринского районного суда Удмуртской Республики от 23 декабря 2008 года, которым

Х.А.В., <...>, уроженец поселка Игра Удмуртской Республики, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к лишению свободы на 10 (десять) лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Осужденный содержится под стражей.

Заслушав доклад судьи Т.Г.П., объяснение осужденного Х.А.В., поддержавшего доводы кассационных жалоб, объяснение в защиту осужденного адвоката Ч.Е.В., поддержавшей доводы осужденного, поставившей вопрос об отмене приговора, мнение прокурора И.А.М., поддержавшей доводы кассационного представления, Судебная коллегия

 

установила:

 

Х.А.В. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Судом установлено и изложено в приговоре, что 9 сентября 2008 года на территории Игринского района Удмуртской Республики при выяснении обстоятельств изнасилования А.М., с умыслом на причинение тяжкого вреда здоровью К.А.Ф. осужденный Х.А.В. со значительной силой приложения нанес потерпевшему множество ударов кулаком в грудь и по лицу. По требованию осужденного к последнему, пытавшемуся скрыться К.А.Ф. привел Т.С.А. Осужденный в продолжение умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего ударил его со значительной силой приложения в грудь кулаком, отчего потерпевший упал на землю. Действия осужденного были предотвращены гражданами. По прибытии вместе с К.А.Ф. в деревню Бачкеево Игринского района в продолжение выяснения информации об изнасиловании А.О.А., а также, не оставляя умысла на причинение тяжкого вреда здоровью К.А.Ф., осужденный со значительной силой приложения нанес последнему удар кулаком правой руки в грудь, отчего К.А.Ф. упал на землю. Упавшему потерпевшему Х.А.В. со значительной силой приложения нанес удар правой ногой, на которой была кроссовка, в голову, после чего с места преступления скрылся. От полученных телесных повреждений: закрытой черепно-мозговой травмы, обусловленной кровоизлиянием под твердую мозговую оболочку головного мозга слева, квалифицируемых по степени тяжести как причинивших тяжкий вред здоровью, 10 сентября 2008 года в период времени с 00 до 02 часов по неосторожности наступила смерть К.А.Ф.

Вину в суде Х.А.В. не признал, пояснив, что потерпевшему наносил удары, в том числе в голову Т.С.А.

В кассационной жалобе, выражая несогласие с приговором, осужденный Х.А.В. ставит вопрос об его отмене и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в ином составе суда. В обоснование этого осужденный ссылается, что в нарушение требований уголовно-процессуального закона судом не установлено время совершения преступления, не установлено то, когда у него, осужденного, возник умысел на причинение тяжкого вреда здоровью К.А.Ф., равно как не установлено место совершения преступления. По мнению осужденного, судом неверно оценены заключения судебно-медицинских экспертиз, в том числе дополнительной, не выяснен вопрос о механизме образования кровоизлияний в кожно-мышечный части лобной области головы потерпевшего, неверно оценены показания свидетеля Т.С.А., в том числе при воспроизведении им показаний с выходом на место совершения преступления. Осужденный считает, что приговор постановлен на предположениях, не дана надлежащая оценка его показаниям. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Осужденный Х.А.В. считает, что в период предварительного следствия и в суде было нарушено его право на защиту.

Адвокат М.В.Н. в защиту осужденного в кассационной жалобе также ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе, ссылаясь в обоснование этого на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. По утверждению адвоката, судом в связи с нарушениями органами следствия ст.ст. 73, 171 УПК РФ не установлено время совершения преступления, равно как и возникновение у осужденного преступного умысла, не конкретизировано место совершения преступления. Адвокат в кассационной жалобе высказывает несогласие с выводами судебно-медицинских экспертиз по квалификации тяжести причиненных потерпевшему телесных повреждений, с оценкой судом показаний свидетеля Т.С.А., в том числе при проведении с участием последнего следственного эксперимента. Автор жалобы ссылается и на то, что судом, по его мнению, нарушены требования статей 276, 281 УПК РФ о постановлении судом приговора на предположениях, несоблюдении при этом требований ст.ст. 87, 88 УПК РФ. Адвокат считает, что суд безосновательно критически подошел к оценке показаний осужденного без надлежащей проверки доводов последнего, высказанных суду.

В кассационном представлении старший помощник прокурора Игринского района Удмуртской Республики ставит вопрос об изменении приговора: исключении отягчающего обстоятельства - наступление смерти человека и снижении назначенного осужденному наказания.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления старшего помощника прокурора Игринского района Удмуртской Республики, Судебная коллегия приговор суда по доказанности содеянного Х.А.В. и квалификации содеянного им находит правильным и подлежащим пересмотру по мере наказания.

Выводы суда о совершении Х.А.В. преступления при обстоятельствах, изложенных в приговоре, основаны на материалах дела.

Признавая вину Х.А.В. в совершении инкриминируемого ему деяния доказанной, суд привел показания свидетеля Т.С.А., не доверять которому у суда оснований не имелось. Свидетель, показания которого изложены в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания, рассказал, когда и при каких обстоятельствах Х.А.В. наносил побои К.А.Ф., отразив, что в деревне Бачкеево осужденный, продолжив выяснение обстоятельств изнасилования А., ударил К. в грудь, отчего последний упал на спину. Х., оббежав автомашину, подбежал к К. со стороны головы и с размаху, ногой, обутой в кроссовку, с силой ударил его по голое, отчего из носа потерпевшего сразу же пошла кровь. Е. и Б. стали успокаивать Х. Потерпевший К. закрыл глаза, захрипел и больше не вставал. Свидетель Т.С.А., отразив агрессивность Х., находившегося в состоянии алкогольного опьянения, пояснил, что последний на сомнения присутствующих о здоровье К., заявил, что ничего не будет, и предложил всем уехать.

Судом исследован протокол очной ставки между Х.А.В. и Т.С.А. Свидетель в присутствии Х.А.В. подтвердил свои показания о том, что Х. ударял в деревне Бачкеево парня в грудь, а когда тот упал, нанес ему ногой удар в голову. Свои показания, о чем свидетельствует исследованный судом протокол следственного действия, в присутствии понятых с соблюдением требований уголовно-процессуального закона Т.С.А. воспроизвел во время следственного эксперимента, что нашло отражение и на фототаблицах.

О том, что осужденный Х.А.В. при выяснении обстоятельств изнасилования А. встречался 9 сентября 2008 года с К.А.Ф., в том числе и в деревне Бачкеево Игринского района, был настроен по отношению к последнему агрессивно, что потерпевший после встречи с Х. остался лежать на земле с закрытыми глазами и храпеть, в связи с этим его занесли в дом, подтвердили суду свидетели Б.А.Н., Е.А.М. При этом свидетель Б.А.Н. отразил, что события происходили 9 сентября 2008 года около 20 - 21 часа, и он не видел, чтобы кто-то, кроме осужденного, наносил побои К. Свидетель Е.А.М. отразил, что на предложение вызвать для потерпевшего скорую помощь, Х. заявил, что ничего не будет, и все уехали.

Причастность Х.А.В. к нанесению побоев К.А.Ф. подтверждается и показаниями свидетеля П.А.Е., отразившей агрессивный и вспыльчивый характер пьяного осужденного.

Показания свидетеля Т.С.А. об обстоятельствах нанесения осужденным побоев К.А.Ф., в том числе и ногой в голову, и о непричастности иных лиц к нанесению побоев потерпевшему подтверждены и свидетелем Н.П.Э., показания которого, данные в период предварительного следствия, судом исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона (л.д. 28 - 31, том 1) и содержат в протоколе сведения о том, что он был очевидцем того, как Х. в пути в деревню Бакчеево, предъявляя претензии к К. Саше по поводу изнасилования А. Ольги, кричал на него и с силой наносил ему удары рукой по лицу, бил по голове и в грудь, не менее 5 - 6 раз. В деревне Бакчеево он, Н.П.Э., по просьбе Х. заходил в один из домов, а когда вышел, увидел К., на лице которого была кровь, лежащим спиной на земле, а агрессивно настроенного Х. оттаскивал от потерпевшего Е.А., поэтому он, Н.П.Э., понял, что Х. еще бил Сашу.

О том, что осужденный нанес побои потерпевшему из-за неприязни, обусловленной выяснением обстоятельств изнасилования А., усматривается и из показаний свидетелей К.А.Е., Ш.Н.Ф., К.А.А., К.Ф.Л., потерпевшей К.Л.В., изложенных в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного и адвоката, о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона, в том числе положений ст.ст. 73 УПК РФ о подлежащих доказыванию обстоятельств, ст. 171 УПК РФ, регламентирующей порядок привлечения в качестве обвиняемого, ст. 307 УПК РФ об описательно-мотивировочной части приговора, Судебная коллегия находит несостоятельными.

При проверке доказательств судья убедился в том, что они получены после возбуждения уголовного дела надлежащим субъектом уголовного процесса и в результате предусмотренных законом действий. Проверяя доказательства, суд убедился, что при их получении не были нарушены установленные законом условия и порядок проведения следственного действия. Судебная коллегия считает, что доказательства, положенные судом в основу обвинительного приговора, отвечают двум правовым требованиям, которые предъявляются соответственно к его содержанию и форме - относимости и допустимости. Событие преступления и время его совершения судом установлены, что нашло подробное отражение в установочной части приговора и отвечает требованию, изложенному в ст. 73 УПК РФ. Судебная коллегия приходит к выводу, что и при привлечении Х.А.В. в качестве обвиняемого органами следствия соблюдены требования статьи 171 УПК РФ, в том числе и ее пункт 4 части второй, касающийся описания вмененного преступления, с указанием времени, места его совершения.

Показания свидетелей, в том числе свидетелей Т.С.А., Н.П.Э. в период предварительного следствия, судом оценены в совокупности с данными протокола осмотра места происшествия и трупа К.А.Ф. и заключением судебно-медицинской экспертизы, содержащей выводы о том, что смерть К.А.Ф. наступила в период времени 5 - 12 часов до начала экспертного исследования трупа (начало экспертизы N 158 - 10 сентября 2008 года в 11 часов 50 минут, л.д. 130 - 131, т. 1) от закрытой черепно-мозговой травмы, обусловленной кровоизлиянием под твердую мозговую оболочку мозга слева. Повреждения, обнаруженные на трупе, образовались за короткий промежуток времени. Взаимоположение нападавшего и потерпевшего могло быть самым разнообразным. Выводы дополнительной судебно-медицинской экспертизы, исследованной судом и оцененной в совокупности со всеми доказательствами, в том числе и с показаниями свидетеля Т.С.А., содержат данные о том, что при указанных свидетелем на следственном эксперименте показаниях возможен механизм образования повреждений: травматическое воздействие в область головы справа с образованием кровоизлияния в кожно-мышечную часть головы указанной области и возникновением положительного давления в месте удара и отрицательного в зоне противоудара, которое привело к разрыву сосудов и возникновением кровоизлияния под твердую мозговую оболочку головного мозга левого полушария головного мозга. Обнаруженные на голове повреждения в своей совокупности обусловили возникновение кровоизлияния под твердую мозговую оболочку головного мозга, так как каждое последующее повреждение усугубляло течение предыдущего.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного и адвоката, о сомнениях в правильности проведения судебно-медицинских экспертиз, противоречат данным исследовательских частей экспертиз, равно как и данным лабораторных исследований.

Проверка доказательств судом проведена путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, установления их источников, при этом каждое доказательство в соответствии со ст. 88 УК РФ оценено с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела, что позволило суду правильно оценить как показания свидетелей, так и показания осужденного Х.А.В. и опровергнуть довод последнего о нанесении Т.С.А. ударов К.А.Ф. рукой и ногой по голове, о чем в приговоре приведены убедительные мотивы, основанные на материалах дела, проверенных в судебном заседании, а также дать оценку причине изменения в суде показаний свидетелем Н.

Анализ доказательств и их оценка, сделанные судом в приговоре, свидетельствуют о правильности квалификации содеянного Х.А.В. по ч. 4 ст. 111 УК РФ как умышленного причинения тяжкого вреда, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Процессуальных нарушений, в том числе нарушений прав осужденного на защиту, органами следствия и судом не допущено, положение ст. 51 Конституции Российской Федерации соблюдено.

Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим пересмотру по мере наказания по следующим основаниям.

Ссылаясь при назначении наказания на отсутствие отягчающих обстоятельств, суд помимо общественной опасности содеянного тем не менее принял во внимание и учел "тяжесть наступивших последствий в результате содеянного виновным - смерть потерпевшего", что противоречит положению части 2 статьи 63 УК РФ о том, что, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания. Наступление смерти предусмотрено диспозицией части 4 статьи 111 УК РФ и не должно учитываться при назначении наказания как отягчающее обстоятельство, предусмотренное п. "б" ч. 1 ст. 63 УК РФ. В связи с этим Судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора суда указание при мотивировке наказания отягчающее обстоятельство - "тяжесть наступивших последствий - смерть человека" и снизить наказание виновному.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 383, 388 УПК РФ Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Игринского районного суда Удмуртской Республики от 23 декабря 2008 года в отношении Х.А.В. изменить: исключить из приговора при мотивировке наказания указание суда на отягчающее обстоятельство - "тяжесть наступивших последствий - смерть человека".

Считать Х.А.В. осужденным приговором Игринского районного суда Удмуртской Республики от 23 декабря 2008 года по части 4 статьи 111 УК РФ к лишению свободы на 9 лет 9 месяцев, оставив в остальной части приговор без изменения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь