Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2009 г. N 4080

 

Судья: Муравлева О.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Нюхтилиной А.В.

судей Савельевой М.Г., Корнильевой С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 26 марта 2009 года дело N 2-13/09 по кассационным жалобам А.Н., представителя несовершеннолетнего А.Р. - П. на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 15 января 2009 года по иску А.Н. к Б. о признании права собственности на квартиру, по встречному иску Б. к А.Н., действующему в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего А.Р. о признании договоров купли-продажи и дарения недействительными, применении последствий недействительности сделок, признании права собственности на жилое помещение.

Заслушав доклад судьи Савельевой М.Г., объяснения А.Н. и его представителя - Л.П. (доверенность от 10.07.2008 года), представителя А.Р. - П. (доверенность от 22.09.2008 года), объяснения Б. и ее представителей - К. (доверенность от 24.04.2007 года), М. (доверенность от 05.06.2008 года), представителя МА МО МО "Морские ворота" - Д. (доверенность N 5/09Д от 11.02.2009 года), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 15 января 2009 года признан недействительным договор купли-продажи квартиры <...>, заключенный между Б. и А.Н. 16.02.2007 года в простой письменной форме, применены последствия недействительности сделки - вышеназванного договора купли-продажи:

признан недействительным договор дарения квартиры <...>, заключенный между А.Н. и А.Р. 21.02.2008 года в простой письменной форме,

отменена регистрация права собственности А.Р. на имущество в виде квартиры, расположенной по адресу: <...>.

Решением суда квартира <...> истребована из чужого незаконного владения А.Р., право собственности на данную квартиру признано за Б., с А.Н. взыскана государственная пошлина в доход государства в размере 4 613 рублей.

В удовлетворении исковых требований А.Н. к Б. о признании права собственности на квартиру <...> судом отказано.

В кассационной жалобе А.Н. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

В кассационной жалобе, поданной в интересах несовершеннолетнего А.Р., его представитель П. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, не находит оснований для отмены решения суда.

Материалами дела установлено, что Б. являлась собственником квартиры <...>, как член ЖСК, полностью внесший паевой взнос 15.02.1997 г., что подтверждено справкой ЖСК от 10.12.1997 г. N 91.

16.02.2007 г. между Б. и А.Н. в простой письменной форме был заключен договор купли-продажи вышеназванной квартиры.

16.02.2007 г. Б. и А.Н. были выданы доверенности для регистрации в УФРС по СПб и ЛО договора купли-продажи квартиры.

16.02.2007 г. договор купли-продажи спорной квартиры был сдан на государственную регистрацию в УФРС по СПб и ЛО.

05.03.2007 г. Б. обратилась в УФРС по СПб и ЛО с заявлением о прекращении регистрации права на недвижимость по адресу: <...>, и произведении выдачи документов.

Государственная регистрация сделки и права частной собственности на спорную квартиру была приостановлена на срок с 05.03.2007 г. по 04.04.2007 г., 11.04.2007 г. в государственной регистрации права частной собственности на квартиру отказано.

14.03.2007 г. А.Н. обратился в Кировский районный суд с исковым заявлением к Б. о признании за ним права собственности на спорную квартиру, со ссылкой на исполнение обязательств по договору купли-продажи и уклонение Б. от государственной регистрации перехода права собственности.

Заочным решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 16.05.2007 г. исковые требования А.Н. удовлетворены, за ним признано право собственности на квартиру.

На основании вступившего в законную силу вышеназванного заочного решения УФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области 12.10.2007 г. за А.Н. зарегистрировано право собственности на спорную квартиру.

04.02.2008 г. ответчица Б. обратилась в Кировский районный суд Санкт-Петербурга с кассационной жалобой на заочное решение суда от 16.05.2007 г., одновременно просила восстановить процессуальный срок на обжалование.

Определением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 19.02.2008 г. процессуальный срок на подачу кассационной жалобы восстановлен.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 09.04.2008 г. заочное решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 16.05.2007 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение в ином составе судей.

При новом рассмотрении установлено, что 21.02.2008 г. А.Н. подарил спорную квартиру своему несовершеннолетнему сыну А.Р., <...> года рождения.

11.03.2008 г. на основании указанного договора дарения зарегистрировано право собственности А.Р. на спорную квартиру (запись регистрации N 78-78-01/0091/2008-231).

10.09.2008 г. Б. предъявлен встречный иск к А.Н., действующему в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего А.Р., о признании договоров купли-продажи и дарения недействительными, применении последствий недействительности сделок и признании права собственности на квартиру, ссылаясь на то, что в момент заключения договора купли-продажи она себя плохо чувствовала и по состоянию своего здоровья не понимала значения совершения своих действий и не могла ими руководить.

В соответствии с ч. 1 ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина, либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Рассматривая заявленные требования, суд первой инстанции, на основании объяснений лиц, участвующих в деле, показаний свидетелей, представленных документов, заключения проведенной по делу амбулаторной судебной психиатрической экспертизы, пришел к выводу о том, что доводы истицы по встречному иску, заявленные в обоснование требований о признании договора купли-продажи недействительным, нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Согласно заключению проведенной по делу амбулаторной судебной психиатрической экспертизы, Б. в момент подписания договора купли-продажи страдала органическим расстройством личности с интеллектуально-мнестическим снижением, эмоционально-волевыми нарушениями. Об этом свидетельствуют данные анамнеза, медицинской документации, из которых следует, что испытуемая длительное время страдала системным атеросклерозом, гипертонической болезнью, на этом фоне с 50-ти лет отмечалась стойкая церебрастеническая симптоматика (головные боли, головокружение, слабость), нарушение сна, после перенесенной ЧМТ стало нарастать интеллектуально-мнестическое снижение, при осмотре психиатром в 2005 году отмечены поверхностность суждений, снижение памяти, критики, что подтверждается также свидетельскими показаниями. В мае 2007 г. проходила обследование в ПБ, где выявлены признаки нарастающего психоорганического синдрома, слабоумия. При обследовании психологом в Гериатрическом центре выявлены аффективная неустойчивость, внушаемость, нарушения мышления в виде нецеленаправленности, соскальзываний. При настоящем обследовании (с учетом психологического) также выявлены снижение интеллекта, памяти, критических и прогностических способностей, повышенная внушаемость, слабодушие. В настоящее время также страдает органическим расстройством личности с интеллектуально-мнестическим снижением, эмоционально-волевыми нарушениями в связи со смешанными заболеваниями. По своему психическому состоянию, с учетом имевшегося интеллектуально-мнестического снижения, нарушения эмоционально-волевых, критических и прогностических способностей, Б. в момент заключения договора купли-продажи 16.02.2007 г. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

При проведении экспертизы использованы методы: клинический (сбор и анализ анамнеза, катамнеза), клинико-психопатологический (освидетельствование, описание психического состояния, анализ психопатологических расстройств), в сочетании с клинической оценкой соматического и неврологического состояния, а также анализом данных экспериментально-психологических методов исследования.

В распоряжение экспертов были предоставлены судом материалы настоящего гражданского дела, медицинская документация (амбулаторная мед. карта ПНД; амбулаторная мед. карта поликлиники N 23; дубликат амб. мед. карты поликлиники N 23; медкарта N 8814 из ГБ N 2; медкарта N 1192 из ГБ N 15; ксерокопия медкарты N 3586 из Гериатрического центра; медкарта N 24659 из ГБ N 26; медкарта N 22543 из Елизаветинской больницы).

При оценке заключения экспертов, суд обоснованно принял во внимание, что она проведена с соблюдением установленного процессуального порядка комиссией экспертов, обладающих специальными познаниями в соответствующей области медицины для разрешения поставленных перед ними вопросов и имеющих длительный стаж экспертной работы, методы, использованные при экспертном исследовании, и сделанные на его основе выводы, обоснованны, не противоречат и другим собранным по делу доказательствам, оснований сомневаться в компетентности и объективности экспертов не имеется.

Требования ч. 3 ст. 86 ГПК РФ при оценке заключения экспертов судом не нарушены.

Судебная коллегия находит правильным суждение суда первой инстанции об отсутствии оснований в пределах действия ч. 2 ст. 87 ГПК РФ к назначению по делу повторной судебной психиатрической экспертизы состояния здоровья Б., поскольку допустимых доказательств, свидетельствующих о наличии противоречий в заключениях нескольких экспертов, не представлено. Эксперты пришли к единому заключению, которое сомнений в правильности и обоснованности не вызывает, является достаточно ясным и полным.

Пояснения, представленные представителем А.Н. - Л.С., являющейся заведующей отделением психиатрической больницы, не подрывают правильности выводов экспертов, оценены судом с соблюдением ст. 67 ГПК РФ, правомерно отклонены по мотивам, изложенным в мотивировочной части решения согласно ч. 4 ст. 198 ГПК РФ.

Показания допрошенных по делу свидетелей, были приняты во внимание экспертами при даче заключения, не противоречат выводам, изложенным в заключении.

Имеющаяся медицинская документация, характеризующая состояние здоровья ответчицы, была исследована экспертами, сведения, изложенные в медицинских документах, содержатся в экспертном заключении, противоречий не имеется.

Как следует из материалов дела, представитель истца знакомился с материалами дела после поступления дела из экспертного учреждения 29.12.2008 г., о чем сделана соответствующая отметка в справочном листе, оснований полагать, что он был ограничен в ознакомлении со всеми медицинскими документами, предоставленными в распоряжение экспертов, не имеется. Содержание заявления о возбуждении уголовного дела, направленного в прокуратуру А.Н., свидетельствует о том, что с медицинскими картами из поликлиники N 23 он ознакомлен (л.д. 169). Ходатайства представителя несовершеннолетнего и А.Н. содержали просьбу о предоставлении возможности снять фотокопии с медицинских документов из поликлиники N 23 (л.д. 161, 163), которая определением суда в ходе судебного разбирательства была оставлена без удовлетворения, что не может рассматриваться, как нарушение норм процессуального права, которое привело или могло привести к неправильному разрешению спора, не относится и к безусловным основаниям к отмене решения суда, предусмотренным ч. 2 ст. 364 ГПК РФ.

Ссылки на то обстоятельство, что при назначении экспертизы в деле не участвовали представители ответчиков по встречным требованиям, не свидетельствуют о нарушении процессуальных прав ответчиков, поскольку А.Н., также являющийся законным представителем своего несовершеннолетнего сына участвовал в судебном разбирательстве, вопрос о возможности рассмотрения дела решен с соблюдением ст. 167 ГПК РФ.

В ходе судебного разбирательства представителем ответчика А.Р. было заявлено о приостановлении производства по делу до рассмотрения по существу заявления А.Н., поданного им в день судебного заседания - 15.01.2009 года в прокуратуру Кировского района Санкт-Петербурга со ссылкой на положения п. 4 ст. 215 ГПК РФ, которое правомерно оставлено судом без удовлетворения, о чем вынесено соответствующее определение, не может рассматриваться как нарушение или неправильное применение норм процессуального права в объеме требований ст. 364 ГПК РФ, влекущее отмену судебного решения. Предметом самостоятельного оспаривания указанное определение в силу ст. 218 ГПК РФ не является.

Ссылки в кассационных жалобах на неполноту исследования доказательств, не могут повлиять на содержание выводов суда, постановленных с соблюдением требований ч. 2 ст. 56, 67 ГПК РФ.

При таком положении, в соответствии с установленными по делу обстоятельствами суд обоснованно признал, что Б. в момент заключения в простой письменной форме договора купли-продажи квартиры 16.02.2007 года по своему психическому состоянию не могла понимать значение своих действий и руководить ими, то есть сделка заключена с пороком воли, в силу положений ч. 1 ст. 177 ГК РФ подлежит признанию недействительной, не порождает правовых последствий, соответственно, истец А.Н. не вправе требовать признания права собственности на данную квартиру, в связи с чем отказ в удовлетворении исковых требований правомерен.

При указанных обстоятельствах вывод суда о том, что истица правомерно ставит вопрос о признании договора купли-продажи недействительным и применении последствий недействительности сделки, не противоречит требованиям гражданского законодательства и добытым по делу доказательствам.

В соответствии с ч. 2 ст. 167 ГК РФ, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.

Из объяснений истца А.Н. следует, что спорная квартира была приобретена у Б. за 301 310 рублей, которые были переданы ей до подписания договора купли-продажи в простой письменной форме, ответчицей Б. данные обстоятельства оспариваются.

Решая вопрос о применении последствий недействительности сделки в части взыскания денежных средств с Б., суд обоснованно принял во внимание, что договор купли-продажи был совершен в простой письменной форме, данный договор нотариусом не удостоверялся, ООО Агентство недвижимости "Невский простор" не участвовало во взаимных расчетах между сторонами, а включило в договор те условия, которые были указаны сторонами, договор признан недействительным, как заключенный с пороком воли, письменных доказательств передачи денежных средств Б. покупателем по сделке - ответчиком А.Н. не представлено, в связи с чем суд правомерно признал, что правовые основания к взысканию с истицы в пользу ответчика денежных средств отсутствуют.

Доказательств иного ответчиком не представлено. Указание в тексте договора на передачу денег, по обстоятельствам настоящего спора не может рассматриваться как доказательство, с достоверностью подтверждающее факт взаиморасчетов между сторонами, что являлось предметом исследования и судебной оценки, в связи с чем доводы кассационной жалобы в данной части не подрывают правильности вывода суда.

Как следует из материалов дела, истец произвел отчуждение спорной квартиры по безвозмездной сделке в период, когда Б. был восстановлен процессуальный срок на обжалование заочного решения суда и ее кассационная жалоба была назначена к рассмотрению судебной коллегией по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда, о чем истцу было известно, в связи с чем, учитывая, что договор дарения был совершен в период спора о праве собственности, договор купли-продажи заключен с пороком воли, суд обоснованно признал, что договор дарения не может быть признан заключенным в соответствии с требованиями закона и его надлежит признать недействительным, прекратив право собственности А.Р. на указанную квартиру, соответственно, подлежит восстановлению право собственности истицы Б.

Принимая во внимание, что отчуждение квартиры в пользу А.Р. имело место по безвозмездной сделке, он не относится к кругу лиц, защита которых предусмотрена ст. 302 ГК РФ, в связи с чем при недействительности данного договора восстановление судом нарушенного права собственника в порядке ст. 301 ГК РФ не повлекло нарушения прав А.Р.

Ссылка в кассационной жалобе на возможность защиты путем поворота исполнения решения несостоятельна, находится за пределами действия ст. 443 ГПК РФ, поскольку спорное имущество было отчуждено покупателем.

Оснований полагать, что непринятием к производству суда требований о признании права собственности на квартиру за несовершеннолетним были нарушены процессуальные права стороны в процессе, не имеется, поскольку на момент разрешения спора право собственности несовершеннолетнего было зарегистрировано, обстоятельства, имеющие юридическое значение в рамках находящихся в производстве суда требований, судом проверены и установлены, возражения ответчика, как собственника квартиры, оценены. Оснований полагать, что судом было допущено существенное нарушение норм процессуального права в пределах действия ст. 364 ГПК РФ, не имеется.

В ходе судебного разбирательства представителем А.Н. - Л.П. представлено заявление о пропуске Б. срока исковой давности на обращение в суд.

Согласно ч. 2 ст. 181 ГК РФ, срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Возражая против применения сроков давности, представитель истицы полагал, что срок не пропущен, поскольку решение суда о признании за А.Н. права собственности на квартиру было отменено, и только при новом рассмотрении дела стало известно о том, что спорная квартира была подарена сыну А.Н. - А.Р., в связи с чем, и был подан встречный иск.

Судом установлено, что лишь 16.05.2008 г. при подаче частной жалобы на определение суда о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на квартиру <...> А.Н. были представлены документы о том, что спорная квартира была подарена им его сыну.

При таком положении, учитывая, что решение суда о признании права собственности на квартиру было отменено, основания для предъявления встречного иска отсутствовали, суд обоснованно признал, что срок исковой давности для признания сделки недействительной, начал течь с момента предъявления А.Н. договора дарения, то есть с 16.05.2008 года, поскольку с этого момента Б. стало известно, что ее права нарушены, подан встречный иск в их защиту, срок исковой давности не пропущен, в связи с чем основания к применению срока исковой давности отсутствуют.

Судебная коллегия полагает, что вывод суда не противоречит требованиям закона, регулирующего настоящие правоотношения, и установленным по делу обстоятельствам.

Доводы кассационных жалоб, направленные на иную оценку установленных по делу обстоятельств, не подтверждают наличия оснований в пределах действия ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ к отмене решения суда.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 15 января 2009 года оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь