Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА I КВАРТАЛ 2009 Г.

 

(утв. постановлением президиума Нижегородского

областного суда)

 

1. Недостаток товара, который выявляется неоднократно, относится к существенным.

К. обратился в суд с иском к ООО "ТСС-НН" о возврате стоимости автомобиля, взыскании неустойки и компенсации морального вреда. Требования он мотивировал тем, что у приобретенного им по договору купли-продажи автомобиля, в период гарантийного срока обнаружились дефекты, которые выявлялись неоднократно и проявлялись вновь после ремонта, что относится к существенным недостаткам товара.

Решением районного суда К. в иске к ООО "ТСС-НН" отказано, с К. в пользу ООО "ТСС-НН" взысканы расходы на проведение экспертизы.

Определением судебной коллегии решение изменено в части возмещения расходов на проведение экспертизы.

Постановлением президиума областного суда вышеуказанные судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в районный суд по следующим основаниям.

При разрешении гражданского дела судом допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела.

В соответствии с п. 2 ст. 475 Гражданского кодекса РФ в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружение неустранимых недостатков, а также тех, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени или выявляются неоднократно либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков) покупатель вправе по своему выбору: отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы; потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору.

Таким образом, из приведенной выше правовой нормы следует, что покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи транспортного средства и потребовать возврата уплаченной за него денежной суммы только в случае существенного нарушения требований к качеству транспортного средства.

Отказ в иске суд мотивировал тем, что автомобиль истца не имеет существенного недостатка, поскольку выявленные дефекты возможно устранить в условиях СТО и на их устранение не требуется значительных материальных и временных затрат, и стоимость ремонтных работ несоразмерно ниже стоимости автомобиля.

Между тем, в соответствии с преамбулой Закона РФ "О защите прав потребителей" и ст. 475 Гражданского кодекса РФ, существенный недостаток товара (работы, услуги) - неустранимый недостаток или недостаток, который не может быть устранен без несоразмерных затрат времени, или выявляется неоднократно, или проявляется вновь после его устранения, или другие подобные недостатки.

Вывод суда о том, что имеющиеся в автомобиле недостатки, не являются существенными, сделан без учета положений преамбулы Закона РФ "О защите прав потребителей" и ст. 475 Гражданского кодекса РФ, поскольку судом при рассмотрении дела было установлено, что на автомобиле истца ранее выявлялся стук в заднем мосту или кардане, в связи с чем, как видно из дела, дважды производилась замена заднего моста и замена карданного вала, однако после этого стук в заднем мосту или карданном вале проявился вновь и был подтвержден заключением эксперта.

Таким образом, судом установлены обстоятельства, которые указывают на то, что такой недостаток, как стук в заднем мосту или кардане, устранялся, но после устранения проявился вновь.

Учитывая, что преамбулой Закона РФ "О защите прав потребителей" и ст. 475 Гражданского кодекса РФ к существенному недостатку товара (работы, услуги), кроме неустранимого недостатка или недостатка, который не может быть устранен без несоразмерных затрат времени, отнесен также недостаток, который выявляется неоднократно, или проявляется вновь после его устранения, или другие подобные недостатки, то вывод суда об отсутствии в автомобиле истца существенного недостатка не согласуется с требованиями закона и имеющимися в деле доказательствами.

 

Постановление N 44-г-130

 

2. Неправильное применение механизма расчета по ст. 236 Трудового кодекса РФ привело к отмене решения.

И. состоял в трудовых отношениях с обществом с ограниченной ответственностью с 15.05.2007 г. по 05.03.2008 г., работал в должности директора по персоналу.

И. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании заработной платы за ноябрь, декабрь 2007 г., январь, февраль 2008 г., а также компенсации за неиспользованный отпуск, всего в сумме 113169 рублей, из расчета заработной платы 24000 рублей в месяц.

Решением мирового судьи с общества с ограниченной ответственностью в пользу И. взыскана задолженность по заработной плате в сумме 20668 рублей 03 копейки, компенсация за неиспользованный отпуск в сумме 3889 рублей 30 копеек, а всего 24557 рублей 33 копейки.

В остальной части исковых требований И. отказано.

Апелляционным решением районного суда вышеуказанное решение отменено.

Исковые требования И. удовлетворены частично.

С общества с ограниченной ответственностью в пользу И. взыскана задолженность по заработной плате в сумме 18034,97 рублей, компенсация за неиспользованный отпуск 3720,40 рублей, проценты за несвоевременную выплату заработной платы 02 рубля 22 копейки, моральный вред 5000 рублей, а всего 26757 рублей 59 копеек.

В остальной части исковых требований И. отказано.

Постановлением президиума областного суда апелляционное решение в части взыскания с ООО "Компания "Каскад" в пользу И. процентов за несвоевременную выплату заработной платы 02 рубля 22 копейки отменено.

С общества с ограниченной ответственностью в пользу И. взыскана компенсация за задержку выплаты заработной платы в сумме 858 рублей 29 копеек, по следующим основаниям.

При разрешении спора мировым судьей и судом апелляционной инстанции допущено существенное нарушение норм материального права - ст. 236 ТК РФ.

Установлено, что, в нарушение ст. 22, 135, 140 ТК РФ, общество с ограниченной ответственностью при увольнении И., не выплатило ему заработную плату за ноябрь, декабрь 2007 г., январь, февраль 2008 г., а также компенсацию за неиспользованный отпуск.

В соответствии со ст. 236 ТК РФ, при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежная компенсация) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования ЦБ РФ от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.

Из изложенной нормы закона следует, что расчет компенсации за задержку выплаты заработной платы должен производиться по следующей формуле:

А x В / 300 x С, где

А - сумма заработной платы;

В - ставка рефинансирования;

С - количество дней задержки выплаты заработной платы.

Таким образом, порядок расчета компенсации не предусматривает необходимости деления размера ставки рефинансирования на количество дней в году, а также деление конечной суммы на сто.

Примененный судом механизм расчета компенсации за задержку выплаты заработной платы противоречит ст. 236 ТК РФ.

Допущенное судом апелляционной инстанции нарушение ст. 236 ТК РФ привело к неправильному определению размера суммы компенсации за задержку выплаты заработной платы и нарушило право И. на получение заработной платы в установленном размере и сроки, определенные ст. 135, 136 ТК РФ.

 

Постановление N 44-г-122

 

3. Договор приватизации жилого помещения, совершенный под условием, обоснованно признан судом как не соответствующий закону.

К., действуя в интересах несовершеннолетней дочери, обратилась в суд с иском к М-вым, администрации К-го муниципального района о признании недействительными договора о безвозмездной передаче жилья в собственность, записей о регистрации права собственности на квартиру в регистрирующем органе. В обоснование заявленных требований указала, что ранее она с несовершеннолетней дочерью и супругом проживала в г. Краснослободск Республики Мордовия. После смерти супруга истица, находясь в трудном материальном положении, приняла предложение свой матери М. о переезде на постоянное место жительства в поселок К-го района. 21 октября 1997 года К., действующая за себя и свою несовершеннолетнюю дочь, заключила договор о безвозмездной передаче в собственность занимаемой ими комнаты, расположенной в г. Краснослободск. 31 октября 1997 года комната была продана, а вырученные денежные средства были потрачены на переезд на постоянное место жительства к матери в Нижегородскую область, где истица с несовершеннолетним ребенком были поставлены на регистрационный учет по месту жительства М. в спорной квартире. В 2005 году ответчики приняли решение о приватизации квартиры, для чего обратились в орган опеки и попечительства администрации К-го района с заявлением о разрешении заключения договора о безвозмездной передаче жилья в собственность без участия несовершеннолетнего члена семьи К. На заседании Совета по охране прав несовершеннолетних от 13 апреля 2005 года было решено разрешить ответчикам приватизацию спорной квартиры при условии, что ответчица М. впоследствии подарит несовершеннолетней К. 1/3 долю квартиры. 08 февраля 2006 года администрацией К-го муниципального района Нижегородской области, ответчиками М. был заключен договор, в соответствии с которым спорная квартира была передана в общую долевую собственность в 1/3 доле М-ву и 2/3 доли М-ой. После заключения договора М-ва отказалась выполнять принятые на себя обязательства по дарению 1/3 доли квартиры несовершеннолетней внучке.

Решением районного суда требования К., действующей в интересах несовершеннолетней дочери, о признании недействительным договора о безвозмездной передаче жилья в собственность, записей о регистрации права собственности на квартиру в регистрирующем органе удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение отменено и по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований К., действующей в интересах несовершеннолетней дочери, отказано в полном объеме.

Постановлением президиума областного суда определение судебной коллегии отменено, решение районного суда оставлено в силе по следующим основаниям.

Осуществляя проверку законности и обоснованности решения районного суда, суд кассационной инстанции указал на то, что поскольку несовершеннолетняя К., будучи несовершеннолетней, принимала уже участие в приватизации жилья, расположенного в Республике Мордовия, является несовершеннолетней, то она, в силу положений ст. 11 ФЗ "О приватизации жилищного фонда в РФ", не приобрела права на приватизацию в спорном жилом помещении и договор о безвозмездной передаче жилья в собственность от 08.02.2006 г. недействительным не является.

С указанными выводами судебной коллегии как основанными на неправильном толковании и применении норм материального права согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу п. 1 ст. 40 и п. 1 ст. 45 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 04 июля 1991 года N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

Таким образом, приватизация жилого помещения возможна только при обязательном согласии на приватизацию всех совершеннолетних членов семьи нанимателя, в том числе бывших членов семьи нанимателя (ч. 4 ст. 69 ЖК РФ). Данная норма права не устанавливает каких-либо исключений для проживающих совместно с нанимателем членов его семьи, в том числе и для тех, кто ранее участвовал в приватизации другого жилого помещения.

Согласно разъяснению, данному Пленумом Верховного Суда РФ в п. 7 постановления от 24 августа 1993 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (в ред. постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.1993 N 11, от 25.10.1996 N 10, от 06.02.2007 N 6), поскольку несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи, согласно ст. 69 Жилищного кодекса РФ, имеют равные права, вытекающие из договора найма, они в случае бесплатной приватизации занимаемого помещения наравне с совершеннолетними пользователями вправе стать участниками общей собственности на это помещение.

Учитывая, что, в соответствии со ст. 28 и 37 Гражданского кодекса РФ, опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать некоторые сделки, в том числе влекущие отказ от принадлежащих подопечному прав, а попечитель давать согласие на совершение таких сделок, отказ от участия в приватизации может быть осуществлен родителями и усыновителями несовершеннолетних, а также их опекунами и попечителями лишь при наличии разрешения указанных выше органов.

В силу ст. 11 указанного выше Закона "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", несовершеннолетние, ставшие собственниками занимаемого жилого помещения в порядке его приватизации, сохраняют право на однократную бесплатную приватизацию жилого помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда после достижения ими совершеннолетия.

В соответствии с п. 5 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда РФ, за гражданами, выразившими согласие на приобретение другими проживающими с ними лицами занимаемого помещения, сохраняется право на бесплатное приобретение в собственность в порядке приватизации другого впоследствии полученного жилого помещения, поскольку в указанном случае предоставленная этим лицам ст. 11 Федерального закона возможность приватизировать бесплатно занимаемое жилое помещение только один раз не была реализована при даче согласия на приватизацию жилья другими лицами.

Согласно решению Комитета Российской Федерации по муниципальному хозяйству от 18 ноября 1993 г. N 4, которым утверждено Примерное положение о бесплатной приватизации жилищного фонда в Российской Федерации, отказ от включения несовершеннолетних в число участников общей собственности на приватизируемое жилое помещение может быть осуществлен опекунами и попечителями, в том числе родителями и усыновителями несовершеннолетних, только при наличии разрешения органов опеки и попечительства.

Таким образом, при заключении договора о безвозмездной передаче жилья в собственность, необходимо получить согласие всех проживающих в жилом помещении лиц, имеющих право пользования данным жилым помещением, независимо от того, участвовало ранее указанное лицо в приватизации жилищного фонда или нет. Согласие должно быть безусловным.

Из материалов дела усматривается, что 02 октября 1997 года несовершеннолетняя К., была участником договора о безвозмездной передаче в собственность 22/100 долей жилого дома, расположенного в Республике Мордовия.

Судом первой инстанции на основании представленных сторонами доказательств установлено, что указанный договор был заключен истицей К. исключительно с целью последующей продажи жилого помещения для получения денежных средств на переезд в Нижегородскую область к матери М-вой.

После продажи приобретенного жилого помещения истица и ее несовершеннолетняя дочь были зарегистрированы для постоянного проживания в спорной квартире.

Суд первой инстанции правомерно указал на то, что несовершеннолетняя К. приобрела право пользования жилым помещением в спорной квартире, в связи с чем при заключении договора о безвозмездной передаче жилья в собственность должно быть получено разрешение и органов опеки и попечительства на приватизацию жилого помещения в спорной квартире, причем указанное разрешение должно носить безусловный характер.

Разрешая вопрос о приватизации спорного жилого помещения без участия несовершеннолетней К., комиссия Совета по охране прав несовершеннолетних администрации К-го муниципального района Нижегородской области, принимая во внимание необходимость соблюдения прав несовершеннолетнего на жилое помещение, приняла решение под условием дальнейшего дарения М-вой 1/3 доли квартиры несовершеннолетней К., что противоречит нормам действующего законодательства и положениям Конституции Российской Федерации о праве граждан лично распоряжаться принадлежащей им частной собственностью.

Таким образом, разрешение на приватизацию получено под условием. Следовательно, на момент заключения оспариваемого договора приватизации отсутствовало надлежащим образом оформленное согласие органа опеки и попечительства на приватизацию жилого помещения без участия несовершеннолетней К.

При таких данных заключенный договор о безвозмездной передаче в собственность спорного жилого помещения в силу положений ст. 168 Гражданского кодекса РФ является ничтожной сделкой, поскольку противоречит нормам действующего гражданского законодательства.

Принимая во внимание приведенные выше нормы, районный суд пришел к обоснованному выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения заявленных К. исковых требований и о признании договора о безвозмездной передаче в собственность жилого помещения недействительным.

 

Постановление N 44-г-13

 

4. Обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования, поэтому отказ суда в применении ст. 395 ГК РФ при наличии судебного спора, не основан на нормах закона.

Б. обратился в суд с иском о взыскании суммы страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами, указывая на то, что в результате ДТП, имевшего место по вине Е., автомобилю причинены механические повреждения. Автогражданская ответственность Е. была застрахована в страховой компании "Русский мир". По заявлению истца страховая компания выплатила ему страховое возмещение в сумме лишь 40663 руб. 85 коп., отказав в выплате оставшейся суммы, чем нарушила его право на возмещение реального ущерба и взыскание убытков в полном объеме. Страховое возмещение должно было быть выплачено ему в течение 15 дней, начиная с 26.11.07 г., т.е. в срок до 11.12.07 г., но страховое возмещение в сумме 40663 руб. 58 коп. было произведено ответчиком 17.01.2008 г., в связи с чем подлежат уплате проценты за пользование чужими денежными средствами, в соответствии со ст. 395 ГК РФ. Впоследствии исковые требования были дополнены и Б. увеличил сумму процентов за пользование чужими денежными средствами до 3718 руб. 40 коп.

Решением районного суда исковые требования Б. удовлетворены частично. В пользу Б. с ОАО СК "Русский мир" взыскано страховое возмещение в сумме 40176 руб. 42 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 416 руб. 80 коп, и расходы по государственной пошлине в сумме 1316 руб. 30 коп. В остальной части иска Б. отказано за необоснованностью.

Определением судебной коллегии решение суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума областного суда решение районного суда и определение судебной коллегии в части отказа в удовлетворении требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 40176 руб. 15 коп. в период с 12.12.2007 г. по день вынесения решения судом отменено.

В этой части принять новое решение.

Взыскано в пользу Б. с ОАО СК "Русский мир" проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 1670 руб. 10 коп. по следующим основаниям.

Судом установлено, что стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца с учетом износа составила 80840 руб. 17.01.2008 г. ответчиком произведена выплата суммы 40663 руб. 58 коп., т.е. недоплата составила 40176 руб. 15 коп. Эта сумма была взыскана оспариваемым решением суда, т.е. суд пришел к выводу о том, что ответчик незаконно отказал в выплате указанной суммы.

Отказывая в удовлетворении требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на указанную сумму, в решении суд пришел к выводу о том, что проценты не могут быть начислены в силу того, что между сторонами имелся спор, в отношении которого истец и обратился в суд.

С данным выводом суда первой инстанции нельзя согласиться, поскольку он противоречит требованиям действующего законодательства.

В соответствии с положениями статьи 931 Гражданского кодекса РФ, по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Таким образом, обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования.

После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает собственное обязательство выплатить при наступлении страхового случая определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре или законе.

За просрочку исполнения денежных обязательств, согласно статье 395 ГК РФ, начисляются проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии с п. 2 ст. 13 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате и приложенные к нему документы в течение 15 дней со дня их получения. В течение указанного срока страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ.

Судом установлено, что обязанность по выплате суммы в размере 80840 руб. у страховщика возникла 26.11.2007 г. в течение 15 дней, т.е. с 27.11.2007 г. по 11.12.2007 г. страховщик обязан был произвести выплату сумм страхового обеспечения, однако лишь 17.01.2008 г. была произведена выплата, но не всей суммы страхового обеспечения, а только ее части, оставшаяся часть взыскана решением суда.

Следовательно, отказ в удовлетворении требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 40176 руб. 15 коп. в период с 12.12.2007 г. по день вынесения решения судом, т.е. по 08.07.2008 г. является незаконным.

 

Постановление N 44-г-136

 

5. Вывод судебной коллегии об исчислении отпуска по беременности и родам в календарном порядке в период, имевший место до 01.11.1999 г. признан необоснованным.

Ж. обратилась в суд с иском к ГУ УПФ РФ в А-ком районе о признании незаконным отказа в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с лечебной деятельностью, просила обязать ответчика включить в специальный стаж работы периоды ее работы в должности медицинской сестры перевязочной гинекологического отделения в льготном исчислении (1 год работы за 1 год и 6 месяцев) за период с 01.11.1999 г. по 31.12.1999 г., с 01.01.2001 г. по 28.09.2001 г. в календарном исчислении, периоды нахождения на курсах повышения квалификации календарно, период временной нетрудоспособности в связи с отпуском по беременности и родам - в льготном исчислении (1 год работы за 1 год и 6 месяцев), признать за ней право на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с лечебной работой с 29.01.2008 г. и назначить досрочную пенсию с 29.01.2008 г.

Решением районного суда признан незаконным отказ Управления Пенсионного фонда РФ в А-ком районе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости Ж. с 29 января 2008 года.

Суд обязал Управление Пенсионного фонда РФ в А-ком районе включить в медицинский стаж Ж. следующие периоды:

- с 24 декабря 1984 года по 31 декабря 1985 года, с 01 января 1993 года по 19 января 1994 года, с 23 февраля 1994 года по 03 мая 1996 года, с 05 мая 1996 года по 02 марта 1997 года, с 05 марта 1997 года по 08 апреля 1997 года, с 10 апреля 1997 года по 25 июня 1997 года, с 28 июня 1997 года по 14 сентября 1997 года, с 16 сентября 1997 года по 12 октября 1997 года, с 15 ноября 1997 года по 22 марта 1998 года и с 01 апреля 1998 года по 30 октября 1999 года в должности медицинской сестры перевязочной гинекологического отделения в льготном исчислении как один год работы за один год и шесть месяцев;

- с 01 ноября 1999 года по 31 декабря 1999 года, с 01 января 2001 года по 28 сентября 2001 года в должности медицинской сестры перевязочной гинекологического отделения календарно;

- с 20 января 1994 года по 22 февраля 1994 года, 13 октября 1997 года по 14 ноября 1997 года, с 24 марта 2003 года по 24 апреля 2003 года и с 01 октября 2007 года по 01 ноября 2007 года периоды нахождения на курсах повышения квалификации - календарно;

- с 28 июня 1986 года по 10 ноября 1986 года и с 05 марта 1989 года по 20 июля 1989 года период временной нетрудоспособности в связи с отпуском по беременности и родам в льготном исчислении как один год работы за один год и шесть месяцев.

Судом постановлено признать за Ж. право на досрочную трудовую пенсию по старости, начиная с 29 января 2008 года.

Суд обязал Управление Пенсионного фонда РФ в А-ком районе назначить Ж. трудовую пенсию по старости досрочно, начиная с 29 января 2008 года.

С Управления Пенсионного фонда РФ в А-ком районе в пользу Ж. взысканы расходы по оплате госпошлины в размере 100 рублей.

Определением судебной коллегии вышеуказанное решение в части включения в медицинский стаж Ж. периодов временной нетрудоспособности в связи с отпуском по беременности и родам с 28.06.1986 г. по 10.11.1986 г. и с 05.03.1989 г. по 20.07.1989 г. изменено.

Постановлено считать указанные периоды подлежащими включению в медицинский стаж Ж. календарно.

В части признания за Ж. права на досрочную трудовую пенсию по старости с 29.01.2008 г. и обязании ГУ УПФ РФ в А-ком районе назначить Ж. досрочную трудовую пенсию с 29.01.2008 г. отменено и в указанной части исковых требований Ж. отказано.

В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума областного суда определение судебной коллегии отменено, решение районного суда оставлено в силе по следующим основаниям.

При проверке законности решения районного суда и разрешении спора по существу, судебной коллегией допущено существенное нарушение норм материального права - не применен закон, подлежащий применению.

Изменяя решение суда первой инстанции в части исчисления специального стажа Ж. для назначения досрочной трудовой пенсии по старости, и отказывая Ж. в иске о назначении указанной пенсии ввиду недостаточности указанного стажа, судебная коллегия пришла к выводу о том, что периоды временной нетрудоспособности в связи с отпуском по беременности и родам Ж. с 28.06.1986 г. по 10.11.1986 г. и с 05.03.1989 г. по 20.07.1989 г. подлежат включению в медицинский стаж в календарном порядке.

При этом судебной коллегией применен п. 5 Правил исчисления периодов работы, дающих право на досрочное назначение пенсии по старости в соответствии со ст. 27 и 28 ФЗ РФ "О трудовых пенсиях в РФ", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 11.07.2002 г. N 516.

Данный вывод судебной коллегии нельзя признать законным.

Спорными являются периоды нахождения Ж. в отпуске по беременности и родам с 28.06.1986 г. по 10.11.1986 г., с 05.03.1989 г. по 20.07.1989 г.

По трудовому законодательству отпуск по беременности и родам не относится к ежегодным оплачиваемым отпускам. Основанием для его предоставления служит медицинское заключение о временной нетрудоспособности, а оплачивается он через пособие по государственному социальному страхованию в виде пособия по беременности и родам.

Основанием для назначения пособия по беременности и родам является выданный в установленном порядке листок нетрудоспособности.

Таким образом, период нахождения женщины в отпуске по беременности и родам следует рассматривать как период получения пособия по беременности и родам в период временной нетрудоспособности. Изложенное подтверждается информационным письмом Министерства труда и социального развития РФ N 7392-юл и Пенсионного фонда РФ N лч-25-25/1067 от 04.11.2002 г.

С учетом постановления Конституционного Суда РФ от 29.01.2004 г. N 2-П, при определении права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с лечебной деятельностью необходимо руководствоваться:

- в отношении периодов, имевших место до 01.11.1999 г. - Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 г. N 1397, Постановлением Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 г. N 464;

- в отношении периодов, имевших место с 01.11.1999 г. по 12.11.2002 г. - Постановлением Правительства РФ от 22.09.1999 г. N 1066;

- в отношении периодов после 12.11.2002 г. - Постановлением Правительства РФ N 516 от 11.07.2002 г., Постановлением Правительства РФ N 781 от 29.10.2002 г.

Поскольку спорный период имел место до 01.11.1999 г., при определении специального стажа подлежит применению Постановление Совета Министров СССР от 17.12.1959 г. N 1397, Постановление Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 г. N 464.

Пунктом 2 Постановления Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 г. N 464 "Об утверждении Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа в которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет", установлено, что среднему медицинскому персоналу отделений (палат) хирургического профиля стационаров один год работы в этих должностях и подразделениях считать за один год и 6 месяцев.

Приказами Министерства здравоохранения СССР N 1480 от 10.11.1986 г., N 301 от 23.11.1992 г., N 35 от 20.02.1995 г., приказом Министерства здравоохранения РФ от 29.01.1999 г. N 28, гинекологическое отделение отнесено к хирургическому отделению.

Таким образом, стаж медицинской работы в должности медсестры перевязочной гинекологического отделения подлежит исчислению в льготном порядке.

Каких-либо исключений об исчислении в календарном порядке для специального стажа отпуска по беременности и родам указанные нормативно-правовые акты не содержат.

При таких обстоятельствах, вывод судебной коллегии об исчислении отпуска по беременности и родам в календарном порядке в период, имевший место до 01.11.1999 г., и применение к спорным правоотношениям п. 5 Постановления Правительства РФ от 11.07.2002 г. N 516, и в связи с этим отказ Ж. в иске о назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с отсутствием специального стажа, установленного подп. 11 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях РФ", является незаконным.

 

Постановление N 44-г-18

 

6. Положения ст. 115 п. 2 Семейного кодекса РФ к требованиям К. об индексации суммы алиментов за период, предшествующий вынесению решения суда, не применимы.

К. обратилась в суд с иском к В. о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетних детей: Михаила, 2001 года рождения, и Владимира, 2003 года рождения. В обоснование иска указала, что состояла в браке с ответчиком с 1998 г. Брак расторгнут решением районного суда. В. в воспитании детей участия не принимал и не принимает, средства на содержание детей выдает не регулярно и в недостаточном количестве. Данных денег хватает только на оплату услуг няни, осуществляющей уход за детьми. К. просила взыскать с В. алименты на содержание несовершеннолетних детей в размере 1/3 доходов ответчика и в твердой денежной сумме 20000 руб.

Впоследствии К. исковые требования изменила, просила взыскать с ответчика алименты на содержание несовершеннолетних детей в твердой денежной сумме в размере 10 МРОТ, далее просила взыскать с ответчика задолженность по алиментам, поскольку, по ее мнению, размер уплачиваемых алиментов ответчиком намеренно занижен, просила суд взыскать с ответчика алименты в размере 1/3 части со среднего дохода ответчика, алименты за прошлый период с предусмотренной СК РФ компенсацией.

В. обратился в суд с иском к К. о взыскании алиментов, ссылаясь на то, что, согласно решению С-го районного суда несовершеннолетние дети Михаил и Владимир на время проживания своей матери К. в США должны проживать с отцом. Поскольку большую часть времени К. проживает в США, так в 2007 г. она прожила там 9 месяцев, дети практически будут проживать с ним, поэтому просил суд взыскать с К. алименты по содержанию детей в твердой сумме 16000 руб.

Решением мирового судьи взысканы с В. в пользу К. алименты на содержание несовершеннолетних детей размере 1/3 всех видов заработка ответчика со 2 апреля 2007 г. и до их совершеннолетия. Судом постановлено взыскание алиментов за период с апреля 2007 г. по август 2008 г. производить с индексацией в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки. С В. в пользу К. взысканы судебные расходы в размере 5000 руб. В иске В. к К. о взыскании алиментов отказать. Решение в части взыскания алиментов приведено к немедленному исполнению.

Апелляционным определением районного суда вышеуказанное решение оставлено без изменения.

Постановлением президиума областного суда судебные постановления в части указания производить взыскание алиментов с В. в пользу К. за период с апреля 2007 г. по август 2008 г. с индексацией в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки отменены, в удовлетворении иска К. об индексации алиментов за указанный период отказано. В оставленной части судебные постановления оставлены в силе по следующим основаниям.

Удовлетворяя требования истицы о взыскании алиментов, суд, руководствуясь статьей 115 СК РФ, применил индексацию к взысканным алиментам за период с апреля 2007 г. (дата обращения в суд с иском) по август 2008 г. (до момента вынесения решения суда) в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

В данной части исковых требований К. судом не правильно применены положения ст. 115 СК РФ.

Как следует из материалов дела, до обращения К. с данным иском соглашение между сторонами об уплате алиментов отсутствовало. В. и К. в судебном порядке решали вопрос об определении места жительства детей.

В. добровольно перечислял на содержание детей 16000 руб. в месяц, что не отрицалось сторонами.

С требованием о взыскании алиментов К. обратилась впервые.

В соответствии со ст. 115 п. 2 СК РФ (в редакции ФЗ от 30 июня 2008 г. N 106-ФЗ) при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

До 02.07.2008 г. размер неустойки, предусмотренный п. 2 ст. 115 СК РФ, составлял одну десятую процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

Взыскание неустойки, предусмотренной данной статьей, является мерой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства по уплате алиментов, установленное решением суда.

Статья 115 п. 2 СК РФ касается ответственности тех должников, которые обязаны выплачивать алименты на основании исполнительного листа либо судебного приказа.

Однако судом установленный положениями данной статьи размер процентов применен в качестве индексации алиментов, впервые взысканных по решению суда, за период с момента обращения К. в суд с иском до вынесения решения суда.

Обязанность выплачивать алименты в установленном решением суда размере появилась у ответчика только с момента вступления решения суда в законную силу.

Поэтому положения ст. 115 п. 2 СК РФ к требованиям К. об индексации суммы алиментов за период, предшествующий вынесению решения суда, не применимы.

Индексация сумм алиментов, подлежащих выплате за период с момента обращения истца в суд до вынесения решения суда о взыскании алиментов, другими законами также не предусмотрена.

 

Постановление N 44-г-17

 

7. Законом установлено основание для освобождения страховщика от осуществления страховых выплат лишь при наличии доказательств умысла страхователя на причинение имущественного ущерба застрахованному имуществу,

Г. обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании страховой выплаты, процентов за пользование чужими денежными средствами, указывая, что заключил с ответчиком договор добровольного страхования автомашины, принадлежащей ему на праве собственности, по риску "хищение + ущерб". В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю были причинены механические повреждения. Страховщиком в выплате страхового возмещения было отказано, поскольку транспортное средство не прошло технический осмотр в установленном порядке.

Решением районного суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам вышеуказанное решение отменено по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении заявленных истцом требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Г. согласился с условиями договора страхования в той части, в какой к ним применяются условия Правил комплексного страхования транспортных средств, с которыми был ознакомлен, в связи с чем, отказ страховой компании в осуществлении ему страхового возмещения является правомерным.

Судебная коллегия не может согласиться с изложенным по следующим основаниям.

Согласно ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом, стороны не вправе заключать договор на условиях, противоречащих закону.

На основании п. 1 ст. 963 ГК РФ страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 и 3 настоящей статьи.

Законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

Согласно п. 2 Положения о проведении государственного технического осмотра автомототранспортных средств и прицепов к ним Государственной инспекцией безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (утв. постановлением Правительства РФ от 31 июля 1998 г. N 880) (с изменениями от 24 января 2001 г., 6 февраля 2002 г., 7 мая 2003 г., 31 декабря 2005 г.) одной из целей государственного технического осмотра ТС, с учетом требований ФЗ РФ "О безопасности дорожного движения", является предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений, связанных с эксплуатацией транспортных средств.

Исходя из оспариваемого истцом п. 4.3.8 Правил добровольного комплексного страхования транспортных средств страховой компанией не признаются страховыми случаями события, которые привели к повреждению, утрате застрахованного ТС и ДО, причинение вреда имуществу, жизни и здоровью третьих лиц, а также водителю и пассажирам, если они произошли в результате или в процессе использования ТС, не прошедшего государственный технический осмотр в установленном порядке.

Из обстоятельств данного дела следует, что государственный технический осмотр ТС истцом был пройден после дорожно-транспортного происшествия. При этом причиной ДТП явились нарушения Г. п. 13.8 ПДД - не уступил дорогу ТС, пользующемуся преимущественным правом проезда перекрестков.

Анализируя указанные обстоятельства, имеющие значение для настоящего дела, суд первой инстанции дал суждение о том, что факт не прохождения Г. на момент аварии технического осмотра в отношении застрахованного автомобиля, не находится в прямой причинной связи с наступившими после столкновения последствиями, но при этом установил, что Правилами комплексного страхования Страховщика и не предусмотрено наличие такой связи, указав, что само использование ТС без соответствующего техосмотра является основанием для отказа в возмещении.

Однако из приведенных выше норм Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что законом установлено основание для освобождения страховщика от осуществления страховых выплат лишь при наличии доказательств умысла страхователя на причинение имущественного ущерба застрахованному имуществу, и не предусмотрена возможность освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по основанию, на которое ссылается ответчик, то есть в связи с тем, что страхователь не прошел государственный технический осмотр в отношении застрахованного имущества.

Однако судом не дано оценки тому обстоятельству, что Правила страхования средств автотранспорта являются неотъемлемой частью договора страхования и не должны содержать положения, противоречащие гражданскому законодательству и ухудшающие положение страхователя по сравнению с установленным законом.

Кроме того, исходя из системного толкования положений ст. 963 ГК РФ и положений законодательства о безопасности дорожного движения, в том числе с учетом Положения о проведении государственного технического осмотра автомототранспортных средств, следует вывод о том, что основанием для отказа в выплате страхового возмещения по мотиву непризнания наступившего события страховым случаем, могут послужить доказательства о наличии прямой причинно-следственной связи между нарушением страхователем правил эксплуатации транспортного средства, включая эксплуатацию ТС, не прошедшего технический осмотр в установленном порядке, и наступившими повреждениями застрахованному имуществу.

В противном случае, сам факт эксплуатации автомашины без прохождения технического осмотра при отсутствии таких доказательств, не является основанием для отказа в страховой выплате.

При этом ответчиком не было представлено доказательств наличия в действиях истца умысла на причинение имущественного ущерба транспортному средству в результате несоблюдения требования о прохождении государственного технического осмотра.

С учетом изложенного решение районного суда не может быть признано законным.

 

Определение N 33-1076

 

8. Отсутствие разрешения на ввод объекта в эксплуатацию само по себе не свидетельствует о том, что эксплуатация здания создает угрозу жизни и здоровью неопределенного круга лиц.

Прокурор обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью в интересах неопределенного круга лиц о признании незаконными действий, связанных с эксплуатацией торгово-развлекательного комплекса, об обязании прекратить его эксплуатацию, указывая на то, что эксплуатация торгово-развлекательного комплекса без разрешения на строительство и на ввод объекта в эксплуатацию незаконна и нарушает конституционные права неопределенного круга лиц, заключающиеся в обеспечении безопасности жизни и здоровья, права на благоприятную окружающую среду.

Решением районного суда иск прокурора удовлетворен, признаны незаконными действия общества с ограниченной ответственностью, связанные с эксплуатацией торгово-развлекательного комплекса без разрешения на строительство и разрешения на ввод объекта в эксплуатацию.

Общество с ограниченной ответственностью обязано прекратить эксплуатацию торгово-развлекательного комплекса до оформления в установленном законом порядке разрешений на строительство и на ввод в эксплуатацию.

Определением судебной коллегии вышеуказанное решение отменено по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, ответчик, являющийся собственником земельного участка и находящегося на этом земельном участке незаконченного строительством нежилого здания осуществил реконструкцию незаконченного строительством нежилого здания под торгово-развлекательный комплекс и приступил к его эксплуатации без оформленного в установленном порядке разрешения органа местного самоуправления на строительство, а также разрешения на ввод объекта в эксплуатацию.

В обоснование иска прокурор ссылался на то, что эксплуатация спорного объекта создает угрозу жизни и здоровью неопределенного круга лиц. Угроза заключается в виде возможности обрушений, возгораний и т.п.

Принимая решение об удовлетворении заявленных истцом требований, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик эксплуатирует спорный объект в нарушение положений ст. 51, 55, 49 Градостроительного кодекса РФ. Отсутствие разрешений на строительство (реконструкцию) и ввод объекта в эксплуатацию доказывает факт угрозы жизни и здоровью граждан.

Разрешая спор, суд не применил закон, регулирующий спорные отношения, не установил обстоятельства, имеющие значение для дела, в связи с чем вывод суда об обоснованности заявленных истцом требований нельзя признать правильным.

Принимая решение об удовлетворении заявленных истцом требований, суд первой инстанции не принял во внимание, что статья 55 Градостроительного кодекса РФ регламентирует порядок получения разрешения на ввод в эксплуатацию объекта капитального строительства и не содержит прямого запрета эксплуатации объекта в случае отсутствия разрешения.

За нарушение установленного Градостроительным кодексом порядка ввода в эксплуатацию объекта капитального строительства предусмотрена административная ответственность.

Запрещение эксплуатации зданий и сооружений по одним лишь мотивам нарушения градостроительных норм и правил является публично-правовой превентивной мерой. Принятие решения о запрете и приостановлении эксплуатации объекта по указанным мотивам относится к компетенции уполномоченных органов местного самоуправления. К отношениям, связанным с запретом эксплуатации по основаниям нарушения норм административного законодательства, гражданские правоотношения не применяются в силу п. 3 ст. 2 ГК РФ.

При определении закона и иного нормативного акта, которыми следует руководствоваться при разрешении дела, установлении правоотношений сторон, суду следовало учитывать, что они определяются из совокупности данных предмета и оснований иска, возражений ответчиков и обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора.

Как следует из искового заявления, прокурор в рамках полномочий, предусмотренных ст. 45 ГПК РФ, обратился в защиту прав неопределенного круга лиц с требованием о признании незаконными действий ответчика, связанных с эксплуатацией торгово-развлекательного комплекса и об обязании прекратить эксплуатацию торгово-развлекательного центра, в связи с тем, что эксплуатация ООО ТРК "Рояль" создает предпосылки причинения вреда в будущем, опасность причинения вреда жизни и здоровью граждан.

В качестве способа защиты гражданских прав статья 12 ГК РФ определяет, в частности, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В силу ст. 1065 ГК РФ опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую угрозу.

Иски, предъявленные в порядке, предусмотренном статьей 1065 ГК РФ, подлежат рассмотрению по правилам гражданского судопроизводства. Вина ответчика в рассматриваемых правонарушениях не презюмируется. Бремя доказывания возможности причинения вреда и необходимости запретить ту или иную деятельность лежит на истце.

Отсутствие разрешения на ввод объекта в эксплуатацию само по себе не свидетельствует о том, что эксплуатация здания создает угрозу жизни и здоровью неопределенного круга лиц. Доказательства, свидетельствующие, о том, что в результате эксплуатации здания, не введенного в эксплуатацию в порядке установленном градостроительными правилами, создается непосредственная опасность, угроза жизни и здоровью неопределенного круга граждан истец суду не представил.

При разрешении спора, суд не установил характер спорных отношений, в связи с чем неправильно определил материальный закон, подлежащий применению, не установил обстоятельства, имеющие значение для дела, что привело к принятию незаконного и необоснованного решения.

 

Определение N 33-2933

 

9. Если земельный участок предоставлен до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для индивидуального жилищного строительства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, гражданин вправе зарегистрировать право собственности на такой земельный участок.

С. обратилась в суд с иском к администрации города о признании права собственности на 1/2 долю земельного участка, указывая на то, что 15.08.1997 г., на основании свидетельства о праве на наследство по закону стала правообладателем 1/2 доли в праве в общей долевой собственности на индивидуальный двухэтажный жилой дом, расположенный на спорном земельном участке. Ранее указанное имущество принадлежало ее отцу, который приобрел вышеуказанную долю жилого дома в порядке наследования. В 2004 году истец обратилась к ответчику с заявлением о передаче в собственность 1/2 доли в праве общей долевой собственности на земельный участок, который был поставлен на кадастровый учет. В удовлетворении заявления истцу отказано, поскольку ею не были предоставлены документы, подтверждающие представление земельного участка под строительство жилого дома на каком-либо праве.

Решением районного суда в иске отказано.

Определением судебной коллегии вышеуказанное решение отменено по следующим основаниям.

Отказывая истцу в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что С. приобрела право собственности на 1/2 долю дома после вступления в силу Закона СССР от 06.03.1990 г. N 1305-1 "О собственности в СССР", С. не имеет право на бесплатное получение земельного участка в собственность в соответствии со ст. 36 ЗК РФ.

С таким выводом суда согласиться нельзя, поскольку судом при разрешении спора допущена ошибка в применении норм материального права.

В соответствии со ст. 3, 4, 9.1 Федерального закона от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" (с изменениями от 7 июля, 8 декабря 2003 г., 3 октября, 29 декабря 2004 г., 18 июня, 27, 31 декабря 2005 г., 17 апреля, 30 июня, 18 декабря 2006 г., 5 февраля, 24 июля, 18 октября, 8, 23 ноября, 1 декабря 2007 г., 22 июля, 2008 г.), оформление в собственность граждан земельных участков, ранее предоставленных им в постоянное (бессрочное) пользование, пожизненное наследуемое владение, в установленных земельным законодательством случаях сроком не ограничивается.

Граждане Российской Федерации, имеющие в фактическом пользовании земельные участки с расположенными на них жилыми домами, приобретенные ими в результате сделок, которые были совершены до вступления в силу Закона СССР от 6 марта 1990 года N 1305-I "О собственности в СССР", но которые не были надлежаще оформлены и зарегистрированы, имеют право бесплатно приобрести право собственности на указанные земельные участки в соответствии с правилами, установленными статьей 36 Земельного кодекса Российской Федерации.

Если земельный участок предоставлен до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, гражданин, обладающий таким земельным участком на таком праве, вправе зарегистрировать право собственности на такой земельный участок, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

В случае если в акте, свидетельстве или другом документе, устанавливающих или удостоверяющих право гражданина на земельный участок, предоставленный ему до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства, не указано право, на котором предоставлен такой земельный участок, или невозможно определить вид этого права, такой земельный участок считается предоставленным указанному гражданину на праве собственности, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

Граждане, к которым перешли в порядке наследования или по иным основаниям права собственности на здания, строения и (или) сооружения, расположенные на земельных участках, указанных в настоящем пункте и находящихся в государственной или муниципальной собственности, вправе зарегистрировать права собственности на такие земельные участки, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такие земельные участки не могут предоставляться в частную собственность.

Государственная регистрация прав собственности на указанные в настоящем пункте земельные участки осуществляется в соответствии со статьей 25.2 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". Принятие решений о предоставлении таких земельных участков в собственность граждан не требуется.

В случае, если указанный в настоящем пункте земельный участок был предоставлен на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, с момента государственной регистрации права собственности гражданина на такой земельный участок право пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования прекращается.

Представленными доказательствами установлено, что в 1949 году дед истца приобрел 1/2 долю жилого дома. Впоследствии вышеуказанное имущество по наследству перешло к отцу истца, а затем и к истцу.

Доводы о том, что у истца отсутствует правозакрепляющий документ на спорный земельный участок, не может служить основанием для отказа С. в иске.

В период покупки дедом истца вышеуказанного недвижимого имущества действовал Земельный кодекс РСФСР, введенный в действие 30.10.1922 года.

Положением о земельных распорядках в городах, утвержденным постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 13 апреля 1925 года предусматривалось, что при переходе в законном порядке от одних лиц к другим права собственности на строения частновладельческие, все права и обязанности по земельным участкам, обслуживающим эти строения, тем самым переходят к новым владельцам.

01.03.1949 года Совмином РСФСР было издано постановление N 1452 "О порядке применения Указа ПВС РСФСР от 01.02.1949 г.", согласно которому передача земельного участка застройщику на основании решения исполкома Совета депутатов трудящихся оформляется договором о предоставлении в бессрочное пользование земельного участка под строительство индивидуального жилого дома на праве личной собственности.

Исходя из положений ст. 9, 11, 25, 141, 143 ЗК РСФСР 1922 года, а также постановления N 1452, собственники жилых домов могли владеть земельным участком на праве пользования сроком на 49 лет. Впоследствии это право было трансформировано в право бессрочного пользования земельным участком, поскольку в соответствии со ст. 87 ЗК РСФСР, введенного в действие с 01.12.1970 г., и действовавшего на момент приобретения С. дома, на землях городов при переходе права собственности на строение переходит также и право пользования земельным участком или его частью.

В силу положений ст. 37 ЗК РСФСР от 25.04.1991 г., при переходе права собственности на строение, сооружение или при передаче их другим предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам вместе с этими объектами переходит и право пользования земельными участками.

В письме за 1987 год N 20-15-1-4/Е 9808р Министерство жилищно-коммунального хозяйства РСФСР разъясняло, что в случае отсутствия землеотводных документов следует руководствоваться данными первичной инвентаризации, которые в дальнейшем определяют границы, размеры земельного участка индивидуального землевладения.

Из вышеуказанных норм права следует, что переход права на земельный участок при отчуждении строения осуществляется в силу закона при условии перехода прав на строение, находящееся на данном земельном участке. Единство судьбы земельных участков и прочно связанных с ним объектов провозглашено в качестве одного из принципов и действующего земельного законодательства (ст. 1, 35 ЗК РФ).

Учитывая, что С. на законном основании принадлежит 1/2 доля жилого дома, расположенного на спорном земельном участке, которым прежний собственник владел на праве бессрочного пользования, истец имеет право на приобретение бесплатно в собственность 1/2 доли указанного земельного участка. Заявленные истцом требования законны и подлежат удовлетворению.

 

Определение N 33-1474

 

10. Прокурор вправе обратиться в суд в интересах несовершеннолетнего ребенка, оставшегося без попечения родителей.

Прокурор района обратился в суд с заявлением в интересах несовершеннолетнего Г. об оспаривании бездействия судебного пристава-исполнителя, указав, что с 2007 г. исполнительные действия по взысканию алиментов на ребенка не производятся, не имеется сведений по установлению имущества должника.

Определением районного суда прокурору отказано в принятии заявления.

Определением судебной коллегии вышеуказанное определение отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов РФ, субъектов РФ, муниципальных образований.

Отказывая прокурору в принятии заявления суд исходил из того, что обязанность по защите прав несовершеннолетнего ребенка возлагается на детский дом, законного представителя несовершеннолетнего.

Между тем, указанный вывод суда нельзя признать правильным.

Как следует из материалов дела, малолетний Г. относится к категории детей, оставшихся без попечения родителей.

В 2007 г. районным отделом службы судебных приставов возбуждено исполнительное производство в отношении Г-вой (матери малолетнего Г.) о взыскании алиментов на ребенка в размере 1/4 части всех видов заработка.

Алименты на содержание ребенка не поступают.

Прокурор в порядке ст. 10 ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" обладает правом обращения в пределах предоставленных ему полномочий в защиту законных прав и интересов несовершеннолетнего ребенка.

В данном случае, несовершеннолетний ребенок лишен права в силу своего возраста самостоятельно защищать свои права и законные интересы, находится в материально тяжелом положении, является социально незащищенной категорией.

Прокурор действует в интересах малолетнего ребенка, а не в интересах детского дома, в котором находится малолетний ребенок.

 

Определение N 33-1284

 

11. Жилой дом, возведенный для проживания семьи главы фермерского хозяйства, нельзя рассматривать как имущество, используемое в качестве предпринимательской или экономической деятельности фермерского хозяйства.

Б. обратился в суд с иском о признании права собственности на самовольные постройки, указывая, что они возведены на земельном участке, находящемся в его (истца) собственности.

Определением районного суда производство по делу прекращено в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции.

Определением судебной коллегии вышеуказанное определение отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 22 АПК РФ, арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам, возникающим из гражданских, административных и иных правоотношений между юридическими лицами, гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющими статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке.

К экономическим спорам относятся споры о признании права собственности.

В соответствии с п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ", споры между гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей, а также между указанными гражданами и юридическими лицами разрешаются арбитражными судами, за исключением споров, не связанных с осуществлением гражданами предпринимательской деятельности. В таком же порядке рассматриваются споры с участием глав крестьянского (фермерского) хозяйства.

В соответствии со ст. 1 ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", фермерское хозяйство осуществляет предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.

Согласно п. 4 ст. 22 ГПК РФ, при обращении в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие - арбитражному суду, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции.

Из материалов дела усматривается, что распоряжением Р-го сельсовета от 1993 г. крестьянскому (фермерскому) хозяйству Б. предоставлен в собственность земельный участок под строительство базы, жилого дома и производственных помещений, сушильного хозяйства и складских помещений.

Суд, прекращая производство по делу за неподведомственностью спора суду общей юрисдикции, сослался на то, что дом и склад-ангар, самовольно возведенные истцом своими силами и средствами, являются имуществом фермерского хозяйства, используемого для осуществления предпринимательской деятельности.

Однако, данный вывод суда является ошибочным, так как жилой дом, возведенный для проживания семьи главы фермерского хозяйства, нельзя рассматривать как имущество, используемое в качестве предпринимательской или экономической деятельности фермерского хозяйства.

Следовательно, данный спор в силу п. 4 ст. 22 ГПК РФ должен быть разрешен в суде общей юрисдикции, в связи с чем определение суда нельзя признать законным.

 

Определение N 33-1538

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь