Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ,

СВЯЗАННЫХ С ЛЕГАЛИЗАЦИЕЙ (ОТМЫВАНИЕМ) ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ

ИЛИ ИНОГО ИМУЩЕСТВА, ПРИОБРЕТЕННЫХ В РЕЗУЛЬТАТЕ

СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

 

Верховным Судом Чувашской Республики обобщена практика рассмотрения уголовных дел о преступлениях, связанных с легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем.

Изучением были охвачены дела, рассмотренные судами республики в 2007 - 2008 годах по ст. 174, 174.1 УК РФ.

Обобщение показало, что последние годы правоохранительные органы республики существенно активизировали свою работу в сфере противодействия легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем. В суды, по данным Прокуратуры республики, в 2007 году было направлено 10 дел в отношении 16 лиц, в 2008 году - 13 дел в отношении 19 лиц указанной категории.

 

Чаще всего обвиняемым вменялись ст. 174, 174.1 УК РФ в совокупности со ст. 146 (по 4 делам), ст. 228 - 228.1 (по 4 делам); ст. 159 (по 3), ст. 171 (по 2); ст. 180, 238, 158, 280 (по 1).

Анализ свидетельствует о том, что по 6 делам (из 18 рассмотренных) суды вынесли постановления о прекращении дела в части обвинения по ст. 174, 174.1 УК РФ в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, по 6 делам суды оправдали подсудимых за отсутствием состава преступления. Лишь по 6 делам в отношении 6 лиц были постановлены обвинительные приговоры. Все они были рассмотрены в особом порядке. В кассационном порядке дела не проверялись.

Результаты обобщения показывают, что в правоприменительной деятельности судов наблюдается существенное расхождение позиций, связанных недопониманием роли и значения статей, связанных с противодействием легализации доходов, полученных преступным путем, неверной трактовкой разных понятий, вложенных в ст. 174, 174.1 УК РФ.

В этой связи считаем необходимым разъяснить определенные термины, встречаемые в этих статьях.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 7 августа 2001 года N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" под легализацией доходов, полученных преступным путем, понимается придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученным в результате совершения преступления, т.е. совершение действий с доходами, полученными от незаконной деятельности таким образом, чтобы источники этих доходов казались законными, а равно совершение действий, направленных на сокрытие незаконного происхождения таких доходов.

По смыслу закона для решения вопроса о наличии состава преступления по ст. 174, 174.1 УК РФ необходимо установить, что лицо совершило указанные финансовые операции и другие сделки с денежными средствами именно в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами.

 

Цель легализации - не раскрывая подлинного источника, выдать доходы от противоправной деятельности за легальную прибыль и получить возможность использовать их, не вызывая подозрение у правоохранительных органов, придавая этим доходам новый гражданско-правовой статус законно приобретенного имущества, используя эти доходы в экономической и предпринимательской деятельности.

 

Предметом рассматриваемых составов преступлений являются денежные средства и иное имущество, приобретенные исключительно преступным путем. Преступник стремится изменить социально-экономический статус преступно приобретенных доходов. Поэтому предметом легализации не могут являться материальные ценности, полностью изъятые из гражданского оборота, отчуждение которых не допускается, например, отдельные виды вооружения.

 

Характеризуя предмет преступления, следует остановиться на понятии "денежные средства", под которыми понимаются, прежде всего, деньги (валюта).

Законодатель выделил ценные бумаги в самостоятельный класс объектов гражданских прав. ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" в ст. 1 также ограничивает ценные бумаги от валюты РФ и иностранной валюты и подразделяет их на ценные бумаги, номинированные в валюте РФ, и ценные бумаги, номинированные в иностранной валюте, под которыми понимаются платежные документы (чеки, векселя и другие платежные документы), эмиссионные ценные бумаги (включая акции и облигации), ценные бумаги, производные от эмиссионных ценных бумаг (включая депозитарные расписки), опционы, дающие право на приобретение эмиссионных ценных бумаг, и другие долговые обязательства, выраженные в валюте РФ или иностранной валюте.

Ценные бумаги не охватываются понятием "денежные средства", используемым в ст. 174, 174.1 УК РФ, следовательно, легализацию ценных бумаг следует квалифицировать как легализацию иного имущества. Таким образом, под денежными средствами в ч. 1 ст. 174 и ч. 1 ст. 174.1 УК РФ понимаются наличные деньги в валюте РФ или иностранной валюте, а также безналичные денежные средства, депонированные на счетах банков.

 

Помимо денежных средств, в уголовном законе есть понятие "иное имущество". Конвенция Совета Европы "Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности" определяет термин "имущество", как "имущество любого рода, материальное или нематериальное, движимое или недвижимое, а также юридические акты или документы, дающие право на такое имущество или получение выгоды от него". Российское гражданское законодательство термин "имущество" трактует по-разному. Так, в соответствии со ст. 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся вещи, включая иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, интеллектуальные права на них (интеллектуальная собственность).

 

Объективную сторону рассматриваемых преступлений образуют следующие альтернативные действия: а) совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными преступным путем (ч. 1 ст. 174, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ); б) использование указанных средств для осуществления предпринимательской деятельности или иной экономической деятельности (ч. 1 ст. 174.1 УК РФ).

По конструкции объективной стороны составы преступлений, предусмотренные ст. 174, 174.1 УК РФ, являются формальными. Таким образом, объективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется только одним признаком - действием, а преступление считается оконченным с момента совершения действий, указанных в законе, т.е. общественно опасные последствия лежат за пределами состава преступления и на квалификацию не влияют.

Как видно, в исследованных нормах используются экономические понятия: финансовые операции, предпринимательская деятельность, сделки, экономическая деятельность.

 

Под финансовыми операциями с денежными средствами или иным имуществом согласно ст. 3 ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", понимаются действия физических и юридических лиц с денежными средствами или иным имуществом независимо от формы и способа их осуществления, направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав и обязанностей.

Ст. 6 ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" закрепляет перечень финансовых операций.

К финансовым операциям относятся:

1) операции с денежными средствами в наличной форме:

- снятие со счета или зачисление на счет юридического лица денежных средств в наличной форме в случаях, когда это не обусловлено характером его хозяйственной деятельности;

- покупка или продажа наличной иностранной валюты;

- приобретение физическим лицом ценных бумаг за наличный расчет;

- получение физическим лицом денежных средств по чеку на предъявителя, выданному нерезидентом;

- обмен банкнот одного достоинства на банкноты другого достоинства;

- внесение физическим лицом в уставный (складочный) капитал организации денежных средств в наличной форме;

2) зачисление или перевод на счет денежных средств, представление или получение кредита (займа), операции с ценными бумагами в случае, если хотя бы одной из сторон является физическое или юридическое лицо, имеющее соответственно регистрацию, место жительства или место нахождения в государстве (на территории), в отношении которого (которой) имеются сведения о незаконном производстве наркотических средств, либо одной из сторон является лицо, являющееся владельцем счета в банке, зарегистрированном в указанном государстве (на указанной территории). Перечень таких государств (территорий) определяется Правительством РФ и подлежит опубликованию;

3) зачисление или перевод на счет денежных средств, предоставление или получение кредита (займа), операции с ценными бумагами в случае, если хотя бы одной из сторон является физическое или юридическое лицо, имеющее соответственно регистрацию, место жительства или место нахождения в государстве (на территории), в котором (на которой) не предусмотрено раскрытие или предоставление информации при проведении финансовых операций, либо одной из сторон является лицо, являющееся владельцем счета в банке, зарегистрированном в указанном государстве (на указанной территории).

Перечень таких государств (территорий) определяется Правительством РФ по согласованию с Центральным банком РФ на основе перечней, утвержденных международными организациями, занимающимися противодействием легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и подлежит опубликованию;

4) операции по банковским счетам (вкладам):

- размещение денежных средств во вклад (на депозите) с оформлением документов, удостоверяющих вклад (депозит) на предъявителя;

- открытие вклада (депозита) в пользу третьих лиц с размещением денежных средств в наличной форме;

- перевод денежных средств за границу на счет (во вклад), открытый на анонимного владельца, и поступление денежных средств из-за границы со счета (с вклада), открытого на анонимного владельца;

- зачисление на свой счет или списание со своего счета денежных средств юридическим лицом, период деятельности которого не превышает трех месяцев со дня его регистрации, либо юридическим лицом, операции по счетам которого не производились с момента их открытия;

5) иные сделки с движимым имуществом:

- помещение ценных бумаг, драгоценных металлов, драгоценных камней или иных ценностей в ломбард;

- выплата физическому лицу страхового возмещения или получение от него страховой премии по страхованию жизни и иным видам накопительного страхования и пенсионного обеспечения;

- получение или предоставление имущества по договору финансовой аренды (лизинга);

- переводы денежных средств, осуществляемые некредитными организациями по поручению клиента.

Перечисленные операции с денежными средствами или иным имуществом подлежат обязательному контролю, если сумма, на которую совершается операция, равна или превышает установленный законом предел.

 

Большинство ученых-юристов рассматривают сделку в качестве гражданско-правового термина, подразумевая под ней действия граждан и юридических лиц, направленных на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Однако Конвенция Совета Европы об "отмывании", выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности также упоминает понятие "сделка", хотя и предлагает квалифицировать как уголовные правонарушения, связанные с отмыванием средств, целый перечень умышленных действий; при этом ни одно из них не связывается с гражданским законодательством.

Следовательно, под сделкой в соответствии с международной практикой более целесообразно понимать любые действия, совершаемые по обоюдному согласию сторон с имуществом (денежными средствами), добытым заведомо незаконным путем. Такими действиями может быть приобретение, использование, передача на временное хранение, утаивание и т.д., т.е. все действия, которые приводят к перемещению либо видоизменению незаконно полученных доходов.

В УК РФ речь идет о совершении сделок, а не о совершении "законных" (действительных) сделок, поскольку это невозможно: любая легализационная сделка незаконна, ничтожна, является противной основам правопорядка и нравственности. При анализе гл. 9 ("Сделки") ГК РФ видно: недействительность сделки (в том числе и ничтожность) не означает, что сделка не была совершена. В случае же, если лицо, не имея права заниматься предпринимательской деятельностью, осуществляет таковую с использованием преступных средств, ответственность должна наступить по совокупности преступлений (за незаконное предпринимательство - ст. 171 УК РФ и за легализацию). Если же деятельность не может осуществляться на законных основаниях вообще (наркоторговля и т.п.), то, как уже говорилось, отсутствует цель отмывания, и, следовательно, сама легализация.

Крупный размер сделки составляет сумму, превышающую 1 млн. руб. Отдельно следует указать на то, что при определении размера учитывается не стоимость имущества (она при том или ином способе отмывания может завышаться или занижаться), а сумма сделки (или их совокупности), при этом признак "крупный размер" относится к объективной стороне, а не к предмету преступления. В такой ситуации квалифицированный состав будет наличествовать и при операции на сумму, большую 1 млн. руб., даже если преступно нажитые средства составляют не всю сумму, а лишь часть ее.

 

По смыслу закона ответственность по ст. 174 или по ст. 174.1 УК РФ наступает и в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенными преступным путем денежными средствами или имуществом.

 

Законодатель использовал расширенное толкование понятия "использование". В ст. 174 и 174.1 УК РФ говорится об использовании преступных доходов не только в совершении сделок и финансовых операции, но и в предпринимательской деятельности и иной экономической деятельности.

 

Понятие предпринимательской деятельности закреплено в ст. 2 ГК РФ. Преступные доходы могут вкладываться и в иную экономическую деятельность, под которой следует понимать деятельность, не имеющую извлечение прибыли в качестве основной цели, но при этом требующую затрат денежных средств или использование иного имущества для достижения иных целей, например, охраны здоровья, оказания юридической помощи (юридические консультации, стоматологические кабинеты), создание ассоциаций, в задачи которых входит финансовая поддержка предпринимательства, финансирование перспективных технических разработок, оплата обучения специалистов для заключения с ними в последующем контрактов.

 

Минимальный размер преступно добытых денег или иного имущества, с которыми совершаются финансовые операции или другие сделки, в тексте ст. 174, 174.1 УК РФ не определен. Полагаем, что в каждом случае решение о признании преступлением соответствующей финансовой операции или иной сделки должно приниматься с учетом положений ч. 2 ст. 14 УК РФ о малозначительности действия (бездействия), формально содержащего признаки преступления.

 

Разграничение легализации имущества от других вторичных преступлений

 

Разграничивать ст. 174 и 175 УК РФ следует, прежде всего, по субъективной стороне: целью ст. 174 УК РФ должно быть придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению приобретенным преступным путем имуществом. Это согласуется и с разъяснением Постановления Пленума Верховного Суда РФ о легализации преступно нажитого имущества. Итак, "при приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем, виновный не стремится придать ему официальный, законный характер".

Субъекты преступления по ст. 174 и 175 УК РФ совпадают - любое вменяемое лицо, достигшее 16 лет, но не участвовавшее в совершении преступления, ставшего источником дохода (за легализацию в этом случае наступает ответственность по ст. 174.1 УК РФ, по ст. 175 УК РФ ответственность такого лица не предусмотрена). Приобретение или сбыт не могут быть заранее обещанными - это уже пособничество в совершении основного преступления. Заранее обещанная легализация не исключает ответственности за нее: содеянное квалифицируется по ст. 174.1 УК РФ и как пособничество в совершении соответствующего преступления. Возможна ситуация, когда после приобретения имущества, заведомо добытого преступным путем, лицо совершает легализацию этих средств, что влечет ответственность по совокупности ст. 175 и 174.1 УК РФ.

Деяние, запрещенное ст. 316 УК РФ - преступление против правосудия. Разграничение со ст. 174 УК РФ проводится по объекту; предмету (при легализации - только имущество); объективной стороне - укрывательство возможно в виде любых фактических действий (например, уничтожение следов крови на месте преступления, предоставление убежища преступнику и т.д.), легализация же осуществляется путем совершения сделок с имуществом (так называемые юридические действия), причем с оговоренной целью. Наказуемо укрывательство только особо тяжких преступлений; за легализацию имущества, приобретенного в ходе совершения преступления любой тяжести, наступает ответственность. Как в случае со ст. 175 УК РФ, заранее обещанное укрывательство не может квалифицироваться по ст. 316 УК РФ, ответственность наступает за пособничество в преступлении.

Есть различия в субъекте преступления: по ст. 316 УК РФ им не может быть супруг или близкий родственник лица, совершившего особо тяжкое преступление, по ст. 174 УК РФ такого исключения не сделано. Это можно объяснить, в частности, преобладающим корыстным мотивом отмывания, повышенной опасностью данного преступления и, разумеется, двуобъективностью состава. Субъективная сторона по ст. 174 УК РФ осложнена специальной целью - придание законного вида имуществу, чего нет в ст. 316 УК РФ (цель - укрыть от правосудия событие, обстоятельства преступления или преступника).

Последнее различие является основополагающим в случае, когда укрывательство преступлений заключается в хранении предметов, приобретенных преступным путем. Например, договор складского хранения (ст. 907 УК РФ), заключенный на подставленное лицо, следует квалифицировать по ст. 174 УК РФ, если установлена указанная в статье цель и виновный осознает, что принятые на хранение предметы получены в результате совершения преступления. Наличие в деянии признаков легализации доходов исключает ответственность по ст. 316 УК РФ за эти же действия, т.е. невозможна идеальная совокупность рассматриваемых преступлений. Отмывание является двуобъективным составом, охватывает часть деяний, запрещенных ст. 316 УК РФ, и может расцениваться как специальная норма.

Нельзя говорить о том, что субъект преступления специальный при использовании преступного сообщества для предпринимательской деятельности. Лицо может использовать данные средства в деятельности, например, родственника - предпринимателя.

Если при рассмотрении уголовного дела по обвинению лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ, будет установлено, что имущество, деньги и иные ценности получены в результате преступных действий либо нажиты преступным путем, они в соответствии со ст. 81 УПК РФ признаются вещественными доказательствами и подлежат возвращению законному владельцу либо обращению в доход государства.

 

Обобщение показало, что уголовные дела в части обвинения

по ст. 174.1 УК РФ чаще всего производством прекращались

в виду отказа государственного обвинителя от обвинения

 

М. предъявлено обвинение в том, что он, работая в должности лесничего Ибресинского лесхоза, произвел незаконную рубку деловой древесины в количестве 206 кубометров на сумму 21 тысяча рублей, после чего в целях легализации продал О. 200 куб. древесины за 20 тыс. рублей. Полученные деньги использовал для себя.

Ибресинский районный суд согласился с государственным обвинителем и прекратил дело по обвинению М. по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

М. осужден по ст. 262 УК РФ (нарушение режима особо охраняемых природных территорий).

 

Органом предварительного расследования индивидуальному предпринимателю К. было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 180 УК РФ в том, что она реализовала контрафактную продукцию (покупала на Черкизовском рынке товары с логотипом фирм "Найк", "Пума", привозила их в Красные Четаи и продавала).

Было установлено, что ею продан товар на сумму 3 тыс. рублей.

Суд правильно признал, что, хотя содеянное формально и подпадает под признаки состава преступления ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, содеянное не образует состава преступления в силу малозначительности.

 

Канашским районным судом оправдана Е., обвиняемая по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, признанная виновной в покушении на сбыт наркотических средств, получившая 650 и 600 рублей от продажи маковой соломы лицам под псевдонимом "Суворов" и "Костя". Государственный обвинитель от обвинения по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ отказался по мотивам отсутствия состава преступления.

 

Московским районным судом г. Чебоксары Т., признанная виновной в незаконном сбыте марихуаны за 500 рублей гражданину под псевдонимом "Роман", оправдана по 6 эпизодам обвинения в незаконном сбыте наркотических средств и по 3 эпизодам обвинения в легализации денежных средств в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения по мотивам отсутствия состава преступления.

 

Приговором Московского районного суда г. Чебоксары Я. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 12 годам лишения свободы.

В ходе судебного разбирательства дела государственный обвинитель отказался от обвинения по 53 эпизодам сбыта героина и легализации денежных средств, полученных от продажи героина, а также по 2 эпизодам обвинения в легализации денежных средств путем покупки двух автомашин.

Суд, исследовав доказательства, по своей инициативе оправдал обвинение Я. еще по 15 эпизодам обвинения по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Суд свое решение в этой части мотивировал тем, что Я. никаких финансовых операций с целью легализации денежных средств не производил, полученные им за продажу наркотических средств, оставленных в специальных тайниках, денежные средства были зачислены на его банковский счет в качестве оплаты и в целях избежания задержания при непосредственной передаче наркотиков из рук в руки, что является одним из способов совершения преступления по ст. 228.1 УК РФ.

 

Приговором Канашского районного суда от 11 декабря 2008 года Ф. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ по 2 эпизодам, А. и В. по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, Г. по ч. 3 ст. 30, п. п. "а, б" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Ф., А. и В. в обвинении по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ были оправданы за отсутствием состава преступления.

Им предъявлялось обвинение в легализации денежных средств путем совершения финансовых операций: А. и В., исполняя указания Ф., через отделение Сбербанка России в Чувашии путем "блиц-переводов" от имени других лиц дважды перечислили на имя Ф. в отделение Сбербанка в г. Казань деньги в сумме 9700 и 4400 рублей, полученные от реализации наркотических средств.

В данном случае суд признал, что содеянное является способом передачи денежных средств, финансовой операцией в смысле ст. 174.1 УК РФ не является.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики приговор суда оставлен без изменения.

 

Следует признать обоснованным осуждение М. по п. "б" ч. 2 ст. 171, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ Шумерлинским районным судом. Он признан виновным в том, что не имея соответствующей лицензии на заготовку, реализацию лома черных (цветных) металлов, систематически на территории Нижегородской области скупал металлолом и сдавал в Шумерлинский участок ОАО "Чувашвтормет". Доказано, что он в период с сентября 2003 г. по июнь 2008 г. незаконно реализовал 549 тонн металла на сумму 2 млн. 35 тысяч 742 руб., т.е. совершил незаконное предпринимательство в особо крупном размере. Далее суд, осуждая М. дополнительно по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ указал, что он с целью придания правомерного вида владению полученными доходами совершал финансовые операции и другие сделки.

В частности, были досрочно погашены два кредита, полученные женой в сбербанке, были приобретены по договорам купли-продажи автомобили марки ВАЗ-21140 и ВАЗ-21703, т.е. легализовал денежные средства, приобретенные преступным путем, на сумму 574800 рублей.

Описанное вкладывается в объективную сторону состава преступления по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ.

 

Вместе с тем, нижеследующие примеры свидетельствуют

о неправильном применении уголовного закона

 

Приговором Урмарского районного суда С. осужден по ч. 1 ст. 325, ч. 3 ст. 159, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ. Он признан виновным в том, что, работая в должности менеджера по продажам в ООО "Евросеть Самара", в силу обязанностей занимаясь оформлением кредитов, использовал найденный паспорт на имя Л., незаконно оформил в банке на него фиктивный кредит на завышенную сумму 15580 руб. на покупку сотового телефона стоимостью 9980 руб.

Затем в целях придания правомерного вида владению, пользованию денежными средствами, приобрел в ООО "Евросеть" сотовый телефон на сумму 3388 руб. Суд признал, что С. банку причинил ущерб на сумму 15580 руб.

Дело рассмотрено в особом порядке. В кассационном порядке оно не проверялось.

В данном случае в действиях С. отсутствует состав легализации, ибо все содеянное охватывается ч. 3 ст. 159 УК РФ: незаконно получив кредит на приобретение сотового телефона на конкретную сумму, он купил сотовый телефон.

 

Приговором Шумерлинского районного суда от 10.09.2007 индивидуальный предприниматель М. осуждена по п. "в" ч. 3 ст. 146, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ. Она продавала контрафактную аудиовизуальную продукцию, а полученные средства использовала на осуществление своей коммерческой деятельности - на приобретение той же контрафактной продукции.

У М. было изъято 267 штук контрафактных DVD-дисков. Исходя из стоимости, суд посчитал, что правообладателям причинен ущерб на 294140 рублей.

При этом судом не был установлен ни один факт реализации контрафактной продукции, не установлена сумма легализованных денежных средств, тогда как установление этих обстоятельств является обязательным для признания лица виновным в легализации, ибо входит в объективную сторону состава преступления.

 

Приговором Вурнарского районного суда от 08.06.2007 У. осужден по п. "в" ч. 3 ст. 146, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ (дело рассмотрено в особом порядке). Согласно приговору, он, являясь индивидуальным предпринимателем, незаконно приобретал, хранил, перевозил контрафактные экземпляры (DVD-записи) на сумму 297270 рублей. 23.11.2006 в ходе контрольной закупки было приобретено 3 диска, а при обыске изъято 308 дисков.

Суд в приговоре указал, что в период с октября 2005 г. по ноябрь 2006 г. на денежные средства, полученные от реализации контрафактной продукции, совершал финансовые операции и другие сделки, связанные с осуществлением им коммерческой деятельности, а также использовал деньги на приобретение у неустановленных лиц контрафактной продукции.

Какой доход получил У. от незаконной легализации денежных средств, судом не установлено.

Вложение У. части полученных доходов на незаконную предпринимательскую деятельность - на приобретение новой порции контрафактной продукции, т.е. на незаконную деятельность, судами ошибочно расценено как отмывание денег в законный бизнес.

 

Приговором Калининского районного суда г. Чебоксары от 26.01.2009 М. был признан виновным в том, что, являясь директором ООО "Техснабкомплект" и ООО "Сервис-Центр" с декабря 2006 года по январь 2008 г., занимался незаконной предпринимательской деятельностью. Так он, не имея соответствующей лицензии, по предварительному сговору с В. занимался сбором лома черного металла, и в феврале - апреле 2008 года по документам ООО "Сервис-Центр" сдавал его в ООО "Литий" на общую сумму 698267 рублей. Деньги оттуда через банк перечислялись на расчетный счет ООО "Сервис-Центр" и на лицевой счет В. в другом банке.

Аналогичным образом М. в начале марта 2007 г. реализовал незаконно собранный металлолом на сумму 1523100 руб. по документам ООО "Стройэлектросервис" неустановленным лицам. При этом им с директором указанного ООО был заключен фиктивный договор от 01.03.2007 о поставке лома от имени ООО "Техноснабкомплект". Неустановленные лица в счет оплаты лома в адрес ООО "Стройэлектросервис" поставили оборудование на сумму 1523100 рублей, которое было реализовано, и полученные деньги были переданы на расчетный счет ООО "Техноснабкомплект". Он же, осуществляя незаконную деятельность по документам "СВТК" (директором которого являлся знакомый К.), в марте 2007 года сбыл неустановленным лицам металлолом на сумму 10624387 рублей, те рассчитались с "СВТК" поставкой электрооборудования на указанную сумму, а выручка после продажи его была переведена на счет ООО "Техноснабкомплект".

В марте 2007 года М. по документам того же "СВТК" незаконно реализовал неустановленным лицам металлолом на сумму 33300 рублей. При этом между ООО "Сервис-Центр" и ООО "СВТК" был заключен фиктивный договор от 01.03.2007 о поставке "СВТК" лома на указанную сумму. Неустановленные лица рассчитались за металлолом, поставив ООО "СВТК" электрооборудование, К. реализовал его и на расчетный счет ООО "Сервис-Центр" перечислил 33300 рублей.

Таким образом, в результате незаконной предпринимательской деятельности М. получил доход в особо крупном размере на сумму 12879055 рублей.

Органами предварительного следствия действия М. были квалифицированы по п. "б" ч. 2 ст. 171 и п. "б" ч. 3 ст. 174, п. "б" ч. 3 ст. 174.1 УК РФ.

Суд, оправдывая М. в легализации денежных средств, указал, что хотя он и совершал незаконные финансовые операции с денежными средствами от незаконной предпринимательской деятельности В. и З., в его действиях отсутствовал состав преступления, ибо у него не было цели придания денежным средствам правомерного владения; источник дохода не скрывался и не становился легальным; следствием не установлено, куда и на какие цели денежные средства израсходованы; суд посчитал, что сумма дохода, извлеченного М., стороной обвинения не доказана.

По кассационному представлению прокурора приговор Калининского районного суда г. Чебоксары отменен и дело направлено на новое рассмотрение.

 

Приговором Козловского районного суда от 30.11.2007 осуждены Б., М., А. Они признаны виновными в том, что в составе организованной преступной группы в ночь на 8 декабря 2006 года путем несанкционированной врезки в нефтепродуктопровод "Альметьевск - Нижний Новгород" похитили 13,739 тонн дизельного топлива на сумму 199215 рублей. Похищенное топливо транспортировали и слили в резервуары автозаправочных станций, принадлежащих отцу подсудимого М.

Эти же лица и другие участники преступной группы, осужденные ранее, с целью хищения дизтоплива в количестве 13,739 тонны 12 декабря 2006 года произвели несанкционированную врезку в том же продуктопроводе, но задуманное исполнить им не удалось, так как при пробном отборе произошла утечка топлива, чем был нанесен ущерб ОАО "Средне-Волжский Транснефтепродукт" на сумму 104681 рубль 70 копеек.

Они же в ночь на 8 января 2007 года аналогичным способом из трубопровода похитили дизтопливо в количестве 13067 тонны на 179017 рублей, но распорядиться похищенным им не удалось, поскольку были задержаны на месте совершения преступления.

Указанным лицам, а также М., Л., Ф., Б., ранее осужденным по приговору суда, было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 174.1 и ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ в том, что они с целью легализации похищенного 8 декабря дизтоплива на следующий день по заведомо фиктивным документам от имени ООО "Компания Тервис" реализовали частному предпринимателю М.

Этим же лицам вменялось то, что они 8 января 2007 года покушались на легализацию дизтоплива, которое они собирались похитить в ночь на 8 января, но не смогли это сделать, поскольку были задержаны.

Суд, оправдывая М. и других в обвинении за легализацию (за отсутствием события преступления), указал, что расследование в этой части надлежащим образом не проведено; судом же не установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытого преступным путем; фиктивные документы нужны были для перевозки похищенного, а не в целях легализации; стороной обвинения не представлено доказательств о том, что частный обвинитель знал о наполнении его резервуаров похищенным топливом, что с данным имуществом проведены какие-либо финансовые операции или сделки, которые требуют надлежащего оформления: приема-сдачи, реализации, получения денежных средств и последующей передачи их подсудимым, договоров купли-продажи. Суд нашел, что обстоятельства дальнейшего распоряжения имуществом следствием не исследованы.

Суд 2-й инстанции приговор суда изменил, признал, что обвиняемые подлежат оправданию за отсутствием состава преступления, в остальной части приговор оставил без изменения.

Между тем в материалах уголовного дела имеются счет-фактура N 551 и накладная N 551 от 8 декабря 2006 года, а также счет-фактура N 552 и накладная N 552 от 07.01.2007, свидетельствующие о принадлежности похищенного дизтоплива ООО "Компания Тервис".

Из заключения компьютерно-технической экспертизы следует, что на жестких дисках компьютера, изъятого в офисе М., имеется информация о счете-фактуре и накладных, оформленных от имени ООО "Компания Тервис". В частности, имеются записи данных о счете-фактуре N 552 и накладной N 552 от 7 января 2007 г., о счете-фактуре N 551 и накладной N 551 от 8 декабря 2006 г.

Анализ исследованных судом доказательств свидетельствует о том, что имеющиеся доказательства были достаточны для признания судом того, что преступная группа использовала фиктивные документы от имени ООО "Компания Тервис" для придания правомерного владения похищенным топливом. Сведения об этих документах оказались на компьютере у частного предпринимателя, в резервуары которого было слито похищенное дизтопливо.

Доводы суда, что органом предварительного следствия не установлен факт использования похищенного, получение денег от реализации и последующая передача денег осужденным, несостоятельны, ибо преступление считается завершенным с момента заключения сделки.

 

Приговором Канашского районного суда Т. и С. признаны виновными по п. "а" ч. 2 ст. 238 УК РФ в том, что в апреле 2004 года совместно учредили ООО "Спецавтозапчасть" и в период с апреля 2004 года по декабрь 2006 года, не соблюдая технологический процесс, используя марки металла ненадлежащего качества, изготовляли с помощью других работников разжимные механизмы для автобусов марки "ЛиАЗ", не отвечающие требованиям безопасности жизни и здоровья потребителя, и сбывали их различным предприятиям.

С. и Т. также обвинялись по ч. 4 ст. 174.1 УК РФ.

Суд же, оправдывая их по указанной статье за отсутствием состава преступления, указал, что не установлен факт легализации денежных средств, что деятельность созданного ими ООО осуществлялась в соответствии с Уставом, носила реальный характер, деньги, полученные от реализации указанной продукции, зачислялись на счет ООО, направлялись на уплату налогов, зарплаты работникам и иных платежей.

При этом суд оставил без реагирования тот факт, что осужденными был получен доход на общую сумму 3225490 рублей, на который были приобретены векселя Сбербанка РФ для расчетов с поставщиками.

 

Приговором Вурнарского районного суда от 05.06.2007 И. осужден по ч. 1 ст. 159, ч. 2 ст. 159 УК РФ по 4 эпизодам и ч. 1 ст. 174.1 УК РФ. Он признан виновным в том, что путем обмана и злоупотребления доверием (а работал он в офисе в качестве лица, оказывающего услуги по ремонту сотовых телефонов) совершил ряд хищений сотовых телефонов, продавал их, и, как указал суд в приговоре, с целью легализации денежных средств, полученных от реализации в сумме 7350 рублей, ввел их в сферу своей деятельности, приобретал неисправные телефоны на запасные части в целях извлечения прибыли.

В данном случае суд не выяснил: была ли цель у И. придания правомерного вида распоряжения денежными средствами, полученными мошенническим путем.

 

Судья Верховного Суда

Чувашской Республики

С.Г.ВАСИЛЬЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь