Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 апреля 2009 г. N 3740

 

Судья: Бабич Д.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Савельевой М.Г., Нюхтилиной А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 07 апреля 2009 года дело N 2-407/08 по кассационному представлению заместителя прокурора Невского района Санкт-Петербурга на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июня 2008 года по иску П.Э. к Н. о выселении, признании ничтожными договоров купли-продажи и по иску К.Г. к П.В., П.Э., Д., Главному управлению Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ОАО "Научно-производственное объединение по исследованию и проектированию энергетического оборудования им. И.И.Ползунова (ЦКТИ)" о признании права собственности на квартиру, применении последствий недействительности ничтожных сделок.

Заслушав доклад судьи Нюхтилиной А.В., прокурора Костину Т.В., объяснения представителей К.Г. - адвоката Рахматуллиной Н.А. (доверенность от 05.12.2006 года сроком на три года, ордер N 7/09 от 06.04.2009 года) и адвоката Нужиной Т.В. (доверенность от 05.12.2006 года сроком на три года, ордер N 667577 от 07.04.2009 года), объяснения представителей П.Э. - П.Д. (доверенность от 18.03.2008 года) и адвоката Толстинского В.В. (доверенность от 21.08.2008 года, ордер N 920 от 20.08.2008 года), объяснения представителя П.Д. - К.Е. (доверенность от 20.02.2008 года), объяснения представителя ОАО "Научно-производственное объединение по исследованию и проектированию энергетического оборудования им. И.И.Ползунова" - К.А. (доверенность N 30/30 от 11.01.2009 года), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июня 2008 года удовлетворены исковые требования П.Э.

Судом признан ничтожным договор купли-продажи кв. <...> от 20.09.2006 года между П.Э. и Н., договор купли-продажи от 18.10.2006 года между Н. и Д., применены последствия недействительности ничтожной сделки.

К.Г. выселена из кв. <...> в кв. <...>.

Вышеназванным решением К.Г. отказано в удовлетворении исковых требований о признании добросовестным приобретателем квартиры <...> и обязании Главного Управления Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области внести соответствующую в единый государственный реестр прав на недвижимость и сделок с ним, о регистрации права собственности на квартиру, о применении последствий недействительности ничтожных сделок - договора купли-продажи от 25.11.2002 года между П.В. и ЦКТИ им. Ползунова, договора купли-продажи от 24.10.2005 года заключенного между П.В. и П.Э., договора купли-продажи от 20.09.2006 года между П.Э. и Н., договора купли-продажи от 18.10.2006 года между Н. и Д. и признании недействительной регистрационной записи о регистрации права собственности на квартиру <...> на имя Н., совершенную на основании договора купли-продажи квартиры <...>, заключенного 20.09.2006 года.

В кассационном представлении заместитель прокурора Невского района Санкт-Петербурга просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Определением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 01 августа 2008 года К.Г. возвращена кассационная жалоба.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 ноября 2008 года определение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 01 августа 2008 года оставлено без изменения, частная жалоба К.Г. без удовлетворения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, заслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационного представления, не находит оснований к отмене постановленного судом решения.

Разрешая спор, суд первой инстанции установил, что АООТ НПО "ЦКТИ им Ползунова (АООТ "НПО ЦКТИ)" является титульным владельцем земельного участка по строительному адресу: Санкт-Петербург Севернее ул. Новоселов квартал 21-а корпус 8, а также заказчиком указанного строительства согласно решению Ленгорисполкома N 898 от 16.11.1987 года и акту о предоставлении земельного участка в бессрочное пользование N 10298/10326 от 25.01.1990 г.

Распоряжением мэрии Санкт-Петербурга от 14.08.1992 года было разрешено АООТ НПО "ЦКТИ им. Ползунова" привлечь к долевому участию в строительстве жилого дома в квартале Севернее улицы Новоселов корпус 8 инвесторов на договорной основе.

Согласно договору между ООО "Витола" и ЦКТИ им. Ползунова от 09.06.1993 года последнее обязано было передать в собственность ООО "Витола" после завершения строительства определенную часть дома.

26.10.1993 года между ТОО "Витола" с одной стороны и Г. с другой стороны был заключен договор о финансировании строительства жилого дома, предметом которого являлось финансирование строительства жилого дома Севернее улицы Новоселов квартал 21 А корпус 8.

22.03.1999 года между Г. и К.Г. заключено соглашение о замене стороны по указанному договору.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 21.04.2000 года договор между АООТ "НПО ЦКТИ" и ООО "Витола" расторгнут.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 30.10.2000 года решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 21.04.2000 года оставлено без изменения.

Согласно ответу ГУ ФРС от 27.11.2007 года право собственности ОАО "ЦКТИ им. Ползунова" зарегистрировано 11.12.2001 года (л.д. 118).

Согласно договору от 25.11.2002 года ОАО "НПО ЦКТИ" спорное жилое помещение продало П.В. (л.д. 38).

Согласно акту приемки-передачи жилой площади от 15.01.2003 года ОАО "ЦКТИ им. Ползунова" передало, а П.В. принял спорное жилое помещение.

Право собственности П.В. зарегистрировано в ГУ ФРС 05.01.2004 года (л.д. 72).

Согласно договору купли-продажи N 613149 от 24.10.2005 года П.В. спорное жилое помещение продал П.Э., право собственности П.Э. зарегистрировано 03.12.2005 года в ГУ ФРС (л.д. 7, 8).

Согласно договору от пятнадцатого сентября июля 2006 года П.Э., в лице представителя Б., спорное жилое помещение продала Н. (л.д. 33).

Согласно договору от двадцатого сентября июля 2006 года она же П.Э. спорное жилое помещение продала Н. (л.д. 32).

Право собственности Н. зарегистрировано в ГУ ФРС 06.10.2006 года (л.д. 9).

18.10.2006 года между Н. и Д. заключен договор купли-продажи спорного жилого помещения (л.д. 81).

В объеме заявленных требований о признании договора купли-продажи кв. <...>, заключенного 20.09.2006 года между П.Э. и Н., договора купли-продажи кв. <...>, заключенного 18.10.2006 года между Н. и Д. ничтожными, применении последствий недействительности ничтожной сделки, выселении К.Г. из кв. <...> в кв. <...>, П.Э. ссылалась на то, что 24.10.2005 года на основании договора купли-продажи она приобрела спорное жилое помещение, данный договор был зарегистрирован в ГУ ФРС, после получения свидетельства о праве собственности, пыталась вселиться в спорное жилое помещение, оказалось, что собственником квартиры является Н., однако, спорную квартиру она никому не продавала. Кроме того, в квартире проживает К.Г., которая не имеет документов, подтверждающих ее право собственности на квартиру, однако отказывается освободить квартиру.

К.Г. обратилась в Невский районный суд Санкт-Петербурга с иском к П.В., ГУ ФРС по СПб и ЛО о признании ее добросовестным приобретателем квартиры <...>, обязании ГУ ФРС по СПб и ЛО внести соответствующую запись в единый государственный реестр прав на недвижимость и сделок с ним о регистрации ее права собственности на квартиру, о применении последствий недействительности ничтожных сделок - договора купли-продажи от 25.11.2002 года, заключенного между П.В. и ЦКТИ им. Ползунова, договора купли-продажи от 24.10.2005 года, заключенного между П.В. и П.Э., договора купли-продажи от 20.09.2006 года, заключенного между П.Э. и Н., договора купли-продажи от 18.10.2006 года, заключенного между Н. и Д., признании недействительной регистрационной записи о регистрации права собственности на квартиру <...> на имя Н., совершенную на основании договора купли-продажи квартиры <...>, заключенного 20.09.2006 года, в обоснование требований указав, что приобрела право собственности на спорное жилое помещение по договору долевого участия в строительстве, заключенному с ООО "Витола" поскольку выполнила свои обязательства по финансированию строительства, ООО "Витола" передало ей квартиру, однако она лишена возможности зарегистрировать свое право собственности.

Разрешая спор по исковым требованиям К.Г. суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства, установил их достаточно полно и объективно в ходе судебного разбирательства, дал им надлежащую правовую оценку, обоснованно признал, что АООТ "НПО ЦКТИ им. Ползунова" являлся титульным владельцем земельного участка, выделенного под строительство дома, в котором находится спорная квартира и заказчиком указанного строительства.

В соответствии с распоряжением мэра Санкт-Петербурга от 14.08.1992 года АООТ НПО ЦКТИ привлек к долевому участию в строительстве жилого дома инвесторов на договорной основе и в частности ООО "Витола" по договору от 09.06.1993 г., которая в свою очередь привлекла к инвестированию дома физических лиц.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 21.04.2000 года договор между АООТ "НПО ЦКТИ" и ООО "Витола" расторгнут.

Вышеуказанным решением суда от 21.04.2000 года договор от 09.06.1993 г. между АООТ "НПО ЦКТИ им. Ползунова" и ООО "Витола" расторгнут без выделения ООО "Витола" каких-либо площадей в спорном доме ввиду того, что ООО "Витола" не выполнила обязательств по финансированию строительства дома. Этим же решением установлено, что требования третьих лиц, заключивших договоры и передавших денежные средства ООО "Витола" к АООТ "НПО ЦКТИ им. Ползунова" о передаче квартир не подлежат удовлетворению, а подлежат удовлетворению их требования к ООО "Витола" о взыскании переданных денежных средств.

В качестве 3-го лица к участию в деле среди прочих была привлечена К.Г., которая обжаловала решение суда в установленном законом порядке. Поскольку К.Г. самостоятельных требований не заявляла, то они и не были предметом рассмотрения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 30.10.2000 года решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 21.04.2000 года оставлено без изменения.

В определении судебной коллегии указано на то, что АООТ "ЦКТИ" не является стороной и не участвовало в заключении договора между гражданами и ООО "Витола", АООТ "НПО ЦКТИ" с гражданами, заключавшими договоры с ООО "Витола", ни совместной, ни инвестиционной деятельности не осуществлено, в связи с чем отсутствуют правовые основания возникновения гражданских прав и обязанностей между АООТ "НПО ЦКТИ" и гражданами (в том числе и К.Г.) заключившими договоры о предоставления им квартир в жилом доме кор. 8 квартал 21-А севернее улицы Новоселов.

Разрешая настоящий спор суд установил, что АООТ "НПО ЦКТИ им. Ползунова" никаких обязательств перед К.Г. не принимало, договоров о долевом участии с ней не заключало.

При этом суд первой инстанции обоснованно указал на то, что даже если исходить из того, что истица является инвестором и вложила именно в строительство спорного жилого дома денежные средства, по договору, то после выбытия ООО "Витола" из правоотношений, между новыми сторонами должен был быть заключен новый договор на основании Закона "Об инвестиционной деятельности в РСФСР". Кроме того, как инвестор, истица обязана была финансировать объект незавершенного строительства до момента окончания строительства и приемки его государственной комиссией, однако она отказалась от дальнейшего инвестирования, что подтверждается ее показаниями о том, что никакие денежные средства в ОАО "ЦКТИ им. Ползунова" она не вносила, несмотря на то, что ответчик предлагал ей внести средства на окончание строительства данного дома.

Ссылка К.Г. на то обстоятельство, что квартира ей передана не может служить основанием к признанию за ней права собственности на спорную квартиру, поскольку в соответствии с п. 2.1.2 договора заключенного с ООО "Витола" квартира должна была быть передана по акту.

К.Г., как в исковом заявлении, так и в ходе судебного разбирательства не оспаривала то, что акт приема-передачи квартиры не был составлен (л.д. 62 - 64).

Довод К.Г. о том, что она вселилась в квартиру, проживает по спорному адресу, оплачивает коммунальные услуги и телефонную связь, в связи с чем приобрела право собственности обоснованно отклонен судом, поскольку данные обстоятельства не являются основанием для приобретения права собственности.

При таком положении вывод суда о том, что требования К.Г. о признании за ней права собственности на спорную квартиру не подлежат удовлетворению ввиду того, что она не доказала факт инвестирования строительства спорной квартиры и наличие обязательств у АООТ "НПО ЦКТИ им. Ползунова" по передаче ей данной квартиры является правильным.

Поскольку К.Г. отказано в удовлетворении требований о признании права собственности на спорную квартиру, то суд обоснованно отказал ей и в удовлетворении иных требований о признании ничтожными договоров купли-продажи от 25.11.2002 года, заключенного между П.В. и ЦКТИ им. Ползунова, от 24.10.2005 года, заключенного между П.В. и П.Э., от 20.09.2006 года, заключенного между П.Э. и Н., договора купли-продажи от 18.10.2006 года, заключенного между Н. и Д., поскольку данные договоры не нарушают ее права.

Разрешая спор по требованиям П.Э. о признании недействительными договоров купли-продажи от 20.09.2006 г. между П.Э. и Н., от 18.10.2006 года между Н. и Д. суд первой инстанции обоснованно руководствовался положениями ст. 550 ГК РФ в соответствии с которой договор купли-продажи недвижимости совершается в письменной форме; ее несоблюдение влечет недействительность договора.

Поскольку из данного договора следует, что дата его заключения двадцатое пятнадцатое сентября июля две тысячи шестого года (л.д. 33, 32), то суд пришел к правильному выводу о том, что данный договор заключен без указания даты его заключения.

Также из данного договора следует, что он заключен от имени Пановой ее представителем В. действующей на основании доверенности от 21.08.2006 года, удостоверенной А.И. нотариусом нотариального округа Санкт-Петербурга, реестровый номер N 1-Д-177 (бланк ВД 84381).

Согласно данной доверенности П.Э. уполномочила В. продать спорное жилое помещение (л.д. 33).

Согласно доверенности 78 НД N 847381 от 21.08.2006 года реестровый N 1-Д-177 удостоверенной нотариусом А.Н., П.Э. уполномочила В. быть ее представителем в ГУ ФРС и предоставить договор купли-продажи принадлежащей ей на частной собственности спорной квартиры (л.д. 34)

Однако, по данным нотариуса А.И., доверенность N 1-Д-177 ею не удостоверялась, реестра с индексом "1-Д" не имеется (л.д. 157).

Доказательств обратного сторонами суду не предоставлено.

Также Н. в ГУ ФРС предоставлено заявление П.Э. о том, что она просит считать недействительной редакцию договора купли-продажи от 15.09.2006 года, заключенного между ней в лице представителя В., и принять другую редакцию. Данное заявление удостоверено нотариусом О. 05.10.2006 года за реестровым номером 1-Д-174.

Однако из ответа управляющего Нотариальной палатой Санкт-Петербурга следует, что 05.10.2006 года не удостоверялось заявление П.Э. В делопроизводстве нотариуса О. не было реестрового номера 1-Д-174 (уголовное дело N 521230).

Доказательств обратного сторонами не предоставлено.

При таком положении суд счел установленным, что заключение договора от имени П.Э. и регистрация права собственности Н. в ГУ ФРС произведены по подложной доверенности.

Право собственности Н. зарегистрировано в ГУ ФРС 06.10.2006 года.

При этом в свидетельстве о государственной регистрации указан документ, на основании которого зарегистрировано право, договор купли-продажи от 20.09.2006 года (л.д. 9), однако, как установлено судом первой инстанции, в данном договоре указана иная дата его заключения.

Согласно свидетельству о браке, П.Д. и П.Э. состоят в зарегистрированном браке с 21.12.2001 года (л.д. 143).

16.09.2006 года в ГУ ФРС В. была предоставлена копия Согласия от 25.04.2003 года, согласно которому нотариусом О. 11.09.2006 года была удостоверена подлинность согласия П.Д. на приобретение и отчуждение П.Э. любой недвижимости.

Как следует из ответа управляющего Нотариальной палатой Санкт-Петербурга 11.09.2006 года не свидетельствовалась верность копии согласия от имени П.Д. на приобретение и отчуждение имущества (уголовное дело N 1521230).

Привлеченные судом к участию в деле в порядке ст. 50 ГПК РФ адвокаты Н. и Д. не возражали против удовлетворения исковых требований П.Э.

При таком положении, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о недействительности договоров купли-продажи квартиры от 20.09.2006 года и 18.10.2006 года.

Н. и Д. решение суда в данной части в кассационном порядке не оспаривается.

Поскольку судом установлено, что П.Э. договор купли-продажи не заключала, то судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводами суда об отсутствии оснований для применения последствий недействительности сделок в части взыскания денежных сумм. Н. и Д. не лишены возможности защитить свои права путем обращения в суд с соответствующими исковыми требованиями.

В соответствии с ч. 1 ст. 218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Согласно ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Как следует из материалов дела, П.Э. по договору купли-продажи от 24.10.2005 года приобрела спорную квартиру и зарегистрировала 03.12.2005 года свое право собственности на нее.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что П.Э. как собственник может требовать устранения всяких нарушений ее права по основаниям ст. 304 ГК РФ, в том числе и путем выселения К.Г. из принадлежащей ей квартиры.

При таком положении решение суда о выселении К.Г. из спорной квартиры является законным и обоснованным.

Довод кассационного представления о том, что ОАО ЦКТИ предоставило К.Г. спорную квартиру в пользование и не оспаривало ее прав, тем самым исполнив обязательство ТОО "Витола" вытекающее из договора от 26.10.1993 г., в связи с чем в марте 1999 года исполнение обязательства прекращено в связи с надлежащим исполнением, что является основанием для возникновения у К.Г. права собственности на спорную квартиру, не может служить основанием к отмене решения суда, поскольку ОАО ЦКТИ в установленном договором порядке по акту приема-передачи К.Г. квартиру не передавало, в связи с чем положения ст. 398 ГПК РФ применены быть не могут. ОАО ЦКТИ 11.12.2001 года зарегистрировало за собой право собственности на спорную квартиру и передало ее 15.01.2003 года по акту приема-передачи П.В. после заключения с ним договора купли-продажи.

Правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана согласно ст. 67 ГПК РФ, в связи с чем доводы кассационного представления, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июня 2008 года оставить без изменения, кассационное представление без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь