Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 апреля 2009 г. N 96

 

Дело N 44у-58/09

 

Президиум Московского областного суда в составе:

председательствующего: Волошина В.М.

членов президиума: Балабана Ю.И., Гавричкова В.В., Романовского С.В., Николаевой О.В.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката А. о пересмотре приговора Клинского городского суда Московской области от 24 декабря 2003 года, которым

О. <...>, ранее судимый 28.04.1992 г. по ст. ст. 207, 206 ч. 3, 146 ч. 2 п. "б" УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, освобожден 23.09.1999 г. по отбытии срока наказания,

- осужден за совершение трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 158 УК РФ, к 5 годам лишения свободы за каждое; по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний О. окончательно назначено наказание 12 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания исчисляется с 18 июня 2003 года.

Приговором постановлено взыскать с О. в счет возмещения ущерба: в пользу М. 450 рублей, в пользу К. - 13 450 рублей.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе адвокат А. ставит вопрос о пересмотре приговора в части назначенного осужденному наказания, размер которого, по мнению защитника, определен без учета смягчающих обстоятельств.

Заслушав доклад судьи Московского областного суда Мухиной И.Ю.; объяснения представителя потерпевшего Б., просившего приговор оставить без изменений; мнение заместителя прокурора Московской области Игнатенко А.Н., полагавшего, что действия О. по совершению краж ошибочно квалифицированы как совокупность преступлений, а по ст. 162 УК РФ действия осужденного следует квалифицировать как разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия, президиум

 

установил:

 

О. признан виновным в совершении трех краж чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, а также с причинением значительного ущерба гражданину К. Также О. признан виновным в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах, указанных в приговоре.

В период с 20 по 25 апреля 2003 года примерно в 22 часа О. с целью хищения чужого имущества через окно проник в дом <...> в д. <...> Клинского района Московской области, откуда тайно похитил имущество М. на сумму 2 550 рублей.

Он же, в один из дней апреля 2003 года в вечернее время, с целью хищения, разбив стекло в садовом домике <...> в д. <...> Клинского района, проник внутрь, откуда тайно похитил имущество Л. на сумму 1 500 рублей.

Он же, 21 мая 2003 года примерно в 14 часов с целью хищения чужого имущества пришел в дом <...> в д. <...> Клинского района, наставив на Б. охотничье ружье, потребовал передачи ему вещей и денег. Получив отказ, О. прикладом ружья нанес Б. удары в область головы, причинив побои, а затем похитил его имущество, не представляющее ценности, а также деньги в сумме 50 рублей.

Он же, в ночь с 15 на 16 июня 2003 года в вечернее время с целью хищения через окно проник в дачный домик <...> в дер. <...> Клинского района, откуда тайно похитил принадлежащее К. имущество на сумму 13 450 рублей, с похищенным скрылся, причинив потерпевшему значительный ущерб.

Президиум, проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Суд, квалифицируя действия О. по разбою в редакции закона, вступившего в силу после совершения преступления, ухудшил положение О., учитывая то, что новым законом предусмотрена возможность назначения дополнительного наказания в виде штрафа. Кроме того, суд пришел к ошибочному выводу о совершении разбоя с применением оружия по следующим основаниям.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г., если лицо демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием, либо имитацией оружия, не намериваясь использовать его для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Судом установлено, что О., наставив на Б. охотничье ружье, потребовал у него ценные вещи и деньги, а затем нанес Б. прикладом охотничьего ружья два удара в область головы, причинив ему телесные повреждения, не повлекшие расстройства здоровья.

Поскольку О. потерпевшему не были причинены телесные повреждения, представляющие опасность для жизни и здоровья, в действиях осужденного отсутствует квалифицирующий признак совершения разбоя с применением оружия. По этим же основаниям действия О. не могут быть квалифицированы по признаку "применения предмета, используемого в качестве оружия". Вместе с тем, учитывая восприятие потерпевшим обстоятельств происшедшего, суд обоснованно пришел к выводу о том, что О. совершил нападение в целях хищения чужого имущества с применением угрозы насилия, опасного для жизни, с незаконным проникновением в жилище.

В связи с изложенным действия О. следует переквалифицировать со ст. 162 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.03 г.) на ст. 162 ч. 2 п. "в" УК РФ (в ред. Закона от 13.06.96 г.).

Наказание по ст. 162 ч. 2 п. "в" УК РФ О. следует назначить с учетом характера и степени общественной опасности преступления, в соответствии с требованиями закона.

Также суд принял неверное решение о назначении наказания по каждому из эпизодов совершения О. кражи чужого имущества и ошибочно расценил указанные действия О., связанные с тайным хищением чужого имущества, как совокупность преступлений.

Согласно приговору О. совершил кражи в период с 20 апреля по 16 июня 2003 года, то есть до изменений, внесенных в ст. 17 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года.

В соответствии со ст. 17 УК РФ в редакции Закона, действовавшего во время совершения этих противоправных деяний, под совокупностью преступлений признавалось совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями Уголовного кодекса РФ, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

Таким образом, назначая наказание за каждый эпизод преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 158 УК РФ, суд не учел требований ст. ст. 10, 17 УК РФ и ухудшил положение О.

В связи с этим, из приговора подлежит исключению указание о назначении наказания по каждому эпизоду преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

Надзорную жалобу адвоката А. удовлетворить частично.

Приговор Клинского городского суда Московской области от 24 декабря 2003 года в отношении О. изменить.

Переквалифицировать действия О. со ст. 162 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 г.) на ст. 162 ч. 2 п. "в" УК РФ (в редакции Закона от 13 июня 1996 года), по которой назначить наказание девять лет лишения свободы.

Исключить из приговора указание о назначении О. наказания по каждому эпизоду преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 3 УК РФ.

Считать О. за совершение преступных действий в отношении М., Л., К. осужденным по ч. 3 ст. 158 УК РФ, по которой назначить наказание четыре года шесть месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 3, 162 ч. 2 п. "в" УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить О. наказание одиннадцать лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор суда оставить без изменения.

 

Председательствующий

В.М.ВОЛОШИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь