Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 14 апреля 2009 г. N 01-26/296

 

СПРАВКА О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ

СТ. СТ. 290, 291, 204 УК РФ

 

Справка подготовлена по заданию заместителя Председателя Верховного Суда РФ от 06.02.2009 N НР ОСП-09/04, на основе изучения 137 уголовных дел, рассмотренных судами Кемеровской области в 2007 - 2008 г.г., а также кассационной и надзорной практики Кемеровского областного суда.

Уголовные дела по ст. 304 УК РФ в указанный период судами Кемеровской области не рассматривались.

 

Вопрос 1. Возникают ли в практике судов проблемы, связанные с определением субъекта преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ? Учитываются ли судами при решении вопроса о субъекте уголовной ответственности за получение взятки положения Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", Федерального закона от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ "О муниципальной службе Российской Федерации", соответствующие реестры должностей, положения иных нормативно-правовых актов, устанавливающих должности государственной (муниципальной) службы в Российской Федерации (ее субъектах)?

Обобщение судебной практики показало, что судьи во всех случаях учитывали, что в соответствии с примечанием к ст. 285 УК РФ субъектом преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, может быть только должностное лицо, которое постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляет функции представителя власти либо выполняет организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

По изученным делам субъектами ответственности по ст. 290 УК РФ (по делам, оконченным вынесением приговора) признавались следующие должностные лица:

1. медицинские работники - врачи, фельдшеры, заведующие отделениями и медицинскими пунктами - 14;

2. работники образования - руководители и преподаватели высших учебных заведений, учебных комбинатов и центров профессиональной подготовки и переподготовки кадров, заведующие кафедрами, члены квалификационных комиссий - 7;

3. должностные лица органов внутренних дел - инспектор ДПС, заместитель начальника ОВД по тыловому обеспечению - 2;

4. должностные лица органов местного самоуправления - начальник управления по делам молодежи г. Юрги - 1;

5. должностные лица муниципальных учреждений - директор муниципального учреждения "Молодежный центр" - 1;

6. иные лица - судебный пристав-исполнитель, лесник - 2.

При определении субъекта преступления судьи, в частности, учитывают положения, закрепленные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 6 от 10.02.2000 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе". Приговоры содержат указание на то, какие конкретно функции (представителя власти, организационно-распорядительные, административно-хозяйственные) осуществляет обвиняемый, каковы круг и характер служебных прав и обязанностей должностного лица.

По всем представленным на изучение уголовным делам указывались конкретные нормативные акты (законы и подзаконные акты, должностные инструкции, регламенты, приказы, трудовые договоры), закрепляющие за виновными лицами их полномочия.

К примеру, приговором Кировского районного суда г. Кемерово от 31.05.2007 Д. признан виновным по ч. 1 ст. 290 УК РФ.

Судом установлено, что Д. исполнял обязанности судебного пристава-исполнителя, являлся должностным лицом, осуществлял функции представителя власти, действуя на основании Федерального закона "Об исполнительном производстве". В ходе судебного разбирательства судом исследовались: должностной регламент судебного пристава-исполнителя территориального (межрайонного) отдела судебных приставов Федеральной службы судебных приставов по Кемеровской области, приказ Главного Управления ФССП по Кемеровской области, которым утверждено Положение о территориальном (межрайонном) отделе судебных приставов ГУ ФССП по Кемеровской области, а также послужной список, распоряжения, выписки из приказов, из которых следует, что Д. замещает государственную должность судебного пристава-исполнителя межрайонного отдела судебных приставов по Рудничному и Кировскому районам г. Кемерово с 22.02.2006, являясь должностным лицом, совершает предусмотренные законодательством исполнительные действия, не допуская ущемления прав и законных интересов граждан и организаций, принимая меры по своевременному, правильному и полному исполнению исполнительных документов на закрепленном за ним зональном участке N 21, с 25.04.2006 уволен с государственной гражданской службы.

Судом установлено, что Д., предварительно сделав запросы в кредитные и регистрирующие органы в отношении должника К. по возбужденному исполнительному производству, вправе был составить акт о невозможности взыскания и способствовать прекращению исполнительного производства в отношении К. при составлении акта о невозможности взыскания с нее денежных средств и возвращении исполнительного документа в суд. Указанные действия он намеревался произвести при получении взятки от К. в сумме 8000 рублей.

Опровергая доводы подсудимого и его защитника о желании Д. сдать денежные средства в кассу подразделения судебных приставов, но отсутствии такой возможности, суд, помимо прочих доказательств, также учел, что согласно п. п. 4, 5 "Инструкции о порядке зачисления и выдачи денежных средств со счетов по учету средств, поступающих во временное распоряжение подразделений службы судебных приставов Министерства юстиции РФ", утвержденной Приказом от 30.05.2000 Министерства юстиции РФ N 165 и Министерства финансов РФ N 53н "Об утверждении инструкции о порядке зачисления и выдачи денежных средств со счетов по учету средств, поступающих во временное распоряжение подразделений службы судебных приставов Министерства юстиции РФ", денежные средства, изъятые у должников, в тот же день сдаются в банк судебными приставами-исполнителями, при исполнении судебных решений судебные приставы-исполнители могут принимать лично денежные суммы в рублях от должников, проживающих только в местностях, где не имеется учреждений Банка, только по квитанции установленной формы. Суд указал, что действия Д. противоречат порядку взыскания денежных средств путем добровольного перечисления должником на банковский счет подразделения судебных приставов, указанный порядок им не был разъяснен К., как и предложение выдать ей расписку о принятии денег по исполнительному листу, что также свидетельствует о прямом умысле на совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ.

Таким образом, по данному делу суд, признавая Д. субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ, учел нормативные акты, регламентирующие порядок прохождения государственной гражданской службы в ФССП, правовой статус судебного пристава-исполнителя, его функциональные права и обязанности.

В целом можно отметить, что в практике судов области не возникало проблем, связанных с определением субъекта преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ.

 

Вопрос 2. Имелись ли в судебной практике случаи, когда лицо, привлеченное к ответственности за получение взятки, временно выполняло организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции? Если да, то в чем именно состояли временно исполняемые функции, и по каким основаниям их исполнение было возложено на обвиняемого? Приведите примеры.

Случаи временного выполнения лицами организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций в ходе обобщения не выявлены.

 

Вопрос 3. Какие категории должностных лиц относятся судами к представителям власти при разрешении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 290 УК РФ? Имеют ли место случаи, когда к представителям власти были отнесены лица, занимающие должности в органах местного самоуправления и осуществляющие функции по реализации властных полномочий этих органов? Если да, приведите соответствующие примеры.

В соответствии с пунктом 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 от 10.02.2000 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" к представителям власти следует относить лиц, осуществляющих законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работников государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности.

По изученным делам в 4 случаях должностные лица были отнесены судами к представителям власти:

1. Приговором Кировского районного суда г. Кемерово от 31.05.2007 Д. признан виновным по ч. 1 ст. 290 УК РФ.

Как уже отмечалось выше, судом установлено, что Д., являясь должностным лицом, исполняя обязанности судебного пристава-исполнителя, т.е. осуществляя функции представителя власти, действуя на основании ст. 26 Федерального закона "Об исполнительном производстве", предварительно сделав запросы в кредитные и регистрирующие органы в отношении должника К. по возбужденному исполнительному производству, вправе был составить акт о невозможности взыскания и способствовать прекращению исполнительного производства в отношении К. при составлении акта о невозможности взыскания с нее денежных средств и возвращении исполнительного документа в суд. Указанные действия он намеревался произвести при получении взятки от К. в сумме 8000 рублей.

2. Приговором Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 03.03.2008 К. признан виновным по ч. 2 ст. 290 УК РФ.

Суд установил, что К., работая в органах внутренних дел в должности старшего инспектора ДПС, являясь должностным лицом, т.е. осуществляя функции представителя власти, обязан на основании ст. ст. 2, 9, 10, 11 Закона РФ "О милиции", своей должностной инструкции, утвержденной начальником ОГИБДД УВД г. Прокопьевска, выполнять возложенные на него задачи по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, осуществлению государственного контроля и надзора за соблюдением правил, стандартов, технических норм и других нормативных актов в области обеспечения безопасности дорожного движения, предотвращению и пресечению преступлений и административных правонарушений; наделен на основании Приказа МВД РФ N 444 от 02.06.2005 "О полномочиях должностных лиц МВД России и ФМС России по составлению протоколов по делам об административных правонарушениях и административному задержанию" правом составлять протоколы об административных правонарушениях и применять иные меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях. К. лично получил взятку в виде денег в сумме 5000 рублей за несовершение действий, которые обязан был совершить в силу своих служебных полномочий.

3. Приговором Мариинского городского суда от 07.04.2008 Р. признан виновным по ч. 1 ст. 290 УК РФ.

Из установочной части приговора следует, что Р. назначен на должность заместителя начальника отдела внутренних дел по тыловому обеспечению ОВД г. Мариинска и Мариинского района, имеет специальное звание - старший лейтенант милиции и является в силу этого должностным лицом, осуществляющим функции представителя власти и административно-хозяйственные функции, в обязанности которого входит осуществление общего руководства служебной деятельностью группы тылового обеспечения, организация планирования деятельности по тыловому обеспечению ОВД для выявления возникших потребностей в материально-техническом обеспечении и коммунальном обслуживании, разработка расчетов, подготовка проектов, смет по содержанию ОВД по статьям хозяйственных расходов, определение необходимости проведения работ по капитальному и текущему ремонту зданий и сооружений ОВД. Р. получил взятку в виде денег в сумме 18000 рублей за действия в пользу взяткодателя.

4. В одном случае к уголовной ответственности по ст. 290 УК РФ привлечено лицо, занимающее должность в органах местного самоуправления. Органами предварительного следствия и судом данное лицо отнесено к представителям власти.

Так, приговором Юргинского городского суда от 09.09.2008 Ш., являвшийся начальником Управления по делам молодежи г. Юрги, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ. Этим же приговором (с учетом изменений, внесенных кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25.11.2008) Б., являвшийся директором муниципального учреждения "Молодежный центр", признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33 - ч. 1 ст. 290, ч. 2 ст. 290 УК РФ.

Суд установил, что Ш., являющийся представителем власти, т.е. лицом, наделенным распорядительными полномочиями как в отношении подчиненных лиц, так и в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, а также правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями, независимо от ведомственной подчиненности, должностным лицом - начальником Управления по делам молодежи г. Юрги, принял от Б., выступавшего в качестве посредника, в качестве взятки наличные деньги в общей сумме 15000 рублей за действия в пользу взяткодателя К. - за разрешение сотрудникам ООО "Кураж" работать в арендуемом у МУ "Молодежный центр" помещении в выходные и праздничные дни, а также в период до 01.02.2007, т.к. Ш., хотя и не обладал полномочиями для совершения действий (бездействия) в пользу взяткодателя, но в силу своего должностного положения мог способствовать исполнению таких действий (бездействия) другим должностным лицом.

Из приговора следует, что суд, признавая Ш. субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ, учел, что:

1. Распоряжением главы города Юрги от 14.11.2006 постановлено:

- в связи с истечением срока трудового договора, руководствуясь ст. 59, пунктом 2 статьи 77, статьей 79 Трудового кодекса РФ, статьей 28 Закона Кемеровской области от 16.10.1998 N 49-ОЗ "О муниципальной службе в Кемеровской области", расторгнуть трудовой договор с Ш., начальником управления по делам молодежи администрации г. Юрги, заключенный на срок с 14.11.2005 по 14.11.2006, уволив с муниципальной службы 14.11.2006;

- руководствуясь ст. 15 Закона Кемеровской области от 16.10.1998 N 49-ОЗ "О муниципальной службе в Кемеровской области", ст. 68 Трудового кодекса РФ, в соответствии с реестром муниципальных должностей, на основании заключенного трудового договора от 14.11.2006 и согласно поданному заявлению от 09.11.2006, принять Ш. на муниципальную службу, на высшую муниципальную должность категории "В" - начальником управления по делам молодежи администрации г. Юрги сроком на 1 год с 15.11.2006 по 15.11.2007.

2. Из трудового договора с начальником управления по делам молодежи от 14.11.2006 усматривается, что он обязан выполнять организационно-административные функции согласно молодежной программе, определять приоритетные направления в молодежной политике, осуществлять взаимодействие со всеми службами администрации города, предприятиями, организациями, учреждениями.

3. Из должностной инструкции начальника управления по делам молодежи администрации города Юрги усматривается, что начальник управления по делам молодежи подчиняется непосредственно заместителю главы города по социальным вопросам, выполняет организационно-административные функции согласно молодежной политике, определяет приоритетные направления в молодежной политике, осуществляет взаимодействие со всеми службами администрации города, предприятиями, организациями, учреждениями.

Полагаем, что должностные лица органов местного самоуправления могут быть отнесены к представителям власти в силу того, что они могут быть наделены властными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности. Это вытекает из положений, закрепленных в Конституции РФ, в частности, ст. 132 Конституции предусматривает, что органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, а также решают иные вопросы местного значения. Органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств. Реализация переданных полномочий подконтрольна государству.

 

Вопрос 4. Опишите (если имелись в судебной практике) случаи, когда по приговору суда было признано виновным в получении взятки должностное лицо, которое, не обладая полномочиями для совершения действия в пользу взяткодателя, тем не менее, способствовало исполнению такого действия другим должностным лицом.

Какие именно действия лиц, признанных виновными в получении взятки, были расценены судами как общее покровительство или попустительство по службе?

Во всех ли указанных случаях суды указывают в приговорах, в чем конкретно выразились действия должностных лиц, осужденных за получение взятки? Приведите примеры или сошлитесь на приложенные к итоговой справке копии судебных решений.

Как уже отмечено выше, приговором Юргинского городского суда от 09.09.2008 Ш. признан виновным в получении взятки должностным лицом, которое, не обладая полномочиями для совершения действия в пользу взяткодателя, тем не менее, способствовало исполнению такого действия другим должностным лицом (фабула дела изложена в ответе на вопрос 3).

Суд признал несостоятельными доводы Ш. о том, что последний не имел отношения к деятельности директора молодежного центра Б., кроме вопросов, связанных с реализацией молодежных программ, в связи с чем не мог решать какие бы то ни было вопросы, касающиеся деятельности молодежного центра, в частности, вопросы по сдаче молодежным центром в аренду переданных им КУМИ в оперативное управление помещений, т.е. не обладал полномочиями для совершения действий в пользу взяткодателя - К., поэтому он не может являться субъектом взятки.

Суд указал, что из Устава МУ "Молодежный центр" следует, что директор последнего осуществляет текущее руководство деятельностью учреждения и подотчетен в своей деятельности учредителю (КУМИ) и Управлению по делам молодежи. Из указанного следует, что Б. находился в непосредственном подчинении Ш., как начальника управления по делам молодежи администрации города. В связи с чем председатель КУМИ поручил Ш. в письме от 18.12.2006 принять необходимые меры к МУ "Молодежный центр" по наведению должных мер по использованию муниципального имущества. А Ш., в свою очередь, потребовал от Б. наведения порядка в вопросах соблюдения условий договоров аренды помещений, заключенных центром. Из объяснений председателя КУМИ также следует, что, хотя Ш. и не мог самостоятельно принять решение о заключении договоров аренды помещений МУ "Молодежный центр", изменении условий таких договоров без ведома КУМИ, однако он (Ш.) мог ходатайствовать перед КУМИ о решении вопросов аренды помещений, либо иным образом с учетом его должностного положения влиять на разрешение вопросов по аренде помещений молодежного центра.

Ш., являясь должностным лицом, за взятку, переданную ему Б. от К., обещал посодействовать последнему в решении вопросов о продлении договора аренды помещения молодежного центра, дав указание Б., обязательное для последнего, поскольку Ш. являлся непосредственным начальником Б., разрешить ООО "Кураж" занимать арендованное помещение в выходные и праздничные дни, а также до 01.02.2007.

Здесь следует также отметить, что суды области учитывают, что в приговоре надлежит указывать, в чем конкретно выразились действия должностных лиц, осужденных за получение взятки (пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 от 10.02.2000 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе").

В частности, суд в приведенном выше приговоре также указал, что Ш., являясь должностным лицом, за взятку намеревался оказать содействие К., используя свое служебное положение, а именно - подписать письмо К. в администрацию города о разрешении работать в праздничные и выходные дни, способствуя тем самым исполнению такого действия (решения вопросов аренды помещения) другим должностным лицом.

В ходе обобщения судебной практики встретилось одно уголовное дело, по которому действия должностного лица расценены органами предварительного расследования и судом, постановившим приговор без проведения судебного разбирательства, как общее покровительство в осуществлении незаконных действий. Однако данная квалификация представляется ошибочной.

Так, приговором Ижморского районного суда от 08.08.2007 Г. осужден по ч. 1 ст. 290 УК РФ.

Из приговора усматривается, что Г., состоя в должности лесника "Ижморского сельского лесхоза" филиала ФГУ "Кемеровское управление сельскими лесами", являясь должностным лицом, обладая при этом распорядительными функциями в полном объеме, в конце апреля 2002 года, делая обход в квартале N 13 обхода N 1 Ижморского лесничества, обнаружив незаконную порубку деревьев породы осина, осуществляемую А., не составил протокол о незаконной порубке деревьев в отношении А., что входило в его служебные полномочия как должностного лица - лесника, и за дальнейшее общее покровительство в незаконной порубке деревьев, а именно - за нераспространение сведений и непривлечение А. к установленной законом ответственности за незаконную порубку деревьев получил лично от А. взятку в виде имущества - сруба размером 4 x 4 метра, стоимостью 4000 рублей.

В пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 отмечается, что к общему покровительству по службе могут быть отнесены, в частности, действия, связанные с незаслуженным поощрением, внеочередным необоснованным повышением в должности.

Что касается попустительства, то к нему следует относить, например, непринятие должностным лицом мер за упущение или нарушения в служебной деятельности взяткодателя или представляемых им лиц, нереагирование на его неправомерные действия.

Из приведенного примера видно, что Головченко условился не распространять сведения, не составлять протокол и не привлекать А. к ответственности за незаконную порубку деревьев, что свидетельствует о попустительстве неправомерных действий.

Иные примеры, когда суды расценивали бы действия лиц, признанных виновными в получении взятки, как общее покровительство или попустительство по службе в ходе изучения судебной практики не выявлены.

 

Вопрос 5. По изученным делам о преступлениях, предусмотренных статьей 204 УК РФ, охарактеризуйте субъектный состав лиц, в отношении которых был совершен коммерческий подкуп или попытка такого подкупа. В каких иных, помимо коммерческих, организациях указанные лица осуществляли организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции? Приведите примеры.

На обобщение судебной практики поступило 2 уголовных дела в отношении 2 лиц, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст. 204 УК РФ:

- в отношении 1 лица уголовное дело прекращено по не реабилитирующему основанию по ч. 3 ст. 204 УК РФ (по двум эпизодам), а также по ч. 1 ст. 327 УК РФ (по трем эпизодам), а именно в связи с примирением с потерпевшим (постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 25.06.2007 в отношении Б.);

- в отношении 1 лица постановлен обвинительный приговор по п. "в" ч. 4 ст. 204 УК РФ (приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 31.12.2008 в отношении Н.).

Субъектами рассматриваемого преступления были признаны в обоих случаях лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих организациях: Б. - инженер 2-ой категории по техническому оснащению учебной базы отдела подготовки кадров ОАО "Новокузнецкий металлургический комбинат", Н. - начальник обогатительного цеха Абагурского филиала ОАО "Евразруда". Из материалов дела усматривается, что Б. и Н. являются гражданами РФ, с высшим образованием, оба состоят в браке, имеют постоянное место работы, ранее не судимы.

 

Вопрос 6. Имело ли место возбуждение уголовного преследования по части 3 статьи 204 УК РФ при отсутствии заявления коммерческой либо иной организации или ее согласия в тех случаях, когда вред был причинен исключительно той организации, где работало привлеченное к уголовной ответственности лицо? Если такие случаи имели место, то какое решение принято судьей по поступившему в суд делу либо по результатам судебного разбирательства?

Из материалов указанного выше уголовного дела в отношении Б., обвиняемого органами предварительного следствия по ч. 3 ст. 204, ч. 3 ст. 204 УК РФ, а также по трем эпизодам ч. 1 ст. 327 УК РФ, следует, что в результате преступных действий, направленных на получение последним коммерческого подкупа, вред причинен организации, в которой работал Б.

В материалах данного уголовного дела содержится заявление, поданное представителем ОАО "Новокузнецкий металлургический комбинат", о привлечении Б., являющегося заместителем председателя комиссии по приему экзаменов у сварщиков, прошедших обучение на курсах освоения второй профессии и повышения квалификации, к уголовной ответственности по фактам получения им денежных средств за оформление и выдачу удостоверений на право обслуживания объектов Ростехнадзора гражданам, которые в соответствующем порядке не проходили обучение в отделе подготовки кадров ОАО "НКМК" и не сдавали квалификационного экзамена на получение квалификации.

В материалах дела также имеется справка о стоимости услуг отдела подготовки кадров ОАО "НКМК" по профессиональному обучению персонала и расчет материального ущерба, причиненного ОАО, гражданский иск, а также заявление представителя потерпевшего ОАО "НКМК", поданное им в суд, о прекращении уголовного дела в отношении Б. в связи с примирением, поскольку последний загладил вред, причиненный ОАО "НКМК", возместив ущерб в полном объеме.

В судебной практике не выявлены случаи возбуждения уголовного преследования по ч. 3 ст. 204 УК РФ при отсутствии заявления коммерческой либо иной организации или ее согласия, когда вред был причинен исключительно той организации, где работало привлеченное к уголовной ответственности лицо.

 

Вопрос 7. Укажите по изученным делам случаи, когда предметом взятки или коммерческого подкупа явились выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате. Приведите примеры. Во всех ли этих случаях незаконно полученные выгоды и услуги имущественного характера получили денежную оценку в приговоре?

В судебной практике подобные примеры отсутствуют.

 

Вопрос 8. При разрешении дел о получении, даче взятки либо коммерческом подкупе возникали ли у судов затруднения, связанные с отграничением покушения от оконченного состава одного из указанных преступлений? В каких случаях суды делали вывод о том, что имело место продолжаемое преступление? Имелись ли в судебной практике подобные затруднения в связи с квалификацией действий посредника? Приведите соответствующие примеры.

Вопрос об отграничении покушения на получение взятки от оконченного состава данного преступления в судебной практике вызывает некоторые затруднения. Прежде всего это связано с наличием неоднозначной позиции Верховного Суда РФ по данному вопросу.

В частности, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в кассационном определении от 28.06.2007 по делу N 58-о07-38, признавая обоснованной квалификацию действий осужденного по ч. 3 ст. 30 и п. "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ, указала: "С учетом изложенного Судебная коллегия находит квалификацию действий Т. по ст. ст. 30 ч. 3 и 290 ч. 4 п. "в" УК РФ правильной. Суд счел преступление неоконченным, поскольку передача денег происходила под контролем милиции".

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19.03.2007 по делу N 69-о07-5 в аналогичной ситуации коллегия признала правильной квалификацию действий виновного как оконченный состав пп. "в", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ.

02.10.2008 Кузнецким районным судом г. Новокузнецка рассмотрено уголовное дело по обвинению Г. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 290, ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Г. органами предварительного следствия обвинялся в том, что, состоя в должности старшего участкового уполномоченного милиции ОВД Кузнецкого района г. Новокузнецка, исполняя обязанности начальника ОУУМ ОВД Кузнецкого района г. Новокузнецка, умышленно, из корыстных побуждений, лично получил взятку в виде денег в сумме 3000 рублей от Г.Б. за незаконное бездействие в пользу взяткодателя Г.Б. и представляемых им лиц (М., Н., Х.), которое выразилось в укрытии информации о ставших ему известных фактах нарушения иностранными гражданами (М., Н., Х.) правил въезда в РФ, незаконного осуществления указанными иностранными гражданами трудовой деятельности в РФ: Г. не принял мер к вышеуказанным лицам по выявленным нарушениям, в том числе по привлечению их к административной ответственности, не дал указания о принятии законных мер своему непосредственному подчиненному - участковому уполномоченному милиции, на подконтрольной территории которого были выявлены указанные нарушения.

Из материалов данного уголовного дела усматривается, что на основании п. 14 ч. 1 ст. 6 и ч. 7 ст. 8 Федерального закона "Об оперативно-разыскной деятельности", в целях проверки заявления Г.Б. о вымогательстве у него денег в сумме 3000 рублей, был проведен оперативный эксперимент, в результате которого Г. был изобличен в получении взятки.

В судебных прениях государственный обвинитель предложил переквалифицировать действия Г. с ч. 2 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 290 УК РФ, полагая, что Г. совершено покушение на получение взятки, т.к. по независящим от него обстоятельствам он не смог довести свой преступный умысел до конца. Государственный обвинитель также ходатайствовал о прекращении уголовного дела в отношении Г. в связи с деятельным раскаянием.

Суд согласился с предложенной государственным обвинителем квалификацией действий как покушение на получение взятки и постановлением от 02.10.2008 прекратил уголовное преследование в отношении Г. в связи с деятельным раскаянием.

Однако в большинстве случаев судьи придерживались позиции, согласно которой получение взятки является оконченным преступлением в момент получения хотя бы части обусловленной взятки (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6). При этом тот факт, что передача денег происходит под контролем оперативных работников и в ходе проведения ими оперативного мероприятия значения для квалификации действий виновного не имеет.

Вопрос об отграничении покушения на дачу взятки от оконченного состава данного преступления в судебной практике затруднений, как правило, не вызывает. Однако ошибки квалификации все же имеют место.

Так, согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, в случаях, когда должностное лицо или лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять взятку или предмет коммерческого подкупа, взяткодатель или лицо, передающее предмет взятки или подкупа, несет ответственность за покушение на преступление, предусмотренное статьей 291 УК РФ или соответствующей частью статьи 204 УК РФ.

Указанные положения не были учтены судом при рассмотрении уголовного дела в отношении Р., осужденного приговором Новокузнецкого районного суда от 03.09.2008 по ч. 2 ст. 291 УК РФ (приговор постановлен судом в особом порядке без проведения судебного разбирательства).

Согласно предъявленному обвинению, Р., управляя автомобилем, двигался по автодороге Новокузнецк - Бийск, выехал на полосу встречного движения в месте, где это запрещено Правилами дорожного движения, в связи с чем был остановлен старшим инспектором ОГИБДД ОВД по Новокузнецкому району У., который пригласил его в патрульный автомобиль для составления протокола об административном правонарушении. Р., с целью избежать ответственности за административное правонарушение, осознавая, что передает незаконное вознаграждение должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий, дал взятку инспектору У. в сумме 1000 рублей.

Из материалов дела видно, что допрошенный в качестве подозреваемого Р. показал, что, когда он предлагал инспектору ГИБДД деньги за несоставление протокола, последний отказывался от денег и разъяснял ему, что его действия могут быть расценены как уголовное преступление, а именно - дача взятки должностному лицу. Однако Р. все же положил денежную купюру достоинством 1000 рублей между передними сиденьями патрульного автомобиля. Инспектор ГИБДД еще раз предупредил его, что это дача взятки должностному лицу. После этого к патрульному автомобилю подошел молодой человек, который открыл переднюю дверь автомобиля и представился сотрудником милиции ОВД, пояснив, что Р. задержан по подозрению в даче взятки должностному лицу. Потом подошли еще несколько человек, и был составлен протокол осмотра места происшествия, в ходе которого была изъята вышеуказанная денежная купюра.

Из материалов дела также видно, что преступление, в совершении которого обвинялся Р., было выявлено в результате проведения оперативного эксперимента, проводимого оперативными работниками ОБЭП ОВД по Новокузнецкому району на основании информации о том, что сотрудникам ДПС ОГИБДД ОВД по Новокузнецкому району, несущим службу на автодороге Новокузнецк - Бийск в районе с. Николаевка, водители автотранспортных средств, движущихся со стороны г. Новокузнецка, нарушающие правила дорожного движения, предлагают взятки в виде денежных средств за сокрытие факта административного правонарушения и несоставление протокола.

Таким образом, по данному делу явствует, что должностное лицо - инспектор ГИБДД У., как участник оперативного эксперимента, не намеревался принимать взятку, предостерегая Р. от незаконных действий.

Тем не менее органами предварительного следствия действия Р. были квалифицированы как оконченный состав ч. 2 ст. 291 УК РФ, а суд счел, что данное обвинение обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по делу, что, безусловно, ошибочно. В кассационном либо надзорном порядке приговор не проверялся.

По изученным делам также выявлен случай, когда при наличии признаков пособничества в совершении преступления действия лица ошибочно квалифицированы судом первой инстанции как действия исполнителя преступления.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25.11.2008 изменен приговор Юргинского городского суда от 09.09.2008 в отношении Б. в части его осуждения по ч. 1 ст. 290 УК РФ.

По мнению судебной коллегии, суд не учел положения п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 от 10.02.2000 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе", в соответствии с которыми уголовная ответственность посредников во взяточничестве наступает в случаях, предусмотренных ст. 33 УК РФ.

Как уже указывалось выше, суд первой инстанции признал установленным, что 22.12.2006 директор ООО "Кураж" К., находясь в кабинете директора МУ "Молодежный центр" Б., сообщил последнему, что готов 25.12.2006 передать начальнику Управления по делам молодежи г. Юрги Ш. в виде взятки денежные средства в размере 20000 рублей за разрешение сотрудникам ООО "Кураж" работать в арендуемом у МУ "Молодежный центр" помещении в выходные и праздничные дни в период до 01.02.2007. Об этом Б. сообщил Ш. 25.12.2006 в 14 час. К. в кабинете Б., согласно устной договоренности с последним о передаче Ш. денежных средств в виде взятки в размере 20000 рублей, передал Б. 20000 рублей для последующей передачи Ш. После этого в этот же день в 19 час. Б. пришел в кабинет N 517 администрации г. Юрги, где находился Ш., находясь в данном кабинете, Б. в качестве посредника лично передал Ш. в качестве взятки наличные деньги в общей сумме 15000 рублей за действия в пользу взяткодателя К. за разрешение сотрудникам ООО "Кураж" работать в арендуемом у МУ "Молодежный центр" помещении в выходные и праздничные дни в период до 01.02.2007.

При таких обстоятельствах, по мнению судебной коллегии, действия Б. по названному эпизоду должны быть квалифицированы по ч. 5 ст. 33 - ч. 1 ст. 290 УК РФ, т.е. как пособничество в получении должностным лицом через посредника взятки в виде денег за действия в пользу взяткодателя, если должностное лицо может способствовать таким действиям в силу своего должностного положения.

 

Вопрос 9. В каких случаях суды квалифицировали взяточничество или коммерческий подкуп как совершенный по предварительному сговору группой лиц, а в каких - по признаку совершения указанных преступлений организованной группой? Имелись ли в судебной практике случаи, когда в организованную группу входили лица, не являющиеся должностными или не выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации? Приведите примеры или сошлитесь в итоговой справке на приложенное к ней судебное решение.

Судами Кемеровской области уголовные дела о взяточничестве или коммерческом подкупе, совершенном по предварительному сговору группой лиц либо организованной группой, не рассматривались.

 

Вопрос 10. Опишите один или несколько случаев, когда имело место вымогательство взятки или незаконного вознаграждения, а также случаи, когда взятка или незаконное вознаграждение было получено виновным за совершение им незаконных действий. Вменялась ли в последнем случае виновному лицу совокупность преступлений, укажите, каких именно?

Приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 31.12.2008 Н. признан виновным по п. "в" ч. 4 ст. 204 УК РФ. Приговор постановлен без проведения судебного разбирательства. Суд счел, что обвинение, с которым согласился подсудимый, законно и обоснованно, подтверждается имеющимися в материалах дела доказательствами.

Н. признан виновным в незаконном получении лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, денег за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, сопряженном с вымогательством.

Из приговора следует, что Н., работая согласно распоряжению директора по управлению персоналом ОАО "Евразруда" о приеме работников на работу за N 39-15/20 от 1 июля 2004 года начальником обогатительного цеха Абагурского филиала ОАО "Евразруда", выполняя управленческие, а именно организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции на основании ч. 4 п. 1.3.1 должностной инструкции начальника обогатительного цеха, был обязан контролировать качество ремонтов, объемы выполненных работ сторонними организациями, а также по специальному полномочию на основании ч. 4 п. 13 приказа "Об утверждении порядка планирования, проведения и приемки ремонтов ОАО "Евразруда" N 300 от 7 июля 2006 года" визировать акты приемки выполненных работ, неся ответственность в соответствии с должностной инструкцией за ненадлежащее исполнение или неисполнение своих должностных обязанностей.

Согласно предъявленному обвинению, Н. по надуманным основаниям в конце июня 2007 года отказался подписать акты приемки выполненных подрядной организацией ООО "Аглостройсервис" работ по ремонту шаровых мельниц в обогатительном цехе, а также отказался подписать план организации работ ООО "Аглостройсервис", выигравшему тендер на выполнение ремонтных работ в обогатительном цехе в 2008 году, в связи с чем ООО "Аглостройсервис" не могло получить оплату за выполненные в 2007 году работы, а также приступить к выполнению работ в 2008 году.

В период с 25 марта 2008 года по 24 апреля 2008 года Н. лично получил от руководителя ООО "Аглостройсервис" г. Новокузнецка К. незаконное денежное вознаграждение за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым Н. служебным положением, а именно - предоставление ООО "Аглостройсервис" возможности беспрепятственно выполнять работы по договорам подряда в возглавляемом Н. обогатительном цехе и беспрепятственное визирование им актов приемки выполненных работ - в общей сумме 266000 рублей, сопряженное с вымогательством, лично поставив К. в условия, при которых он был вынужден передать Н. незаконное денежное вознаграждение в целях предотвращения причинения вреда охраняемым интересам ООО "Аглостройсервис" и интересам самого К. как руководителя и учредителя ООО "Аглостройсервис". Своими действиями Н. причинил имущественный вред интересам ООО "Аглостройсервис" г. Новокузнецка и вред деловой репутации ОАО "Евразруда" г. Новокузнецка.

В судебной практике имели место случаи, когда взятка или незаконное вознаграждение было получено виновным за совершение им незаконных действий. При этом практика представляется неоднозначной.

Во-первых, по изученным делам видно, что не во всех случаях органами предварительного следствия и судами однозначно трактуются положения п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, согласно которым, под действиями (бездействием) должностного лица, которые он должен совершить в пользу взяткодателя, следует понимать такие действия, которые он правомочен или обязан был выполнить в соответствии с возложенными на него служебными полномочиями, а под незаконными действиями должностного лица - неправомерные действия, которые не вытекали из его служебных полномочий или совершались вопреки интересам службы, а также действия, содержащие в себе признаки преступления либо иного правонарушения.

Так, приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 10.04.2008 Ш. осуждена по ч. 1 ст. 290, ст. 292 УК РФ. Приговор постановлен в особом порядке без проведения судебного разбирательства.

Согласно предъявленному обвинению, 26.12.07 в 12 час. в служебном кабинете в здании ГУ НИИ КПГПЗ СО РАМН в целях получения взятки в виде денег в сумме 2000 р. от С., достоверно зная, что последняя не больна, Ш. умышленно указала в листке нетрудоспособности на имя С. заболевание с диагнозом остеохондроз с 18.12.2007 по 26.12.2007. Таким образом, Ш. умышленно, из корыстной заинтересованности, внесла заведомо ложные сведения в листок нетрудоспособности, являющийся официальным документом.

Органы предварительного следствия, квалифицируя действия Ш. по ч. 1 ст. 290 УК РФ, указали на то обстоятельство, что Ш. является должностным лицом, работая заведующей поликлиническим отделением и по совместительству врачом-неврологом, в служебные полномочия которого входит также право выдачи листков нетрудоспособности. Видимо, из этого был сделан вывод о совершении осужденной законных действий. Суд признал обвинение, с которым согласилась Ш., обоснованным и законным, подтвержденным доказательствами, собранными по уголовному делу.

Аналогично были квалифицированы направленные на получение взятки действия врача В., осужденного приговором Топкинского городского суда от 08.08.2007 по ч. 1 ст. 290 УК РФ.

Согласно предъявленному обвинению, В., являясь должностным лицом, работая врачом-отоларингологом, имея умысел на получение взятки в виде денег за действия в пользу взяткодателя, которые входят в его служебные полномочия (единоличное принятие решения о выписке листка нетрудоспособности), 27.06.2007 в период с 15.00 до 17.00, находясь в кабинете и осуществляя амбулаторный прием граждан, получил лично от П. денежные средства в сумме 600 рублей за выписку листка нетрудоспособности сроком на 6 дней.

Постановлением президиума Кемеровского областного суда от 24.12.2007 указанный приговор изменен в части назначенного В. наказания, в остальной части приговор оставлен без изменения. В частности, в постановлении суд надзорной инстанции указал, что суд обоснованно признал В. виновным в получении взятки в виде денег, его действиям дал верную юридическую оценку.

Однако имеют место случаи иной квалификации действий, направленных на получение взятки за оформление листков нетрудоспособности лицам, фактически не страдающим какими-либо заболеваниями.

Приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 10.04.2008 осуждена Х. по ч. 1 ст. 290 УК РФ (1 эпизод), по ч. 2 ст. 290 УК РФ (4 эпизода), ст. 292 УК РФ (3 эпизода). Приговор постановлен в особом порядке без проведения судебного разбирательства.

Органами предварительного следствия Х. обвинялась в совершении 4 получений должностным лицом лично взятки в виде денег за незаконные действия, 3 служебных подлогов, т.е. внесении должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений из корыстной заинтересованности, а также в получении должностным лицом лично взятки в виде денег за действия в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям.

Из материалов дела следует, что по 4 эпизодам получения взятки за незаконные действия квалифицированы следующие действия Х.: работая в должности врача-уролога МЛПУ "ГКБ N 1", Х. достигала договоренности с взяткодателями (Т., С., С., Д.) об открытии, за денежное вознаграждение, листка нетрудоспособности в связи с заболеваниями, которыми взяткодатели действительно не страдали (по эпизоду с Т. - последний действительно страдал указанным в листе заболеванием, но на момент обращения данное заболевание не беспокоило). Поскольку открытие больничного листа лицу, в действительности не страдающему заболеванием, является незаконным, данные действия квалифицированы органами предварительного следствия и судом как получение взятки за незаконные действия.

Действия же Х. в пользу С. суд признал законными. Х. получила взятку за открытие листка нетрудоспособности именно в связи с заболеванием С., которым он действительно страдал.

Таким образом, в некоторых случаях органами предварительного следствия и судами при разрешении вопроса о признании действий врачей законными учитывалось то обстоятельство, что сама по себе выдача больничных листов входила в служебные полномочия привлеченных к уголовной ответственности врачей. В других случаях аналогичным действиям дана иная юридическая оценка с учетом того, что открытие больничного листа лицу, в действительности не страдающему заболеванием, является незаконным.

Отметим, что не во всех случаях суды соглашались с квалификацией действий виновных, предложенной органами предварительного следствия.

Приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 03.03.2008 Ш. осужден по ч. 1 ст. 291 УК РФ.

Органами предварительного следствия действия Ш. квалифицированы по ч. 2 ст. 291 УК РФ. В обвинительном заключении указано, что Ш. с целью гарантировать поступление своей дочери - Ш. на юридический факультет КемГУ, действуя умышленно, через посредника - старшего преподавателя кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета КемГУ Л., передал заместителю декана юридического факультета Б., являющемуся в соответствии с приказом ректора - членом центральной приемной комиссии КемГУ и, соответственно, должностным лицом по специальному полномочию, в качестве взятки денежные средства за совершение заведомо незаконных действий в свою пользу и в пользу представляемого им лица.

Как видно из приговора, суд пришел к выводу, что действия Ш. не могут квалифицироваться по ч. 2 ст. 291 УК РФ как дача взятки за заведомо незаконные действия, поскольку умыслом Ш. должно было охватываться, за какие заведомо незаконные действия он передает взятку. Ни Ш., ни Б., ни Л. в этой части не давали показаний, из фонограммы разговора Б. и Ш., фонограммы разговоров Ш. лишь следует факт передачи денег через Л. за подстраховку при поступлении дочери, а то, что Л. и Ш. вкладывали в это понятие внесение каких-либо изменений при шифровании или проверке работ, явно является предположением, но не установленным фактом, приговор же не может быть основан на предположениях. Так, Ш. пояснял, что дочь окончила школу с серебряной медалью, сама поступила и сдала все экзамены. В связи с этим суд переквалифицировал действия Шубенина на ч. 1 ст. 291 УК РФ.

Приговором Кировского районного суда г. Кемерово от 31.05.2007 Довгаль осужден по ч. 1 ст. 290 УК РФ.

Суд, не соглашаясь с квалификацией действий Д. по ч. 2 ст. 290 УК РФ, указал в приговоре, что объективной стороной получения взятки может быть совершение действий, которые входят в служебные полномочия должностного лица, то есть прямо предусмотрены его компетенцией и формально - в отрыве от факта получения за них взятки - являются правомерными, как и то, что аналогичные действия могут соответствовать служебным полномочиям должностного лица, то факт получения подсудимым наличных денежных средств от К., на который сторона обвинения указывала как на объективную сторону преступления, не может расцениваться судом в качестве подтверждения умысла на получение взятки за совершение незаконных действий, так как эти действия Д. сами по себе являются правомерными в соответствии с ч. 2 ст. 46 ФЗ от 21.07.97 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" - взыскание по исполнительным документам обращается в первую очередь на денежные средства, обнаруженные у должника, изымаются".

Второй вопрос, на который также следует обратить внимание, связан с неоднозначным толкованием положений п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, который гласит, что ответственность за дачу и получение взятки или коммерческий подкуп не исключает одновременного привлечения к уголовной ответственности за действия, образующие самостоятельное преступление. В таких случаях содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений. Взяткополучатель, совершивший в интересах взяткодателя или представляемых им лиц незаконные действия, образующие состав иного преступления, подлежит ответственности по совокупности преступлений - по ч. 2 ст. 290 УК РФ и соответствующей статье УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, незаконное освобождение от уголовной ответственности, фальсификация доказательств и т.п).

В приведенном выше примере по делу в отношении Х. (приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 10.04.2008) действия осужденной квалифицированы в том числе и по 3 эпизодам ст. 292 УК РФ.

Х. признана виновной в том, что она умышленно, с целью оформления подложного листка нетрудоспособности, выразившегося во внесении в официальный документ заведомо ложных сведений о состоянии здоровья С.Д., С.М. и Д., достоверно зная, что последние не больны, действуя из корыстных побуждений, получив в качестве незаконного вознаграждения 3000 рублей, указала в листках нетрудоспособности заболевания, которыми они не больны.

Таким образом, можно сделать вывод, что органами предварительного следствия действия Х., направленные на оформление подложных листов нетрудоспособности, квалифицированы как служебный подлог только по 3 эпизодам - в отношении С.Д., С.М. и Д., поскольку именно эти лица не страдали указанными Х. в листах заболеваниями.

Несмотря на то, что действия Х. по эпизоду с Т., также носили незаконный характер, тем не менее, оформление данного листа нетрудоспособности не квалифицировано как служебный подлог. Как уже отмечено выше, Т. действительно страдал указанным в листе заболеванием, но на момент обращения данное заболевание не беспокоило.

Ш. (вышеуказанный приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 10.04.2008) осуждена по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 290 и ст. 292 УК РФ.

Суд признал ее виновной в получении взятки за незаконные действия (выдачу листков нетрудоспособности не страдающим заболеваниями лицам) и служебный подлог, выразившийся во внесении заведомо ложных сведений в листок нетрудоспособности, являющийся официальным документом.

Действия В. (вышеуказанный приговор Т. городского суда от 08.08.2007) квалифицированы органами предварительного следствия только по ч. 1 ст. 290 УК РФ. Служебный подлог В. в вину не вменялся, несмотря на то, что из материалов данного дела также следует, что В. внес заведомо ложные сведения в листок нетрудоспособности, т.к. П. не страдала каким-либо заболеванием.

В судебной практике имели место также случаи, когда, несмотря на то, что незаконные действия взяткополучателя сами по себе имели признаки иного преступного деяния, органами предварительного следствия действия квалифицировались только по ст. 290 УК РФ.

Например, приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 27.02.2008 Е. осуждена за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 290 УК РФ.

Е., являясь заведующей кафедрой истории экономического факультета, наделенная в связи с исполнением ею обязанностей по занимаемой должности организационно-распорядительными и административно-хозяйственными полномочиями, а потому, являясь должностным лицом, умышленно из корыстных побуждений, с целью получения лично от Б. взятки в виде денег в сумме 1100 рублей, получила лично взятку в виде денег за незаконные действия, а именно - внесла в экзаменационную ведомость, являющуюся официальным документом, заведомо ложные сведения о сдаче Б. экзамена по дисциплине "История" с оценкой "удовлетворительно", зачета по дисциплине "Культурология" с отметкой о зачете, заверив указанные заведомо ложные сведения, влекущие наступление правовых последствий, своей подписью в соответствующей графе ведомости.

Таким образом, стороной обвинения фактически описана объективная сторона служебного подлога, однако действия Е. квалифицированы только по одной статье - получение взятки.

В одном случае судебная коллегия сочла излишней квалификацию действий виновного по статье, предусматривающей ответственность за должностное преступление. Однако в данном случае виновный совершил получение взятки за действия, входящие в его должностные полномочия (приговор Мариинского городского суда от 07.04.2008 в отношении Р.).

Суд признал Р. виновным по ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 290 УК РФ. Однако судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда, соглашаясь с квалификацией действий Р. по ч. 1 ст. 290 УК РФ, приговор суда первой инстанции в части осуждения Р. по ч. 1 ст. 285 УК РФ отменила с прекращением производства по уголовному делу. По мнению коллегии, квалификация действий осужденного Р. по ч. 1 ст. 285 УК РФ судом дана в приговоре излишне, поскольку все действия осужденного, описанные в приговоре, охватываются ч. 1 ст. 290 УК РФ (кассационное определение от 19.06.2008).

 

Вопрос 11. Укажите случаи, если они имели место в судебной практике, когда получение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг и других материальных ценностей квалифицировалось как мошенничество. Возбуждалось ли в таких случаях уголовное преследование за покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп в отношении владельца переданных ценностей, который преследовал цель совершения указанными лицами желаемого для него действия (бездействия)? Приведите примеры или сошлитесь в итоговой справке на приложенное к ней судебное решение.

В судебной практике Кемеровской области имели место случаи переквалификации действий виновных лиц, которым органами предварительного следствия предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст. 290 УК РФ, на состав мошенничества.

К примеру, приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 03.05.2008 Б. осужден по ч. 1 ст. 159 УК РФ, освобожден от наказания в соответствии с ч. 8 ст. 302 УПК РФ.

Уголовное дело в отношении Б. было возбуждено по ч. 2 ст. 290 - получение должностным лицом взятки в виде денег, через посредника, за совершение незаконных действий в пользу взяткодателя.

Согласно обвинительному заключению: "Б., действуя умышленно, с целью получения от Ш. взятки в виде денежных средств, из корыстных побуждений, сознавая незаконный характер своих действий, а именно, что он в силу занимаемой должности заместителя ответственного секретаря центральной приемной комиссии КемГУ, отвечающего за работу с абитуриентами, поступающими на контрактной основе, и имеющего в связи с этим доступ к экзаменационным работам абитуриентов, их шифрованию и к правильным ответам на вопросы, поставленные в экзаменационных тестах, то есть к "ключам" тестов, и соответственно имея возможность внести в экзаменационную работу абитуриентки Ш. дополнения и изменения для получения положительной оценки по результатам экзамена, то есть совершить незаконные действия в пользу взяткодателя и представляемого им лица, дал согласие принять взятку, обещая при этом совершить незаконные действия в пользу взяткодателя и представляемого им лица - организовать зачисление Ш. на юридический факультет КемГУ, при этом назвал сумму незаконного вознаграждения - 2000 долларов".

Суд пришел к выводу о переквалификации действий Б. с ч. 2 ст. 290 УК РФ на ч. 1 ст. 159 УК РФ по следующим основаниям.

Согласно требованиям Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 от 10.02.2000 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" суду следует указывать в приговоре, за выполнение каких конкретных действий (бездействий) должностное лицо...получило взятку. Согласно тексту обвинения - незаконное действие, за которое Б. получил взятку - "организация зачисления Ш. на юридический факультет КемГУ", однако как бесспорно установлено в судебном заседании, Б. не имел возможности зачисления кого-либо на факультет, вопрос о зачислении на юридический факультет КемГУ на контрактной основе решался комиссионно и коллегиально, что следует из нормативных документов КемГУ (Положение о центральной приемной комиссии л. д. 16) и показаний свидетелей (Ю., З., Л., Б. и др.) Таким образом, Б., получая деньги в виде взятки через посредника за организацию зачисления Ш. на факультет, не имел возможности использовать свое должностное положение, при этом и не установлено никакими доказательствами, что он намеревался это делать, более того, из материалов уголовного дела следует, что на период зачисления Ш. Бобуа уже уволился из КемГУ (приказ об увольнении от 04.08.04), а на момент, например, проверки работ абитуриентов по английскому языку он вообще ушел раньше других, по показаниям свидетеля Д.

Вменение же Б. того обстоятельства, что он якобы получил деньги за незаконные действия в виде внесения изменений или дополнений в работы по предметам для получения положительной оценки Ш. по результатам экзамена в связи с тем, что он имел доступ к шифрованию работ и ключам к тестам, является лишь предположением обвинения, поскольку из фонограммы разговора между Ш. и Б. не следует, что он обязался выполнить именно такие действия, а как раз следует тот факт, что Ш. просит: "Хотелось бы подстраховаться, чтоб дочка поступила на юридический" ...., на что Б. ответил: "Ладно, я на контракт постараюсь", т.е. фактически речь идет о действиях, направленных на зачисление на юридический факультет. Каких-либо других доказательств, свидетельствующих о том, что Б. получал деньги от Ш. через Л. за совершение иных конкретных незаконных действий нет.

Сам факт того, что Б. действительно, как следует из его обязанностей как заместителя ответственного секретаря центральной приемной комиссии и показаний свидетелей Б.Р., М., Л., имел доступ к шифрованию экзаменационных работ и "ключам" к тестам, еще не свидетельствует о том, что именно эти действия им были оговорены с Ш., за совершение которых он якобы получит деньги.

Кроме того, как следует из Положения о центральной приемной комиссии КемГУ председатель экзаменационной предметной комиссии дополнительно проверяет письменные работы, оцененные "пять", "зачтено" и еще около 5% работ, удостоверяет их правильность". Суд же пришел к выводу, что Б., изначально обещая "подстраховать" при поступлении Ш., не намеревался предпринимать эти действия (ни один из свидетелей не пояснял о заинтересованности Б. какими-либо работами, его стремлении взять на проверку какую-то работу, данных же о том, что вообще в работы Ш. вносились какие-либо дополнения, не имеется).

Согласно п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 "О судебной практике по делам о взятничестве", "получение должностным лицом денег за совершение действия, которое он не может осуществить из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать при наличии умысла на приобретение указанных ценностей как мошенничество по ст. 159 УК РФ".

Таким образом, суд счел установленным факт совершения Б. при изложенных обстоятельствах именно мошенничества, поскольку, изначально получая деньги через Л., Б. понимал, что обманывает Ш., злоупотребляя его доверием.

Этим же приговором признаны виновными: Ш., действия которого, как уже указано выше, переквалифицированы судом с ч. 2 ст. 291 на ч. 1 ст. 291 УК РФ, а также Л., действия которого переквалифицированы судом с ч. 5 ст. 33 - ч. 2 ст. 290 УК РФ на ч. 5 ст. 33 - ч. 1 ст. 291 УК РФ.

 

Вопрос 12. По изученным делам приведите примеры освобождения от уголовной ответственности взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, от уголовной ответственности на основании примечаний к статьям 204 или 291 УК РФ. Каким образом в подобных случаях судами разрешался вопрос о признанных вещественными доказательствами предметах преступления (взятки или подкупа)?

По изученным делам вопрос об освобождении взяткодателя от уголовной ответственности в случаях, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки, разрешался на стадии предварительного расследования.

К примеру, из материалов уголовного дела в отношении Р., осужденного приговором Мариинского городского суда от 07.04.2008 по ч. 1 ст. 290 УК РФ, следует, что 05.12.2006 Р. получил взятку в размере 18000 рублей от Л.

Постановлением старшего следователя прокуратуры г. Мариинска от 15.12.2006 отказано в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 291 УК РФ по факту дачи взятки должностному лицу Л. в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В постановлении указано, что в ходе предварительного следствия было установлено, что Л. обратился к начальнику ОВД г. Мариинска с заявлением о том, что Р. требует у Л. деньги в сумме 18000 рублей за предоставление заказа на ремонт служебного помещения ОВД г. Мариинска.

В постановлении следователь сослался на примечание к ст. 291 УК РФ - лицо, давшее взятку освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

Из материалов дела также следует, что Л. сам непосредственно участвовал в проведении оперативного эксперимента.

Билеты Банка России в количестве 18 штук достоинством 1000 рублей, принадлежащие Л., постановлением следователя от 15.12.2006 были приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.

В тот же день следователем было рассмотрено ходатайство Л. о возвращении ему приобщенных к уголовному делу денежных средств со ссылкой на его затруднительное финансовое положение, в связи с чем следователь постановил возвратить их владельцу, т.к. это не повлечет ущерба для следствия.

В данном случае денежные средства были обоснованно возвращены их владельцу. Так, согласно п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 освобождение взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, от уголовной ответственности по мотивам добровольного сообщения о совершении преступления не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления. Поэтому они не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки или предмета коммерческого подкупа.

Однако не могут быть обращены в доход государства деньги и другие ценности в случаях, когда в отношении лица были заявлены требования о даче взятки или о незаконной передаче денег, ценных бумаг, иного имущества в виде коммерческого подкупа, если до передачи этих ценностей лицо добровольно заявило об этом органу, имеющему право возбуждать уголовное дело, и передача денег, ценных бумаг, иного имущества проходила под их контролем с целью задержания с поличным лица, заявившего такие требования. В этих случаях деньги и другие ценности, явившиеся предметом взятки или коммерческого подкупа, подлежат возвращению их владельцу.

Примеры освобождения судом от уголовной ответственности взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, на основании примечаний к статьям 204 или 291 УК РФ в ходе обобщения судебной практики не выявлены.

 

Вопрос 13. Не возникали ли у судов вопросы, связанные с квалификацией содеянного как провокации взятки или коммерческого подкупа в случаях проведения оперативно-разыскного мероприятия? Если подобные случаи имели место, какие решения принимались судами?

Изучение уголовных дел и кассационной практики показало, что в судебной практике возникали вопросы, связанные с квалификацией содеянного как провокации взятки в случаях проведения оперативно-разыскного мероприятия.

В ходе рассмотрения уголовного дела в отношении Р. (приговор Мариинского городского суда от 07.04.2008), признанного виновным по ч. 1 ст. 290 УК РФ, судом проверялись и оценивались доводы защиты о том, что оперативный эксперимент, в результате которого Р. был изобличен, произведен в нарушение требований ст. ст. 6 - 8, 11 Федерального закона "Об оперативно-разыскной деятельности".

Суд в приговоре дал надлежащую оценку доводам защиты и законно и обоснованно признал действия сотрудников УБОП УВД Кемеровской области соответствующими требованиям УПК РФ и Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности".

В частности, суд нашел несостоятельным довод защиты о том, что оперативный эксперимент произведен в нарушение названного закона, поскольку преступление, в котором обвинялся Р., не относится к категории тяжких. Суд установил, что оперативный эксперимент проводился по заявлению Л. в связи с вымогательством Р. денежных средств у Л., т.е. имелись сведения о признаках подготавливаемого преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 290 УК РФ, получение должностным лицом взятки, связанное с вымогательством взятки, что относится к категории тяжких преступлений.

Несостоятельным признан довод защиты о том, что оперативные мероприятия должны проводиться в рамках возбужденного уголовного дела. Суд указал, что в соответствии со ст. 7 Федерального закона "Об оперативно-разыскной деятельности" оперативно-розыскные мероприятия проводятся как в рамках возбужденного уголовного дела, так и при наличии данных о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния.

Особое внимание следует обратить на проблему разграничения провокации преступления и оперативного эксперимента, проводимого органами ГИБДД и ОБЭП в рамках планового мероприятия по выявлению фактов взяточничества, в отношении неопределенных лиц, т.е. фактически в отношении "первого попавшегося водителя".

Из материалов целого ряда уголовных дел, возбужденных по факту покушения на дачу взятки должностному лицу, следует, что виновные лица устанавливались в ходе оперативного эксперимента, проводимого на основании имеющейся информации о том, что на том или ином участке автодороги имеют место факты предложений инспекторам ГИБДД водителями, нарушающими правила дорожного движения, денежного вознаграждения за несоставление протокола об административном правонарушении.

Уголовные дела содержат материалы оперативно-разыскных мероприятий, в том числе постановления о проведении оперативного эксперимента с применением аудио-, видеозаписи разговоров между сотрудниками ГИБДД и водителями, акты осмотра и установки технических средств для производства аудио-, видеозаписи, а также другие материалы.

В одном случае проведение оперативного эксперимента было санкционировано судом, что не предусмотрено условиями проведения данного оперативно-разыскного мероприятия. Так, в материалах указанного выше уголовного дела по обвинению Р. (приговор Новокузнецкого районного суда от 03.09.2008), помимо прочих результатов оперативно-разыскной деятельности, содержится постановление судьи Кемеровского областного суда от 28.03.2008, которым разрешено проведение оперативного эксперимента с применением аудио-, видеозаписи разговоров между сотрудниками ДПС ОГИБДД ОВД по Новокузнецкому району и водителями при составлении протоколов об административных правонарушениях и передаче предмета взятки за сокрытие факта административного правонарушения и несоставление протокола об административном правонарушении, с указанием срока проведения мероприятия.

Данное постановление вынесено судьей по результатам рассмотрения ходатайства, поступившего из ОБЭП ОВД по Новокузнецкому району, согласно которого необходимость провести оперативный эксперимент с применением аудио-, видеозаписи возникла в связи с поступлением оперативной информации о том, что сотрудникам ДПС ОГИБДД ОВД по Новокузнецкому району, несущим службу на автодороге Новокузнецк - Бийск, в районе с. Николаевка, водители автотранспортных средств, движущихся со стороны г. Новокузнецка и нарушающих правила дорожного движения, предлагают взятки в виде денежных средств за сокрытие факта административного правонарушения и несоставление протокола.

Отметим, что дела указанной категории, как правило, рассматривались судьями в особом порядке, без проведения судебного разбирательства в связи с согласием подсудимого с предъявленным обвинением. По всем представленным на обобщение делам постановлены обвинительные приговоры. Однако в кассационном либо надзорном порядке изученные дела не рассматривались.

Тем не менее многие судьи не разделяют точку зрения, согласно которой информация о том, что "кто-то где-то предлагает денежное вознаграждение инспектору ГИБДД" является достаточным поводом для проведения оперативно-разыскного мероприятия.

В декабре 2006 года судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда рассмотрела представление государственного обвинителя на приговор Гурьевского городского суда от 31.10.2006 в отношении Колокольцева, оправданного по ч. 3 ст. 30 - ч. 2 ст. 291 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Суд установил, что К. было предъявлено обвинение в покушении на дачу взятки должностному лицу (инспектору ГИБДД) за совершение им заведомо незаконного бездействия. Однако, по мнению суда, в действительности существовали другие обстоятельства: К. предложил увеличить сумму штрафа, но не снимать номера с автомобиля. Умысла на дачу взятки у него не было.

По мнению государственного обвинителя, вывод суда о том, что оперативно-разыскные мероприятия были проведены с нарушением уголовно-процессуального закона, не соответствует фактическим обстоятельствам дела и ничем не мотивирован.

Однако судебная коллегия оправдательный приговор оставила без изменения, признав доводы государственного обвинителя несостоятельными.

Судебная коллегия согласилась с мнением суда о том, что у сотрудников ОВД г. Гурьевска не было сведений о том, что К. подготавливает, совершает либо совершил преступление. Не было и конкретных сведений о совершении, либо подготовке к совершению преступлений в отношении других лиц. То есть не было оснований для проведения оперативно-разыскного мероприятия, предусмотренных в ст. 7 Федерального закона "Об оперативно-разыскной деятельности". Уже это обстоятельство ставит под сомнение все полученные в результате оперативного эксперимента доказательства и делает их недопустимыми. Поскольку все сомнения толкуются в пользу обвиняемого, при неустранимых сомнениях в виновности была принята именно его версия происшедшего.

 

Вопрос 14. Назовите мотивы, по которым судами были постановлены оправдательные приговоры по делам изучаемой категории. Приведите наиболее характерные примеры или сошлитесь на приложенные к итоговой справке копии соответствующих судебных решений. При этом отдельно опишите случаи (если таковые имели место в судебной практике), когда суд пришел к выводу об отсутствии в деянии состава преступления либо об отсутствии события преступления.

В ходе обобщения судебной практики изучено 3 уголовных дела, по которым постановлены оправдательные приговоры (в том числе в части обвинения) в отношении 6 лиц:

- в отношении 2 лиц по ч. 1 ст. 291, ч. 2 ст. 291, ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 291, ч. 3 ст. 30 - ч. 2 ст. 291 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления;

- в отношении 1 лица по ч. 3 ст. 30 - ч. 2 ст. 291 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления;

- в отношении 2 лиц по ч. 5 ст. 33 - ч. 2 ст. 291 УК РФ за непричастностью к совершению преступления;

- в отношении 1 лица по ч. 2 ст. 290 УК РФ (по части эпизодов обвинения) за непричастностью к совершению преступления.

Уголовные дела, по которым постановлены оправдательные приговоры за отсутствием события преступления, на обобщение судебной практики не поступали.

Оправдательный приговор за отсутствием в деянии состава преступления в части предъявленного обвинения по статьям за взяточничество постановлен по уголовному делу в отношении Е. и Ю. (приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 03.05.2007).

Органами предварительного расследования Е. и Ю. было предъявлено следующее обвинение:

В начале мая 2006 г. Е., действуя из корыстных побуждений, преследуя цель на получение личной выгоды путем дачи взятки должностному лицу через посредника, вступил в сговор со своим знакомым Ю., предложив ему оказать помощь в качестве посредника в поиске и подборе соучастника, способного за вознаграждение незаконно внести изменения в электронную информационную базу единого государственного реестра прав на недвижимое имущество по Кемеровской области - удалить в Главном управлении Федеральной регистрационной службы по Кемеровской области (ГУ ФРС по КО) сведения о наложенном аресте на принадлежащую Е. квартиру, а также оказать помощь в поиске соучастника из числа служащих ГУ ФРС по КО, способного в качестве посредника осуществить подбор необходимого должностного лица отдела архива ГУ ФРС по КО, готового за переданное ими через подысканного посредника вознаграждение изъять из правоустанавливающего дела определение суда и другие документы, свидетельствующие о наложении ареста на 1/2 часть принадлежащей Е. квартиры.

23 - 24.05.2006 Ю. в ходе встреч со своим знакомым С., занимающим должность главного специалиста отдела информационных технологий и систем ГУ ФРС по КО, предложил ему за вознаграждение удалить из документации электронной базы ЕГРП по КО в ГУ ФРС по КО сведения о наложении ареста на 1/2 часть квартиры Е. и также за вознаграждение оказать посредничество по подбору должностного лица из числа государственных служащих архива ГУ ФРС по КО, способного за денежное вознаграждение изъять из хранящегося в архиве правоустанавливающего дела определение суда о наложении ареста на 1/2 квартиры Е.. Не желая совершать предложенные ему Ю. незаконные действия, С. пообещал Ю. подумать над этим предложением, сам же о поступившем ему предложении 24.05.2006 доложил руководителю ГУ ФРС по КО, который направил его в Управление по борьбе с организованной преступностью ГУВД КО.

В целях раскрытия особо тяжкого преступления оперативными сотрудниками УБОП ГУВД КО с 30 мая по 2 июня 2006 г. был проведен оперативный эксперимент. Действуя согласованно с сотрудниками правоохранительных органов, С. дал согласие Ю. на совершение действий в интересах Е.

В неоднократных личных беседах и по телефону Ю. и Е. согласовали между собой сумму предстоящей взятки должностным лицам ГУ ФРС по КО, которая составила 40000 руб.

В ходе последующих неоднократных встреч Ю. с С. ими был оговорен размер вознаграждения: 10000 руб. С. за удаление им из документации электронной базы ЕГРП по КО сведений об аресте квартиры Е. и 20000 руб. сотруднику архива за удаление из правоустанавливающего дела документов, свидетельствующих об аресте квартиры Е.

30.05.2006 С. по согласованию с сотрудниками милиции, не предпринимая никаких действий по поиску соучастника преступления из числа служащих архива, сообщил Ю., что 31.05.2006 информация и документы, свидетельствующие об аресте квартиры Е., будут удалены.

30.05.2006 Юрьев сообщил Е. о заключенной с С. договоренности, при этом с целью реализации возникшего у него преступного умысла, направленного на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием Ю. преднамеренно ввел Е.А.И. в заблуждение, скрыв от последнего истинную сумму незаконного вознаграждения, сообщив ему заведомо ложные сведения о необходимости дачи взятки С. и сотруднику архива ГУ ФРС по КО в размере 40000 руб. Е.в, доверяя Ю. и не подозревая об обмане с его стороны относительно размера взятки - вознаграждения, согласился с указанной Ю. суммой и 02.06.2006 передал Ю. для последующей передачи С. в качестве взятки за удаление сведений и документов об аресте его квартиры 40000 руб. В тот же день Ю. вручил С. взятку в сумме 10000 руб., а также взятку для сотрудника архива ГУ ФРС по КО в сумме 20000 руб., т.е. всего 30000 руб., а оставшиеся 10000 руб. Ю. похитил, причинив Е. значительный ущерб.

Действия Е. и Ю. органы предварительного расследования квалифицировали по ч. 1 ст. 291 УК РФ, как дача взятки должностному лицу через посредника, по ч. 2 ст. 291 УК РФ, как дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий, по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 291 УК РФ, как покушение на дачу взятки должностному лице через посредника, по ч. 3 ст. 30 - ч. 2 291 УК РФ, как покушение на дачу взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий; кроме того, действия Ю. квалифицированы ими по ч. 2 ст. 159 УК РФ, как хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину.

Исследовав доказательства по делу и оценив их, суд пришел к выводу об отсутствии в действиях Е. и Ю. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 291, ч. 2 ст. 291, ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 291, ч. 3 ст. 30 - ч. 2 ст. 291 УК РФ, указав следующее:

Согласно диспозиции ст. 291 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за дачу взятки должностному лицу. Если лицо, которому передается вознаграждение, не является должностным лицом, то исключается наличие состава преступления - дача взятки.

Согласно примечанию к ст. 285 УК РФ должностными лицами в статьях главы 30 УК РФ признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях.

Довод обвинения о том, что С., занимая должность главного специалиста отдела информационных технологий и систем ГУ ФРС, является должностным лицом, т.к. обладает, согласно должностной инструкции (утверждена 24.01.2005), административно-хозяйственными функциями по контролю за движением материальных ценностей (объектов недвижимости на территории Кемеровской области), определению порядка их хранения (защите правовой принадлежности объектов недвижимости), суд нашел несостоятельным.

При этом суд отметил, что до 31.03.2006 отдел информационных технологий и систем именовался отделом информационно-технического обеспечения, и именно должностная инструкция главного специалиста информационно-технического отдела имеется в материалах дела, а данных о том, что С. является числящимся специалистом именно отдела информационных технологий и систем, а также о том, что разработана должностная инструкция специалиста именно отдела информационных технологий и систем, обвинением не представлено.

Вместе с тем, согласно действующему Положению об отделе информационных технологий и систем ГУ ФРС по КО, утвержденному 15.05.2006, согласно действовавшей должностной инструкции главного специалиста информационно-технического отдела ГУ ФРС по КО, не имеется данных о том, что главный специалист этих отделов наделен административно-хозяйственными функциями, которыми, как утверждает обвинение, обладал С.

Приняв во внимание разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе", согласно которым к административно-хозяйственным функциям могут быть отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций и учреждений ..., а также совершение иных действий: принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определений порядка их хранения; не являются субъектами получения взятки работники государственных органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, исполняющие в них профессиональные или технические обязанности, которые не относятся к организационно-распорядительным или административно-хозяйственным, суд пришел к выводу о том, что С., как главный специалист, функциями, расцененными обвинением как административно-хозяйственные полномочия, не наделен, он лишь профессионально с технической точки зрения вносил или удалял ту информацию об объектах недвижимости, которую ему предоставляла регистрационная служба, он не обладал должностными полномочиями по управлению и распоряжению материальными ценностями, а осуществление защиты информации об объектах недвижимости от утечки и искажения - это техническая и профессиональная его обязанность, опять же не влекущая полномочий по распоряжению, осуществлением контроля за непосредственным движением материальных ценностей - объектов недвижимости. Правовое положение ГУ ФРС по КО как органа государственной исполнительной власти, по мнению суда, не свидетельствует о том, что каждый государственный служащий, занимающий в нем должность главного специалиста отдела, является должностным лицом.

Невозможно, по мнению суда, рассматривать как должностное лицо и сотрудника архива, которому, согласно обвинению, предназначалась взятка, поскольку обвинение в этой части не конкретизировано - кому именно, какую должность занимающему сотруднику архива (главный специалист, ведущий специалист, начальник отдела, секретарь) предполагалась дача взятки, органы предварительного следствия не указали. Сам Ю. никому из сотрудников архива взятку не предлагал. Кроме того, суд полагает, что Ю. фактически был спровоцирован правоохранительными органами на дачу взятки еще одному, кроме С., лицу - сотруднику архива, а впоследствии ему был вменен дополнительный состав преступления - покушение на дачу взятки этому лицу. Так, суд учел, что С. о необходимости привлечения сотрудника архива для выполнения просьбы Ю. сказал Ю. по инициативе правоохранительных органов, которым С. сообщил о поступившем ему предложении за вознаграждение выполнить в интересах Е. незаконные действия, и которые производили оперативное мероприятие по изобличению взяточников.

Что касается обвинения Ю. в мошенничестве, суд признал доказанным совершение Ю. покушения на мошенничество в отношении Е., поскольку Ю. находился под контролем у оперативных работников и не имел возможности распорядиться похищенным. Поскольку Е. не подтвердил, что сумма в 10000 руб. является для него значительным ущербом, суд пришел к выводу о наличии в его действиях преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 159 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда данный приговор оставила без изменения (кассационное определение от 28.06.2007).

За отсутствием состава преступления приговором Центрального районного суда г. Прокопьевска от 30.06.2008 оправдана Д., обвинявшаяся органами предварительного следствия по ч. 3 ст. 30 - ч. 2 ст. 291 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.08.2008 оправдательный приговор оставлен без изменения.

Коллегия указала, что, учитывая то, что с субъективной стороны дача взятки характеризуется только прямым умыслом, т.е., давая взятку, лицо осознает опасность своих действий, предвидит, что тем самым совершает подкуп должностного лица, и желает этого, рассчитывая на то, что должностное лицо совершит обусловленные взяткой действия (бездействие) по службе, суд совершенно обоснованно и правильно указал в приговоре, что из предъявленных обвинением доказательств не усматривается, что у Д. имелся прямой умысел на дачу взятки должностному лицу за совершение им незаконных действий (бездействия).

Так, из предъявленного обвинения не вытекает совершение Д. покушения на дачу взятки, так как Д. достоверно знала и осознавала (согласно обвинения), что передает деньги сотруднику ОБЭП Беловского ЛОВД лейтенанту милиции К., в обязанности которого не входит принятие решений о направлении либо ненаправлении административных материалов в суд, а входит выявление и раскрытие преступлений в сфере экономики, хищений, фактов взяточничества и коммерческого подкупа на участке обслуживания Беловского ЛОВДТ.

Следовательно, лейтенант милиции Кораблев не способен был решить вопрос Д., с которым она к нему обратилась, и это, согласно обвинению, Д. достоверно знала и осознавала.

Государственный обвинитель в кассационном представлении предлагал исключить формулировку о том, что Д. знала и сознавала, что перед ней находится сотрудник ОБЭП с указанными в обвинительном заключении должностными обязанностями, полагая, что при этом существо обвинения не меняется. С данным доводом судебная коллегия не согласилась, поскольку суд не может заниматься формированием обвинения, тем более связанного с ухудшением положения подсудимой и не может принимать на себя функции обвинения.

 

Вопрос 15. В прилагаемой к настоящей программе таблице N 1 укажите количество случаев прекращения в 2008 году уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 204, 290, 291, 304 УК РФ. Приведите примеры прекращения уголовных дел об указанных преступлениях в связи с примирением сторон, а также в связи с деятельным раскаянием или приложите копии соответствующих судебных решений.

В судебной практике имели место случаи прекращения уголовных дел рассматриваемой категории в связи с примирением сторон, а также в связи с деятельным раскаянием.

По результатам рассмотрения уголовного дела в отношении Б., обвиняемого органами предварительного расследования по двум эпизодам ч. 3 ст. 204 и трем эпизодам ч. 1 ст. 327 УК РФ, суд вынес постановление о прекращении уголовного дела в отношении подсудимого в связи с примирением с потерпевшим (постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 25.06.2007).

Ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон было заявлено в судебном заседании подсудимым и его защитником. В материалах данного дела также имеется справка о стоимости услуг отдела подготовки кадров ОАО "НКМК" по профессиональному обучению персонала и расчет материального ущерба, причиненного ОАО, гражданский иск, а также заявление представителя потерпевшего ОАО "НКМК", поданное им в суд, о прекращении уголовного дела в отношении Б. в связи с примирением, поскольку последний загладил вред, причиненный ОАО "НКМК", возместив ущерб в полном объеме.

Суд учел, что Б. вину признал, впервые привлекается к уголовной ответственности, положительно характеризуется как по месту жительства, так и по месту работы, инкриминируемые преступления относятся к преступлениям небольшой и средней тяжести, тяжких последствий по преступлениям не наступило, загладил причиненный вред.

Также за примирением сторон постановлением Прокопьевского районного суда от 16.07.2007 прекращено уголовное дело в отношении В. В. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 291 УК РФ.

Постановлением следователя прокуратуры Прокопьевского района Кемеровской области от 28.04.2007 потерпевшим по делу был признан Ш. - инспектор по пропаганде безопасности движения ГИБДД Прокопьевского РОВД, которому В. предлагал взятку за то, чтобы Ш. не подвергал его административному взысканию за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.9 КРФоАП.

В судебном заседании потерпевшим было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением, поскольку подсудимый принес ему извинения. Суд удовлетворил ходатайство и на основании ст. 76 УК РФ прекратил производство по делу, освободил В. от уголовной ответственности.

Представляется, что по делам публичного обвинения (к каковым в соответствии с ч. 5 ст. 20 УПК РФ относятся дела о преступлениях, ответственность за совершение которых предусмотрена статьями главы 30 УК РФ) в качестве основания освобождения от уголовной ответственности целесообразнее использовать норму о деятельном раскаянии, предусмотренную ч. 1 ст. 75 УК РФ.

Преступления, ответственность за совершение которых предусмотрена статьями главы 30 УК РФ, являются двухобъектными. Объект должностных преступлений - нормальная, регламентированная соответствующими правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований Российской Федерации; непосредственным объектом являются права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства.

При прекращении уголовных дел по делам о должностных преступлениях на основании ст. 76 УК РФ не учитывается специфика многообъектных преступлений, когда причинение вреда (или опасность его причинения) двум или более объектам в ходе одного преступного посягательства образует состав сложного единичного преступления. Соответственно решение любых правовых вопросов возможно лишь применительно к многообъектному деянию в целом. Таким образом, вред, причиненный обществу и государству, не может быть заглажен путем одного лишь примирения с государственным чиновником.

Постановлением Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 02.10.2008 прекращено уголовное преследование в отношении Г. в совершении преступлений, предусмотренных по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 290 УК РФ, ч. 1 ст. 285 УК РФ, в связи с деятельным раскаянием.

В судебном заседании государственный обвинитель просил переквалифицировать действия Г. с ч. 2 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 290 УК РФ, поскольку Г. совершено покушение на получение взятки, т.к. по независящим от него обстоятельствам он не смог довести свой преступный умысел до конца. Обстоятельства данного дела изложены в справке на листе 8.

Ходатайство об освобождении Г. от уголовной ответственности было заявлено в судебном заседании также представителем государственного обвинения по тем основаниям, что Г. впервые совершены преступления средней тяжести, что он способствовал раскрытию преступления, поскольку, будучи допрошенный, как подозреваемый давал признательные показания, ущерба фактически по делу не наступило, раскаивается в содеянном, в связи с чем Г. как личность перестал быть общественно опасным.

Суд установил, что Г. совершены преступления, которые отнесены законом к категории преступлений средней тяжести. Суд согласился с квалификацией, предложенной государственным обвинением, и квалифицировал действия Г. по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 290 УК РФ, исходя из доказательств, которые нашли свое подтверждение в ходе судебного следствия. Г. способствовал раскрытию преступления, поскольку, будучи допрошенный, как подозреваемый давал признательные показания, которые подтвердил в ходе судебного следствия. Ущерба фактически по делу не наступило, Г.Б. пояснил в судебном заседании, что не имеет к Г. никакого рода претензий. Г. деятельно раскаивается в совершении преступных деяний, вследствие чего суд пришел к выводу о том, что он перестал быть общественно опасным.

Установив вышеперечисленные обстоятельства, суд пришел к выводу об обоснованности заявленного государственным обвинителем ходатайства, возможности его удовлетворения и освобождения Г. от уголовной ответственности.

 

Вопрос 16. Отвечает ли сложившаяся в Вашем регионе практика назначения наказания лицам, осужденным за совершение преступлений изучаемой категории, характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, а также принципу справедливости? Во всех ли случаях, по Вашему мнению, является обоснованным применение судами при назначении наказания статьи 73 или статьи 64 УК РФ? Приведите примеры (или приложите копию соответствующего судебного решения), если имела место отмена приговора ввиду признания наказания, назначенного судом несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости или вследствие его чрезмерной суровости.

Из общего числа поступивших на обобщение уголовных дел по ст. 291 УК РФ:

- наказание в виде лишения свободы назначено к исполнению реально в отношении 3 лиц;

- в отношении 1 лица назначено наказание в виде лишения свободы с освобождением от наказания на основании п. 2 пп. 4 Постановления ГД ФС РФ от 19.04.2006 "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России";

- в отношении 19 лиц назначено наказание в виде штрафа;

- в отношении 77 лиц назначено наказание в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком.

По ст. 290 УК РФ:

- в отношении 10 лиц назначено наказание в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;

- в отношении 14 лиц назначено наказание в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком, с применением ст. 64 УК РФ без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;

- в отношении 2 лиц назначено наказание в виде штрафа.

Изучение судебной практики показало, что при назначении наказания виновным по рассматриваемым статьям суды, как правило, учитывали положения ст. 60 УК РФ об общих началах назначения наказания и надлежащим образом обосновывали применение ст. ст. 64, 73 УК РФ.

Большинство осужденных по ст. 290 УК РФ - это врачи, квалифицированные специалисты, с большим стажем трудовой деятельности, работающие, как правило, либо в поселковых медпункта, либо в сельской местности. Также среди осужденных по ст. 290 УК РФ 7 работников учреждений образования (преподаватели и заведующие кафедрами, имеющие ученые степени и т.п.).

К примеру, приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 27.02.2008 Е. (заведующая кафедрой истории экономического факультета) осуждена по ч. 2 ст. 290 УК РФ к 3 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, с применением ст. 64 УК РФ без применения обязательного дополнительного наказания.

При назначении наказания суд учел, что Е. впервые привлечена к уголовной ответственности, раскаялась, способствовала раскрытию преступления, является инвалидом 2-й группы, положительно характеризуется по месту работы, является ведущим преподавателем, за 42-летний педагогический стаж получила 20 ведомственных благодарностей, звания "Ветеран труда", "Почетный работник высшего профессионального образования РФ", медаль "За достойное воспитание детей", проводит научную работу, по результатам которой ею были разработаны и изданы более 15 наименований методических работ, в том числе 10 методических статей, автор 19 научных статей, суд учел и ее 69-летний возраст, а также то, что она признана лицом, пострадавшим от политических репрессий.

В свою очередь, большинство осужденных по ст. 291 УК РФ - это водители автотранспортных средств, ранее не судимые, впервые совершившие преступление, при этом факт совершения преступления был выявлен в результате проведения оперативного эксперимента, проводимого органами ГИБДД и ОБЭП.

Случаев отмены приговора ввиду признания наказания, назначенного судом, несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости, в судебной практике области не имеется.

В одном случае наказание, назначенное по приговору суда, признано вышестоящим судом чрезмерно суровым.

Постановлением президиума Кемеровского областного суда от 24.12.2007 изменен приговор Топкинского городского суда от 08.08.2007 в отношении В., осужденного по ч. 1 ст. 290 УК РФ к 2 годам лишения свободы с лишением права заниматься врачебной деятельностью на срок 1 год, с применением ст. 73 УК РФ в отношении основного наказания.

Осужденный В. в надзорной жалобе просил об изменении приговора, поскольку, по его мнению, имеются основания для применения ст. 64 УК РФ. Так, при назначении наказания суд не учел в качестве смягчающих обстоятельств явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, его предпенсионный возраст - 59 лет, состояние здоровья, а также то, что он не имеет другой профессии, в последний год перед выходом на пенсию он не сможет трудоустроиться, что крайне отрицательно скажется на его дальнейшей жизни и материальном положении его семьи, поскольку он единственный кормилец в семье, т.к. из-за плохого состояния здоровья его малолетней дочери его жена не работает.

Осужденный полагает, что совокупность указанных обстоятельств, а также таких смягчающих обстоятельств, как совершение впервые преступления средней тяжести, положительная характеристика с места работы, ходатайство главного врача больницы не назначать ему наказание в виде лишения права заниматься врачебной деятельностью, отсутствие отягчающих обстоятельств, является исключительной, позволяющей назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ, т.е. без применения обязательного дополнительного наказания.

Президиум постановил: применив ст. 64 УК РФ, исключить из приговора указание о назначении В. дополнительного наказания в виде лишения права заниматься врачебной деятельностью сроком на 1 год.

Принимая решение о смягчении назначенного наказания, президиум учел, что распорядиться полученными в качестве взятки денежными средствами В. возможности не имел, никаких тяжких и негативных последствий от его действий не наступило, он является квалифицированным специалистом, обслуживающим население сельской местности, по месту работы характеризуется исключительно положительно, имеет преклонный возраст, семью, отягчающие обстоятельства в отношении него не установлены. Совокупность указанных обстоятельств и обстоятельств, приведенных осужденным в надзорной жалобе, сведениями о которых суд располагал, но в полной мере не учел, президиум находит достаточной для признания ее исключительной, позволяющей применить ст. 64 УК РФ в отношении В. в части безальтернативного дополнительного наказания, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ.

Лишь в одном случае коллегия признала, что наказание назначено судом в нарушение положений ст. 60 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 06.05.2008 изменен приговор Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 03.03.2008 в отношении К., осужденного по ч. 2 ст. 290 УК РФ к 4 годам лишения свободы с лишением права занимать определенную должность либо заниматься определенной деятельностью на срок 2 года.

В соответствии с положениями ч. ч. 1, 2 ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ и с учетом положений Общей части УК РФ.

Судебная коллегия указала, что дополнительное наказание К. по ч. 2 ст. 290 УК РФ в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью назначено с нарушением требований закона, поскольку в приговоре должен быть указан конкретный вид должности или конкретный вид деятельности, которые запрещено занимать или которыми запрещено заниматься.

С учетом рода работы К. на момент совершения им преступления коллегия пришла к решению назначить К. дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности на государственной службе в органах УВД.

 

Вопрос 17. Кратко охарактеризуйте кассационную и надзорную практику по делам изучаемой категории. Укажите количество лиц, в отношении которых в 2008 году приговоры или постановления о прекращении уголовного дела были отменены или изменены, и перечень оснований, по которым судами кассационной и надзорной инстанций приняты такие решения. Приложите копии кассационных определений и постановлений президиумов по делам, которые могут, по Вашему мнению, иметь значение для формирования единообразной судебной практики.

За период 2007 - 2008 г.г. случаев отмены приговоров по ст. ст. 290, 291, 204 УК РФ ни в кассационном, ни в надзорном порядке не имеется.

В 2007 году в кассационном порядке обжаловано 4 приговора, в том числе:

- 1 оправдательный приговор в отношении 2 лиц по ч. 1 ст. 291, ч. 2 ст. 291, ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 291, ч. 3 ст. 30 - ч. 2 ст. 291 УК РФ - оставлен без изменения;

- 1 приговор в отношении 1 лица по ч. 1 ст. 291 УК РФ - оставлен без изменения;

- 1 приговор в отношении 1 лица по ч. 3 ст. 30 - ч. 2 ст. 291 УК РФ - оставлен без изменения;

- 1 приговор в отношении 1 лица по ч. 3 ст. 30 - ч. 2 ст. 291 УК РФ - изменен в части квалификации со снижением наказания.

Также в 2007 году судом надзорной инстанции рассмотрено 1 уголовное дело по ч. 1 ст. 290 УК РФ, приговор изменен вследствие его чрезмерной суровости.

В 2008 году в кассационном порядке обжаловано 3 приговора, в том числе:

- 1 оправдательный приговор в отношении 1 лица по ч. 3 ст. 30 - ч. 2 ст. 291 УК РФ - оставлен без изменения;

- 1 приговор в отношении 1 лица по ч. 1 ст. 290 УК РФ - изменен в части квалификации со снижением наказания;

- 1 приговор в отношении 1 лица по ч. 2 ст. 290 УК РФ - изменен в части назначенного дополнительного вида наказания.

Незначительное число ежегодно рассматриваемых в кассационной и надзорной инстанциях уголовных дел связано с тем, что, во-первых, осужденные, в большинстве своем, полностью признают вину в содеянном, не оспаривают приговоры ни в части квалификации, ни в части назначенного наказания, которое, как уже указывалось, в большинстве случаев назначалось в виде условного лишения свободы (аналогична и позиция государственных обвинителей, высказанная в прениях). Случаи прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием либо инициируются государственными обвинителями, либо поддерживаются ими, поддерживают государственные обвинители и ходатайства о прекращении уголовных дел в связи с примирением сторон, в силу чего отсутствуют представления на постановления о прекращении уголовных дел.

 

Вопрос 18. Приведите примеры судебных решений о конфискации денег, ценностей или другого имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных частями 3 и 4 статьи 204 и статьей 290 УК РФ в соответствии со статьями 104.1 - 104.3 УК РФ, если таковые имели место в судебной практике. Во всех ли предусмотренных частью 3 статьи 81 УПК РФ случаях судами разрешается вопрос о предметах взятки или подкупа?

В судебной практике отсутствуют случаи принятия судами в соответствии со статьями 104.1 - 104.3 УК РФ решений о конфискации денег, ценностей или другого имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных ч. ч. 3, 4 ст. 204 и ст. 290 УК РФ.

Обобщение судебной практики показало, что судами в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 81 УПК РФ, как правило, разрешался вопрос о предметах взятки или коммерческого подкупа. Однако имели место и исключения.

По результатам рассмотрения уголовного дела в отношении Б., обвиняемого органами предварительного расследования по двум эпизодам ч. 3 ст. 204 и трем эпизодам ч. 1 ст. 327 УК РФ, суд вынес постановление о прекращении уголовного дела в отношении подсудимого в связи с примирением с потерпевшим, однако вопрос о вещественных доказательствах при вынесении постановления судом разрешен не был (постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 25.06.2007).

14.05.2008 в Центральный районный суд г. Новокузнецка поступило заявление заместителя начальника ОБЭП УВД по г. Новокузнецку, в котором он указал о том, что денежные купюры, использованные при проведении оперативно-разыскного мероприятия в ходе расследования данного уголовного дела, представлены им из личных сбережений. Судом при вынесении постановления не была решена судьба вещественного доказательства, а именно - указанных денежных купюр, в связи с чем он ходатайствовал о передаче личных сбережений законному владельцу. В связи с заявленным ходатайством 14.05.2008 суд постановил возвратить денежные купюры заместителю начальника ОБЭП при УВД по г. Новокузнецку.

 

Вопрос 19. Возникают ли у судов при разрешении уголовных дел о взяточничестве и коммерческом подкупе вопросы, которые требуют разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации? Обусловлена ли, по Вашему мнению, потребностями судебной практики необходимость внесения соответствующих изменений и дополнений в Постановление Пленума от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (в редакции Постановления Пленума N 7 от 6 февраля 2007 г.)? Приведите предлагаемую Вами редакцию таких изменений и дополнений.

По результатам обобщения выделим следующие вопросы, которые, по мнению судей области, требуют дополнительных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ:

 

1. Могут ли лица, занимающие должности в органах местного самоуправления и осуществляющие функции по реализации властных полномочий этих органов, быть отнесены к представителям власти?

По нашему мнению, должностные лица органов местного самоуправления могут быть отнесены к представителям власти в случае, если они наделены распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности.

Статья 132 Конституции Российской Федерации предусматривает, что органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, а также решают иные вопросы местного значения. Органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств. Реализация переданных полномочий подконтрольна государству.

Таким образом, местное самоуправление наделено определенными властными полномочиями, которые реализуются должностными лицами органов местного самоуправления, в силу чего последние могут быть отнесены к представителям власти.

 

2. Некоторые затруднения в судебной практике вызывает вопрос об отграничении покушения на получение взятки от оконченного состава данного преступления. В частности, влияет ли на квалификацию тот факт, что предмет взятки передавался взяткополучателю в ходе оперативного эксперимента, проводимого в рамках оперативно-разыскной деятельности?

Предлагаем дополнить абзац 1 пункта 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 N 6, изложив в следующей редакции:

"Дача взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, а равно их получение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, считаются оконченными с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей. При этом тот факт, что передача денег происходила в ходе оперативного эксперимента, проводимого в рамках оперативно-разыскной деятельности значения для квалификации действий виновного не имеет".

3. По уголовным делам в отношении врачей, обвиняемых в получении взятки за оформление больничного листа, в некоторых случаях суды при разрешении вопроса о признании действий врачей законными либо незаконными учитывали то обстоятельство, что сама по себе выдача больничных листов входила в служебные полномочия привлеченных к уголовной ответственности врачей. В других случаях аналогичным действиям дана иная юридическая оценка с учетом того, что открытие больничного листа лицу, в действительности не страдающему заболеванием, является незаконным.

Предлагаем дополнить Постановление Пленума Верховного Суда РФ следующим разъяснением:

"По части 1 статьи 290 УК РФ подлежат квалификации действия виновного лица и в тех случаях, когда формально действия, совершаемые в пользу взяткодателя, входят в должностные полномочия виновного лица, однако совершаются в нарушение установленных норм и правил (к примеру, выдача врачом за незаконное вознаграждение больничного листа трудоспособному гражданину)".

4. Предлагаем разъяснить судам, что в том случае, если виновный совершил получение взятки за действия, входящие в его должностные полномочия, дополнительной квалификации его действий по ст. 285 УК РФ не требуется.

5. Особое внимание следует обратить на проблему разграничения провокации преступления и оперативного эксперимента, проводимого в рамках оперативно-разыскной деятельности. Предлагаем дополнить Постановление Пленума Верховного Суда РФ пунктом следующего содержания:

"Судам следует проверять, имелись ли в действительности законные основания для проведения оперативно-разыскных мероприятий. В частности, имелись ли какие-либо конкретные сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния либо о том, что данное конкретное лицо подготавливает, совершает, либо совершил преступление".

 

Судебная коллегия

по уголовным делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь