Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ

С ПРИМЕНЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЕ

 

15 августа 2001 г. Указом Президента РФ была утверждена Концепция реформирования системы государственной службы Российской Федерации. В соответствии с Концепцией созданы основы единой системы государственной службы, заложены правовые, организационные и экономические принципы ее функционирования, в частности, принят Федеральный закон от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями), а также Федеральный закон от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

В целях реализации федеральных законов о государственной службе были изданы нормативные правовые акты Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации.

Указом Президента РФ от 10 марта 2009 г. N 261 утверждена Федеральная программа "Реформирование и развитие системы государственной службы Российской Федерации (2009-2013 годы)", целью которой является создание целостной системы государственной службы Российской Федерации посредством завершения реформирования ее видов и создания системы управления государственной службой, формирования высококвалифицированного кадрового состава государственной службы, обеспечивающего эффективность государственного управления, развитие государственного общества и инновационной экономики.

Статья 2 Федерального закона "О системе государственной службы Российской Федерации" называет перечень существующих в Российской Федерации видов государственной службы. К таковым относит государственную гражданскую службу, военную и правоохранительную службы. В свою очередь, государственная гражданская служба подразделяется на федеральную государственную гражданскую службу и государственную гражданскую службу субъекта Российской Федерации.

Практика применения законодательства о государственной службе выявляет наличие большого количества пробелов, внутренне присущих ему недостатков. В связи с чем у судов при применении данного законодательства возникают определенные вопросы.

Государственная служба отличается от других видов службы своим публичным характером и тем, что она регулируется в основном административным, а не трудовым правом, вследствие чего статус гражданского служащего отличается от статуса работника по Трудовому кодексу РФ. Поскольку в законодательстве о гражданской службе еще не урегулированы исчерпывающим образом многие аспекты отношений на гражданской службе, поэтому обоснованно судами применяются отдельные положения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, к отношениям, связанным с гражданской службой (ст. 73 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ").

В настоящее время применяются нормы: о выходных и нерабочих праздничных днях, выплаты заработной платы; гарантиях при направлении в командировку, совмещении работы с обучением; о материальной ответственности, охране труда; особых условиях труда служащих-женщин; служащих, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях; о гарантиях служащим, входящим в состав выборных профсоюзных органов. В законодательстве о государственной службе не установлены сроки обращения в суд за рассмотрением служебного спора и порядок освобождения гражданских служащих от судебных расходов, не предусмотрены правила исполнения решений о восстановлении в ранее замещаемой должности гражданской службы и др.

При подготовке данного вопроса была изучена практика применения законодательства о государственной службе федеральными судами Пермского края.

Федеральными судами Пермского края с 2007 года по I квартал 2009 года рассмотрено 356 дел по законодательству о государственной службе, из них:

- 58 дел - по государственной гражданской службе, что составляет 16,3% от общего количества рассмотренных дел;

- 25 - по военной службе, что составляет 7% от общего количества рассмотренных дел;

- 273 - по правоохранительной службе, что составляет 76,7%.

Из общего количества рассмотренных дел удовлетворены исковые требования по 220 делам, по 102 делам отказано в удовлетворении иска, по 34 делам прекращено производство.

Всего обжаловано в кассационном порядке 149 решений (определений) по делам, связанным с применением законодательства о государственной службе, что составляет 41,8% от общего числа оконченных (рассмотренных) дел, из них оставлено без изменения 131 решение (определение) суда первой инстанции, отменены решения полностью или в части с направлением дела на новое рассмотрение по 10 делам, изменены или отменены судебные постановления с вынесением судом кассационной инстанции новых решений по 8 делам.

В президиуме Пермского краевого суда по 5 делам отменены судебные постановления и дела направлены на новое рассмотрение, из них 1 дело по военной службе и 4 дела по правоохранительной службе.

Как показывает анализ судебной практики, в применении законодательства о государственной службе у судов вызывают затруднение следующие проблемы.

 

1. Порядок поступления на государственную службу и замещения вакантных должностей государственной службы на конкурсной основе (квалификационные требования, предъявляемые к гражданским служащим, оценка профессиональных и личностных качеств кандидатов, конкурс, особенности проведения конкурса)

 

Согласно ч. 5 ст. 8 Федерального закона "О системе государственной службы РФ" квалификационные требования к гражданам для замещения должностей государственной службы устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также законами и иными нормативными актами субъектов Российской Федерации.

Положения статьи 12 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" устанавливают квалификационные требования к должностям гражданской службы. В их число входят требования к уровню профессионального образования, стажу гражданской службы (государственной службы иных видов) или стажу (опыту) работы по специальности, профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей.

Под этими требованиями понимаются единые требования к уровню профессионального образования, стажу гражданской службы (государственной службы иных видов) или стажу (опыту) работы по специальности, профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей.

Более конкретные квалификационные требования к отдельным должностям государственной гражданской службы устанавливаются нормативным актом государственного органа с учетом его задач и функций и включаются в должностной регламент гражданского служащего (ч. 6 ст. 12 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ").

В Федеральном законе от 28.03.1998 N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" к гражданам (иностранным гражданам), поступающим на военную службу по контракту, также установлены соответствующие требования к уровню образования, профессиональной подготовке и физической подготовке (ч. 4 ст. 33).

Согласно ст. 19 Закона РФ от 18.04.1991 N 1026-1 "О милиции" (с последующими изменениями и дополнениями) на службу в милицию имеют право поступать граждане Российской Федерации, имеющие образование не ниже среднего (полного) общего образования, способные по своим личным и деловым качествам, физической подготовке и состоянию здоровья исполнять возложенные на сотрудников милиции обязанности.

При разрешении вопроса о квалификационных требованиях к профессиональному образованию гражданского служащего суды учитывают, что уровень такого образования уже определен в ст. 12 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", однако нормативным актом (приказом) государственного органа может устанавливаться требование в части профиля соответствующего образования и включаться в должностной регламент.

Так, Б-на уволена с государственной гражданской службы на основании п. 11 ч. 1 ст. 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" в связи с отсутствием у нее соответствующего документа об образовании, если исполнение должностных обязанностей требует специальных знаний. Согласно приказу государственного органа по занимаемой Б-ой должности требовалось высшее профессиональное образование в области юриспруденции, государственного и муниципального управления, менеджмента. Частинским районным судом Пермского края она восстановлена на гражданской службе, поскольку ее профессиональные навыки соответствовали занимаемой должности, у нее имелось высшее профессиональное образование, которое не препятствовало исполнению ею своих должностных обязанностей надлежащим образом и не исключало возможность замещения должности гражданской службы, на момент заключения с ней служебного контракта квалификационных требований к наличию высшего профессионального образования в области юриспруденции, государственного и муниципального управления, менеджмента не требовалось, изменение квалификационных требований к профессиональным знаниям и навыкам по должности, занимаемой истцом Б-ой, внесено приказом государственного органа после заключения с ней служебного контракта, необходимость получения указанного высшего профессионального образования на нее возлагалась. После установления государственным органом квалификационных требований к образованию истец от получения второго высшего профессионального образования не отказывалась (дело N 2-28/2008).

Следует отметить, что ч. 6 ст. 12 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" не свидетельствует о необходимости включения требований об уровне и тем более профиле профессионального образования в нормативные акты государственных органов об установлении квалификационных требований к профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей. В данном случае речь может идти о квалификационных требованиях только к знаниям и навыкам, поскольку ч.ч. 3 и 4 ст. 12 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" четко установлены требования к образовательному уровню. Указанным Федеральным законом не предусмотрено установление требований к специализации (профилю) высшего и среднего профессионального образования.

Судебной коллегией по гражданским делам Пермского краевого суда отменено решение Чердынского районного суда Пермского края в части отказа в удовлетворении требований Н-ной о восстановлении на работе, принято новое решение о восстановлении ее в должности государственного гражданского служащего - специалиста 1-й категории отдела социальной поддержки территориального управления - по следующим обстоятельствам.

Должность государственной гражданской службы специалиста 1-й категории, которую занимала истец Н-на, относится в соответствии с ч. 4 ст. 12 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" к младшей группе должностей гражданской службы. В число квалификационных требований по указанной категории должностей входит наличие среднего профессионального образования, соответствующего направлению деятельности. Решением аттестационной комиссии она признана несоответствующей замещаемой должности государственной гражданской службы вследствие отсутствия образования, соответствующего направлению деятельности, в связи с чем уволена с гражданской службы на основании п. 4 ч. 1 ст. 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ". Между тем судебная коллегия правомерно указала, что аттестация представляет собой не только проверку наличия у государственного гражданского служащего образования, соответствующего направлению деятельности, но и его квалификации, в ходе которой оцениваются как знания работника, так и его профессиональные навыки, опыт, качество работы (эффективность трудовой деятельности, достижение поставленных задач и конкретных результатов), устанавливается, справляется ли государственный гражданский служащий с работой, предусмотренной служебным контрактом, есть ли какие-то пробелы в работе, когда они возникли - при приеме на государственную службу или в период выполнения работы, и связаны ли эти пробелы с недостатком имеющегося образования. Таким образом, указанные вопросы при проведении аттестации должны были быть исследованы. Доказательств, свидетельствующих о том, что отсутствие такого образования препятствовало Н-ой выполнять порученную работу в соответствии с занимаемой должностью, суду представлено не было. Напротив, из отзыва об исполнении подлежащим аттестации государственным гражданским служащим должностных обязанностей за аттестационный период, подписанного начальником отдела и утвержденного руководителем территориального органа, следует, что Н-ва зарекомендовала себя квалифицированным специалистом, грамотно и профессионально исполняющим свои должностные обязанности, обладающим достаточными для выполнения обязанностей знаниями федеральных и региональных законов, нормативных правовых актов (дело N 33-6078/2008).

Таким образом, целью аттестации является определение соответствия государственного служащего замещаемой должности гражданской службы на основе оценки его профессиональной служебной деятельности. Аттестация призвана способствовать формированию кадрового состава государственной службы Российской Федерации, повышению профессионального уровня гражданских служащих, решению вопросов, связанных с определением преимущественного права на замещение должности гражданской службы при сокращении должностей гражданской службы в государственном органе, а также вопросов, связанных с изменением условий оплаты труда гражданских служащих. Так, в соответствии со ст. 47 Федерального закона от 21.07.1997 N 114-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) "О службе в таможенных органах Российской Федерации" аттестация сотрудников таможенных органов проводится также для решения вопроса о представлении сотрудника таможенного органа к государственной награде Российской Федерации.

Аттестации подлежат все гражданские служащие независимо от их должности.

Нарушение квалификационных требований к образованию при принятии гражданского служащего на государственную гражданскую службу влечет прекращение служебного контракта на основании п. 11 ч. 1 ст. 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" (также п. 3 ч. 1 ст. 40 данного Федерального закона). Данное обстоятельство исключает возможность продолжения замещения гражданским служащим должности гражданской службы и прохождения гражданской службы.

Решением Чернушинского районного суда Пермского края удовлетворены исковые требования У-ной, признан незаконным приказ о ее увольнении на основании п. 11 ч. 1 ст. 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" (нарушение установленных Федеральным законом "О государственной гражданской службе РФ" или другими федеральными законами обязательных правил заключения служебного контракта, если это нарушение исключает возможность замещения должности гражданской службы (ст. 40 Федерального закона N 79-ФЗ) и она восстановлена на работе в должности главного специалиста отдела территориального управления.

При вынесении указанного решения суд первой инстанции исходил из того, что в служебном контракте, заключенном с истцом, предусмотрено условие о необходимости поступления У-ной в высшее учебное заведение, данное условие ею выполнено, она поступила в государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования, доказательств, свидетельствующих о наличии каких-либо обстоятельств, исключающих исполнение истцом У-ной обязанностей по замещаемой должности главного специалиста отдела территориального управления в связи с отсутствием высшего образования, ответчиком не представлено.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда указанное решение отменено, принято новое решение об отказе У-ной в удовлетворении исковых требований. При принятии нового решения суд кассационной инстанции указал о том, что должность государственной гражданской службы главного специалиста, которую занимала У-на, согласно ст. 12 Федерального закона N 79-ФЗ относится к категории "специалисты", одним из квалификационных требований по данной должности является наличие высшего профессионального образования, однако на момент заключения служебного контракта у истицы высшее профессиональное образование отсутствовало, в то время как это требование было установлено для категории "специалисты" с момента принятия Федерального закона от 27.07.2004 N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации". Таким образом, заключение служебного контракта с У-ной без наличия у нее соответствующего образования свидетельствовало о нарушении установленных Федеральным законом N 79-ФЗ обязательных правил заключения служебного контракта (дело N 33-3989/2008).

Согласно ч. 2 ст. 11 Федерального закона "О системе государственной службы Российской Федерации" федеральными законами о видах государственной службы и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации устанавливаются порядок поступления на государственную службу и замещения вакантных должностей государственной службы на конкурсной основе, условия формирования конкурсных комиссий, правила опубликования информации о конкурсах в средствах массовой информации, а также предусматривается другой порядок поступления на государственную службу и замещения вакантных должностей государственной службы.

При разрешении споров, связанных с проведением конкурса на замещение вакантных должностей гражданской службы, судам надлежит устанавливать: соблюдена ли процедура проведения конкурса, приняты ли во внимание конкурсной комиссией профессиональные и личностные качества кандидатов, может ли проводиться конкурс по определенной должности государственной службы. Перечень случаев, по которым конкурс не проводится, предусмотрен в ст. 22 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ". Например, конкурс на замещение вакантной должности государственной гражданской службы не проводится при заключении срочного служебного контракта и в иных случаях, предусмотренных Федеральным законом N 79-ФЗ. Конкурсный порядок подбора кадров обеспечивает гражданам право на равный доступ к государственной службе, а также возможность их должностного роста.

Так, решением Пермского районного суда Пермского края удовлетворен иск Н-ва, отменено решение конкурсной комиссии Управления Федеральной службы по надзору, возложена обязанность на ответчика провести повторный конкурс на замещение вакантной должности гражданской службы - начальника отдела, признан недействительным временный должностной регламент начальника отдела, возложена обязанность на Управление Федеральной службы по надзору разработать и утвердить должностной регламент начальника отдела в соответствии с функциями и задачами, указанными в действующем положении об Управлении Федеральной службы по надзору, и другими нормативными правовыми актами. При вынесении решения суд исходил из того, что имели место нарушения условий и порядка проведения конкурса, в частности, конкурс проведен при отсутствии положения об отделе и должностного регламента начальника отдела, истец не был извещен о времени и месте проведения конкурса, не соблюдена процедура проведения второго этапа конкурса, вызывает сомнение объективность независимого эксперта, включенного в состав конкурсной комиссии.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда указанное решение суда отменено, принято новое решение об отказе Н-ву в удовлетворении исковых требований, поскольку выводы суда первой инстанции не соответствуют обстоятельствам дела. Судом кассационной инстанции установлено, что о конкурсе на замещение вакантной должности начальника отдела было объявлено в периодическом издании, в объявлении указаны требования к образованию - высшее образование по специальности "Юриспруденция" со знанием административного права и законодательства в области лесного хозяйства и животного мира; Н-ов был допущен к участию в конкурсе. Неизвещение истца о втором этапе конкурса на его права не повлияло, поскольку он явился к месту проведения заседания конкурсной комиссии. Вместе с тем конкурс проводился по документам претендентов, истец и другие кандидаты на должность личное участие в заседании комиссии не принимали. Неприменение процедур в виде индивидуального собеседования, тестирования не свидетельствует о нарушении порядка проведения конкурса, поскольку перечень процедур носит открытый характер и императивных предписаний о проведении всех или части перечисленных процедур положение о конкурсе не содержит. Ответчиком разработаны критерии конкурсного отбора на должность начальника отдела, которые оценивались по балльной системе. Победитель конкурса определялся по суммарному количеству баллов. Истец при проведении конкурса находился в равном положении с другими кандидатами. Таким образом, судебной коллегией не установлено нарушение порядка проведения конкурса. Кроме того, суд кассационной инстанции установил, что на момент проведения конкурса в Управлении Федеральной службы по надзору были разработаны и утверждены руководителем Управления временное положение об отделе и временный должностной регламент начальника отдела, поскольку согласно Положению об Управлении Федеральной службы по надзору руководитель Управления утверждает положения о структурных подразделениях и должностные регламенты работников Управления, следовательно, утверждая временный должностной регламент и временное положение об отделе, руководитель Управления действовал в пределах своих полномочий. Фактов, свидетельствующих о заинтересованности и необъективности независимого эксперта, судебной коллегией также не установлено (дело N 33-1215/2009).

 

2. Служебный контракт

 

Между представителем нанимателя и гражданином, поступающим на гражданскую службу, или гражданским служащим о прохождении гражданской службы и замещении должности гражданской службы заключается служебный контракт.

Согласно ст. 12 Федерального закона "О системе государственной службы РФ" на государственную службу по контракту вправе поступать граждане, владеющие государственным языком Российской Федерации и достигшие возраста, установленного федеральным законом о виде государственной службы для прохождения государственной службы данного вида. Федеральным законом о виде государственной службы или законом субъекта РФ могут быть установлены дополнительные требования к гражданам при поступлении на государственную службу по контракту.

Условия контрактов, порядок их заключения, а также основания и порядок прекращения их действия устанавливаются в соответствии с федеральным законом о виде государственной службы.

В соответствии с федеральным законом о виде государственной службы контракт может заключаться с гражданином на неопределенный срок, на определенный срок, на срок обучения в образовательном учреждении профессионального образования и на определенный срок государственной службы после его окончания.

Федеральным законом о виде государственной службы определяется предельный возраст пребывания на государственной службе данного вида.

Так, ч.ч. 2, 6 ст. 34 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" устанавливается, что первый контракт о прохождении военной службы вправе заключать граждане в возрасте от 18 до 40 лет и иностранные граждане в возрасте от 18 до 30 лет. Командир (начальник) воинской части принимает решение о заключении нового контракта о прохождении военной службы или об отказе в его заключении с военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, не позднее чем за три месяца до истечения срока действующего контракта.

В соответствии с ч. 1 ст. 25 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" для замещения должности государственной гражданской службы представитель нанимателя может заключать с гражданским служащим служебный контракт на неопределенный срок или срочный служебный контракт.

Интересен тот факт, что при достижении государственным гражданским служащим, с которым заключен служебный контракт на неопределенный срок, возраста 60 лет указанный контракт перезаключается на срочный служебный контракт на срок от года до пяти лет (ч. 5 ст. 25 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ").

При применении приведенного положения судам необходимо исходить из того, что достижение гражданским служащим 60-летнего возраста является основанием обязательного (для обеих сторон контракта) перезаключения служебного контракта, заключенного на неопределенный срок, на срочный служебный контракт.

Федеральный закон "О государственной гражданской службе" не требует ежегодного перезаключения служебного контракта с государственным служащим, достигшим 60 лет, до достижения им 65-летнего возраста. В связи с этим представитель нанимателя вправе перезаключить служебный контракт с гражданским служащим, достигшим 60 лет, на любой срок в пределах от одного года до пяти лет (например, сразу на 3, 4 или 5 лет), однако данный вопрос разрешается сторонами на основе взаимного согласия.

Замещение должности государственной гражданской службы в силу ч. 6 ст. 25 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" гражданским служащим по достижении им возраста 65 лет не допускается. Но с такими гражданскими служащими по решению представителя нанимателя и с согласия гражданина можно заключить срочный трудовой договор на замещение должности, не являющейся должностью гражданской службы.

Представитель нанимателя не может уволить гражданского служащего, достигшего 60 лет, в связи с достижением им этого возраста, поскольку Федеральный закон "О государственной гражданской службе РФ" не предусматривает соответствующего основания для расторжения контракта.

В связи с достижением гражданским служащим предельного возраста пребывания на гражданской службе - 65 лет - служебный контракт прекращается по п. 4 ч. 2 ст. 39 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ".

Следует отметить, что служебный контракт заключается на основе акта государственного органа о назначении на должность гражданской службы.

Так, И-ва обратилась в суд с требованием о возложении на руководителя территориального органа федеральной службы обязанности по перезаключению с ней служебного контракта от 17.06.2005 на срок по 10.12.2010. Заявленное требование истица мотивировала тем, что 17.06.2005 с нею заключен служебный контракт на неопределенный срок. В связи с достижением ею 10.12.2005 60-летнего возраста подлежало изменению условие указанного контракта о сроке его действия. Поскольку такое условие является существенным, представителю нанимателя следовало предупредить ее об изменении условия за 2 месяца и изменить срок контракта только по согласованию с истицей, выяснив, сколько лет она желает работать. Эта обязанность представителем нанимателя выполнена не была. Суд, отказывая в удовлетворении данного требования, пришел к правильному выводу о том, что Федеральный закон "О государственной гражданской службе РФ" не предусматривает какого-либо определенного срока для извещения гражданского служащего, достигшего возраста 60 лет, о необходимости перезаключения служебного контракта, так же, как обязанности представителя нанимателя заключать срочный служебный контракт только на тот срок, на который пожелает гражданский служащий. При этом суд установил, что И-ва письменно извещалась представителем нанимателя о необходимости заключения срочного служебного контракта, с данным письмом она знакомилась, однако каких-либо возражений не представила, срочный служебный контракт от 12.12.2005 также был подписан И-вой без замечаний, при этом срок действия в договоре был указан по 11.12.2006, то есть срок договора составил ровно 1 год (дело N 33-5521/2007).

Для решения вопроса о том, имело ли место сокращение должности в государственном органе либо было изменение существенных условий служебного контракта, судам необходимо исходить из анализа должностных полномочий существовавшей ранее и новой должности.

Ленинский районный суд г. Перми отказал К-вой в удовлетворении исковых требований о восстановлении в должности государственной гражданской службы специалиста 1-й категории отдела ведения ЕГРП Управления Федеральной регистрационной службы по Пермскому краю по следующим основаниям. В связи с изменением структуры государственного учреждения "Управления Федеральной регистрационной службы по Пермскому краю" и упразднением отдела ведения государственного реестра прав К-ва была уведомлена в письменной форме об этом, ей предложена государственная должность гражданской службы специалиста 1-й категории архива с сохранением прежних должностных обязанностей, истребовано письменное согласие на замещение данной должности, разъяснены последствия отказа от замещения предложенной должности, однако К-ва своего согласия не выразила, в связи с чем по истечении двух месяцев была уволена по п. 7 ч. 1 ст. 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" (отказ гражданского служащего от предложенной для замещения иной должности гражданской службы в связи с изменением существенных условий служебного контракта). С увольнением истица не была согласна, указывала, что должностные обязанности специалиста 1-й категории архива существенно изменены по сравнению с должностными обязанностями по ранее занимаемой ею должности специалиста 1-й категории ведения ЕГРП. Фактически приказ, утвердивший новую структуру и штатное расписание Управления, предусматривал сокращение штатной единицы, где она работала. При рассмотрении дела суд исследовал обязанности обеих должностей и пришел к выводу, что основные должностные обязанности государственного служащего после изменения существенных условий труда оставались прежними; иное наименование структурного подразделения также свидетельствует лишь об изменении существенных условий служебного контракта (п. 1 ч. 3 ст. 24 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ"), а не о сокращении должности.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции и указала, что организационные изменения в структуре ГУ ФРС обусловлены созданием структурных подразделений (отделов) Управления с полным циклом регистрации прав на недвижимое имущество по районам, при этом изменились их наименования, но ликвидации отделов, сокращения работников и изменения их должностных обязанностей не произошло, трудовая функция сотрудников подразделений не изменилась, осталась прежней. Данный вывод суда подтверждается Приказом от 02.02.2006 N 60 "Об изменении структуры государственного учреждения Управления Федеральной регистрационной службы по Пермскому краю", из содержания которого не следует, что сотрудники поименованных в приказе отделов подлежали сокращению (дело N 33-1532/2007).

При приостановлении служебного контракта по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, с освобождением гражданского служащего от замещаемой должности гражданской службы, оставлением его в соответствующем реестре гражданских служащих и включением в кадровый резерв в пользу гражданского служащего подлежит взысканию заработная плата по правилам ст. 157 Трудового кодекса РФ, как за время простоя.

Решением суда Б-ва восстановлена на службе в отдел социальной поддержки на должность специалиста отдела по Косинскому району, Ж-ой, занимавшей указанную должность, предложена должность специалиста в отдел по Кудымкарскому району, однако от данной должности Ж-ая отказалась, вследствие чего действие служебного контракта, заключенного с Ж-ой, приостановлено по п. 2 ч. 1 ст. 39 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" (в связи с восстановлением на службе гражданского служащего, ранее замещавшего эту должность гражданской службы, по решению суда), от должности специалиста отдела по Косинскому району освобождена и включена в кадровый резерв ответчика на должность государственной гражданской службы Пермского края - специалиста. В связи с этим Ж-ая обратилась в Косинский районный суд Пермского края с иском к администрации о взыскании заработной платы.

При рассмотрении указанного спора суд установил, что Ж-ая с гражданской службы не уволена, прекратила работу по причинам, не зависящим от нее, после приостановления служебного контракта ей другая работа ответчиком не предоставлена, поэтому пришел к выводу об удовлетворении исковых требований. Поскольку выплата заработной платы в период приостановления служебного контракта Федеральным законом "О государственной гражданской службе РФ" не урегулирована, суд взыскал указанную заработную плату по правилам ст. 157 Трудового кодекса РФ, как за время простоя (дело N 2-140/2007).

Гражданскому служащему, отстраненному от замещаемой должности гражданской службы (не допущенному к исполнению должностных обязанностей), в период отстранения денежное содержание не начисляется. Исключение составляют случаи, предусмотренные федеральными законами. Так, денежное содержание на все время отстранения от замещаемой должности сохраняется за гражданским служащим, отстраненным от замещаемой должности гражданской службы в период урегулирования конфликта интересов. Следует также иметь в виду, что гражданский служащий, в отношении которого проводится служебная проверка, может быть временно отстранен от замещаемой должности гражданской службы на время проведения служебной проверки. В этом случае за ним сохраняется на период служебной проверки денежное содержание по замещаемой должности гражданской службы.

Е-в являлся сотрудником милиции, 08.06.2005 он отстранен от должности, оставлен в распоряжении начальника ОВД, 02.12.2005 в отношении Е-ва постановлен обвинительный приговор и ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражей. Указанный приговор вступил в законную силу 20.04.2006, в связи с чем Е-в с 01.12.2005 уволен из органов внутренних дел по п. "л" ч. 7 ст. 19 Закона "О милиции". За период с декабря 2005 года по апрель 2006 года ему начислено и выплачено денежное довольствие. ОВД обратился к мировому судье с иском о взыскании излишне выплаченного денежного довольствия, мотивируя свои требования тем, что Е-ву выплата денежного довольствия в указанный период не подлежала, поскольку он на основании приговора был взят под стражу в зале суда. Решением мирового судьи ОВД отказано в удовлетворении иска к Е-ву о взыскании излишне выплаченного денежного довольствия за спорный период в связи с тем, что оно не подлежит взысканию как неосновательное обогащение, недобросовестности со стороны Е-ва в выплате ему денежного содержания и счетной ошибки мировым судьей не установлено (надзорное производство N 4-г-2087/2008).

 

3. Прекращение служебного контракта

 

Увольнение гражданского служащего с занимаемой должности по основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом РФ, правомерно признается судами недопустимым, поскольку такие основания установлены специальными законами (федеральными законами о видах государственной службы).

З., К. и Г. уволены по п. 7 ст. 77 Трудового кодекса РФ (отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора) с должностей государственной гражданской службы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 11 по Пермской области и Коми-Пермяцкому автономному округу (далее - МРИ ФНС N 11). Считая увольнение по данному основанию незаконным, они обратились в суд с иском к МРИ ФНС N 11 об изменении формулировки увольнения и взыскании компенсации в связи с увольнением. Заявленные требования истцы мотивировали тем, что ИМНС N 4, где они работали, была реорганизована путем слияния с ИМНС N 11, в результате чего было образовано юридическое лицо МРИ ФНС N 11. Поскольку они отказались от продолжения работы только в связи с реорганизацией ИМНС N 4, считают, что их должны были уволить не по п. 7, а по п. 6 ст. 77 Трудового кодекса РФ. Суд первой инстанции заявленные требования удовлетворил, признал формулировку увольнения З., К., Г. по п. 7 ст. 77 Трудового кодекса РФ - отказ от продолжения работы в связи с изменением существенных условий трудового договора - незаконной, изменил формулировку причины увольнения на увольнение по п. 6 ст. 77 Трудового кодекса РФ (отказ от продолжения работы в связи с реорганизацией организации).

Судебная коллегия изменила решение суда, указав, что избранная ответчиком формулировка причин увольнения З., К. и Г. по п. 7 ст. 77 Трудового кодекса РФ являлась незаконной, поскольку работодателем не был применен специальный закон, регламентирующий основания увольнения с государственной службы - Федеральный закон "О государственной гражданской службе Российской Федерации". Вместе с тем судебная коллегия признала неправильным вывод суда первой инстанции о возможности изменения формулировки причин увольнения истцов на п. 6 ст. 77 Трудового кодекса РФ, поскольку статья 33 указанного Федерального закона не предусматривает такого основания увольнения, как отказ работника от продолжения работы в связи с реорганизацией.

При этом судебная коллегия исходила из понятия изменения существенных условий служебного контракта, содержащегося в ч. 1 ст. 29 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ", в силу которой под таким изменением понимается изменение существенных условий профессиональной служебной деятельности по инициативе представителя нанимателя при продолжении гражданским служащим профессиональной служебной деятельности без изменения должностных обязанностей. На основании приведенного понятия судебная коллегия пришла к выводу о том, что в случае отказа гражданского служащего от замещения должности гражданской службы и прохождения гражданской службы в том же или другом государственном органе представитель нанимателя вправе освободить его от замещаемой должности государственной службы и уволить с гражданской службы. С гражданским служащим, письменно отказавшимся от предложенной для замещения иной должности гражданской службы в связи с изменением существенных условий служебного контракта, служебный контракт прекращается на основании п. 7 ч. 1 ст. 33 Федерального закона.

Вместе с тем судебная коллегия указала, что суд правильно взыскал в пользу З., К. и Г. компенсацию в размере четырехмесячного денежного содержания, предусмотренную ч. 9 ст. 31 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ", согласно которой основанием для такой выплаты является увольнение с гражданской службы в связи с реорганизацией государственного органа или изменением его структуры, ликвидацией государственного органа либо сокращением должностей гражданской службы. Поскольку статья 33 этого Закона не содержит таких оснований увольнения, как реорганизация государственного органа или изменение его структуры, условия выплаты компенсации, перечисленные в ч. 9 ст. 31, указывают не на самостоятельные основания увольнения, а на обстоятельства изменения для гражданского служащего существенных условий служебного контракта, наличие которых необходимо для осуществления выплат (дело N 33-3193/2005).

Следует отметить, что поскольку вопрос о порядке предоставления отпуска с последующим увольнением положениями специальных законов не урегулирован, судам необходимо применять в данном случае положения ст. 127 Трудового кодекса РФ, согласно которой при предоставлении отпуска с последующим увольнением при расторжении трудового договора по инициативе работника этот работник имеет право отозвать свое заявление об увольнении до дня начала отпуска, если на его место не приглашен в порядке перевода другой работник.

Так, Г-ев обратился в суд с иском к Управлению Федеральной регистрационной службы о восстановлении на работе в должности специалиста 1-го разряда. Свои требования мотивировал тем, что 23.07.2007 им было подано заявление о предоставлении очередного отпуска с последующим увольнением его с работы, 24.07.2007 он направил факсимильной связью в адрес ответчика отзыв поданного заявления об увольнении, однако по выходе из отпуска 17.08.2007 он узнал о наличии приказа об увольнении. Ленинским районным судом г. Перми в удовлетворении иска Г-еву было отказано по тем основаниям, что истец имел право отозвать поданное им заявление об увольнении по собственной инициативе до дня начала отпуска, а поскольку соответствующее заявление им подано во время отпуска, работодатель имел право расторгнуть с ним служебный контракт. Нарушения процедуры увольнения государственного гражданского служащего по собственной инициативе судом не установлено (дело N 2-2172/2007).

По спорам о восстановлении на работе при расторжении служебного контракта по собственной инициативе (собственному желанию) и об увольнении с гражданской службы судам необходимо проверить, было ли волеизъявление гражданского служащего на подачу заявления об увольнении по собственной инициативе (желанию), не является ли данное заявление вынужденным.

Решением Березниковского городского суда Пермского края отказано Ш-еву и Ш-ову в удовлетворении иска к ГУВД о признании незаконными приказов об увольнении со службы из органов внутренних дел по собственному желанию (п. "а" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции") и по достижению предельного возраста (п. "б" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции") по тем основаниям, что доводы истцов о вынужденной подаче рапортов об увольнении со службы, а не добровольной, не нашли подтверждения. Судом установлено, что после подачи рапортов истцы на службу не выходили, с ними произведен окончательный расчет, рапорты об увольнении не отзывали (дело N 2-1847/2008).

Аналогичное решение вынесено Индустриальным районным судом г. Перми по иску М-вой к Управлению Федеральной службы судебных приставов о восстановлении на работе в должности старшего судебного пристава, поскольку факт понуждения к подаче заявления об увольнении по собственной инициативе также не нашел подтверждения (дело N 2-1666/2008).

Напротив, Пермским районным судом Пермского края удовлетворены требования М-на, он восстановлен на государственной гражданской службе Пермского края. Судом установлено, что заявление об увольнении было вынужденным, подано истцом в результате оказания психологического давления со стороны начальника отдела, в котором он осуществлял служебную деятельность, и начальника отдела кадров. Ответчиком признаны исковые требования М-на (дело N 2-233/2008).

Добрянским районным судом Пермского края удовлетворены исковые требования К-вой к ИФНС, приказ о прекращении служебного контракта и увольнении истицы признан недействительным, К-ва восстановлена в должности старшего государственного налогового инспектора в отдел камеральных проверок. Судом установлено, что К-ва 5 февраля 2008 года подала заявление об увольнении по собственной инициативе без указания даты увольнения, в нарушение ч. 1 ст. 36 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" от нее ответчиком было потребовано переписать заявление с указанием конкретной даты увольнения, и в этот же день она подала заявление об увольнении по собственной инициативе с 18.02.2008, в период срока предупреждения истица с 7 февраля 2008 года по 29.02.2008 находилась на лечении, 15.02.2008 подала ответчику заявление об увольнении ее по истечении временной нетрудоспособности. Однако в нарушение п. 8 ст. 36 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" ответчиком издан приказ об увольнении истицы без рассмотрения указанного заявления. При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о нарушении ответчиком порядка расторжения служебного контракта по инициативе государственного служащего (дело N 2-520/2008).

Гражданский служащий до истечения срока предупреждения о расторжении служебного контракта и об увольнении с гражданской службы имеет право отозвать свое заявление.

Т-ва замещала должность государственной гражданской службы в ИФНС. 03.10.2005 она подала заявление об увольнении по собственному желанию с этой же даты. Мотивом его подачи, как впоследствии Т-ва объясняла суду, явился отказ непосредственного начальника в предоставлении ей очередного отпуска, который в соответствии с графиком отпусков должен был быть ей предоставлен в сентябре. После подачи 03.10.2005 заявления об увольнении она изменила свое намерение и 05.10.2005 подала письменное заявление об отзыве заявления от 03.10.2005, а 06.10.2005 по почте получила приказ об увольнении от 03.10.2005. Т-ва обратилась в суд с иском к ИФНС о восстановлении на работе и взыскании компенсации морального вреда, считая, что ее увольнение было произведено незаконно, поскольку она отозвала свое заявление в день его подачи, кроме того, увольнение фактически было произведено не 03.10.2005, а позднее. Разрешая спор, суд на основании анализа и оценки представленных сторонами доказательств пришел к выводу о недоказанности отзыва Т-вой 03.10.2005 ее заявления. То обстоятельство, что начальник кадровой службы при рассмотрении дела подтвердил наличие у Т-вой волеизъявления на отзыв заявления об увольнении, не свидетельствует о незаконности увольнения, поскольку начальник кадрового обеспечения не является лицом, уполномоченным на заключение и расторжение трудового договора, функции работодателя он не выполняет, поэтому обращение к нему с просьбой об отзыве заявления каких-либо правовых последствий в плане разрешения поданного Т-вой заявления об увольнении повлечь не могло.

Вместе с тем судебная коллегия признала ошибочным суждение суда о том, что отзыв заявления на увольнение должен быть совершен лишь в письменной форме. Суд первой инстанции в этом случае необоснованно применил аналогию права, предусмотренную ст. 452 Гражданского кодекса РФ. Кроме того, закон не содержит требований к форме отзыва заявления (дело N 33-417/2006).

Отказ гражданского служащего от предложенной для замещения иной должности гражданской службы в связи с изменением существенных условий служебного контракта влечет его увольнение с гражданской службы (п. 7 ч. 1 ст. 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ").

К-ва была уволена по п. 7 ч. 1 ст. 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" в связи с отказом от предложенной для замещения иной должности гражданской службы в связи с изменением существенных условий служебного контракта. Она обратилась в суд с иском к Главному управлению ФРС об отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе в должности ведущего специалиста. Решением Ленинского районного суда г. Перми в удовлетворении иска К-вой отказано. При разрешении спора судом установлено, что К-ва фактически была принята на государственную службу на должность специалиста 1-й категории отдела ведения ЕГРП, отдел, в котором работала истица, упразднен, она уведомлена за 2 месяца о предстоящем изменении существенных условий служебного контракта, ей предложена государственная должность специалиста 1-й категории архива, однако от указанной должности истица отказалась. Таким образом, судом увольнение К-вой по п. 7 ч. 1 ст. 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" признано законным, поскольку характер существенных изменений состоял в изменении наименования структурного подразделения, нарушений процедуры уведомления судом не установлено. Суд кассационной инстанции не нашел оснований к отмене решения суда первой инстанции (дело N 2-132 (33-1532/2007).

В случае если гражданскому служащему при сокращении его должности не предложена вакантная должность гражданской службы независимо от ее места нахождения и служебный контракт с гражданским служащим прекращен, он может быть судом восстановлен на гражданской службе.

Так, решением Пермского районного суда Пермского края К-ов восстановлен в должности государственного инспектора отдела надзора Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Пермскому краю. Судом установлено нарушение порядка увольнения К-ва с гражданской службы по п. 6 ч. 1 ст. 33 Федерального закона N 79-ФЗ (в связи с сокращением должностей гражданской службы), а именно: истцу предложены не все имеющиеся у ответчика на момент увольнения К-ва вакантные должности.

Суд первой инстанции правомерно указал о том, что вопрос о предложении к замещению вакантной должности гражданской службы Федеральным законом "О государственной гражданской службе Российской Федерации" урегулирован и местом проживания государственного гражданского служащего не ограничен.

Закон не ставит предложение вакантных должностей гражданской службы в государственном органе, в том числе в другом государственном органе, в зависимость от их места нахождения. Вакантные должности гражданской службы, имеющиеся у ответчика на момент увольнения К-ва, независимо от их места нахождения должны были быть предложены истцу.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда указанное решение оставлено без изменения (надзорное производство N 4-г-2544/2008).

И-ва занимала должность заместителя начальника отдела Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору, приказом Управления прекращено действие служебного контракта, заключенного с И-вой, она уволена с государственной гражданской службы на основании п. 6 ч. 1 ст. 1 ст. 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ". И-ва обратилась в суд с иском о восстановлении в должности государственной гражданской службы заместителя начальника отдела. Решением Пермского районного суда Пермского края в удовлетворении иска И-вой отказано, поскольку должность заместителя начальника отдела, которую занимала истица, сокращена, И-ва уведомлена о предстоящем сокращении ее должности, ей предлагались вакантные должности, однако желание на занятие указанных вакантных должностей она не выразила, в связи с чем была уволена с государственной гражданской службы на основании п. 6 ч. 1 ст. 1 ст. 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ". Нарушений процедуры прекращения с истицей служебного контракта по данному основанию судом не установлено, она была предупреждена о предстоящем увольнении за 2 месяца, ей предлагались имеющиеся вакантные должности, от которых она отказалась. Определением суда кассационной инстанции решение районного суда оставлено без изменения (дело N 2-1182/2008).

При сокращении штата государственного органа представитель работодателя не может предложить государственному служащему для замещения без конкурса вакантную должность, которая должна замещаться только по конкурсу. Вместе с тем государственный служащий имеет право на участие в конкурсе на вакантную должность на общих основаниях независимо от того, будет ли ему предложено такое участие (Обзор судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2005 года, вопрос N 54).

Также следует учитывать, что гарантия, установленная ст. 180 Трудового кодекса РФ в части выплаты дополнительной денежной компенсации увольняемому в связи с ликвидацией организации работника в случае, если работник подлежит увольнению до истечения двухмесячного срока, распространяется на государственного служащего, подлежащего увольнению с гражданской службы в связи с сокращением замещаемой им должности. Данный вывод обусловлен статьей 73 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ", позволяющей применять положения Трудового кодекса РФ к отношениям, не урегулированным Федеральным законом (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2007 года, вопрос N 18).

Государственный орган вправе принять решение об увольнении государственного служащего в период его временной нетрудоспособности в случае вступления в законную силу обвинительного приговора, влекущего увольнение государственного служащего со службы.

Кировским районным судом г. Перми отказано О-ву в удовлетворении исковых требований к ОВД о признании незаконным приказа об увольнении в части установления даты увольнения, отмене указанного приказа, возложении обязанности на ответчика изменить дату увольнения на день вынесения решения суда.

Судом установлено, что О-в состоял на службе в органах внутренних дел, в отношении него был постановлен обвинительный приговор, который вступил в законную силу 08.07.2008. Приказом начальника ОВД от 11.08.2008 истец уволен из органов внутренних дел по п. "н" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" (в связи со вступлением в силу обвинительного приговора суда), однако с 27 июля по 3 сентября 2008 года О-ов находился на амбулаторном лечении.

При вынесении решения об отказе в удовлетворении иска О-ва суд не принял во внимание то обстоятельство, что увольнение истца по п. "н" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" произошло в период его временной нетрудоспособности, поскольку вступление в законную силу обвинительного приговора является самостоятельным основанием для увольнения лица из органов внутренних дел, следовательно, ответчик вправе был принять решение об увольнении О-ва из органов внутренних дел в период его временной нетрудоспособности (дело N 2-1332/2008).

 

4. Дисциплинарные взыскания

 

При разрешении споров об отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания судом подлежит установлению то обстоятельство, соблюден ли порядок применения дисциплинарного взыскания, в частности, проведена ли служебная проверка.

Часть 2 ст. 58 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" императивно устанавливает необходимость проведения служебной проверки перед применением дисциплинарного взыскания. Ответственность за своевременность и правильность проведения служебной проверки Федеральный закон возлагает на представителя нанимателя, ее назначившего.

К. освобождена от занимаемой должности и уволена с государственной гражданской службы на основании п. 4 ч. 1 ст. 37 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ". В письменном заключении по результатам служебной проверки указано, что К., являясь материально ответственным лицом отдела ФССП по Осинскому району Пермского края, допустила нарушение своих должностных обязанностей, использовала должностное положение в корыстных целях. Данные выводы комиссия, проводившая служебную проверку, сделала на основании постановления мирового судьи и постановлений следователя прокуратуры по материалам уголовного дела по ч. 2 ст. 116 и ч. 1 ст. 130 Уголовного кодекса РФ, возбужденного на основании заявлений судебных приставов ФССП по Осинскому району П. и В. При рассмотрении дела судом установлено, что по месту работы К. комиссия не выезжала; лица, заявившие о нарушениях К. должностных обязанностей, не опрашивались, письменное объяснение от К. не отбиралось. К. не была информирована представителем нанимателя о проведении в отношении нее служебной проверки. Более того, К. не ознакомили и с результатами проведенной проверки. Само заключение комиссии каких-либо конкретных фактов и обстоятельств, имеющих значение для правильного решения вопроса о привлечении К. к дисциплинарной ответственности, не содержит; фактически служебная проверка проведена только на основании следственных материалов. Суд пришел к выводу, что при проведении в отношении К. проверки были допущены нарушения требований ч. 1 ст. 58 и 59 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ", в связи с чем суд признал приказ об увольнении К. незаконным, восстановил К. в прежней должности, с Управления ФССП по Пермскому краю в пользу К. взыскал компенсацию морального вреда (дело N 2-68/2007).

Возложение на государственного служащего исполнения обязанностей временно отсутствующего работника (ст. 30 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ") должно быть оформлено по аналогии со ст. 68 Трудового кодекса РФ приказом представителя нанимателя.

Е-ва обратилась в суд с иском к Управлению Федеральной службы по надзору об отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания в виде выговора. Решением Пермского районного суда Пермского края исковые требования Е-вой удовлетворены, приказ ответчика отменен по тем обстоятельствам, что на нее возложены обязанности временно отсутствующего работника, однако соответствующий приказ не издан; при применении дисциплинарного взыскания в отношении гражданского служащего не проведена служебная проверка, не затребованы объяснения от гражданского служащего (дело N 2-1431/2008).

При разрешении споров об увольнении гражданского служащего с гражданской службы в связи с представлением подложных документов или заведомо ложных сведений при заключении служебного контракта судами подлежит выяснению обстоятельство того, действительно ли имел место факт представления подложных документов или заведомо ложных сведений. Представление заведомо ложных сведений предполагает умысел лица на введение работодателя в заблуждение относительно действительных обстоятельств, информацию о которых требуется представить.

23.06.2007 С-ков уволен с государственной гражданской службы в Управлении Федеральной службы по Пермскому краю по п. 7 ст. 37 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" в связи с тем, что при приеме на государственную гражданскую службу 20 июня 2005 года он не сообщил, что имеет другое место работы; кроме того, при приеме на работу С-ков не представил налоговую декларацию о своих доходах за 2004 год. Решением суда С-ков восстановлен на работе; при этом суд пришел к выводу, что обстоятельства умысла С-кова на представление ложных сведений не подтвердились. Представителю нанимателя было известно, что С-ков ранее являлся руководителем федерального государственного учреждения и с 22.09.2003 - председателем ликвидационной комиссии данного учреждения, о чем свидетельствуют результаты проверки комиссией Управления по установлению трудового стажа С-кова: в стаж С-кову был засчитан период его работы в прежней должности, в том числе в должности председателя ликвидационной комиссии. Кроме того, в трудовой книжке С-кова имеется запись от 30.06.2005 об увольнении его с должности председателя ликвидационной комиссии. Данная запись представителем нанимателя по новому месту службы не оспорена. К 20.06.2005 С-ков фактически функции председателя ликвидационной комиссии не исполнял, вознаграждения не получал. Относительно непредставления С-ковым налоговой декларации суд указал, что обязанность по проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданином при поступлении на гражданскую службу, в соответствии со ст. 44 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ" лежит на кадровой службе государственного органа; при приеме на государственную гражданскую службу у С-кова не потребовали представления недостающих документов, в связи с чем после приема на работу отсутствие налоговой декларации за 2004 год основанием для увольнения явиться не может. С выводами суда первой инстанции судебная коллегия согласилась, оставив решение суда без изменения (дело N 33-4702/2007).

 

5. Взыскание денежного содержания при увольнении

 

Судами рассматриваются споры о взыскании денежного содержания, полагающегося выплате государственным служащим при увольнении.

Часть 9 ст. 31 Федерального закона "О государственной гражданской службе в РФ" предусматривает выплату гражданскому служащему компенсации в размере четырехмесячного денежного содержания при увольнении с гражданской службы в связи с реорганизацией государственного органа или изменением его структуры, ликвидацией государственного органа либо сокращением должностей гражданской службы. При этом выходное пособие не выплачивается.

Решением Усольского районного суда Пермского края Ш-ой отказано в иске к территориальному органу о взыскании четырехмесячного денежного содержания при увольнении по п. 7 ч. 1 ст. 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе в РФ" (отказ гражданского служащего от предложенной для замещения иной должности гражданской службы в связи с изменением существенных условий служебного контракта), поскольку увольнение истицы по данному основанию не обусловлено обстоятельствами, влекущими выплату компенсации. Судебной коллегией по гражданским делам Пермского краевого суда указанное решение отменено и принято новое решение о взыскании с территориального органа в пользу Ш-ной четырехмесячного денежного содержания ввиду того, что увольнение истицы было обусловлено изменением структуры территориального органа на уровне первичных подразделений - представительств, ставка специалиста 2-го разряда, занимаемая истицей, исключена из штатного расписания представительства, расположенного в одном районе Пермского края, и включена в штатное расписание представительства, расположенного в другом районе Пермского края (4-г-790/2008).

Аналогичное решение было принято Свердловским районным судом г. Перми по иску К-вой к территориальному управлению о взыскании компенсации в размере четырехмесячного денежного содержания. Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда данное решение оставила без изменения, кассационную жалобу территориального органа - без удовлетворения (дело N 2-170/2008).

Статьей 29 Закона РФ "О милиции" предусмотрена выплата единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц при получении сотрудником милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы.

Так, Березниковским городским судом Пермского края взыскано с УВД в пользу О-ка единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания в связи с увольнением истца из органов внутренних дел по п. "ж" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" - по болезни (на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел) (дело N 2-1021/2008).

 

6. Иные денежные требования

 

При разрешении споров о взыскании средств материального стимулирования возникает вопрос, подлежат ли взысканию в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 25.09.2007 N 611 "О материальном стимулировании федеральных государственных гражданских служащих и сотрудников территориальных органов отдельных федеральных органов исполнительной власти" средства материального стимулирования в пользу граждан, состоявших на государственной гражданской службе в налоговых органах и уволившихся по собственной инициативе, в случае, если до увольнения указанным гражданином отработан расчетный период полностью и показатели оценки эффективности его деятельности высокие, либо данное материальное стимулирование осуществляется лишь в отношении граждан, состоящих на государственной гражданской службе на момент распределения средств материального стимулирования.

К-на обратилась в суд с иском к Инспекции ФНС России о взыскании средств материального стимулирования. Свои требования мотивировала тем, что работала в ИФНС России с 25.12.2000, 09.10.2007 уволилась с государственной гражданской службы по собственной инициативе. После увольнения ей стало известно, что 25.12.2007 ответчик произвел денежные выплаты работникам по итогам работы за I, II и III кварталы 2007 года. Поскольку в эти периоды она работала в ИФНС России, то ей также подлежали выплате данные денежные средства. На ее обращение ответчик в указанных денежных выплатах отказал, данный отказ ответчика считает незаконным и необоснованным.

Пунктом 1 Постановления Правительства РФ от 25.09.2007 N 611 "О материальном стимулировании федеральных государственных гражданских служащих и сотрудников территориальных органов отдельных федеральных органов исполнительной власти" предписано осуществлять с 01.01.2007 и в 2008-2010 годах материальное стимулирование федеральных государственных служащих, в частности, территориальных органов Федеральной налоговой службы, в виде премий за качество исполнения ими обязанностей. Согласно п. 2 Порядка осуществления материального стимулирования федеральных государственных гражданских служащих территориальных органов Федеральной налоговой службы, утвержденного Приказом Министерства финансов РФ от 17.10.2007 N 90н, материальное стимулирование не входит в состав денежного содержания гражданского служащего. Материальное стимулирование осуществляется сверх установленного Правительством РФ фонда оплаты труда работников территориальных органов Федеральной налоговой службы за счет средств, предусмотренных Федеральной налоговой службе в федеральном бюджете на 2007-2010 годы.

Решением мирового судьи судебного участка N 25 Мотовилихинского района г. Перми исковые требования К-ной удовлетворены. Удовлетворяя исковые требования К-ной, мировой судья с учетом приведенных положений пришел к выводу, что отказ ответчика в выплате истцу средств материального стимулирования является необоснованным, поскольку К-на работала в расчетном периоде (I, II и III кварталах 2007 года) в ИФНС России, внесла свой вклад в достижение ИФНС России показателей эффективности деятельности, необходимых для получения права на указанные средства материального стимулирования, не имела дисциплинарных взысканий.

Апелляционным решением Мотовилихинского районного суда г. Перми указанное решение мирового судьи отменено, в удовлетворении иска К-ной отказано в полном объеме. Суд апелляционной инстанции при принятии нового решения исходил из того, что выплата средств в виде материального стимулирования имела цель стимулирования государственных гражданских служащих, которые работают и исполняют свои обязанности по контролю за соблюдением налогового законодательства. Между тем, на момент начисления и выплаты средств материального стимулирования государственным гражданским служащим налогового органа истица в ИФНС России не работала, на государственной гражданской службе не состояла.

Из Постановления Правительства РФ от 25.09.2007 N 611 и Порядка осуществления материального стимулирования следует, что материальное стимулирование осуществляется федеральным государственным гражданским служащим территориальных органов Федеральной налоговой службы. Каких-либо положений, устанавливающих осуществление материального стимулирования лиц, уволенных с государственной гражданской службы, приведенными нормативными актами не предусмотрено.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что Порядок осуществления материального стимулирования федеральных государственных гражданских служащих территориальных органов Федеральной налоговой службы, устанавливающий механизм осуществления материального стимулирования указанных государственных гражданских служащих, был разработан и утвержден Приказом Министерством финансов 17.10.2007. Данный Приказ Министерства финансов РФ зарегистрирован в Минюсте РФ 31.10.2007 за N 10419 и вступил в силу с 04.12.2007, то есть после увольнения К-ной с государственной гражданской службы из ИФНС России.

Таким образом, районный суд решение суда первой инстанции признал ошибочным, не соответствующим нормам материального права (надзорное производство N 4-г-158/2009).

 

7. Иные вопросы

 

Поскольку в законодательстве о гражданской службе не урегулированы исчерпывающим образом многие аспекты отношений на гражданской службе, судами подлежат применению отдельные положения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, к отношениям, связанным с гражданской службой (ст. 73 Федерального закона N 79-ФЗ).

Так, решением мирового судьи судебного участка N 117 Соликамского муниципального района Пермского края отказано в удовлетворении требований З-ой и др. к федеральному государственному лечебно-профилактическому учреждению - областной туберкулезной больнице объединения исправительных учреждений Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю о признании права установления 36-часовой рабочей недели. При вынесении данного решения мировой судья исходил из того, что трудовые отношения истцов связаны с прохождением службы в ФГЛПУ ОТБ-17 ОИУ-1 ГУФСИН России по Пермскому краю и в части установления продолжительности рабочего времени регулируются Законом РФ "О милиции", Положением о службе в органах внутренних дел, утвержденным Постановлением Верховного Совета РФ от 23.12.1992 N 4202-1; Постановление Верховного Совета РСФСР от 01.11.1990 N 298/3-1 "О неотложных мерах по улучшению положения женщин, семьи, охраны материнства и детства на селе" на них не распространяется.

Соликамским городским судом Пермского края указанное решение мирового судьи отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении исковых требований З-ой и др., за аттестованными женщинами, работающими у ответчика, признано право на установление 36-часовой рабочей недели. Суд апелляционной инстанции основывал свое решение на том, что согласно п. 1 ст. 44 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением ВС РФ от 23.12.1992 N 4202-1, на сотрудников органов внутренних дел распространяется установленная законодательством РФ о труде продолжительность рабочего времени, следовательно, подлежат применению положения ст. 92 Трудового кодекса РФ, устанавливающей сокращенную продолжительность рабочего времени для определенной категории работников - не более 36 часов в неделю, и Постановления ВС РСФСР от 01.11.1990 N 298/3-1 "О неотложных мерах по улучшению положения женщин, семьи, охраны материнства и детства на селе", и указал, что данное Постановление распространяется на всех женщин, работающих в сельской местности, без разграничения по должностному признаку (определение N 4-г-727/2008).

Следует отметить, что действие Положения, утвержденного Постановлением ВС РФ от 23.12.1992 N 4202-1, распространено на сотрудников органов внутренних дел, переходящих на службу в учреждения и органы уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ, а также на лиц, вновь поступающих на службу в указанные учреждения и органы, впредь до принятия федерального закона о службе в уголовно-исполнительной системе Министерства юстиции РФ (Федеральный закон от 21.07.1998 N 117-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы").

При рассмотрении дел об оспаривании должностного регламента суду следует установить, соответствует ли должностной регламент требованиям закона. В частности, требования к должностному регламенту государственного гражданского служащего установлены в ст. 47 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ".

Положения должностного регламента учитываются при проведении конкурса на замещение вакантной должности гражданской службы, аттестации, квалификационного экзамена, планировании профессиональной служебной деятельности гражданского служащего.

С-на обратилась в Чернушинский районный суд Пермского края с иском о признании незаконным должностного регламента старшего специалиста 2-го разряда юридического отдела МРИ ФНС, утвержденного руководителем указанного территориального органа, возложении обязанности на ответчика разработать должностной регламент в соответствии с определенным рабочим местом. Свои требования мотивировала тем, что в соответствии с Приказом Федеральной налоговой службы России от 10.06.2005 N САЭ-З-25/262/2 в юридических отделах налоговых органов предусмотрено наличие пяти рабочих мест с четким разграничением функций и должностных обязанностей, в нарушение указанного Приказа начальником Межрайонной Федеральной налоговой службой утвержден должностной регламент старшего специалиста 2-го разряда юридического отдела, в который включены обязанности, охватываемые всеми пятью рабочими местами, а также не предусмотренные данным приказом Федеральной налоговой службы обязанности. Чернушинским районным судом Пермского края отказано в удовлетворении иска С-ной по тем основаниям, что должностной регламент старшего специалиста 2-го разряда юридического отдела соответствует положениям ст. 47 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ", устанавливающей требования к содержанию должностного регламента; обязанности гражданского служащего, указанные в должностном регламенте, не могут быть привязаны к одному рабочему месту. Кроме того, суд указал о том, что инструкции по рабочим местам, определяющие технологию работы территориальных органов Федеральной налоговой службы России в условиях использования системы электронного документооборота, не могут расцениваться как примерные должностные регламенты (дело N 2-590/2008).

Наименования должностей государственной гражданской службы в федеральных государственных органах или их аппаратах должны соответствовать наименованиям должностей, включенных в Реестр государственных служащих.

И-ва занимала должность главного специалиста отдела сбора статистической информации по торговле территориального органа федеральной службы. Указанная должность не была предусмотрена ни реестром 2005 года, ни штатным расписанием территориального органа федеральной службы, утвержденным Приказом N 133 от 26.09.2006, то есть фактически подлежала сокращению с переназначением истицы на должность, предусмотренную штатным расписанием, с учетом установленных квалификационных требований. И-вой было вручено уведомление о предстоящем сокращении замещаемой ею должности, предлагалась должность федеральной государственной гражданской службы - ведущий специалист-эксперт отдела статистической информации по торговле. От предложенной должности истица отказалась. Служебный контракт с И-вой был расторгнут, И-ва освобождена с занимаемой должности федеральной гражданской службы и уволена с гражданской службы по п. 6 ст. 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе РФ". Отказывая И-вой в удовлетворении требований о восстановлении на работе, суд обоснованно исходил из факта отказа И-вой от предложенной для замещения иной должности гражданской службы в связи с сокращением должностей гражданской службы. С учетом установленных по делу обстоятельств суд также признал необоснованными доводы истицы И-вой о том, что в действительности сокращения занимаемой ею ранее должности не было. Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, оставив кассационную жалобу И-вой без удовлетворения (дело N 2-1925/2007).

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

А.И.БЕСТОЛКОВ

 

Помощник судьи

Пермского краевого суда

М.В.БУШУЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь