Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САХАЛИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 13 апреля 2009 г. по делу N 3-07/2009

 

Сахалинский областной суд в составе:

председательствующего - судьи Пискуновой Н.В.,

при секретаре - Наймушиной Т.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению прокурора Сахалинской области о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими со дня вступления в законную силу решения суда пункта 11 статьи 1 Закона Сахалинской области от 29 марта 2006 года N 20-ЗО "О наделении органов местного самоуправления государственными полномочиями в сфере образования и опеки (попечительства) и приложения N 12 к указанному закону,

 

установил:

 

24 марта 2006 года Сахалинской областной Думой принят Закон Сахалинской области N 20-ЗО "О наделении органов местного самоуправления государственными полномочиями Сахалинской области в сфере образования и опеки (попечительства)".

Указанный закон подписан губернатором области 29 марта 2006 года и опубликован в газете "Губернские ведомости" от 31 марта 2006 года N 55(2532).

В соответствии с пунктом 11 статьи 1 названного закона органам местного самоуправления муниципальных образований в Сахалинской области передаются государственные полномочия Сахалинской области по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству.

Приложением к закону определена методика расчета годового объема финансовых средств, необходимых органам местного самоуправления муниципальных образований для осуществления государственных полномочий по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству.

24 марта 2008 года прокурор Сахалинской области обратился в суд с заявлением о признании приведенных норм названного закона противоречащими федеральному законодательству и недействующими со дня вступления решения суда в законную силу.

В обоснование заявления прокурор указал на то, что Российская Федерация, передав Федеральным законом от 24 апреля 2008 года N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" полномочия по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству субъектам Российской Федерации, императивно установила положение о том, что органами опеки и попечительства являются исключительно органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющие деятельность по опеке и попечительству. Учитывая, что в соответствии с пунктом 7 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органом государственной власти субъектов Российской Федерации" полномочия Российской Федерации, переданные для осуществления органам государственной власти субъекта Российской Федерации, могут передаваться законами субъекта Российской Федерации органам местного самоуправления, если такое право предоставлено им федеральными законами, предусматривающими передачу соответствующих полномочий Российской Федерации органам государственной власти субъектов Российской Федерации, в отсутствие такого права субъект Российской Федерации не вправе наделять органы местного самоуправления государственными полномочиями по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству.

Представитель Сахалинской областной Думы Мальцева Г.П. против удовлетворения заявления прокурора Сахалинской области возразила. В обоснование своей позиции указала на то, что поскольку в силу подпункта 24.2 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органом государственной власти субъектов Российской Федерации" осуществление деятельности по опеке и попечительству относится к полномочиям субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации и указанный пункт не входит в перечень исключений, предусмотренных пунктом 6 статьи 26.3 названного закона, которые не могут быть переданы органам местного самоуправления, наделение органов местного самоуправления Законом Сахалинской области отдельными государственными полномочиями Сахалинской области по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству не противоречит федеральному законодательству и осуществлено в пределах государственных полномочий, предоставленных субъектам Российской Федерации Федеральным законом. Кроме того, учитывая, что ни Гражданский кодекс Российской Федерации, ни Федеральный закон "Об опеке и попечительстве" не содержит положений о наделении органов государственной власти полномочиями Российской Федерации по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству с соблюдением требований, содержащихся в абзацах с четвертого по девятый пункта 7 статьи 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органом государственной власти субъектов Российской Федерации", а полномочия, переданные Законом Сахалинской области органам местного самоуправления, не относятся ни к полномочиям Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации, ни к полномочиям Российской Федерации по предметам совместного ведения, а являются собственными полномочиями субъекта по предметам совместного ведения Российской Федерации, полагала, что положение о возможности передачи законом субъекта Российской Федерации государственных полномочий органам местного самоуправления, если такое право предоставлено им федеральными законами, предусматривающими передачу соответствующих полномочий Российской Федерации органам государственной власти субъектов Российской Федерации, не распространяет действие на подпункт 24.2 пункта 2 статьи 26.3 вышеназванного Федерального закона и не может служить доказательством несоответствия оспариваемых прокурором норм положениям федерального законодательства.

Представители губернатора Сахалинской области Таланова И.В., Лещева Е.А. высказали аналогичную позицию.

Проверив материалы дела, выслушав пояснения прокурора, представителей Сахалинской областной Думы и губернатора Сахалинской области, суд приходит к следующему.

В соответствии с пунктом "о" части 1 статьи 71 Конституции Российской Федерации гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации.

Согласно статье 3 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство состоит из настоящего кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов, регулирующих отношения, указанные в пунктах 1 и 2 статьи 2 настоящего кодекса. Нормы гражданского права должны соответствовать настоящему кодексу Российской Федерации.

Статьей 34 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

В соответствии со статьей 3 Федерального закона от 24 апреля 2008 года N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве", вступившего в силу с 1 сентября 2008 года, отношения, возникающие в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки и попечительства, регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, настоящим Федеральным законом и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Особенности установления, осуществления и прекращения опеки и попечительства над несовершеннолетними гражданами определяются Семейным кодексом Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы семейного права.

Отношения, указанные в части 1 настоящей статьи, регулируются законами субъектов Российской Федерации по вопросам, отнесенным к их ведению настоящим Федеральным законом. Отношения, указанные в части 2 настоящей статьи, регулируются законами субъектов Российской Федерации по вопросам, отнесенным к их ведению настоящим Федеральным законом, и по вопросам, не урегулированным непосредственно настоящим Федеральным законом. Нормы, которые регулируют отношения, возникающие в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки и попечительства, и содержатся в законах субъектов Российской Федерации, не должны противоречить настоящему Федеральному закону.

Структура исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации в целях организации и осуществления деятельности по опеке и попечительству определяется высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) в соответствии с настоящим Федеральным законом и Федеральным законом от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

В части 1 статьи 6 названного закона также предусмотрено, что органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

Анализ приведенного законодательства свидетельствует о том, что федеральным законодателем в качестве органов опеки и попечительства определены исключительно органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации, к ведению которых отнесены вопросы организации и осуществления деятельности по опеке и попечительству, заключающиеся в определении структуры исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации, а также в решении поставленных перед органами опеки и попечительства задач в соответствии с возложенными на них полномочиями (статьи 7, 8 Федерального закона "Об опеке и попечительстве").

В связи с принятием Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 258-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий" пункт 7 статьи 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" изложен в новой редакции, в соответствии с которым полномочия Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации, а также полномочия Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, не предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, могут передаваться для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации федеральными законами.

Этим же законом с 1 января 2008 года осуществление полномочий по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству передано органам государственной власти субъектов Российской Федерации.

Учитывая, что указанное полномочие Российской Федерацией делегировано субъектам Российской Федерации собственным полномочием субъекта, как на то указывают представители Сахалинской областной Думы и губернатора области, оно не является.

При этом, в пункте 7 статьи 26.3 вышеназванного Федерального закона оговорено, что полномочия Российской Федерации, переданные для осуществления органам государственной власти субъекта Российской Федерации, могут передаваться законами субъекта Российской Федерации органам местного самоуправления, если такое право предоставлено им федеральными законами, предусматривающими передачу соответствующих полномочий Российской Федерации органам государственной власти субъектов Российской Федерации.

Поскольку ни в Федеральном закона от 29 декабря 2006 года N 258-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий", предусмотревшем передачу полномочий по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству органам государственной власти субъектов Российской Федерации, ни в Федеральном законе "Об опеке и попечительстве" органам государственной власти субъектов Российской Федерации не предоставлено право передачи таких полномочий органам местного самоуправления, наделение органов местного самоуправления государственными полномочиями по организации и осуществлению деятельности в сфере опеки и попечительства произведено за пределами предоставленных субъекту Российской Федерации полномочий. Как следствие противоречит федеральному законодательству и подлежит признанию недействующим приложение N 12 к оспариваемому закону, поскольку оно закрепляет методику расчета годового объема финансовых средств, необходимых органам местного самоуправления муниципальных образований для осуществления государственных полномочий по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству, передача которых не соответствует требованиям федерального законодательства.

Указание представителей Сахалинской областной Думы и губернатора Сахалинской области на отсутствие в пункте 6 статьи 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" запрета на передачу полномочий по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству органам местного самоуправления о праве субъекта Российской Федерации на наделение органов местного самоуправления указанными полномочиями не свидетельствует, поскольку такое право в законе должно быть специально оговорено.

Учитывая изложенное, а также то, что пункт 11 статьи 1 Закона Сахалинской области от 29 марта 2006 года N 20-ЗО "О наделении органов местного самоуправления государственными полномочиями в сфере образования и опеки (попечительства) и приложение N 12 к указанному закону действовали с 28 декабря 2007 года и порождали правовые последствия, указанные нормы подлежат признанию недействующими со дня вступления решения суда в законную силу.

В соответствии с частью 1 статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены, а государственная пошлина - в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленных бюджетным законодательством Российской Федерации.

Поскольку в силу пункта 6 части 1 статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации при подаче заявления об оспаривании (полностью или частично) нормативных правовых актов органов государственной власти, органов местного самоуправления или должностных лиц государственная пошлина в судах общей юрисдикции уплачивается организациями в размере 2000 рублей, от уплаты которой прокурор освобожден, она взыскивается с Сахалинской областной Думы в предусмотренном Налоговым кодексом Российской Федерации для этой категории дел размере.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194 - 199, частью 2 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

 

решил:

 

Заявление прокурора Сахалинской области удовлетворить.

Признать противоречащими федеральному законодательству и недействующими со дня вступления в законную силу решения суда пункт 11 статьи 1 Закона Сахалинской области от 29 марта 2006 года N 20-ЗО "О наделении органов местного самоуправления государственными полномочиями в сфере образования и опеки (попечительства) и приложение N 12 к указанному закону.

Возложить обязанность на редакцию газеты "Губернские ведомости" по опубликованию сообщения о настоящем решении суда после вступления его в законную силу в ближайшем выпуске газеты.

Взыскать с Сахалинской областной Думы государственную пошлину в федеральный бюджет в размере 2000 рублей.

Решение суда может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти дней со дня принятия решения в окончательной форме через Сахалинский областной суд.

Мотивированное решение по делу изготовлено 17 апреля 2009 года.

 

Судья Сахалинского областного суда

Н.В.Пискунова

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь