Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 апреля 2009 г. N 4554

 

Судья: Серова С.П.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Савельевой М.Г., Корнильева С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 20 апреля 2009 года дело N 2-314/09 по кассационной жалобе Администрации Приморского района Санкт-Петербурга на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 15 января 2009 года по иску З.С. к Администрации Приморского района, КУГИ, Фонду имущества о включении в наследственную массу и признании права собственности на долю в жилом доме.

Заслушав доклад судьи Корнильевой С.А., объяснения представителя З.С. - П. (доверенность от 10.03.2008 г. на 3 г.), представителя 3 лица С. - П. (доверенность от 08.10.2007 г. на 3 года), представителя 3-го лица Р. - П. (доверенность от 17.10.2007 г.), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

З.С. обратился в суд с иском к Администрации Приморского района, КУГИ, Фонду имущества о включении в наследственную массу и признании права собственности на долю в жилом доме, указывая, что согласно дополнительному свидетельству о праве на наследство от 25.04.2008 года З.С. является наследником после отца З.А., умершего 17.02.2006 года, который принял, но не оформил наследственных прав после жены З.Э., которая умерла 22.05.1994 года.

Наследственное имущество состоит из 9/48 долей жилого дома, расположенного по адресу: <...>, принадлежащего наследодателю на основании свидетельства о праве на наследство по закону, выданного нотариусом Сестрорецкой Государственной нотариальной конторы г. Ленинграда К. 15.12.1960 года по реестру N 5836; право общей долевой собственности зарегистрировано в ПИБ Сестрорецкого района Ленинграда 15.12.1960 года за N 1-66; и 1/12 доли - на основании удостоверения, выданного Лахтинским поселковым советом Парголовского района ЛО 26.04.1940 года N 168; право общей долевой собственности зарегистрировано в ПИБ Сестрорецкого района Ленинграда 25.03.1960 года.

Истец обратился в суд с иском к ответчикам, указывая, что право собственности З.Э. на указанный жилой дом с пристройками было подтверждено решением суда от 15.12.1960 года, вступившим в законную силу. Собственники не могли реализовать свои права на жилой дом с пристройками, поскольку, как видно из решения, там проживало около 50 человек, незаконно заселенных туда местным совхозом. В решении указывалось, что по мере расселения дома, собственники смогут реализовать свое право пользования.

При оформлении наследства свидетельство было выдано только на основной дом, а в оформлении прав на пристройку было отказано. Другие собственники беспрепятственно оформили свои наследственные права. Истец просил включить в состав наследственного имущества 13/48 долей жилого дома литер Б и признать за ним право собственности.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 15 января 2009 года за З.С. признано право собственности на 13/48 долей жилого дома литер Б, расположенного по адресу: <...>.

В кассационной жалобе Администрация Приморского района Санкт-Петербурга просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему.

Материалами дела установлено, что З.С. является сыном З.Э., З.А., З.Э. умершей 23.05.1994 г. принадлежало 9/48 долей жилого дома и служебных построек, расположенных по адресу: <...>, на основании свидетельства о праве на наследство по закону, выданного нотариусом Сестрорецкой Государственной нотариальной конторы г. Ленинграда К. 15.12.1960 года по реестру N 5836; право общей долевой собственности зарегистрировано в ПИБ Сестрорецкого района Ленинграда 15.12.1960 года за N 1-66; и 1/12 доли жилого дома и служебных построек на основании удостоверения, выданного Лахтинским поселковым советом Парголовского района ЛО 26.04.1940 года N 168; право общей долевой собственности зарегистрировано в ПИБ Сестрорецкого района Ленинграда 25.03.1960 года. Наследником по закону после смерти З.Э. является муж З.А., принявший наследство, но не оформивший своих наследственных прав. З.А. умер 17.02.2006 г., наследником после смерти З.А. является сын З.С. - истец по делу. З.С. обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти отца, ему было выдано свидетельство о праве на наследство по закону на 13/48 долей в праве собственности на двухэтажный жилой дом (лит. А), общей площадью 362,9 кв. м, жилой площадью 267.5 кв. м с надворными постройками и сооружениями: сарай (2), находящийся по адресу: <...>. В выдаче свидетельства о праве собственности на 13/48 долей в праве собственности на жилой дом (лит. Б), общей площадью 75 кв. м с надворными постройками и сооружениями, находящийся по адресу: <...> лит. Б было отказано, в связи с тем, что не предъявлены убедительные документы, подтверждающие, что наследодателю принадлежал жилой дом, расположенный по адресу: <...> литер Б.

Рассматривая спор по существу, суд первой инстанции исходил из того, что решением суда Сестрорецкого района Ленинграда от 06.06.1961 г. установлено право собственности на жилой дом, в том числе и истца; согласно удостоверению Лахтинского поселкового совета от 26.04.1970 года, зарегистрированному в установленном порядке, свидетельству о праве на наследство по закону, жилой дом был со служебными постройками; согласно ответу ПИБ Приморского района, при постройке жилого дома строение под литерой Б предусматривалось как прачечная с помещением для прислуги и было учтено с общей полезной площадью 26,62 кв. м; по данным инвентаризации 1972 года строение прачечной было перестроено и использовалось администрацией района под жилые цели, общая площадь строения под литерой Б на 2007 год составляет 75,0 кв. м, и пришел к выводу о том, что служебная постройка (лит Б жилого дома) была перестроена (т.е. улучшена) и использовалась как жилой дом, следовательно, ее надлежит включить в состав наследственного имущества, улучшение служебных построек не может служить законным основанием для приобретения права собственности государства на имущество, принадлежащее гражданам.

С указанным выводом суда нельзя согласиться.

В соответствии со ст. 1112 ГК РФ, в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе права и обязанности.

Статья 130 ГК РФ делит вещи на недвижимые и движимые. К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

В соответствии с Законом о регистрации прав на недвижимость право собственности на недвижимое имущество подлежит государственной регистрации (п. 1 ст. 4), а названная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права (п. 1 ст. 2).

Между тем, из материалов дела усматривается, что наследодателю принадлежали 13/48 долей в праве собственности на двухэтажный жилой дом (лит. А) и служебные постройки, находящиеся по адресу: <...>. Доказательств, подтверждающих принадлежность наследодателю 13/48 долей в праве собственности на жилой дом (лит. Б), общей площадью 75 кв. м с надворными постройками и сооружениями, находящийся по адресу: <...> лит. Б истцом суду представлено не было.

В соответствии со ст. 218 ч. 2 ГК РФ, право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона или иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Согласно ответу ПИБ Приморского района, при постройке жилого дома строение под литерой Б предусматривалось как прачечная с помещением для прислуги и было учтено с общей полезной площадью 26,62 кв. м; по данным инвентаризации 1972 года строение прачечной было перестроено и использовалось администрацией района под жилые цели, общая площадь строения под литерой Б на 2007 год составляет 75,0 кв. м, что свидетельствует о том, что был создан новый объект недвижимости - жилой дом, право собственности на который приобретается лицом, его создавшим. Указанные обстоятельства не были предметом исследования в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции.

В связи с чем, вывод суда о наличии у истца права на спорное имущество, сделан без достаточных на то оснований.

Кроме того, удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из позиции истца, изложенной им в исковом заявлении. Доводы ответчика судом необоснованно были отклонены.

Вместе с тем, представитель ответчика указывал на то, что Администрацией Приморского района 26.08.1997 г. было издано распоряжение N 1047 о включении квартир дома <...> в государственную собственность С-Петербурга, ГУ ГБР зарегистрировано право государственной собственности на квартиры, расположенные в жилом доме <...>, право собственности зарегистрировано в 1997 г., т.е. до присвоения строениям литеров А и Б.

В связи с чем, заслуживают внимания доводы кассационной жалобы о том, что судом не был исследован вопрос о наличии зарегистрированных жилых помещений за государством, находящихся в жилом доме под литером Б, т.к. отдельные жилые помещения входят в состав всего жилого дома.

Таким образом, указанное решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку отмеченные нарушения не могут быть устранены судом кассационной инстанции.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 15 января 2009 г. отменить, дело возвратить в тот же суд для рассмотрения в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь