Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 апреля 2009 г. N 5302

 

Судья: Павлова Е.Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Нюхтилиной А.В., Корнильевой С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 20 апреля 2009 года дело N 2-148/09 по кассационной жалобе М. на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 21 января 2009 года по иску М. к Л. об установлении факта совместного проживания и нахождения на иждивении, признании права на обязательную долю в наследстве.

Заслушав доклад судьи Нюхтилиной А.В., объяснения М. и ее представителя З., действующего по доверенности от 09.07.2008 года сроком на три года, поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения Л., полагавшей решение подлежащим оставлению без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 21 января 2009 года в удовлетворении иска М. к Л. об установлении факта совместного проживания, нахождения на иждивении Н.В. с 30 апреля 2007 года по 30 апреля 2008 года, признании права собственности на 1/4 долю наследственного имущества - кв. <...> - отказано.

М. в кассационной жалобе просит отменить решение суда, полагает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований к отмене постановленного судом решения.

Материалами дела установлено, что на основании договора передачи квартиры в собственность граждан от 30.10.1992 г. квартира по адресу <...> принадлежит на праве частной собственности Н.В.

28.06.1993 г. Н.В. было составлено завещание, в соответствии с которым все имущество, которое ко дню его смерти окажется ему принадлежащим, в чем оно ни заключалось и где бы оно ни находилось, в том числе принадлежащую ему на праве собственности кв. <...>, он завещал дочери Н.А. Завещание удостоверено нотариусом С., зарегистрировано в реестре за N О-657, завещание не отменено и не изменено(л.д. 5).

30.04.2008 г. Н.В. умер.

Истица М. зарегистрирована по адресу <...>.

М. и Н.В. в зарегистрированном браке не состояли.

В рамках настоящего спора истица просила установить факт нахождения на иждивении, факт совместного проживания и признать за ней право на 1/4 долю в праве собственности на квартиру в порядке наследования по закону после Н.В. указывая, что она на момент смерти наследодателя являлась нетрудоспособной, т.к. находилась на пенсии по старости с 1990 года, в период с апреля 1990 года и до дня смерти находилась на иждивении у наследодателя, они проживали одной семьей, вели общее хозяйство, имели единый бюджет, состоявший из их пенсий, она вкладывала в ведение общего хозяйства 3 000 рублей, а Н.В. - 6 000 рублей, Н.В., имея доходы, размер которых превышал размер ее пенсии, заботился о ней.

В соответствии с ч. 2 ст. 1148 ГК РФ к наследникам по закону относятся граждане, которые не входят в круг наследников, указанных в ст. ст. 1142 - 1145 ГК РФ, если они ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним.

Действующее законодательство определяет понятие иждивения в ч. 3 ст. 9 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", которая гласит, что члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства, установил их достаточно полно и объективно в ходе судебного разбирательства, дал им надлежащую правовую оценку, пришел к правильному выводу о том, что истица не может быть признана лицом, находящимся на иждивении Н.В. в течение года до его смерти, в связи с чем не подлежит признанию наследником по закону согласно положениям ч. 2 ст. 1148 ГК РФ, соответственно отсутствуют правовые основания для признания за ней права собственности на обязательную долю в наследстве, открывшемся после смерти Н.В.

При рассмотрении спора суд правильно исходил из того, что для того, чтобы иметь право наследовать по закону, нетрудоспособные лица должны находиться на иждивении у наследодателя в течение годичного срока до его смерти, при этом помощь наследодателя должна быть основным и постоянным источником средств к существованию нетрудоспособного.

Добытые по делу доказательства не позволяют вынести суждение о том, что стороны в спорный период проживали совместно и Н.В. оказывал истице такую помощь, которая бы являлась для нее основным и постоянным источником средств к существованию.

Судом изучены документы, характеризующие материальное положение истицы и наследодателя, сделан правильный вывод о том, что в течение 12 месяцев, предшествовавших смерти Н.В., истица имела самостоятельный источник доходов - пенсию, размер которой действительно был меньше пенсии Н.В. за аналогичный период, однако, судом обоснованно признано, что указанное превышение являлось несущественным.

Судом принято во внимание, что вложение Н.В. в общий бюджет с истицей 6 000 руб., а истицей 3 000 руб. не свидетельствует о том, что она находилась на иждивении Н.В., кроме того, доказательства, подтверждающее данное обстоятельства, истицей в порядке ст. 56 ГПК РФ не предоставлены. Показания допрошенных, по ходатайству истицы, свидетелей данное обстоятельство не подтверждают.

На основании вышеизложенного суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что основным источником средств к существованию истицы являлась ее пенсия.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что истица не находилась на иждивении Н.В., а потому отказал в удовлетворении заявления.

Поскольку судом истице отказано в удовлетворении заявления об установлении факта нахождения на иждивении, то следует согласиться и с выводом суда об отказе в установлении факта совместного проживания, поскольку он для истицы не порождает юридических последствий.

Принимая во внимание что Н.В. при жизни оформлено наследство на имя ответчицы, истица не относится к кругу лиц, имеющих право на обязательную долю наследства, то вывод суда об отказе М. о признании права собственности на долю наследственного имущества, следует признать правильным.

При таком положении вывод суда об отсутствии правовых оснований к удовлетворению заявленных требований не противоречит добытым по делу доказательствам, оценка которым дана согласно ст. 67 ГПК РФ и требованиям действующего наследственного законодательства, регулирующего настоящие правоотношения, мотивы по которым суд пришел к данному выводу подробно изложены в решении с соблюдением требований ч. 4 ст. 198 ГПК РФ.

Доводы кассационной жалобы, не могут являться основаниями к отмене судебного решения, поскольку не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию М., выраженную ею в суде первой инстанции, тщательно исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда, и не свидетельствуют о наличии оснований, в пределах действия ст. 362 - 364 ГПК РФ, к его отмене.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 21 января 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь