Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 апреля 2009 г. по делу N 33-2897/2009

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                  Прокофьева В.В.,

    судей                                                    Азаровой Т.И.,

                                                               Сомовой Е.Б.

 

с участием прокурора Дубовских Т.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 21 апреля 2009 г. кассационную жалобу Г. на решение Североуральского городского суда от 05 декабря 2008 г. по делу по иску Г. к Т. о признании утратившим право пользования жилым помещением, выселении, а также по встречному иску Т. к Г. о признании собственником 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилое помещение, об устранении препятствий в пользовании жилым помещением.

Заслушав доклад судьи Азаровой Т.И., судебная коллегия

 

установила:

 

Г. обратилась в суд с иском к Т. о признании ответчика утратившим право пользования жилым помещением - квартирой N 1 - и его выселении из данного жилого помещения. В обоснование заявленных требований Г. указывала, что с 1992 г. состояла с Т. в браке. 02 марта 1999 г. брак был расторгнут. Являясь на основании договора купли-продажи от 13 июля 1998 г. собственником однокомнатной квартиры N 2, она 15 сентября 1999 г. с целью улучшения своих жилищных условий заключила с С. договор мены, согласно которому обменяла принадлежащую ей однокомнатную квартиру N 2 на двухкомнатную N 1, принадлежавшую на праве собственности С. Учитывая, что она ждала ребенка от Т., они с ответчиком вновь стали проживать совместно, несмотря на расторжение брака, и она зарегистрировала своего бывшего мужа Т. в спорной квартире. Однако спустя год ответчик ушел из семьи, забрав свои вещи. Двухкомнатную квартиру N 1 он оставил ей и ребенку. В настоящее время Т. не является членом ее семьи, они не ведут совместного хозяйства, ответчик не проживает в принадлежащей ей квартире в течение семи лет и не оплачивает коммунальные услуги, тем не менее в добровольном порядке отказывается выписаться из принадлежащей ей квартиры. Поэтому Г. просила удовлетворить ее требования, признать Т. утратившим право пользования квартирой N 2 и выселить его из данной квартиры.

Т. оспаривал иск Г., ссылаясь на то, что однокомнатная квартира N 2 была приобретена ими в период брака на основании договора купли-продажи от 13 июля 1998 г. Квартира была зарегистрирована на праве собственности только за его супругой Г., но являлась их совместной собственностью, поскольку приобретена на общие средства супругов. 02 марта 1999 г. брак между ними расторгнут фиктивно, с тем чтобы Г. не попала под сокращение на работе. Они продолжали проживать совместно без регистрации брака единой семьей, вели общее хозяйство, у них родился ребенок, отцом которого он зарегистрирован. В конце мая 1999 г., когда стало известно, что Г. ждет ребенка, с целью улучшения жилищный условий он стал подыскивать вариант обмена принадлежащей им однокомнатной квартиры на квартиру большей площади. В августе 1999 г. он нашел двухкомнатную квартиру N 1, принадлежащую С. Договорился об условиях обмена квартир, после чего показал квартиру Г. Она одобрила его выбор. Двухкомнатная квартира была оценена в 29 000 руб., а принадлежащая им однокомнатная квартира - в 18 000 руб., то есть по договору мены они произвели доплату 11 000 руб. за счет общих денежных средств - они оба на тот момент работали, имели примерно одинаковую заработную плату. 15 сентября 1999 г. между Г. и С. заключен договор мены указанных квартир. Двухкомнатная квартира зарегистрирована на имя Г. Однако он имеет равное с ней право на данную квартиру, поскольку имел право на 1/2 долю в однокомнатной квартире, которая была обменена на двухкомнатную. Доплату они произвели из совместных средств, поскольку проживали в тот период времени одной семьей. Брак между ними практически не прекращался, несмотря на оформленный развод. Он давал свое согласие на обмен квартир с учетом достигнутой с Г. договоренности в вопросе приобретения квартиры большей площади в общую долевую собственность в равных долях. Именно с этой целью он согласился передать для обмена свою долю в праве общей долевой собственности на однокомнатную квартиру, приобретенную совместно в период брака. В приобретенной двухкомнатной квартире он был зарегистрирован в качестве члена семьи собственника и проживал в квартире до 2007 г. На протяжении длительного времени он один содержал семью, поскольку Г. после рождения ребенка находилась в декретном отпуске, затем в отпуске по уходу за ребенком. Он один оплачивал коммунальные платежи и вносил иную плату за содержание жилья. Даже после того как летом 2007 г. Г. заменила замки от входной двери квартиры и перестала пускать его в квартиру, он продолжал оплачивать коммунальные услуги, передавая деньги Г. через сына. Лишь за последние два месяца - август 2008 г. и сентябрь 2008 г. - он не передавал денежные средства. Именно данное обстоятельство, по его мнению, и послужило причиной обращения Г. с иском в суд. Однако он считает, что оснований для признания его утратившим право пользования квартирой и выселения из нее не имеется, поскольку однокомнатная квартира, приобретенная ими в период брака, где он имел право на 1/2 долю, обменена на двухкомнатную именно с тем условием, что он также приобретает право на долю в новой квартире, равную доле собственника Г. Иначе он бы не дал согласие на обмен квартиры, а потребовал бы выдела своей 1/2 доли, чтобы приобрести себе иное жилье. Сейчас иного жилого помещения он не имеет, проживать ему негде. С учетом этих обстоятельств Т. обратился в суд со встречным иском и просил признать его собственником 1/2 доли в двухкомнатной квартире N 1, а также обязать Г. не чинить ему препятствий в пользовании данной квартирой.

В судебном заседании Т. и его представитель - адвокат Аксенова А.М. - встречные исковые требования поддержали, настаивали на их удовлетворении. В то же время просили отказать в иске Г. как необоснованно заявленном.

Г. и ее представитель - адвокат Аржанников Е.В., поддерживая свой иск, просили отказать в удовлетворении встречных требований Т. При этом Г. не оспаривала, что, действительно, однокомнатная квартира N 2 была приобретена в период брака с Т. и являлась их совместным имуществом, несмотря на то, что она одна была зарегистрирована собственником данного жилья согласно договору купли-продажи от 13 июля 1998 г. После развода с ответчиком (02 марта 1999 г.) они помирились и с мая 1999 г. вновь стали проживать совместно. Она забеременела, и Т. ей обещал, что если она родит ребенка, то он на жилую площадь претендовать не будет. Она согласилась, и, ожидая прибавление в семье, решила с целью улучшения жилищных условий произвести обмен принадлежащей ей однокомнатной квартиры на двухкомнатную с доплатой. Подобрав соответствующий вариант, она 15 сентября 1999 г. заключила договор мены с С., которой принадлежала двухкомнатная квартира N 1. При этом доплата в размере 11 000 руб. производилась ею за счет собственных средств. Т. денежные средства в приобретение двухкомнатной квартиры не вкладывал и на право собственности не претендовал. Полученная в результате обмена двухкомнатная квартира также зарегистрирована в ее единоличную собственность. Поэтому иск Т. считает необоснованным.

Североуральским городским судом 05 декабря 2008 г. постановлено решение, которым в удовлетворении исковых требований Г. к Т. о признании утратившим право пользования спорным жилым помещением отказано. Встречные исковые требования Т. к Г. о признании права собственности на 1/2 долю указанной квартиры, об устранении препятствий в пользовании жилым помещением удовлетворены. Т. признан собственником 1/2 доли двухкомнатной квартиры. На Г. возложена обязанность не чинить Т. препятствий в пользовании жилым помещением и передать ему комплект ключей от замков на входной двери указанной квартиры.

В кассационной жалобе Г. просит решение суда отменить как незаконное, считая неверными выводы суда о том, что ее действия и действия Т. по приобретению спорной квартиры были обусловлены наличием между ними договоренности в вопросе приобретения жилья в общую долевую собственность. Сам по себе факт совместного проживания Т. в спорной квартире и его регистрация в ней не порождают право ответчика на долю в квартире. Достоверных же доказательств того, что квартира приобреталась именно в совместную собственность сторон, ответчиком суду не представлено. В связи с чем решение суда подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и постановленное судом решение, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 35 Конституции Российской Федерации, каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

В соответствии со ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В силу ч. 1 ст. 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, Т. и Г. состояли в зарегистрированном браке с 1992 г. по 02 марта 1999 г. В период брака - 13 июля 1998 г. - ими по договору купли-продажи приобретена однокомнатная квартира N 2. При оформлении договора купли-продажи Г. действовала с согласия супруга Т., оформившего нотариально удостоверенное согласие на покупку Г. указанной квартиры.

С учетом анализа вышеприведенных норм, принимая во внимание тот факт, что истцом не оспаривается приобретение данной квартиры в период брака на совместные средства супругов, и доказательств обратного не представлено, суд пришел к правильному выводу о том, что приобретенная на имя Г. однокомнатная квартира N 2 являлась совместной собственностью супругов, несмотря на то, что право собственности на нее оформлено единолично на Г.

Также судом установлено, что после расторжения брака супругов 02 марта 1999 г. раздел совместного имущества, приобретенного ими в период брака, между Г. и Т. не был произведен. Напротив, бывшие супруги продолжили совместное проживание. При этом они проживали одной семьей, вели общее хозяйство, воспитывали родившегося ребенка, отцом которого зарегистрирован Т. Данное обстоятельство не оспаривалось сторонами в судебном заседании и подтверждается свидетельскими показаниями, а также приложенным к материалам дела исковым заявлением Г. о признании ее собственником 1/2 доли автомобиля, приобретенного в этот период на имя Т. В исковом заявлении Г. в обоснование заявленного требования ссылалась на ведение общего хозяйства и единый бюджет с Т. после расторжения с ним брака и до 2007 г.

Таким образом, совместное проживание Т. и Г. продолжалось, несмотря на расторжение брака, до 2007 г.

15 сентября 1999 г. между Г. и С. заключен договор мены однокомнатной квартиры N 2, принадлежавшей на праве собственности Г. на основании договора купли-продажи от 13 июля 1998 г., на двухкомнатную квартиру N 1, принадлежавшую на праве собственности С. В соответствии с п. 4 договора мена произведена с доплатой: Г. доплачивает С. 11 000 руб.

Т. вместе с Г. был зарегистрирован и проживал в приобретенной в порядке обмена двухкомнатной квартире N 1. О нарушении своего права узнал лишь в 2007 году, когда Г. стала чинить ему препятствия в пользовании данной квартирой.

Согласно ст. 35 Семейного кодекса Российской Федерации, владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Такое согласие Т. на обмен однокомнатной квартиры, в которой он имел право на 1/2 долю, было оформлено 15 сентября 1999 г. При этом суд считает заслуживающими внимание доводы Т. о том, что данное согласие было им дано исходя из достигнутой с Г. договоренности о создании общей долевой собственности на вновь приобретаемое в порядке обмена имущество - двухкомнатную квартиру N 1.

На основании ст. 244 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности. Общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона. Общая собственность на делимое имущество возникает в случаях, предусмотренных законом или договором. По соглашению участников совместной собственности, а при недостижении согласия по решению суда на общее имущество может быть установлена долевая собственность этих лиц.

Из данной нормы следует, что право общей собственности на имущество возникает при поступлении этого имущества в собственность двух и более лиц, в том числе и на основании договора мены. При этом указанное имущество может быть признано общей собственностью лишь при условии, что между этими лицами была достигнута договоренность о совместной покупке этого имущества и каждый из этих лиц вкладывал в приобретение этого имущества свои средства.

Суд сделал правильный вывод о том, что действия Т. и Г. по приобретению в порядке обмена двухкомнатной квартиры обусловлены наличием между ними договоренности о создании общей собственности на это имущество. Причем Т. вложил в приобретение данного имущества принадлежащую ему 1/2 долю в однокомнатной квартире, на что и дал свое согласие. То есть в приобретение двухкомнатной квартиры стоимостью на период обмена 29 000 руб. Т. вложил 9 тыс. руб. - 1/2 от стоимости однокомнатной квартиры, оцененной на период обмена в 18 000 руб.

В то же время доказательств того, что в приобретение двухкомнатной квартиры вложены иные средства Т. (на большую сумму, чем 9 000 руб.), не представлено.

Статья 256 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации, в силу которых имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, применяются только к режиму имущества супругов, брак которых зарегистрирован в установленном законом порядке, то есть в органах ЗАГСа. Фактические семейные отношения мужчины и женщины без государственной регистрации заключения брака не порождают правоотношений совместной собственности на имущество. То есть фактические брачные отношения имущественных прав, аналогичных предусмотренным семейным законодательством для лиц, состоящих в зарегистрированном государством браке, не порождают, и соответствующие правила к ним не применимы. Причины, по которым брак расторгнут или не был вообще зарегистрирован, при этом значения не имеют. Как не имеют значения и степень личной привязанности, и длительность сожительства фактических супругов. Имущественные отношения фактических супругов будут регулироваться нормами гражданского законодательства об общей долевой собственности (ст. ст. 244 - 252 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Поэтому, с учетом того, что 02 марта 1999 г. брак между Т. и Г. был расторгнут, для признания приобретенной квартиры общим имуществом сторон в равных долях ответчик должен доказать не только факт совместного проживания с истцом после развода на одной жилой площади, но и факт участия в создании или приобретении имущества за счет своих личных денежных средств. Причем сам по себе факт содействия Т. в приобретении двухкомнатной квартиры не может являться основанием для удовлетворения претензий к собственнику о признании права собственности на часть квартиры.

Таких доказательств Т. представлено не было. Доводы суда о том, что приобретение квартиры лишь на свои личные средства должна была доказать Г., ошибочно. В данном случае бремя доказывания ложится на Т. И с учетом представленных им доказательств о вложении в приобретение двухкомнатной спорной квартиры лишь 9 000 руб. (1/2 доля стоимости однокомнатной квартиры, на которую был произведен обмен) судебная коллегия считает возможным изменить соотношение долей сторон на квартиру, установленное судом первой инстанции, и признать за Т. право собственности на 9/29 долей в квартире N 1. Право собственности на 20/29 долей в этой же квартире следует признать за Г.

С учетом признания Т. собственником 9/29 долей в двухкомнатной квартире N 1 оснований для удовлетворения исковых требований Г. о признании ответчика утратившим право пользования данной квартирой и его выселении из квартиры не имелось. Судебная коллегия соглашается с данным выводом суда.

Руководствуясь ст. 360, абз. 4 ст. 361, ст. ст. 366, 367 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Североуральского городского суда от 05 декабря 2008 г. изменить в части соотношения долей сторон на спорное жилое помещение. Признать Т. собственником 9/29 долей в праве общей долевой собственности на двухкомнатную квартиру N 1. Признать Г. собственником 20/29 долей в праве общей долевой собственности на двухкомнатную квартиру N 1. В остальной части решение Североуральского городского суда от 05 декабря 2008 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ПРОКОФЬЕВ В.В.

 

Судьи

АЗАРОВА Т.И.

СОМОВА Е.Б.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь