Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 апреля 2009 года

 

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Ч.А.В. на решение Пугачевского районного суда Саратовской области от 18 марта 2009 г., которым постановлено: в удовлетворении исковых требований Ч.А.В. к Ч.Г.А. и Ч.К.В. о признании недействительным договора дарения недвижимости от 24 ноября 2008 г., о прекращении права собственности Ч.К.В. на жилой дом, индивидуальный гараж и земельный участок, расположенные по адресу <...>, о прекращении права собственности Ч.Г. А на 1/2 долю жилого дома, 1/2 долю индивидуального гаража и 1/2 долю земельного участка, расположенные по адресу <...> и признании за ним права общей долевой собственники на 1/2 долю жилого дома, 1/2 долю индивидуального гаража и 1/2 долю земельного участка, расположенные по адресу <...> - отказать.

Заслушав доклад судьи А., объяснения Ч.А.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, а также Ч.К.В., представителей Ч.Г.А. - А.Г.А.-о. и Р.Е.С., действующих на основании доверенности N <...> от 13 апреля 2009 г., выданной сроком на три года, которые просили оставить судебное решение без изменения, исследовав материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Ч.А.В. обратился в суд с исковым заявлением к Ч.Г.А. и Ч.К.В. о признании сделки между Ч.Г.А. и Ч.К.В. по отчуждению жилого дома, индивидуального гаража и земельного участка недействительной, об оспаривании записи в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о признании за ним права собственности на 1/2 долю жилого дома, 1/2 долю индивидуального гаража, 1/2 долю земельного участка, расположенных по адресу <...>. С учетом измененных исковых требований просил признать недействительным договор дарения недвижимости от 24 ноября 2008 г., заключенный между Ч.Г.А. и Ч.К.В., прекратить право собственности Ч.К.В. на указанные жилой дом, индивидуальный гараж и земельный участок, прекратить права собственности Ч.Г. А на 1/2 долю жилого дома, 1/2 долю индивидуального гаража и 1/2 долю земельного участка. В обоснование заявленных требований указал, что состоял в зарегистрированном браке с ответчицей Ч.Г.А. с 14 декабря 1991 г. по 10 марта 2008 г. За это время, начиная с 1998 г., супруги на совместные денежные средства осуществили строительство жилого дома и переустройство сарая в индивидуальный гараж, расположенные на земельном участке, который был предоставлен Ч.Г.А. постановлением администрации Ивантеевского округа объединенного муниципального образования Ивантеевского округа Саратовской области N <...> от 30 сентября 1998 г. для ведения личного подсобного хозяйства. Окончательно спорное жилое помещение достроено в ноябре 1999 г., поэтому документы на него, именно как на жилое здание, оформлены не были. После расторжения брака Ч.Г.А. право собственности на жилой дом, индивидуальный гараж и земельный участок зарегистрировала на себя, а затем произвела отчуждение перечисленных объектов по договору дарения своей матери - Ч.К.В. Истец полагает, что государственная регистрация соответствующего права производилась в нарушение его имущественных прав и интересов, как бывшего супруга, а, следовательно, последующий договор дарения между Ч.Г.А. и Ч.К.В. следует признать недействительным.

Рассмотрев дело по существу, суд постановил указанное выше решение.

В кассационной жалобе Ч.А.В. просит судебное решение отменить как незаконное и необоснованное. По его мнению, суд ошибочно указал на то, что жилой дом был приобретен, а сарай переустроен в индивидуальный гараж за счет денежных средств в размере 70 000 руб., полученных Ч.Г.А. от продажи ею в г. Саратове квартиры, которую она получила по безвозмездной сделке в порядке приватизации, из чего следует, что ответчик являлся фактическим собственником данного жилого дома и индивидуального гаража. Судом не учтено, что совокупная стоимость построенного жилого дома и индивидуального гаража не соответствует денежной сумме 70 000 руб., на самом деле их стоимость гораздо выше, поскольку в строительство, переустройство и улучшение объектов вкладывались совместные средства супругов, а также личный труд. Так, денежные средства требовались для достройки дома, который на момент его приобретения не был пригоден для проживания, переустройства сарая в индивидуальный гараж, проведения газо- и водоснабжения, подключения коммуникаций и прочего.

Кроме того, автор кассационной жалобы указывает на то, что судом не были исследованы и оценены обстоятельства, связанные с его заработками, а также то, что в период строительства жилого дома и переустройства сарая в индивидуальный гараж, то есть с 1998 г. по 2000 г., Ч.Г.А. не работала, поскольку находилась в отпуске по уходу за ребенком и ее денежный вклад в общее имущество супругов ограничивался 3 000 руб.

По мнению Ч.А.В., неправильное определение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, их недоказанность, повлекли за собой несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, обстоятельствам дела, и, как следствие, неправильное применение норм права, регулирующих законный режим имущества супругов.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии со ст. 347 ГПК РФ, судебная коллегия находит его подлежащим отмене по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении требований истца, суд исходил из того, что земельный участок был предоставлен безвозмездно Ч.Г.А. постановлением администрации Ивантеевского округа объединенного муниципального образования Ивантеевского округа Саратовской области N <...> от 30 сентября 1998 г. для ведения личного подсобного хозяйства и строительства дома с последующим оформлением в собственность, а потому она могла произвести регистрацию данного земельного участка совместно с объектом завершенного строительства. В свою очередь, объект незавершенного строительства в виде недостроенного жилого дома с сараем был приобретен семьей Ч. 30 сентября 1998 г. у Е.О.Н. по адресу <...> за 30 000 руб. Эти деньги являлись частью денежных средств, полученных Ч.Г.А. от продажи квартиры в г. Саратове за 70 000 руб., которую она приобрела по безвозмездной сделки в порядке приватизации. Оставшиеся денежные средства были направлены на достройку дома и переустройство гаража. Следовательно, Ч.Г.А. до регистрации права собственности в установленном законом порядке на указанные выше объекты недвижимости в 2008 г. являлась фактической собственницей, вложившей собственные денежные средства в приобретение и улучшение этих объектов, а не денежные средства, относящиеся к общей собственности супругов. При этом суд установил, что Ч.А.В. принимал непосредственное участие в строительстве дома и переустройстве сарая в индивидуальный гараж, а равно производил определенные финансовые вложения, поскольку в тот период времени имел постоянную работу, но насколько они были значительны, суд за отсутствием доказательств не оценил, как следствие, пришел к выводу о том, что договор дарения, заключенный между Ч.Г.А. и Ч.К.В., не может быть признан недействительным.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя, поскольку он основан на неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанности установленных судом первой инстанции, обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствии выводов, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, а также нарушении и неправильном применении норм материального и процессуального права.

На основании ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К такому имуществу относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения. Общим имуществом супругов является также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи и любое другое нажитое супругами в период брака имущество, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено, либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

При этом как дополнительно разъясняется в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 05 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст.ст. 128, 129, п.п. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст.ст. 3, 8, 39 СК РФ и ст. 254 ГК РФ. Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела. Не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования.

Согласно ст. 36 СК РФ имущество, принадлежащее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

В силу ст. 37 СК РФ, имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов, либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие).

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Как видно из материалов дела, постановлением администрации Ивантеевского округа объединенного муниципального образования Ивантеевского округа Саратовской области N <...> от 30 сентября 1998 г. Ч.Г.А. безвозмездно предоставлен земельный участок общей площадью 1 200 кв. м. на землях жилой застройки в с. Ивантеевка Саратовской области для ведения строительства (л.д. 38). В тот же день супругами Ч. у Е.О.Н. за 30 000 руб. куплен недостроенный дом (короб дома), железобетонные плиты и сарай. В 1999 г. семья Ч. въехала в данный дом, строительство которого продолжалось. При этом сторонами не оспаривалось, что указанные денежные средства, затраченные на приобретение недостроенного дома, были получены Ч.Г.А. от продажи в г. Саратове квартиры за 70 000 руб., которую она получила по безвозмездной сделке в порядке приватизации (л.д. 66 - 68). Причем, по словам ответчика, за счет оставшихся денежных средств, в течение второй половины 1999 г. основное строительство дома было завершено, переустройство сарая в индивидуальный гараж в - 2000 г. (л.д. 32, 54), что принято судом первой инстанции во внимание.

Между тем, в материалах дела отсутствуют какие-либо сведения о том, в каком именно состоянии в 1998 г. находился недостроенный дом и сарай, позднее перестроенный в индивидуальный гараж; какова была степень их готовности к эксплуатации; какую стоимость эти объекты недвижимости составляли на момент их приобретения семьей Ч. в сентябре 1998 г. с учетом того, что по кадастровому паспорту от 01 июля 2008 г. общая площадь завершенного строительством одноэтажного дома, состоящего из нескольких отдельных комнат, зафиксирована в 95,2 кв. м., а по справке Ивантеевского отделения Федерального агентства кадастра объектов недвижимости от 04 апреля 2009 г. инвентаризационная стоимость жилого дома расположенного по адресу: <...> по состоянию на 06 февраля 2009 г. составляла 209 462 руб., гаража - 33 588 руб.

Одновременно в деле отсутствуют какие-либо доказательства того, что оставшаяся денежная сумма от продажи Ч.Г.А. квартиры в г. Саратове была потрачена именно на достройку дома и переустройство сарая в индивидуальный гараж. При том, что из протокола судебного заседания и материалов дела усматривается, что в 2000 г. супруги Ч. получили ссуду, приобрели автомашину, земельный участок, подстанцию, занимались газо- и водоснабжением дома, для чего приобрели необходимое оборудование (газовую плиту, отопительный котел, газовую колонку и др.), подключив его к системам обеспечения (л.д. 10, 11, 71, 110 - 112). В связи с чем, Ч.А.В., имевший постоянную работу и заработок во время достройки дом и переустройства гаража, был зарегистрирован с 2000 г. по 2008 г. в учетных ведомостях в качестве абонента и вносил коммунальные платежи, задолженности перед поставщиками коммунальных услуг не имел (л.д. 58, 110).

Однако в нарушение ст. 12, 56, 148 ГПК РФ суд не установил указанные обстоятельства, имеющие значение для дела, не перераспределил бремя доказывания этих обстоятельств между сторонами. Вместе с тем, отказывая в удовлетворении иска, суд сослался на отсутствие возможности оценить объем вложенных истцом денежных средств и личного труда в достройку дома и переустройство сарая в индивидуальный гараж, одновременно не истребовав от ответчика доказательств, опровергающих презумпцию совместной собственности супругов. Вследствие чего, суд пришел к неправильному выводу о том, что жилой дом, индивидуальный гараж и земельный участок находятся в личной собственности Ч.Г.А., а поэтому она вправе совершать любые незапрещенные законом сделки в отношении данных объектов недвижимости, в том числе посредством заключения договора дарения, что повлекло неправильное применение норм материального права.

Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, нарушение и неправильное применение норм материального и процессуального права, в силу п.п. 1, 2, 3, 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ, влечет за собой отмену судебного постановления.

Судебная коллегия не может вынести по делу новое решение, ввиду отсутствия в деле достаточных доказательств, подтверждающих фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела и невозможности устранения судом кассационной инстанции перечисленных нарушений норм процессуального права.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует устранить отмеченные недостатки, уточнить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, определить закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела и установлении правоотношений сторон, в соответствии с этим, распределить бремя доказывания, предложить представить сторонам доказательства в подтверждение своих доводов, разъяснив последствия их непредставления, и разрешить дело в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 193, 199, 361, 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Пугачевского районного суда Саратовской области от 18 марта 2009 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь