Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

СПРАВКА

от 30 апреля 2009 года

 

О РЕЗУЛЬТАТАХ ОБОБЩЕНИЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ЗА 2006 - 2008 ГОДЫ ПО РАССМОТРЕНИЮ СУДАМИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ,

СВЯЗАННЫХ С ЗАЩИТОЙ ПРАВ НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО

 

В связи с проводимой Верховным Судом Российской Федерации обобщением практики применения судами норм о способах защиты прав на недвижимое имущество и по вопросам, возникающим при применении норм Гражданского кодекса РФ и Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", Верховным Судом Удмуртской Республики проведено обобщение практики рассмотрения дел, связанных с защитой прав на недвижимое имущество, судами Удмуртской Республики за период с 2006 год по настоящее время.

В районных (городских) судах Удмуртской Республики за указанный период в целом окончено:

В 2006 - 22 614 дел, из них с вынесением решений 18533 дела, с удовлетворением иска 16884, прекращено 2639 дел;

В 2007 году окончено 24417, из них с вынесением решений 19853, с удовлетворением иска 17984, прекращено 2908 дел;

В 2008 году окончено 24441, из них с вынесением решений 18477, с удовлетворением иска 16218, прекращено 3776 дел.

Всего за период 2006 - 2008 годы федеральными районными (городскими) судами Удмуртской Республики окончено 71472, из них с вынесением решения 56863 дела, из которых удовлетворено 51086 дел (что составляет 89,8% от общего количества дел, оконченных с вынесением решения), прекращено 9323 дела.

Количество дел, связанных с защитой прав на недвижимое имущество, оконченных федеральными районными (городскими) судами Удмуртской Республики, за тот же период составило: 5223 дела, из них с вынесением решения окончено 3 807 дел, из которых удовлетворено 3424 (что составляет 89,9% от общего числа дел, оконченных с вынесением решения), прекращено 486 дел.

Указанный анализ позволяет прийти к выводу, что процент удовлетворяемости дел, связанных с защитой прав на недвижимое имущество, сопоставим с общей удовлетворяемостью оконченных дел.

Многообразие споров, связанных с нарушением прав на недвижимое имущество, множество способов защиты, указанных в законе, отсутствие прямого указания в законе о надлежащих способах защиты прав в тех или иных случаях влекут обращение заинтересованных лиц в суд с разнообразными требованиями как в порядке искового производства, так и в порядке особого производства, при этом способы защиты, избираемые заинтересованными лицами, не во всех случаях направлены на защиту нарушенных прав или влекут восстановление нарушенных прав.

В справке отражены неясные и спорные вопросы, возникающие у заинтересованных лиц, обращающихся в суды, при выборе способов защиты своих прав, а также у судов, рассматривающих такие требования.

 

1. Обобщение практики показало, что за защитой прав на недвижимое имущество лица обращаются с различными требованиями, в частности, наиболее часто заинтересованные лица предъявляют следующие требования:

о признании права собственности (в том числе, в силу приобретательной давности, на самовольные постройки);

о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь;

о признании нежилого помещения в многоквартирном жилом доме общим имуществом многоквартирного дома (общей долевой собственностью собственников помещений многоквартирного дома);

о признании права постоянного бессрочного пользования земельным участком;

о признании права на бесплатное получение в собственность земельного участка;

о признании недействительными акта установления границ земельного участка;

об истребовании имущества из чужого незаконного владения;

об устранении нарушений прав на недвижимое имущество;

об устранении препятствий в пользовании недвижимым имуществом, в том числе жилым помещением, земельным участком;

о прекращении права собственности (в том числе о прекращении права общей собственности);

о признании сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности;

о признании построек самовольными и об их сносе;

о регистрации сделки и (или) перехода права собственности по решению суда;

об отмене договора;

об отмене регистрации права собственности (или иного права);

о разделе имущества, находящегося в общей долевой собственности, и о выделе доли из общего имущества;

об определении порядка пользования недвижимым имуществом;

иски собственников жилых помещений о признании гражданина утратившим право пользования жилым помещением, о выселении лиц

и многие другие.

Обращение заинтересованных лиц с тем или иным требованием в исковом порядке либо в ином порядке зависит от характера спора, от того, какие спорные правоотношения возникли между сторонами, а также какие права собственника нарушены (права пользования, право владение).

Одним из наиболее распространенных способов защиты прав является обращение в суд с иском о признании недействительной сделки, в результате которой произошло отчуждение имущества в собственность другого лица (лиц), и с требованиями о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

При рассмотрении таких дел и установлении наличия оснований, предусмотренных в ГК, при которых сделка является недействительной, либо установления оснований считать сделку ничтожной, суды в основном удовлетворяют исковые требования и рассматривают вопрос о применении последствий недействительности сделки.

Основными причинами отказа в удовлетворении требований являются недоказанность обстоятельств, которые заинтересованным лицом указаны в качестве оснований для признания оспоримой сделки недействительной; отсутствие оснований считать сделку ничтожной; пропуск срока исковой давности на обращение в суд; иные последствия недействительности сделки, нежели те, которые просит применить заинтересованное лицо; нахождение недвижимого имущества в собственности добросовестного приобретателя.

У судов возникают вопросы в тех случаях, когда заинтересованное лицо требует признать ничтожную сделку недействительной, но не требует применить последствия недействительности ничтожной сделки, либо требует применить такие последствия ничтожной сделки, которые не предусмотрены законом.

У судов возникают сложности в определении последствий недействительности сделки в тех случаях, когда недвижимое имущество, являвшееся предметом недействительной сделки, до его отчуждения находилось в общей долевой или общей совместной собственности, при этом один из собственников (или его правопреемники) предъявляют требование о признании сделки недействительной и о возвращении всего недвижимого имущества в собственность, но другой собственник таких требований не предъявляет либо возражает против этого? Возможно ли удовлетворение требований о возвращении объекта недвижимого имущества (а не доли) в собственность обоих собственников, когда один сособственников не требует возврата имущества в собственность либо возражает против этого, но предмет договора определен в виде объекта недвижимости (квартира, жилой дом и т.п.), а не доли в праве на это недвижимое имущество?

Другой распространенный способ защиты прав - предъявление иска о признании права собственности на недвижимое имущество по основаниям, указанным в главе 14 ГК РФ, в основном это требования о признании права собственности на основании договора, заключенного с собственником, признание права на вновь созданное недвижимое имущество, на самовольную постройку, а также в силу приобретательной давности.

Часто возникают споры между владельцами смежных земельных участков, связанных с занятием соседнего земельного участка. Основная причина споров - отсутствие надлежащих межевых знаков, несохранение по различным причинам таких межевых знаков, строительство новых построек с нарушением границ земельных участков.

При разрешении таких споров граждане заявляют различные требования: о признании незаконным плана границ земельного участка, о восстановлении фактической границы, о запрещении пользоваться частью земельного участка, о переносе построек и сооружений, о сносе построек и другие.

При разрешении таких споров суды руководствуются в основном общими нормами статей 304, 305 ГК РФ.

Возникают сложности у судов при определении надлежащего ответчика и способа защиты права по спорам о приватизации жилых помещений государственного жилого фонда, которые в установленном законом порядке не были переданы в муниципальную собственность, оставались на балансе государственных предприятий до передачи в ведение органов местного самоуправления, оставались на балансе предприятий после их приватизации и но по различным причинам не были переданы в ведение органов местного самоуправления.

Отсутствие оформленных прав государственной или муниципальной собственности, прав предприятий, юридических лиц на такие жилые помещения, устранение органов местного самоуправления, государственных органов, юридических лиц от владения такими помещениями на практике вызывают трудности в определении надлежащего ответчика и способов защиты права на безвозмездное получение в собственность такого жилого помещения гражданами, занимающими такое жилое помещение.

Заинтересованные лица предъявляют требования и о передаче в собственность жилого помещения, и о признании права собственности, указывая ответчиками и государственные органы, органы местного самоуправления и юридических лиц (или их правопреемников).

Возникают вопросы о надлежащих способах защиты прав нанимателей жилых помещений муниципального (государственного) жилого фонда в случаях, когда здания, в которых расположены занимаемые ими жилые помещения, незаконно включались в уставной капитал приватизируемых предприятий или право собственности приватизированных предприятий на такие здания были по тем или иным причинам зарегистрированы в ЕГРП, после чего здания (как собственность юридического лица) отчуждались в собственность иных лиц.

Возможно ли признание права собственности нанимателей на занимаемые ими жилые помещения в таких зданиях с учетом того, что они имели право на приватизацию жилого помещения в тот период, когда здание и помещения в нем находились в государственной собственности?

Следует ли применять последствия недействительности ничтожной сделки, если будет установлена незаконность приобретения либо оформления права собственности юридического лица на здание, в котором находились жилые помещения, относящиеся к государственному (муниципальному) жилому фонду?

Споры о владении, пользовании, распоряжении недвижимым имуществом, в том числе жилыми помещениями, находящимися в общей собственности нескольких субъектов прав, невозможность совместного пользования имуществом по различным причинам порождают обращения в суд одного или нескольких сособственников с требованиями о выделе доли в натуре.

Возможность раздела имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли предусмотрены ст. 252 ГК РФ, согласно которой имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними; участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.

Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности.

Иски о разделе недвижимого имущества или выделе доли из него предъявляются участниками общей собственности по существу как один способов защиты своих прав по пользованию, владению и распоряжению имуществом.

При разрешении споров о разделе недвижимого имущества, находящегося в общей долевой собственности, или о выделе доли одного из участников в праве на недвижимое имущество возникают вопросы о возможности раздела в натуре и выдела доли недвижимого имущества.

Поскольку следствием выделе доли в натуре является по существу образование самостоятельных объектов недвижимости и прекращение права общей собственности на имущество, то при рассмотрении споров о выделе доли в жилом помещении, представляющем собой многокомнатную квартиру, возникают вопросы о возможности выдела доли в виде отдельной изолированной комнаты (нескольких комнат) в квартире с сохранением при этом права общей долевой собственности на места общего пользования в такой квартире.

Согласно п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 N 8 (ред. от 06.02.2007) "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" выдел участнику общей собственности на приватизированное жилое помещение, представляющее собой отдельную квартиру, принадлежащей ему доли допустим, если имеется техническая возможность передачи истцу изолированной части не только жилых, но и подсобных помещений (кухни, коридора, санузла и др.), оборудования отдельного входа. При отсутствии такой возможности суд вправе по просьбе истца определить порядок пользования квартирой.

Как следует из указанного постановления, Пленум Верховного Суда РФ увязывает возможность выдела доли с возможностью передачи изолированной части не только жилых помещений (изолированной комнаты или комнат), но и одновременно изолированной части подсобных помещений.

С другой стороны, законом урегулирован статус коммунальных квартир, в которых жилые помещения (комнаты) находятся в собственности разных субъектов права, а места общего пользования в коммунальной квартире (кухня, санузел, коридор и т.п.) - в общей собственности собственников комнат. Жилищным кодексом РФ комната и часть квартиры предусмотрены в качестве отдельного объекта прав, правовой статус коммунальных квартир также определен.

У судов возникает вопрос о возможности применения по аналогии разъяснений постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.1980 N 4 (ред. от 06.02.2007) "О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом" к вопросу о разделе многокомнатных квартир в натуре и о выделе в натуре доли одного из участников в праве на многокомнатную квартиру в многоквартирном доме.

Как показало изучение, в удовлетворении исковых требований о выделе доли одного из сособственников многокомнатной квартиры в натуре в виде отдельной комнаты суды в настоящее время отказывают, ссылаясь на положения Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 N 8.

Вызывает затруднение у истцов формулировка исковых требований, а также формулировка резолютивной части решения по таким спорам о государственной регистрации сделки и перехода права собственности.

Преследуя цель осуществить государственную регистрацию сделки и (или) перехода права собственности на основании п. 3 ст. 165, п. 3 ст. 551 ГК РФ, истцы допускают различные формулировки своих требований, в том числе о возложении на регистрирующий орган обязанности зарегистрировать сделку и переход права собственности, о понуждении другой стороны к государственной регистрации; о возложении обязанности на другую сторону сделки произвести государственную регистрацию и т.п.

Основная причина такой ситуации - отсутствие в ГК РФ прямого указание на то, с какими именно требованиями необходимо обращаться заинтересованной стороне сделки в целях регистрации сделки и (или) перехода права собственности на недвижимое имущество по решению суда, а также многозначность самого понятия "государственная регистрация", которое толкуется и как определенная процедура, и как деятельность регистрирующего органа, и как конечный результат (внесение записи о правах в реестр) и т.п.

Возникает определенное непонимание и у судов, рассматривающих такие требования, о возможности удовлетворения требований в том виде, в котором они заявлены, и не будет ли являться изменение формулировки требований судом нарушением положений п. 3 ст. 196 ГПК РФ о принятии решения в пределах заявленных требований?

Представители органа, уполномоченного на государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, как правило, возражают против удовлетворения требований о возложении на регистрирующий орган обязанности зарегистрировать договор и (или) переход права собственности, указывая на то, что государственную регистрацию данный орган не осуществлял в связи с отсутствием заявлений сторон сделки о регистрации, отсутствие регистрации не вызвано неправомерными действиями (решениями) регистрирующего органа, оснований для понуждения регистрирующего органа к осуществлению государственной регистрации судом не имеется.

Как правило, суды в случае удовлетворения иска указывают в резолютивной части о принятии судом решения зарегистрировать сделку-договор и (или) право собственности.

Имеют случаи обращения в суд с требованиями о регистрации сделки и перехода права собственности на основании п. 3. ст. 165, п. 3 ст. 551 ГПК РФ, когда регистрирующий орган отказывает в регистрации по причинам, не обусловленным уклонением от регистрации другой стороны сделки (к примеру, нарушение требований закона, нарушение прав иных лиц, неисполнения распоряжения органа опеки и попечительства о разрешении сделки с имуществом несовершеннолетнего с условием приобретения другого жилья и т.п.).

К примеру, решением Индустриального районного суда г. Ижевска от 17.12.2007 года отказано в удовлетворении иска Ф. к К. о понуждении к регистрации перехода права собственности на имущество. Суд установил, что уклонение другой стороны по сделке отсутствовало; регистрация перехода права собственности не состоялась в связи с отказом регистрирующего органа в регистрации по причине наличия возражений со стороны супруги продавца против продажи совместно нажитого имущества. К моменту обращения в суд договор купли-продажи недвижимого имущества расторгнут.

Возникают вопросы о возможности удовлетворения требований о регистрации сделки и перехода права собственности, когда на одной стороне сделки выступает несколько лиц (правообладателей), но требования о регистрации сделки и перехода права собственности по решению суда предъявляет лишь одно лицо, а другие лица на той же стороне сделки не требуют регистрации сделки и перехода права собственности, либо возражают против регистрации по тем или иным причинам, либо наряду с другой стороной сделки уклоняются от ее государственной регистрации?

У судов возникают вопросы о надлежащих способах защиты прав в случаях, когда стороны сделки подают все необходимые для регистрации сделки и перехода права собственности документы в орган, регистрирующий права на недвижимое имущество, но лицо, производящее отчуждение имущества, умирает до осуществления государственной регистрации и внесения в Единый государственный реестр записи о правах на недвижимое имущество, при этом зачастую обязательства сторон по договору к моменту обращения сторон с заявлениями о государственной регистрации бывают исполненными.

Изучение дел показало, что заинтересованные лица (покупатели) обращаются в суд с требованиями о государственной регистрации сделки и перехода права собственности, о признании права собственности, о признании договора заключенным, действительным, состоявшимся и др.

Так, истец С. обратился в суд с иском к Администрации МО "Город Можга" о признании заключенным договора купли-продажи и признании права собственности на жилой дом с постройками. Из обстоятельств дела следует, что между С. и В. в 1998 году заключен договор купли-продажи, который нотариально удостоверен, исполнен сторонами, но не произведена регистрация договора. В связи со смертью продавца в 2002 году договор и, как следствие, право собственности покупателя на недвижимое имущество не было зарегистрировано.

Заинтересованные лица не всегда верно определяют ответчика по таким делам, предъявляя требования к регистрирующему органу, органу местного самоуправления, а не носителям материальных прав на такие объекты недвижимости.

Возникают у судов неясности о возможности рассмотрения и удовлетворения встречных исков о признании сделки-договора недействительным, о расторжении договора купли-продажи жилого помещения, когда такие требования заявлены в качестве встречных по делам, в которых рассматривается основной иск с требованиями о государственной регистрации сделки и перехода права собственности по решению суда.

Особенность договоров купли-продажи жилого помещения сводится к тому, что такой договор считается заключенным с момента его государственной регистрации (ст. 58 ГК РФ), а незаключенный договор не порождает последствий.

В то же время п. 3 ст. 165 ГК РФ, п. 3 ст. 551 ГК РФ предусматривают возможность одной стороны требовать государственной регистрации по решению суда при уклонении другой стороны сделки от регистрации сделки и перехода права собственности.

Нежелание другой стороны сделки купли-продажи регистрировать договор и (или) переход права собственности на жилое помещение либо совершение действий, направленных на прекращение государственной регистрации договора купли-продажи жилого помещения и перехода права собственности, зачастую бывают обусловлены возражениями о фактической недействительности сделки (ссылками на то, что она совершена под влиянием обмана, заблуждения, в состоянии, когда сторона не была способна понимать значение своих действий и руководить ими, нарушает права продавца, членов его семьи, иных лиц и т.п. обстоятельствами) либо о наличии оснований для расторжения договора.

При таких обстоятельствах, когда договор купли-продажи не прошел государственную регистрацию и момент, с которым закон связывает заключение договора купли-продажи жилого помещения, не наступил, у судов возникают вопросы о возможности рассмотрения и удовлетворения требований о признании незаключенным договора недействительным или о его расторжении? Какой способ защиты ответчиков, "уклоняющихся" от регистрации, в данном случае правомерен?

Возникают у судов вопросы о возможности удовлетворения требований о сносе построек, права на которые зарегистрированы в ЕГРП в упрощенном порядке в соответствии со ст. 25.3 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", в случаях, когда жилой дом с постройками построен на отведенном земельном участке при отсутствии проектной документации, необходимых разрешений и (или) с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил, то есть имеет признаки самовольной постройки?

С одной стороны, имеется нарушение установленных норм и правил (к примеру, нарушение санитарных или противопожарных норм и правил, несоблюдение противопожарных расстояний до соседних построек и т.п.), нарушающих или создающих угрозу жизни и здоровья граждан, с другой стороны, осуществлена государственная регистрация прав на такое имущество, являющаяся в силу ст. 2 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения прав на недвижимое имущество.

 

2. На стадии принятия иска (заявления) вопрос о возможности (невозможности) восстановления и (или) защиты прав истца (заявителя) на недвижимое имущество с помощью заявленного требования судьями выясняется, но, как правило, под призмой того, возможно ли рассмотрение поступившего заявления в том виде гражданского судопроизводства, который указан в таком заявлении.

На указанной стадии рассматриваются вопросы о возможности принятия иска (заявления) к рассмотрению, о том, имеются ли предусмотренные законом основания для отказа в принятии иска (заявления), оставления его без рассмотрения, основания для возвращения иска (заявления).

Так, определением Устиновского районного суда г. Ижевска от 23.01.2008 года заявление С. о признании отказа лица в приватизации земельного участка, находящегося в пользовании, незаконным (недействительным) оставлено без движения в связи с наличием спора о праве, разъяснена необходимость оформления искового заявления на основании ч. 3 ст. 247 ГПК РФ.

Определением этого же суда от 14.07.2008 года заявление М. об установлении факта принадлежности на праве собственности земельного участка оставлено без рассмотрения на основании ст. 263 ГПК РФ в связи с наличием спора о праве, поскольку судом установлено, что заявитель заключил с третьим лицом договор купли-продажи земельного участка с расположенными на нем постройками.

Определением Сарапульского районного суда УР оставлено без рассмотрения на основании п. 3 ст. 263 ГПК РФ заявление К., поданное в порядке ст. 264 - 265 ГПК РФ, о признании за умершим Ю. права собственности на земельный участок и объект незавершенного строительства.

Однако имеют место случаи, когда заинтересованные лица избирают ненадлежащий способ защиты прав. Несмотря на это, суды такие требования рассматривали по существу с принятием того или иного решения.

Так, истец Г., преследуя цель регистрации сделки и перехода права собственности на недвижимое имущество, обратился в суд с иском к СПК <...> с требованиями о признании действительным договора купли-продажи, заключенного между ним и руководителем СПК <...>, в регистрации которого отказано регистрирующим органом.

Решением Киясовского районного суда от 15.05.2006 года в удовлетворении иска Г. отказано. Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда УР 15.08.2006 года решение отменено, производство по гражданскому делу прекращено в соответствии с п. 1 ст. 134 ГПК РФ в связи с тем, что предъявление указанного иска не направлено на восстановление нарушенных прав и не отвечает целям, указанным в ст. 3 ГПК РФ, поскольку судебное решение об удовлетворении таких требований не влечет изменение, возникновение каких-либо прав и обязанностей.

Преследуя цель регистрации права собственности, при уклонении от регистрации другой стороны договора купли-продажи недвижимости заинтересованные лица предъявляют разные требования, в том числе требования о признании договора купли-продажи недвижимости заключенным, состоявшимся и т.п. Как правило, такие требования истцы заявляют в совокупности с требованием о государственной регистрации перехода права собственности по решению суда.

Суды в основном удовлетворяют такие иски, расценивая требование о признании договора заключенным как установление юридически значимого обстоятельства.

Так, решением Завьяловского районного суда УР от 12.11.2008 года удовлетворен иск М. к Б. о признании заключенным договора купли-продажи 1/2 доли здания магазина и 1/2 доли земельного участка и о государственной регистрации перехода права собственности. Суд установил отсутствие уважительных причин для отказа ответчика от государственной регистрации, наличие заключенного в установленной форме договора купли-продажи недвижимого имущества, фактическое исполнение сделки сторонами, в связи с чем удовлетворил иск. В суд кассационной инстанции решение не обжаловалось.

Случаев, когда указанный способ - путем предъявления требований о признании договора купли-продажи заключенным - был заявлен как самостоятельный, в ходе обобщения не установлено.

В случае, если заинтересованным лицом избран ненадлежащий способ защиты прав, суды отказывали в удовлетворении иска полностью либо в части исковых требований, удовлетворение которых не влечет защиту или восстановление нарушенных прав, однако такие дела встречаются редко.

В основном, вопрос об избранном способе защиты обсуждается в ходе рассмотрения дела, суды стараются выяснять у лиц, обращающихся за защитой прав, какие правовые последствия они ожидают в случае удовлетворения требований, с которыми они обращаются в суд; выясняются причины, в связи с которыми заинтересованные лица избрали способ защиты, который, как усматривает суд, не влечет правовых последствий либо не направлен на восстановление прав, разъясняется право изменить требования, в том числе касающиеся способа защиты.

К примеру, Е.М.М. обратилась в Октябрьский районный суд с иском к Е.А.Т. с требованиями о признании права на государственную регистрацию. После выяснения цели обращения в суд с такими требованиями и с учетом обстоятельств дела истица требования изменила и просила вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности в связи с уклонением другой стороны от регистрации. Дело после изменения требований рассмотрено по существу.

 

3. Большинство требований, связанных с защитой прав на недвижимое имущество, рассматривались судами в порядке искового производства: о признании права собственности (в том числе, в силу приобретательной давности, на самовольные постройки); о признании нежилого помещения в многоквартирном жилом доме общим имуществом многоквартирного дома (общей долевой собственностью собственников помещений многоквартирного дома); о признании права постоянного бессрочного пользования земельным участком; о признании права на бесплатное получение в собственность земельного участка; об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении нарушений прав на недвижимое имущество; об устранении препятствий в пользовании недвижимым имуществом, в том числе жилым помещением, земельным участком; о прекращении права собственности (в том числе о прекращении права общей собственности); о признании сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности; о признании построек самовольными и об их сносе; о регистрации сделки и (или) перехода права собственности по решению суда; об отмене регистрации права собственности (или иного права); о разделе имущества, находящегося в общей долевой собственности, и о выделе доли из общего имущества; об определении порядка пользования недвижимым имуществом; о признании гражданина утратившим право пользования жилым помещением, о выселении лиц и другие.

Однако имеют место случаи предъявления заинтересованными лицами заявлений в порядке главы 25 ГПК РФ. Как правило, такие заявления связаны с оспариванием действий и решений органов местного самоуправления, нарушающих права заявителей по пользованию, владению и распоряжению земельными участками.

Так, заявитель П. обратилась в суд с заявлением об оспаривании постановления Главы муниципального образования "Шарканское" от 13.09.2006 года, которым право пользования земельным участком, предоставленного П. в аренду, прекращено в связи с неиспользованием в целях, для которых он предоставлен, - для строительства дома. Заявитель также просил отменить оспариваемое постановление.

Суд удовлетворил требования П., установив, что оснований для принятия оспариваемого постановления не имелось, поскольку заявитель использует участок по назначению и осуществляет на нем строительство дома. В кассационной инстанции дело не рассматривалось в связи с отсутствием жалоб.

К примеру, Б. обратился в суд с заявлением о признании незаконным постановления Администрации г. Ижевска 2007 года, которым отменено постановление Мэра г. Ижевска 1994 года "О предоставлении Б. земельного участка для строительства дома", в связи с тем, что Б. строительство не ведется, земельный участок не используется. Суд установил, что у Б. возникли права на земельный участок, а Администрацией г. Ижевска был нарушен порядок изъятия земельного участка, предусмотренный земельным и гражданским законодательством, вследствие чего заявление было судом удовлетворено.

М. обратилась в суд с заявлением об оспаривании решения государственного регистратора Глазовского отдела Управления Федеральной регистрационной службы по УР, ссылаясь на то, что отсутствовали основания для регистрации права собственности на земельный участок за бывшим мужем, поскольку объект недвижимости являлся совместно нажитым имуществом, в связи с чем считала регистрацию незаконной. Суд в удовлетворении заявления отказал, указывая на то, что действия регистрирующего органа носили правомерный характер, оснований для отказа в регистрации не имелось. Из материалов дела следует, что по существу имеется спор о праве на недвижимое имущество между истицей и ее бывшим мужем. В кассационной инстанции дело не рассматривалось.

Анализ дел показывает, что заинтересованные лица зачастую возникновение права собственности на недвижимое имущество связывают исключительно с государственной регистрацией права и полагают, что признание недействительной или исключение из ЕГРП записи о правах конкретного лица на недвижимое имущество защищает или восстанавливает их права. При этом, не понимая правовую природу государственной регистрации, не осознают возможность и право воспользоваться надлежащими способами защиты своих прав.

Изучение дел показало, что в порядке особого производства рассматриваются в основном следующие требования: об установлении факта принятия наследства в виде недвижимого имущества; об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом; признание права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь.

Однако имели место случаи, когда по существу заявления, направленные на признание права на недвижимое имущество, предъявлялись заинтересованными лицами в иных видах гражданского судопроизводства, в частности в порядке особого производства.

Так, Ж. обратился в суд с заявлением об установлении факта владения и пользования гаражом на праве собственности. Определением Глазовского городского суда УР от 29.11.2006 года заявление оставлено без рассмотрения в связи с тем, что установление факта владения и пользования гаражом не влечет правовых последствий, разъяснено, что требования истца носят материально-правовой характер и следует обратиться в суд с исковым заявлением.

В порядке особого производства рассматривались дела по заявлениям органа местного самоуправления о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь.

Все дела данной категории были рассмотрены до вступления в силу Федерального закона от 09.02.2009 N 7-ФЗ "О внесении изменений в статью 225 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и главу 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации".

Также в порядке особого производства рассматривались дела об установлении факта принятия наследства в виде недвижимого имущества по заявлениям наследников при отсутствии спора о правах на недвижимое имущество.

При наличии спора подобные заявления в силу требований п. 3 ст. 263 ГПК РФ оставлялись судами без рассмотрения.

Имеют место обращения в суд с заявлениями в порядке особого производства с требованиями об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом на праве собственности.

Так, СПК <...> построил в 1982 году административное здание, после постройки здания владел и пользовался им по назначению, но права на здание не зарегистрировал. Решением Балезинского районного суда от 28.11.2008 года удовлетворено заявление СПК <...> об установлении факта владения и пользования административным зданием на праве собственности. Решение в кассационном порядке не обжаловалось.

Решением Граховского районного суда УР от 03.05.2007 года удовлетворено заявление К. к СПК <...> об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом. Заявление было мотивировано тем, что К. являлся членом колхоза, в апреле 1992 года принято решение о продаже квартир в собственность членам колхоза, истец выкупил занимаемую квартиру, но правоустанавливающие документы оформлены не были. Суд, признав требования обоснованными, удовлетворил заявление. В кассационной инстанции дело не рассматривалось в связи с отсутствием жалоб от участников процесса.

Учитывая, что Федеральным законом от 30.06.2006 N 93-ФЗ введен в упрощенный порядок регистрации прав на объекты индивидуального жилищного строительства, то возникли и споры относительно законности отказа регистрирующего орган в государственной регистрации прав на объекты индивидуального жилищного строительства.

Обжалование действий и решений регистрирующего органа используется фактически в качестве одного из способа защиты права.

Решением Якшур-Бодьинского районного суда от 2.05.2007 года отказано в удовлетворении заявления А. об оспаривании решения государственного регистратора об отказе в государственной регистрации права собственности на жилой дом с постройками и пристройками. Заявитель, обращаясь с заявлением о регистрации права в упрощенном порядке, исходил из того, что им предъявлены все документы, предусмотренные законом и необходимые для государственной регистрации прав. Государственный регистратор первоначально приостановил государственную регистрацию, а в дальнейшем принял решение об отказе в регистрации в связи с тем, что технический паспорт, представленный истцом, составлен неуполномоченной организацией. Действия государственного регистратора суд признал законными и обоснованными.

 

4. Основными причинами подачи исков о признании права собственности являются неопределенность титула владельца имущества, правового статуса имущества.

При рассмотрении требований о признании права собственности надлежащими ответчиками признавались в зависимости от характера спора и заявленных требований: лица, на имя которых зарегистрированы права на спорное недвижимое имущество, органы местного самоуправления, наследники, бывший супруг (супруга). Судами в качестве значимых определялись и устанавливались обстоятельства, с которыми закон или договор связывает приобретение и возникновение права собственности на недвижимое имущество; наличие спорного недвижимого имущества на момент рассмотрения спора. Юридически значимые обстоятельства, которые определялись судами в зависимости от того, по каким правовым основаниям заинтересованное лицо просило признать за ним право собственности.

Значительную часть дел о признании права собственности составляют дела о признании права собственности на самовольные постройки, в том числе жилые дома.

В качестве ответчика по таким делам привлекаются органы местного самоуправления в лице местных администраций, уполномоченных на выдачу разрешений на строительство и на ввод объектов в эксплуатацию, а также лица, оспаривающие права истцов на указанные постройки. При бесспорном установлении всех юридически значимых обстоятельств (наличие оформленных прав на земельный участок, соблюдение целевого назначения земельного участка, соответствие построек требованиям правил застройки, экологических, санитарных, противопожарных, строительных и иных норм и правил, отсутствие нарушения прав и законных интересов других лиц, угрозы их жизни и здоровья) указанные исковые требования в основном удовлетворяются судами.

При рассмотрении указанной категории дел у судов возникают такие вопросы:

О возможности признания права собственности арендатора на самовольные постройки, возведенные арендатором на арендуемом земельном участке, находящемся в муниципальной (государственной) собственности без соответствующих разрешений и утвержденной проектной документации, в случаях, если возведение построек не нарушает целевое назначение земельного участка, постройки соответствуют строительным, санитарным, противопожарным, экологическим и т.п. нормам, если в договоре аренды предусмотрено право арендатора на строительство зданий и сооружений?

О возможности признания права собственности арендатора на самовольные постройки, возведенные арендатором на арендуемом земельном участке, находящемся в муниципальной (государственной) собственности без соответствующих разрешений и утвержденной проектной документации, в случаях, если возведение построек не нарушает целевое назначение земельного участка, постройки соответствуют строительным, санитарным, противопожарным, экологическим и т.п. нормам, если в договоре аренды не предусмотрено право арендатора на строительство зданий и сооружений?

О возможности удовлетворения требований наследников о признании права наследодателя на самовольно возведенный жилой дом и постройки (без разрешения и проектной документации) и о включении такого недвижимого имущества в наследственную массу, если права наследодателя на земельный участок оформлены? при отсутствии оформленных прав наследодателя на земельный участок?

О возможности признания права собственности на самовольно возводимые (возведенные) объекты незавершенного строительства, в том числе незавершенные строительством жилые дома?

Судами рассматривается значительное число исков с требованиями о признании права постоянного бессрочного пользования земельным участком за собственником (собственниками) жилого дома, расположенного на таком земельном участке.

Обстоятельства таких дел в основном бывают схожи. Так, изначально земельный участок предоставлялся гражданину под строительство жилого дома по договору застройки, а впоследствии право собственности на дом, возведенный собственником на таком земельном участке, переходило в порядке наследования и (или) по гражданско-правовым сделкам к иным лицам, при этом не осуществлялось оформление прав на земельный участок.

Как правило, суды удовлетворяют такие исковые требования, признав, что у первого собственника жилого дома на законном основании возникало право постоянного бессрочного пользования земельным участком, на котором расположен возведенный жилой дом, а также суды руководствуются принципом перехода права пользования земельным участком при переходе права на строение, находящееся на таком земельном участке; единство судьбы земельного участка и строения на нем. Настоящие собственники недвижимого имущества при этом получают возможность бесплатно приобрести земельный участок, находящийся в муниципальной собственности.

Имеют случаи, когда органы местного самоуправления или уполномоченные ими лица отказывают в бесплатной передаче в собственность указанных земельных участков, что порождает обращение заинтересованных лиц в суд с требованиями о признании за ними права собственности на такие земельные участки. При этом правовым основанием требований заинтересованные лица указывают п. 1 ст. 35 ЗК РФ, п. 5 ст. 20 ЗК РФ.

Суд, признав, что у первоначального собственника возникло право постоянного бессрочного пользования земельным участком на законном основании, руководствовался ст. 87 ЗК РСФСР 1970 года, ст. 37 ЗК РСФСР 1991 года (принцип перехода права пользования земельным участком при переходе права на строение), пп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ, ст. 7 Закона РСФСР от 23.11.1990 года "О земельной реформе", Указом Президента РФ от 7 марта 1996 года "О реализации конституционных прав граждан на землю", п. 3 ст. 4 Федерального закона "О введении в действие Земельного кодекса РФ", ст. 20 ЗК РФ, ст. 271 ГК РФ и приходил к выводу, что право постоянного бессрочного пользования земельным участком переходило к новым собственникам жилого дома, которые в силу п. 1 ст. 36 Земельного кодекса РФ имеют право на бесплатное приобретение земельного участка в собственность.

При рассмотрении таких дел суды в качестве юридически значимого обстоятельства также определяли отсутствие запрета или ограничений на приватизацию таких земельных участков, предусмотренных законом, и, установив отсутствие таковых, удовлетворяли иски.

Исковая давность по указанным требованиям не применялась.

Имеют место иски заинтересованных лиц о признании права собственности на недвижимое имущество в силу приобретательской давности на основании ст. 234 ГК РФ.

Основная часть таких дел рассмотрена в отношении объектов недвижимости (построек), находящихся в сельской местности, что обусловлено зачастую отсутствием каких-либо правоустанавливающих документов на объекты недвижимого имущества (постройки), неизвестностью собственника, длительным фактическим владением недвижимым имуществом заинтересованным лицом, ликвидацией предприятий, которыми были возведены постройки, и отсутствием инициативы органа местного самоуправления по обращению данного имущества в муниципальную собственность.

При разрешении данных споров у судов возникают трудности при определении надлежащего ответчика, в связи с чем иногда допускаются ошибки.

Имеет место предъявление исков к ненадлежащим ответчикам.

Так, истец П., обращаясь в суд с иском о признании права собственности на земельный участок по причине отказа в передаче участка в собственность, указал в качестве ответчика ненадлежащее лицо - Управление природных ресурсов и охраны окружающей среды, в дальнейшем с согласия истца судом произведена замена ответчика на ненадлежащего - на орган местного самоуправления (Индустриальный районный суд г. Ижевска).

Суд определяет надлежащего ответчика в зависимости от того известен ли последний титульный собственник имущества или нет.

В случае, когда собственник недвижимого имущества неизвестен, иски данной категории предъявляются к органу, имеющему право обратиться с заявлением в регистрирующий орган о постановке недвижимой вещи на учет и право требовать признания права собственности на указанное недвижимое имущество, в частности органы местного самоуправления. В случае если недвижимое имущество имеет титульного собственника, то суды привлекают, как правило, такое лицо. Также к участию в деле в качестве ответчиков привлекаются лица, претендующие на данное имущество наряду с истцом либо оспаривающие права истца на данное имущество.

Кроме того, возникают трудности в толковании понятия "владения имуществом как своим собственным", а также в оценке добросовестности и непрерывности владения.

При установлении, что недвижимое имущество, на которое заинтересованное лицо просит признать право собственности, является самовольной постройкой, суды отказывают в удовлетворении иска.

Так, решением Ленинского районного суда г. Ижевска от 05.08.2008 года отказано в иске В. к Администрации г. Ижевска о признании права собственности на жилой дом с постройками и пристройками в силу приобретательной давности. Суд установил, что дом построен без соответствующих разрешений на земельном участке, не отведенном истцу в установленном порядке, то есть является самовольной постройкой, в связи с чем принял решение об отказе в удовлетворении иска.

При разрешении данных споров у судов возникают вопросы о возможности признания права собственности в силу приобретательной давности на земельный участок, находящийся в фактическом владении и пользовании заинтересованного лица, но право собственности на который не разграничено и не оформлено; заинтересованные лица не всегда верно указывают надлежащего ответчика по таким делам.

Имеет место предъявление заинтересованными лицами исков о признании права собственности на недвижимое имущество за умершим в тех случаях, когда право на имущество не зарегистрировано в установленном законом порядке либо правоустанавливающие документы не были надлежащим образом оформлены и зарегистрированы при жизни наследодателя.

Так, решением Балезинского районного суда УР от 25.05.2006 года удовлетворен иск Б. к Администрации Балезинского района УР о признании права собственности на гараж за умершим братом Б., который при жизни права на гараж не зарегистрировал. Истица, заявляя требования, ссылалась на невозможность оформления наследственных прав.

В кассационной инстанции дело не рассматривалось.

Как правило, требования о признании права за умершим предъявляются одновременно с требованиями о включении имущества в состав наследства.

Изучение практики показало, что практика судов в этой части неоднозначна: имеют место одновременное удовлетворение и тех, и иных требований; так и имеет место отказ в удовлетворении требований о признании права собственности за умершим со ссылкой на то, что правоспособность наследодателя прекратилась в связи с его смертью, но при этом принимается положительное решение по требованию о включении имущества в состав наследства.

Обобщение практики рассмотрения данной категории дел показало, что ответчиками по данным спорам указываются лица, которые значатся по учетам как титульные владельцы (собственники) либо органы местного самоуправления, когда сведения о собственниках отсутствуют.

Требования о признании права собственности истцами предъявлялись и в случаях уклонения одной из сторон договора купли-продажи недвижимого имущества от регистрации перехода права собственности (ст. 551 ГК РФ).

Суды при установлении всех значимых обстоятельств, в том числе совершение сделки в надлежащей форме, содержание в договоре всех существенных условий договора, исполнение сделки обеими сторонами, удовлетворяли подобные требования.

К примеру, решением Завьяловского районного суда УР от 12.11.2008 года удовлетворены требования М. к Б.

Имеют место споры, связанные с защитой прав на общее имущество многоквартирного дома, в частности, рассматривались споры о признании нежилых помещений, находящихся в многоквартирных жилых домах, общим имуществом собственников помещений в многоквартирном жилом доме; о признании недействительными сделок, нарушающих права собственников помещений в многоквартирном доме на общее имущество (земельный участок и др.).

Обращение собственников жилых помещений в таких домах с исками в суд основаны на положениях ст. 36 ЖК РФ, согласно которым к общему имуществу, принадлежащему собственникам помещений в многоквартирном доме, относятся помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы).

В основной части предметом таких споров являются нежилые помещения, расположенные в подвальных и цокольных этажах многоквартирных жилых домов, в которых находятся инженерные коммуникации.

При разрешении таких споров суды устанавливают следующие обстоятельства: выделено ли и когда выделено такое помещение в натуре, оформлены ли права на такое помещение, кто является правообладателем помещения, для каких целей предназначалось изначально (при возведении жилого дома) такое помещение или для каких целей создано (реконструировано) позднее; поставлено ли нежилое помещение на учет в органе технической инвентаризации как самостоятельное помещение (самостоятельный объект прав), предназначено ли спорное помещение для обслуживания иных помещений в многоквартирном доме, каковы основания возникновения прав на такое имущество. С учетом установления данных обстоятельств суды приходили к выводу об отнесении данного помещения к общему имуществу собственников помещений в многоквартирном жилом доме или приходили к обратным выводам.

При разрешении данной категории дел у судов возникают вопросы:

О возможности признания помещений, расположенных в подвале многоквартирного дома, которые выделены в натуре, приспособлены для использования в целях, не связанных с обслуживанием многоквартирного дома, до начала приватизации жилых помещений в домах государственного и муниципального жилого фонда и длительное время использовались в таких целях, право муниципальной или государственной собственности на такие помещения не оформлено и не зарегистрировано, но в таких помещениях расположены инженерные коммуникации, обслуживающие более одного помещения в многоквартирном доме (магистральные трубопроводы ХВС, ГВС, отопления, канализации, задвижки, вентили, обеспечивающие подачу воды, тепла в квартиры и т.п.)?

О возможности признания помещений, расположенных в подвале многоквартирного дома, которые по существу выделены в натуре, приспособлены для использования в целях, не связанных с обслуживанием многоквартирного дома, до начала приватизации жилых помещений в домах государственного и муниципального жилого фонда и длительное время использовались в таких целях, при этом право муниципальной или государственной собственности на такие помещения не было надлежащим образом оформлено (зарегистрировано), а в таких помещениях расположены инженерные коммуникации, обслуживающие более одного помещения в многоквартирном доме (магистральные трубопроводы ХВС, ГВС, отопления, канализации, задвижки, вентили, обеспечивающие подачу воды, тепла в квартиры и т.п.)?

О возможности рассмотрения судами требований по искам отдельных собственников?

Имеет место оспаривание собственниками жилых помещений в многоквартирном доме сделок с земельным участком, на котором расположен многоквартирный дом, совершенных органом местного самоуправления.

Так, несколько собственников помещений в многоквартирном доме обратились в суд с иском к Администрации г. Ижевска, ООО, о признании недействительным договора аренды земельного участка, заключенного между Управлением земельных ресурсов Администрации г. Ижевска и двумя юридическими лицами ООО и ЗАО, по мотивам того, что земельный участок, предоставленный в аренду для обслуживания и эксплуатации общественных и жилых зданий, относится к общему имуществу многоквартирного дома и не мог быть передан в аренду без согласия собственников помещений в многоквартирном доме.

Суд отказал в удовлетворении иска, ссылаясь на то, что право общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество не было зарегистрировано на момент заключения договора аренды; договор аренды не препятствует регистрации права общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме, не нарушает права истцов.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС УР указанное решение суда отменила в связи с неправильным применением норм материального права, несоответствием выводов суда обстоятельствам дела и вынесла новое решение об удовлетворении иска, указывая на то, что право общей долевой собственности на земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом, возникло с момента его формирования и постановки на кадастровый учет в силу п. 5 ст. 16 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса РФ", Управление земельных ресурсов и землеустройства Администрации г. Ижевска не обладало полномочиями по распоряжению земельным участком, которые принадлежат исключительно общему собранию собственников помещений в многоквартирном доме.

По заявлениям о признании права муниципальной собственности на недвижимую вещь суд устанавливал: подано ли заявление о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь надлежащим органом, уполномоченным управлять муниципальным имуществом; подано ли заявление по истечении года со дня принятия недвижимой вещи на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество; отсутствие собственника, неизвестность собственника.

Так, решением Малопургинского районного суда УР от 28.11.2007 года удовлетворен иск Администрации муниципального образования "Малопургинский район" о признании права муниципальной собственности на земельный участок, собственник которого отказался от него в установленном законом порядке. Аналогичные решения принимались данным судом в течение 2006 - 2007 года.

Исковая давность по данной категории дел не применялась.

 

5. Иски об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения в практике встречаются редко, поскольку в основном используются иные способы защиты и восстановления прав.

Наиболее распространены в практике ситуации, когда недвижимое имущество выбыло из собственности лица (лиц) в результате совершения какой-либо сделки, следствием которой является переход права собственности на недвижимое имущество.

Вследствие этого защита прав осуществляется в основном путем предъявления исков о признании сделки недействительной и (или) о применении последствий недействительности сделки.

По искам об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения надлежащим ответчиком признавались лица, на которых были зарегистрированы права на недвижимое имущество в тех случаях, когда новыми владельцами права оформлены и зарегистрированы в ЕГРП, либо лица, в фактическом владении которых находилось спорное недвижимое имущество.

Так, истица П. обратилась в суд с иском к Администрации Игринского района, Управлению Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, Территориальному управлению Федерального агентства по управлению федеральным имуществом РФ о признании недействительной государственной регистрации права собственности и права оперативного управления, о признании сделки незаключенной и признании права собственности, истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Согласно обстоятельствам дела истица приобрела в 1992 году здание гостиницы по договору купли-продажи, заключенному с Администрацией района. В дальнейшем приобрела в собственность земельный участок, на котором расположена данная гостиница. На основании соглашения в 1996 году одно из нежилых помещений в здании гостиницы передано в муниципальную собственность. В дальнейшем спорное нежилое помещение передано в федеральную собственность, внесено в реестр федерального имущества и закреплено на праве оперативного управления за Управлением Федеральной службы налоговой полиции, а затем за Управлением Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по УР.

Суд признал, что соглашение (договор), в силу которого спорное помещение передано в муниципальную собственность, является незаключенным, т.к. в договоре отсутствуют все существенные условия договора купли-продажи, но в удовлетворении иска отказал, поскольку истица узнала о нарушении своих прав при составлении соглашения в 1996 году и до 2006 года в суд не обращалась. Имущество выбыло из владения истицы при наличии ее воли. Способ защиты - признание недействительной государственной регистрации права - является ненадлежащим способом. Истек 3-годичный срок давности в 1999 году. Суд также руководствовался положениями ст. 301 ГК РФ.

Так, истица К. обратилась в суд с иском к Б. об истребовании из чужого незаконного владения ответчиков части принадлежащего ей земельного участка, которая стала использоваться ответчиками. Правовым основанием иска указана ст. 301 ГК РФ. Суд пришел к выводу, что ответчики самовольно заняли часть участка, принадлежащего истице, и удовлетворил иск (решение Якшур-Бодьинского районного суда УР от 28.06.2006 года). Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда УР (кассационное определение от 05.09.2006 года), рассмотрев дело по жалобе ответчика, решение суда отменила в связи с тем, что выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. Из материалов дела следует, что межевание земельных участков, которыми владеют стороны, не производилось, граница (межа) земельных участков на местности не определена, в связи с чем у суда 1 инстанции отсутствовали основания признать, что ответчики пользуются земельным участком истицы.

Требования заинтересованных лиц, обращающихся в суд с исками об истребовании имущества из чужого незаконного владения, зачастую сводятся к устранению нарушений их прав, не связанных с лишением владения.

Зачастую требования заинтересованных лиц об истребовании имущества из чужого незаконного владения формулируются с использованием иных понятий, которые применяются как синонимы: к примеру, истцы просят передать им в собственность недвижимое имущество, находящееся у ответчиков, либо изъять имущество у конкретного лица, вернуть недвижимое имущество и т.п. требования.

При одновременном предъявлении таких требований с требованиями о признании сделок недействительными возникают неясность относительно того, просит ли заинтересованное лицо применить последствия недействительности сделок либо предъявляет самостоятельное требование об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Суды в основном уточняют указанные требования в ходе рассмотрения спора.

В случае, если имущество выбывает из собственности в результате одной недействительной сделки, лицо, заинтересованное в возврате недвижимого имущества в свою собственность и владение, избирает в основном такой способ защиты как признание такой сделки недействительной и (или) применение последствий ее недействительности, которые в большинстве случаев заключаются в приведении сторон сделки в первоначальное положение, возвращении ими всего полученного по такой сделке.

В случае, если лицо, приобретшее недвижимое имущество у собственника или уполномоченного им лица на основании недействительной сделки, произвело отчуждение данного имущества другому лицу, то применение последствий недействительности первой сделки становится невозможным, поскольку сторона по недействительной сделке не может вернуть недвижимое имущество первоначальному собственнику вследствие его отчуждения другому лицу.

Конституционный Суд РФ в постановлении 21 апреля 2003 г. N 6-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М.М., А.В.Н., З.А.С., Р.М.С. и В.М.Ш. указал, что "права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные статьей 302 ГК Российской Федерации основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

По смыслу ст. 302 ГК РФ добросовестным приобретателем является лицо, которое не знало и не могло знать, что приобретает недвижимое имущество у лица, которое не имело право его отчуждать.

В большинстве случае недвижимое имущество выбывает из владения собственника вследствие какой-либо сделки, следствием которой является отчуждение данного имущества в собственность другому лицу (лицам), права на недвижимое имущество, возникающие в результате сделок, как правило, бывают зарегистрированы в ЕГРП.

При таких обстоятельствах заинтересованные лица зачастую не знают, с какими именно требованиями, которые бы обеспечивали защиту и восстановление их нарушенных прав, им следовало обращаться в суд.

Согласно ст. 2 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество" зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

В силу п. 2 ст. 223 ГК РФ недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю (пункт 1 статьи 302) на праве собственности с момента такой регистрации, за исключением предусмотренных статьей 302 настоящего Кодекса случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя.

Истребование недвижимого имущества от незаконного владельца предполагает проверку законности возникновения прав на имущество у этого владельца, а также правомерность выбытия (отчуждения) недвижимого имущества от заинтересованного лица, обращающегося в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Данные обстоятельства и положения закона вызывают необходимость оспорить сделку (договор), на основании которой лицо приобрело имущество и владеет им. Признание незаконными (недействительными) оснований приобретения таким лицом права собственности позволяет утверждать о незаконности владения недвижимым имуществом таким лицом. Поэтому, если имущество неоднократно отчуждалось, в целях истребования имущества от его владельца, права которого зарегистрированы в ЕГРП, возникает необходимость предъявления и требований о признании сделки недействительной, и требований об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Изучение дел показывает, что именно в таком виде складывается практика обращения в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения, то есть с одновременным предъявлением требований о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности.

К примеру, истец Е., правопреемник умершего Д., обратилась в суд с иском к ответчикам Ш., С. о признании ничтожной сделкой договора дарения квартиры от 25 июля 2006 года, заключенного между Д. и Ш.; о признании недействительной последующей сделки договора купли-продажи этой же квартиры, заключенной между Ш. и С., о применении последствий недействительности указанных сделок, об истребовании квартиры из чужого незаконного владения С., ссылаясь на то, что она является первоочередным наследником племянника Д., умершего <...> года, приняла наследство. При совершении сделки дарения Д. в виду наличия психического расстройства не мог понимать значение своих действий, не мог руководить ими. По данному делу Воткинским городским судом в удовлетворении иска отказано.

При истребовании имущества из чужого незаконного владения судами устанавливаются следующие обстоятельства:

Владеет ли лицо, к которому предъявлено требование, недвижимым имуществом; право, на котором владеет имуществом такое лицо; основания возникновения прав у данного лица; приобретено ли недвижимое имущество таким лицом возмездно либо безвозмездно; у какого лица приобретено данное имущество и в результате каких действий (сделок); имело ли право производить отчуждение имущества лицо, у которого оно приобретено; знал и (или) мог ли знать приобретатель имущества, что лицо, у которого оно приобретает имущество, не имело право его отчуждать.

Когда в отношении истребуемого недвижимого имущества имели место несколько сделок и имеются основания признать, что последний владелец является добросовестным (не знал и не мог знать, что лицо, у которого приобретает имущество, не имело право его отчуждать), то суд принимал решения о возврате недвижимого имущества первоначальному собственнику в случае, если сделки носили безвозмездный характер.

Если недвижимое имущество приобретено последним владельцем по возмездной сделке, то суды принимают решение о возврате имущества первоначальному собственнику, если установлено, что имущество выбыло в результате хищения либо иным путем, помимо воли собственника.

В случае, если суды, рассматривая требования о признании сделок недействительными, приходят к выводу о том, что владелец имущества является добросовестным приобретателем, а исковые требования об истребовании имущества от добросовестного приобретателя не заявлены, суды принимали решения об отказе в удовлетворении иска.

Так, Ш. обратился в суд с иском к З., Н. о признании недействительной сделки-договора купли-продажи от 31.08.2006 года, совершенной между представителем истицы по доверенности Д. и покупателем З., и признании недействительной сделки-договора купли-продажи от 18.10.2007 года, совершенного между З. и Н., ссылаясь на то, что сделкой нарушены права членов семьи и что сделка совершена под влиянием обмана. Суд, установив, что новый собственник и владелец имущества является добросовестным приобретателем, а требований об истребовании имущества от добросовестного приобретателя не заявлено, в удовлетворении иска отказал.

При предъявлении требований об истребовании имущества от добросовестного приобретателя заинтересованные лица иногда неправильно толкуют понятие "добросовестности приобретателя", полагая, что добросовестным приобретателем является лишь лицо, которое добросовестно исполнило все свои обязательства по договору приобретения имущества.

На практике у судов возникает вопрос:

- возможно ли истребование имущества от добросовестного приобретателя, который приобрел имущество по возмездной сделке, в случае, если будет установлено, что это имущество выбыло от первоначального собственника в результате сделки, совершенной этим собственником под влиянием заблуждения или обмана, в состоянии, когда он не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими, не будучи недееспособным, когда имело место не отсутствие волеизъявления собственника, а его искажение в результате каких-либо причин?

- возможно ли удовлетворение иска о признании недействительными сделок и восстановление прав первоначального собственника путем применения последствий недействительности, если имело место несколько сделок, а последний владелец является добросовестным приобретателем, но приобрел имущество по безвозмездной сделке?

 

6. Обобщение практики показало, что ситуации, при которых имеет место одновременная подача лицом иска о признании права собственности к лицу, за которым право зарегистрировано, и требования об оспаривании записи в ЕГРП к органу, регистрирующему права на недвижимое имущество, встречаются не часто.

Однако требования об оспаривании записи в ЕГРП, свидетельства о государственной регистрации права, государственной регистрации права предъявляются с иными требованиями, связанными с защитой прав на недвижимое имущество.

Так, истец М. обратился в суд с иском к Г. и Управлению Федеральной регистрационной службы по УР с требованиями об истребовании неосновательно приобретенного Г. недвижимого имущества и об аннулировании записи в ЕГРП о правах. В ходе рассмотрения дела истец от иска к ненадлежащему ответчику УФРС по УР отказался, и производство в этой части прекращено в связи с отказом истца от иска. В остальной части требований производство в дальнейшем прекращено в связи с утверждением судом мирового соглашения, заключенного сторонами (Октябрьский районный суд г. Ижевска).

В ходе обобщения практики случаев разъединения или объединения требований о признании права и требований об оспаривании записи в ЕГРП (признании недействительной государственной регистрации) к органу, осуществляющему государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, не выявлено.

Имеют место случаи предъявления в суд одновременно с требованиями о признании недействительной сделки (договора) требований о признании недействительным свидетельства о государственной регистрации, записи о государственной регистрации.

В основном, все указанные требования предъявляются к ответчику, являющемуся другой стороной сделки, ставшему владельцем на основании оспариваемой сделки (договора), поскольку данные требования в основном предъявляются как последствия признания сделки недействительной.

К примеру, решением Индустриального районного суда г. Ижевска от 08.06.2007 года иск Д. к М. о признании сделки дарения недействительной удовлетворен, одновременно судом удовлетворены и требования признаны недействительными свидетельства о государственной регистрации права и записи о государственной регистрации права ответчика.

Так, решением Индустриального районного суда г. Ижевска от 06.12.2006 года в удовлетворении встречного иска Х.Ф.Г. к К., Управлению Федеральной регистрационной службы по Удмуртской Республике, Х.Г.Р. о признании сделки купли-продажи недействительной, о признании недействительными свидетельств о государственной регистрации права отказано. Решение мотивировано тем, что Х.Г.Р., которая произвела отчуждение недвижимого имущества, имела право как собственник имущества производить отчуждение имущества, оснований для признания сделки купли-продажи недействительной не имеется. Кассационным определением от 24.04.2007 года решение суда оставлено без изменения.

Так, решением Можгинского горсуда удовлетворен иск прокурора в интересах муниципального образования "Город Можга" о признании недействительной сделки дарения, в результате которой ЗАО <...>, полагая, что является собственником жилого дома в результате приватизации имущества государственного предприятия, произвело отчуждение жилого дома, в котором расположено несколько квартир, физическому лицу. Суд, удовлетворяя иск, в качестве последствий недействительности сделки отменил также регистрацию договора дарения и свидетельство о государственной регистрации права.

Имеют место случаи, когда истцы наряду с требованиями о признании сделки недействительной предъявляют требования о признании недействительной государственной регистрации права, возникшего на основании оспариваемой сделки, при этом регистрирующий орган привлекается истцом в качестве ответчика.

В указанной ситуации суды рассматривают дело в порядке искового производства и, как правило, в удовлетворении исковых требований в части к ответчику Территориальному управлению Федеральной регистрационной службы отказывают, указывая на то, что спор носит материально-правовой характер, данный ответчик в спорных правоотношениях является ненадлежащим.

Имеют место случаи, когда заинтересованное лицо, считающее недвижимое имущество своей собственностью, обращается в суд с иском к лицу, чье право зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, и к регистрирующему органу с требованиями о признании незаконной (недействительной) записи о правах конкретного лица в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, об аннулировании свидетельства о государственной регистрации.

В ряде случаев суды принимают к производству такие иски, но отказывают в их удовлетворении.

Так, на основании судебного решения о разделе совместно нажитого имущества З. зарегистрировала право собственности на 1/2 доли жилого помещения с постройками, в том числе на 1/2 доли бани. Не признавая право собственности бывшей супруги на указанное имущество и указывая на то, что постройка возведена силами и средствами одного истца, истец обратился с иском в суд с требованиями о признании недействительной записи в ЕГРП о правах З. на указанное имущество и об аннулировании выданного ей свидетельства, указав ответчиками З. и регистрирующий орган. Решением Балезинского районного суда УР от 28.04.2007 года суд отказал в удовлетворении требований к обоим ответчикам, ссылаясь на то, что основанием для регистрации права З. являлся судебный акт, который обжаловался участниками процесса, но был оставлен без изменения, доказательств принадлежности постройки исключительно истцу не представлено, не имеется доказательств незаконности записи и свидетельства о регистрации незаконными.

В кассационной инстанции дело не рассматривалось.

Истица Ш. обратилась в суд с иском к Т. с требованиями о признании за истицей права собственности на 1/2 доли жилого дома с постройками, о признании недействительной государственной регистрации права собственности Т. и об аннулировании регистрации, ссылаясь на то, что спорный жилой дом является совместно нажитым с бывшим супругом Т. имуществом, который они построили на общие средства и общими силами в период нахождения в браке.

Решением Ярского районного суда УР от 23.05.2006 года по данному делу в удовлетворении иска отказано в связи с тем, что в суде установлено, что земельный участок был предоставлен ответчице Ш. первоначально в пожизненное наследуемое владение, а затем в собственность; ответчица Ш. являлась застройщиком и лицом, которое возводило жилой дом, несло расходы на строительство дома. Истицей не представлено доказательств об участии ее в строительстве дома, участие в строительстве не порождает у нее право собственности на домовладение или доли в нем.

Суд первой инстанции правильно определил, что, несмотря на оспаривание регистрации, сторонами по существу заявлен спор о праве на вновь созданное недвижимое имущество.

При отсутствии доказательств и оснований считать, что право собственности возникло у супругов Ш. и Т., в том числе у истицы, суд отказал в удовлетворении требований о признании недействительной государственной регистрации права собственности ответчицы Ш. и об аннулировании регистрации.

Истец Г. обратился в суд с иском к СПК <...>, УФРС по УР, ОАО <...> о признании права собственности на недвижимое имущество, о признании недействительными договора купли-продажи недвижимого имущества, заключенного между СПК <...> и ОАО <...>, и государственной регистрации, ссылаясь на то, что на момент заключения вышеуказанного договора он являлся собственником недвижимого имущества - нежилого помещения, являвшегося предметом сделки. Указывал на то, что право на нежилое помещение возникло у него по договору купли-продажи, заключенному ранее оспариваемого договора с руководителем СПК <...>. СПК <...> предъявил встречный иск о признании недействительным договора, заключенного с Г.

Суд установил, что договор купли-продажи спорного помещения заключен между СПК <...> и Г. в нарушение закона и устава при отсутствии решения общего собрания, в регистрации перехода права собственности по данной сделке регистрирующим органом было отказано, доводы встречного иска признаны обоснованными.

Суд обоснованно отклонил возражения Г. о добросовестном приобретателе, поскольку сделка, на которую он ссылался как на основание возникновения права, является ничтожной согласно ст. 168 ГК РФ, право собственности у Г. не возникло.

Решением Киясовского районного суда от 18.07.2007 года в иске Г. отказано в полном объеме, встречный иск удовлетворен.

Имеют место случаи обращения в суд с требованиями о признании недействительной и об отмене записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество.

Так, Администрация г. Воткинска как орган опеки и попечительства обратилась в суд с иском к Управлению ФРС по УР с требованиями о признании недействительной и об отмене записи в ЕГРП о правах К. на квартиру и о возложении обязанности произвести регистрацию права собственности на указанную квартиру на Б. и М. Дело рассмотрено Воткинским городским судом УР в порядке искового производства, при этом суд отказал в удовлетворении иска, указав, что имеет место спор о правах на объект недвижимости, ответчик не является надлежащим.

Решением Каракулинского районного суда УР от 21.02.2006 года иск Ч-вых С.А., А.А., П.А., Н.А. к Ч-вым В.А., М.Н. о признании сделки недействительной удовлетворен в силу того, что представитель истцов, совершая сделку, совершил сделку в отношении себя лично. Суд по требованию истцов применил последствия недействительности ничтожной сделки, в том числе исключил из ЕГРП запись о переходе права собственности на земельный участок и жилой дом.

Вышеуказанные примеры свидетельствуют о том, что при оспаривании зарегистрированных прав другого лица, при оспаривании сделок, заинтересованные лица, считающие себя собственниками недвижимого имущества, не всегда понимают и правильно избирают способы защиты прав, полагая, что право на недвижимое имущество порождает непосредственно государственная регистрация, не осознавая правоподтверждающий характер государственной регистрации.

Требования о признании недействительной государственной регистрации, произведенной регистрирующим органом, зачастую предъявляются как последствия требований о признании сделки недействительной, считая, что признание государственной регистрации недействительной необходимо для восстановления первоначального положения.

В связи с введением упрощенного порядка регистрации прав на объект индивидуального жилищного строительства возникают вопросы о том, какой способ защиты прав является правильным и может быть удовлетворен в случаях, когда на вновь созданное имущество претендуют иные лица помимо того, за кем произведена государственная регистрация права в упрощенном порядке.

Фактически правоустанавливающий документ, на основании которого бы производилась государственная регистрация прав, отсутствует (ст. 25.3 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество"), а оспаривание государственной регистрации права предполагает оспаривание оснований возникновения таких прав либо документов, являющихся основанием возникновения прав, на основании которых произведена такая государственная регистрация.

Так, согласно ст. 25.3 указанного Федерального закона до 1 января 2010 года кадастровый паспорт объекта индивидуального жилищного строительства является единственным документом, подтверждающим факт создания такого объекта индивидуального жилищного строительства на земельном участке и содержащим его описание.

В связи с этим возникают вопросы о том, с какими требованиями может обратиться лицо, оспаривающее зарегистрированное право собственности другого лица на создаваемый или созданный объект недвижимого имущества, если для строительства, реконструкции такого объекта недвижимого имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации не требуется выдачи разрешения на строительство, а также для государственной регистрации права собственности гражданина на объект индивидуального жилищного строительства, создаваемый или созданный на земельном участке, предназначенном для индивидуального жилищного строительства, либо создаваемый или созданный на земельном участке, расположенном в границе населенного пункта и предназначенном для ведения личного подсобного хозяйства (на приусадебном земельном участке)?

 

7. Привлечение к участию в деле органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, представляется обязательным по заявлением об оспаривании действий и решений такого органа.

По иным делам, связанным с защитой прав на недвижимое имущество, большинство судов полагают, что необходимость привлечения данного органа отсутствует, а необходимые сведения возможно истребовать в регистрирующем органе.

Однако, по мнению некоторых судов, привлечение регистрирующего органа к участию в деле необходимо при рассмотрении исков о государственной регистрации договора, подлежащего государственной регистрации, и о государственной регистрации перехода права собственности по решению суда, поскольку в данном случае суд фактически производит правовую экспертизу документов, подлежащих предъявлению в регистрирующий орган для государственной регистрации, вместо указанного органа. Участие данного регистрирующего органа в деле и заключение (мнение) его представителей о наличии или отсутствии оснований и причин, препятствующих государственной регистрации сделки и перехода права собственности, будет способствовать правильному и своевременному рассмотрению дела.

Изучение дел показало, что в настоящее время суды привлекают по данной категории дел орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, в качестве третьего лица без самостоятельных требований.

Кроме того, участие данного регистрирующего органа позволяет исследовать в судебном заседании подлинные документы, поданные сторонами в регистрирующий орган на государственную регистрацию, включая заявления о регистрации, заявления о прекращении или о приостановлении государственной регистрации и т.п. Участие представителя в некоторых случаях позволяет полно и объективно исследовать обстоятельства и причины прекращения государственной регистрации, отказа в государственной регистрации или ее приостановления, а также и другие важные обстоятельства дела.

В качестве третьего лица суды часто привлекают регистрирующий орган по делам о признании недействительными сделок с жилыми помещениями и о применении последствий недействительности сделок. Участие регистрирующего органа по таким делам бывает вызвано необходимостью установления обстоятельств подписания истцом договора об отчуждении имущества, подачи им заявлений о государственной регистрации сделки и перехода права собственности, изучением оригиналов документов.

Привлечение регистрирующего органа по данной категории дел представляется не всегда оправданным.

 

8. Исковая давность судами в основном применялась при разрешении требований о признании недействительными сделок и (или) о применении последствий недействительной (ничтожной) сделки.

Особых сложностей в применении сроков исковой давности суды не испытывают.

Суды в основном правильно применяют положения ст. 208 ГК РФ, согласно абзацу 5 которой исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (ст. 304 ГК РФ).

По всем делам, по которым собственниками предъявлены требования об устранении нарушений прав собственника по пользованию, владению недвижимым имуществом, сроки исковой давности не применялись.

Специальные сроки исковой давности судами применяются; в удовлетворении исков в связи с истечением указанных сроков зачастую отказывается.

Так, решением Индустриального районного суда г. Ижевска от 12.07.2006 года (2-1370) отказано истице Б. в удовлетворении иска о признании сделки дарения квартиры недействительной и о применении последствий недействительности сделки по мотивам того, что сделка совершена под влиянием заблуждения относительно природы сделки. Суд руководствовался положениями п. 2 ст. 181 ГК РФ. Установив, что о нарушении права - о совершении сделки дарения, а не иной сделки - истица узнала в январе 2004 года, а с иском обратилась по истечении более одного года, суд вынес решение об отказе в иске, самостоятельным основанием для отказа в иске явилось также недоказанность обстоятельств, на которые ссылалась истица.

Решением Сарапульского районного суда УР отказано в удовлетворении иска К. к М., Р. о признании недействительным договора купли-продажи жилого дома и земельного участка и применении последствий недействительности сделки по тем мотивам, что договор был заключен для вида без намерения создать соответствующие правовые последствия. Отказывая в иске, суд указал, что согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию составляет 3 года и начинает течь с момента, когда началось исполнение сделки, истец обратился в суд с иском с пропуском срока.

Имеют место случаи обращения в суд наследников с требованиями о признании сделок с недвижимым имуществом (как правило, жилыми помещениями) недействительными и о применении последствий недействительности сделки предъявляются наследниками по мотивам того, что наследодатель в момент совершения сделки по отчуждению принадлежащего ему недвижимого имущества находился в состоянии, при котором не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими, хотя при жизни не был признан недееспособным в установленном порядке, либо совершил сделку под влиянием заблуждения или обмана.

В этих случаях у судов возникают сложности не только о возможности удовлетворения исков при доказанности обстоятельств, на которых они основаны, но и при определении момента начала течения срока исковой давности.

Наиболее часто возникают сложности при определении момента начала течения срока исковой давности в случаях, "когда лицо узнало о нарушении права" и "когда лицо должно было узнать о нарушении права". Учитывая, что установление данных сроков зачастую носит оценочный характер, зависит от представленных в суд доказательств и их оценки судом, то при установлении момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении права, суды иногда допускают ошибки, связанные с неправильной оценкой доказательств, несоответствием выводов суда имеющимся доказательствам.

В связи с тем, что в действующем законодательстве не установлен срок, в течение которого сделка, подлежащая государственной регистрации, должна быть зарегистрирована, возникает вопрос сроке давности и об определении начала течения срока исковой давности по требованиям одной стороны о государственной регистрации сделки и перехода права собственности при уклонении другой стороны сделки (п. 3 ст. 165, п. 3 ст. 551 ГК РФ).

 

Судья Верховного Суда

Удмуртской Республики

А.В.СОЛОНЯК

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь